Взаимодействие театрального и других дискурсов в СМИ (на примере функционирования тематических метафор)

Скачать статью
Груздева М.М.

преподаватель кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: mar-gruzdeva@yandex.ru

Раздел: Язык СМИ

В статье на примере функционирования тематических метафор рас­сматривается актуальный вопрос взаимодействия театрального и других ви­дов дискурса (политического, экономического, военного, криминального, спор­тивного) в современных российских СМИ. Само понятие театральности не ограничивается театральным искусством, а охватывает разнообразные сфе­ры общественной жизни. Особый интерес представляет распространение и функционирование лексики театрального дискурса в других тематических разновидностях медиадискурса, а также обратный процесс влияния различ­ных дискурсов на стилистику и лексическое содержание материалов СМИ о театре. Изучение лексического аспекта важно для понимания процессов, происходящих в результате взаимодействия дискурсов и обогащающих язык массмедиа новыми смыслами и средствами выразительности. Взаимовлияние театрального и других дискурсов способствует стилистическому разнообра­зию эстетических и этических оценок в текстах СМИ, а также восприятию театрального искусства на новом, общественно-политическом уровне.

Ключевые слова: театральный дискурс, медиадискурс, театральная лексика, тематическая метафора
DOI: 10.30547/vestnik.journ.1.2019.117134

Введение. Теория и литература

Несмотря на широкое распространение теории дискурса и актив­ное изучение его типологии, театральному дискурсу пока посвящено мало работ. Среди них преимущественно те исследования, в которых данное понятие рассматривается, прежде всего, в его соотнесенно­сти с театральным пространством в целом (Борботько, 2015; Шев­ченко, 2012). Однако тема театрального дискурса как разновидности медиадискурса остается недостаточно изученной и представляет большой исследовательский интерес. На данный момент особенно актуальна проблема языковых и стилистических особенностей театрального дискурса в СМИ, представляющая широкое поле для исследований ввиду малого количества работ по теме.

В качестве базовых работ по теории дискурса для данного иссле­дования были выбраны статьи и монографии следующих авторов: И. В. Анненковой (2011), Е. В. Белоглазовой (2010), Т. А. ван. Дейка (1989), Е. А. Кожемякина (2011), А. В. Олянича (2004), В. Е. Чер­нявской (2013, 2017). В связи с осмыслением роли и функциониро­вания тематической метафоры в театральном и других дискурсах СМИ используются идеи, выдвинутые в работах А. И. Зверева (2015), Ю. С. Степанова (2015), А. П. Чудинова (2003).

Театральный дискурс рассматривается нами в соответствии с об­щепризнанными теориями дискурса. Ориентируясь на определение Н. Д. Арутюновой, мы будем использовать само понятие дискурса в его текстовой презентации — «связный текст в совокупности с экстралингвистическими, социокультурными, психологическими и другими факторами; текст, взятый в событийном аспекте» (Арутю­нова, 1990: 136—137). В связи с тем что Теун ван Дейк разграничива­ет дискурс и текст («дискурс — это понятие, касающееся речи, акту­ального речевого действия, тогда как текст — это понятие, касающееся системы языка или формальных лингвистических зна­ний, лингвистической компетентности» (Дейк Т А. ван, 1989: 264), актуальным для нашей работы представляется также определение И. В. Анненковой дискурса как совокупности вербальных и/или других семиотико-коммуникативных параметров, определяющих способы осуществления коммуникации в той или иной сфере, по­лучающих материальную реализацию в виде формации текстов, маркированных наличием специфичных языковых структур (сти­листических черт) и воплощающих особый способ отражения мира, принятый в рамках данной коммуникативной сферы (Анненкова, 2011: 68—69). Используя дискурс-анализ в качестве одного из ос­новных методов исследования, мы будем опираться на понимание этого процесса Е. А. Кожемякиным: «Лингвистика разрабатывает неклассический, социально-эпистемологический фокус исследова­ния, при котором в качестве предмета исследования выбираются языковые единицы как репрезентанты не объективного мира, а конвенциональных (социальных, институциональных) норм. Фак­тически речь идет о дискурс-анализе, «телеология» которого состо­ит в поиске внеязыковых оснований языковых феноменов, поро­ждающих определенные (характерные для определенной социо­культурной среды) типы знания» (Кожемякин, 2011: 52). По мне­нию В. Е. Чернявской, дискурсивный анализ — это инструмент описания транстекстовых структур и их глубинной связности, интертекстуальности, интердискурсивности (Чернявская, 2017: 85).

Под театральным дискурсом мы понимаем область коммуника­ции, конструируемую письменными и устными текстами различных функциональных стилей и жанров, освещающими театральную сфе­ру. А. С. Шевченко в своей работе определяет театральный дискурс как знаково-символическую деятельность, осуществляемую в публич­ном коммуникативном пространстве и обладающую обязательными свойствами: целостностью, связностью, информативностью, комму­никативно-прагматической направленностью, а также факультатив­но — медийностью (трансляция информации о театральном представ­лении через СМИ) (Шевченко, 2012: 10). Структура театрального дискурса, по его мнению, основывается на коммуникационной моде­ли и представлена такими компонентами, как театральное представ­ление и театральный бренд. Театральное представление содержит театральный текст, а театральный бренд связан с такими понятиями, как театральный специалитет-аттрактор, визуальные образы и смыс­ловые интерпретации театральной символики, мифология театра, театральная номинация, имидж театра (Шевченко, 2012: 5).

В широком смысле театральный дискурс — это, прежде всего, тексты о театре или для театра: пьесы, статьи, издания по истории театра, учебные тексты, предназначенные для театральных инсти­тутов, а также афиши, пресс-материалы и другие типы текстов. Театральный дискурс охватывает многие сферы жизни современ­ного общества и является в том числе важной частью системы массовых коммуникаций, выступая тематической разновидностью медиадискурса. Театральный дискурс широко представлен в таких областях, как пиар, реклама и журналистика.

Для нас особый интерес представляет рассмотрение театрального дискурса в современных российских СМИ, в частности проникнове­ние, распространение и функционирование лексики театрального дискурса в других видах медиадискурса, а также обратный процесс влияния различных дискурсов на стилистику материалов массмедиа о театре. Актуальным вопросом становится специфика функциони­рования тематической метафоры в тех случаях, когда лексика из раз­ных дискурсов метафоризируется в пределах взаимодействия.

Для решения поставленной проблемы в исследовании приме­нена комплексная методика, одним из основных методов является дискурс-анализ. Некоторые аспекты взаимовлияния различных дискурсов исследуются с помощью когнитивного анализа мета­фор. В процессе отбора и классификации тематических метафор, актуальных для данного исследования, учтены их семантические, стилистические особенности, а также особенности функциониро­вания в материалах СМИ.

Говоря о взаимодействии театрального и других видов дискурса, обратимся к такому понятию, как интердискурсность, — введение в текст, относящийся к одному дискурсу и манифестирующий свой­ственные ему черты, чуждых ему инодискурсных элементов (Белоглазова, 2010: 48). В связи с рассмотрением лексического аспекта взаимодействия дискурсов также необходимо обратиться к поня­тию интертекстуальности, которая, по мнению В. Е. Чернявской, выступает как специфическая стратегия соотнесенности с другими текстами, как тот способ, которым один текст актуализирует в сво­ем внутреннем пространстве другой, выражая авторский замысел (Чернявская, 2013: 117—118). В своей работе В. Е. Чернявская обо­ сновывает, что интертекстуальность и интердискурсивность взаи- мообусловливают друг друга. Взаимодействие дискурсов предше­ствует взаимодействию текстов. При этом в строгом смысле интердискурсивность становится видимой на текстовой плоскос­ти благодаря сигналу межтекстового диалога, т. е. интертекстуаль­ности (Чернявская, 2013: 209).

Театральный дискурс оказывает влияние на различные дискурсы СМИ в силу специфики основных своих концептов театр, спек­такль, игра, сцена и др. Само понятие театральности не ограничива­ется театральным искусством, а охватывает разнообразные сферы общественной жизни. Более того, категория театральности пред­ставлена и в теории дискурса. Так, по мнению А. В. Олянича, выпол­нение презентационной функции обеспечивается прагматической категорией театральности, которая является лингвосемиотическим инструментом, реализующим потребности человека в формирова­нии удобной для его существования среды обитания и коммуника­ции (Олянич, 2004: 5). Прагматический результат реализации функ­ций театральности, обеспечивающих презентационность дискурса и коммуникации в целом, по мнению Олянича, таков: 1) яркая визуа­лизация образов, заслоняющая информационную составляющую дискурса, доминирует в массовой коммуникации; 2) театральность транспонирует такое свое качество, как условность, на информаци­онное пространство, тем самым предоставляя возможность манипу­ляции общественным мнением, отвлекая внимание адресата от сути события, снижая его социальные функции; 3) театральность дивер­сифицирует коммуникативное пространство, вводя мощный воз­действующий компонент иллюзии (Олянич, 2004: 22).

Категория театральности постоянно присутствует в жизни челове­ка, что отмечали в разные исторические эпохи философы, социологи, психологи, театроведы, деятели искусства. Как утвеждает Ю. С. Сте­панов, константа культуры «весь мир — театр» отражает, главным образом, представление о жизни как о театре (Степанов, 2004: 948). Ученый констатирует: «Уже при первых попытках осмыслить нашу тему в сколько-нибудь общем виде мы сталкиваемся с примечатель­ным явлением: идея, что весь мир — театр, буквально пронизывает разные стороны жизни и разные эпохи» (Степанов, 2004: 948).

Эпоха 1910—1920-х гг. предложила театру ряд идей, которые резко расширили поле приложения сил и возможностей театра. Среди них одно из важнейших мест занимает концепция Н. Н. Евреинова, который утверждал, что театральность — свойство жизни,точнее свойство человека. Согласно Евреинову, потребность в театре заложена в человеке, как любая инстинктивная потреб­ность. «Театральностью жизни» Евреинов объясняет все жизнен­ные процессы: рождение ребенка, свадьбу, войну, государство, суд, казнь, религию, похороны (Максимов, 2011: 57).

В связи с темой взаимодействия театрального дискурса и дру­гих дискурсов СМИ большой интерес представляет работа фран­цузского философа Ги Дебора «Общество спектакля» (1967). Г. Де­бор пишет, что вся жизнь обществ, в которых господствуют современные условия производства, проявляется как необъятное нагромождение спектаклей. Все, что раньше переживалось непо­средственно, теперь отстраняется в представление (Ги Дебор, 1999: 2). 

Автор отмечает, что во всех своих частных формах, будь то ин­формация или пропаганда, реклама или непосредственное потре­бление развлечений, спектакль конституирует наличную модель преобладающего в обществе образа жизни (Ги Дебор, 1999: 6).

Идеи французского философа становятся особенно актуальны­ми в настоящий период, когда существенное влияние на совре­менные СМИ оказывает пиар, распространенный в разных сферах общественной жизни. А театральность является одной из состав­ляющих успешной пиар-кампании.

Обычно исследователи языка обращают внимание на широкое распространение театральных метафор в политическом дискурсе. Это объясняется ассоциациями и параллелями c фальшью, искусст­венностью происходящего, а также недоверием к выступлениям по­литиков и к их политическим кампаниям. Так, А. И. Зверев в своей работе «Театральная лексика и терминология в политическом дис­курсе (на материале русской и немецкой публицистики)» называет три основные цели, которых пытается достигнуть тот, кто использует театральную метафору в политическом дискурсе: «1) разрушение “фальшивой” реальности путем указания на комичность; 2) попытка борьбы со страхом неизвестности через комичное; 3) агрессивная ко­мичность как основа для дискредитации противника и объединение сторонников для “коллективного” высмеивания» (Зверев, 2015: 15).

Однако театральный дискурс оказывает влияние и на другие дискурсы в современных СМИ: этот процесс также отражается, например, в военном, экономическом, криминальном и спортив­ном дискурсах. Классифицируя виды театральной метафоры, А. П. Чудинов выделяет следующие фреймы: «Вид зрелища и жан­ры представления», «Люди театра», «Публика и прием, оказываемый спектаклю», «Элементы представления», «Театральное здание и театральный реквизит» (Чудинов 2003: 113—121).

Взаимодействие театрального и других видов дискурса проявляет­ся в активном использовании театральных метафор в разнообразных материалах СМИ, далеких от театральной тематики, а также в обрат­ном активном включении лексики политического, военного, крими­нального и спортивного дискурсов (также используемой обычно для образности и метафоризации языка) в тексты театральных рецензий, репортажей о премьерах спектаклей. Кроме того, большой интерес представляет язык материалов массмедиа, посвященных резонанс­ным политическим и криминальным событиям, касающимся театральной сферы и вызывающим общественные дискуссии.

Специфика функционирования тематических метафор как отражение процесса взаимовлияния театрального и других дискурсов в СМИ

Говоря о связи театрального и политического дискурса в СМИ, мы рассмотрим примеры характерных сравнений, метафор, эпите­тов, элементов языковой игры, но при этом не будем останавли­ваться подробно на устойчивых сочетаниях и метафорах, закре­пившихся в языковой системе (политический спектакль, поли­тическая сцена, амплуа политика, политические марионетки, сре­жиссированная ситуация и т. п.). Актуальным представляется ана­лиз наиболее ярких и креативных новых примеров обыгрывания театральной лексики, которая становится источником метафоризации и прецедентности в журналистском дискурсе.

Рассмотрим пример из интервью на радио «Вести ФМ», когда Нина Пушкова, жена телеведущего программы «Постскриптум» Алексея Пушкова, сравнивает общественно-политическую пере­дачу с «театром политических страстей»: «А вот Щукинское учи­лище и моё присутствие — из другого мира — в создании програм­мы её очень разнообразило и превратило в театр политических страстей, как мужу и действительно хотелось. Чтобы это была сцена, на которой действуют люди со своими ролями, со своей сти­хией радений, со своей стихией страстей»1.

Таким образом, лексика театрального дискурса используется в характеристике общественно-политического СМИ. При этом от­метим положительную оценку, данную с помощью лексики высо­кого стиля. Хотя в большинстве случаев театральные метафоры и сравнения в политическом дискурсе несут негативное, ироничное значение, тем не менее встречаются примеры, когда сравнение жизни (или ее конкретного аспекта) с театром акцентирует такие понятия, как зрелищность, увлекательность, судьбоносность.

Влияние театрального дискурса можно обнаружить в материалах СМИ, посвященных наиболее актуальным и обсуждаемым полити­ческим темам. Преимущественно это негативные оценки, акценти­рующие фальшивость, искусственность происходящего. Стоит от­метить, что метафора кровавый спектакль является одной из самых устойчивых в политическом, военном и криминальном дискурсе. К тому же эти дискурсы зачастую пересекаются, так как явления войны и политики оказываются связаны, сливаясь в понятие воен­но-политическая обстановка, а криминальный дискурс объединяет­ся с военным в плане наличия элементов агрессии, насилия, убий­ства. Приведем несколько примеров использования метафоры кровавый спектакль в материалах СМИ: «Расстрел “Шарли Эбдо” был всего лишь кровавым спектаклем»2; «Тысячу лет продолжается всеевропейский кровавый спектакль, в котором даже незаряженное ружье, висящее на стене, — и то стреляет. Причем всегда в тех, кто его повесил. Впрочем, это не смущает ни зрителей, ни кукловодов»3.

В последнем примере есть интертекстуальная отсылка к словам А. П. Чехова о правилах сценического искусства (ружье должно выстрелить), которая обыгрывается в соответствии с идеей журна­листского материала. Типичным для политического дискурса яв­ляется использование театральной лексемы кукловод (в значении манипулятора, организатора событий, управляющего зависимыми людьми, обществом — марионетками).

Интересно, что в некоторых случаях вся композиция общест­венно-политической статьи может выстраиваться под влиянием театрального дискурса. Развернутая статья о попытке военного пе­реворота в Турции написана в виде трехактного действия, автор акцентирует идею театральности, срежиссированного представле­ния, эта лексика выносится и в сам заголовок — «Идеально сре­жиссированное представление: что произошло в Турции». Затем следует хроника событий, представленная как театральное пред­ставление: «Все мы знаем, что в хорошем спектакле должно быть три акта: завязка, кульминация, катарсис. К четырем утра 16 июля у жителей Турции, всю ночь не отлипавших от телевизора, сложи­лось ощущение, будто они посмотрели идеально срежиссирован­ное представление <.> Акт третий — “Победа демократии”»4.

На акты часто разделяются такие события, как военные дейст­вия, государственные перевороты, политические конфликты, протестные выступления, политические выборы и предвыборные кампании; в связи с этими темами распространена и лексема театрального дискурса антракт: Дмитрий Орешкин: «Почему в войне на Украине наступил антракт»5. Военный дискурс в СМИ характеризуется довольно частотным использованием театраль­ных лексем. Это связано и с включением политического дискурса, и с обыгрыванием термина театр военных действий.

Выступая как оценочное средство, лексика театрального дискурса часто используется в других дискурсах для выражения иронии: «А мы, сидя в партере политической антрепризы, будем сосредоточенно наблюдать за всем происходящим и в зависимо­сти от наших взглядов, возраста, настроения и темперамента бу­дем аплодировать или проклинать»6.

Цитирование знаменитого «не верю» Станиславского, а также упоминание его фамилии довольно широко распространено в раз­личных дискурсах СМИ: «То, что устроил президент Порошенко в Давосе, иначе как “политическим спектаклем” не назовешь. Да только после каждой сцены этому “артисту” можно было гово­рить “не верю”, настолько плохо он сыграл новую для себя роль честного человека. И даже реквизит, привезенный с собой, не осо­бенно помог»7; «Станиславский сказал бы Дурицкой: “Не верю”»8.

Философская идея о том, что «весь мир — театр», в социальном контексте зачастую сужается до характеристики именно современ­ного общества как общества спектакля. Причем эта идея может быть связана с проблемой виртуальной реальности, с отказом людей от восприятия реалий жизни. Об этой проблеме в связи с общест­венно-политической ситуацией идет речь в статье «Комсомольской правды» под заголовком «Лайки, селфи и аватарки против «калаш­никова»: «Наверное, они не читали великого французского филосо­фа Ги Дебора, который назвал современное западное общество "об­ществом спектакля”, где виртуальная реальность дороже яви и люди сделают все, чтобы пошлая оперетка шла еще хотя бы пять минуточек9». Еще один пример упоминания общества спектакля: «Авторы подчеркивают логичность "феномена Трампа” в медиатизированную эпоху, общество спектакля, где стиль важнее содержания»10.

Для криминального дискурса в СМИ не характерно такое раз­нообразие театральной лексики, как для политического и военно­го, однако и здесь наблюдаются свои особенности. Помимо уже упомянутой закрепившейся в языке метафоры кровавый спектакль также широко распространена метафора криминальный спектакль: «Выяснилось, что парочка действительно заранее договорилась разыграть целый криминальный спектакль»11. Театральная лексика в криминальном дискурсе в основном используется для описания мошеннических действий, что связано с понятиями обмана. Рас­пространено сравнение обстановки места преступления с декора­циями: «Фестиваль с тысячами зрителей, участников и раритет­ной техникой оказался идеальной декорацией к преступлению»12.

Для экономического дискурса в основном характерно исполь­зование стандартных номинаций экономический спектакль, эконо­мическая сцена: «Потому что слишком трудно России сменить роль в мировом экономическом спектакле — с “сырье подано” на Высоко­технологичного Героя»13. «Действующие лица — экономисты, губер­наторы и министры <...> Сколько красноярский экономический спектакль стоит сегодня, выяснить не удалось <...> Главный лейт­мотив пьесы про российскую экономику — у нас всё хорошо»14; «Ки­тайцы последовательно отодвигают японцев на второй план не только на мировой экономической сцене»15.

Если криминальный и экономический дискурс в СМИ не включают в себя большого разнообразия театральной лексики, театральных метафор, то спортивный может в какой-то степени соперничать с политическим по степени наполненности элемен­тами театрального дискурса. В основе — понятия игра, зрелищ­ность, общие с театральной сферой. Используются обозначения спортивных сцен: «После ухода с хоккейной сцены Алексея Морозо­ва вожаку “Металлурга” и соревноваться в лиге не с кем»16. В спортивном дискурсе, как и в политическом и военном, времен­ные отрезки могут обозначаться в виде актов, а перерыв — в виде антракта: «Кемеровская часть кубковой пьесы в трех актах завер­шилась матчами второй группы»17; «Вместе с тем не исключен ва­риант, при котором серб останется в “Интере”, если до антракта в чемпионате Италии наберет приличную форму»18.

В отличие от политического дискурса, в спортивном с помощью театральной лексики часто дается положительная оценка. Театр, спектакль отождествляется с увлекательным зрелищем, праздником, мастерством исполнения. Акцентируется идея вдохновения, зрелищ­ности, мастерства такого уровня, когда спорт становится искусством. Одним из самых популярных видов спорта в российских СМИ явля­ется футбол, поэтому именно футбольная тема дает наибольшее коли­чество ярких примеров взаимодействия театрального и спортивного дискурса. Парадоксально довольно частотное сравнение футбола с ба­летом, причем такое сравнение может обозначать как иронию, так и, наоборот, высокое мастерство спортсменов: «Он же мог удвоить пре­имущество своей команды в начале второй части футбольного балета, но не реализовал одиннадцатиметровый»19. Сравнение футбола с ис­кусством выдвигает на первый план эстетическую оценку события, зрелищную составляющую спорта. Игра может быть описана в форме театрального действия, игроки представлены как актеры, а тренеры — как режиссеры. В связи с этим одна из самых распространенных номи­наций — футбольный спектакль: «Люди хотят праздника, но футбол — это зрелище, и поставить этот спектакль может только Аленичев, который сам играл как бог и такой футбол проповедует»20; «В идеале футбольный матч — это увлекательный спектакль с весьма непредска­зуемым сюжетом и неизвестным финалом. Если тренеры — режиссеры этого спектакля достаточно квалифицированны и мудры, а игроки- исполнители быстры, умны и техничны, то истинные любители фут­бола получают от матча огромное удовольствие»21.

Однако отметим, что сравнение со спектаклем, с актерской игрой может нести в себе и негативную оценку, когда речь идет о постановочных, договорных матчах, в честности которых журнали­сты сомневаются: «Нам бы тоже искренне хотелось увидеть настоящий футбол, а не разыгранный по нотам спектакль»22.

Сравнивая спортсменов с актерами, журналисты также могут подчеркивать нечестность их поведения во время соревнования, игры: «Да только в отличие от куда более ушлых актеров малых и больших театров, притворяющихся футболистами, Максим не вы­прашивал у судьи пенальти»23.

Так как театральный дискурс в СМИ оказывается вовлечен во взаимодействие с другими дискурсами (например, политическим, экономическим, военным, криминальным, спортивным), мате­риалы театрального медиадискурса также включают в себя разно­образные тематические метафоры.

Лексика военного и спортивного дискурса в основном использу­ется для создания ярких метафорических образов и выражения эстетической оценки. Мы видим, что лексика театрального дискур­са востребована для выражения оценочности в материалах СМИ, посвященных спортивным событиям, однако в текстах о театре не столь часто встречается метафоризированная спортивная лексика. Обычно если такие сравнения возникают, то они связаны с актуаль­ностью какого-то спортивного мероприятия, совпадающего по сро­кам с событием в театральном мире. Также могут возникать мета­форические описания, основанные на спортивных образах, по­добный пример мы встречаем в интервью с Константином Райкиным: «Вот в чем профессионализм: полюбить ту роль, которая не приносит очевидных честолюбивых дивидендов. Гол всякий хочет забить! А вот дать голевой пас?.. Спектакль — это матч, театр — команда, реплики — как пас. И спектакль тогда хорошо выстроен, когда каждая реплика — движение к финалу, движение к голу»24.

В материалах СМИ о театре широко распространена лексика воен­ного дискурса. Говоря о радикальных трактовках классики, авторы не­редко создают метафорические образы с употреблением агрессивной военной лексики, что делает оценку более жесткой. В театральных ре­цензиях часто используются метафоры подобного типа (пьеса искром­сана, взорвана, авторская эстетика убита и т. п.): «Задумав новую "Снегурочку” уже на исторической сцене, Большой театр пригласил разморозить шедевр Александра Тителя, режиссура которого не раз взрывала эталоны новым прочтением»25; «Шекспировская пьеса ис­кромсана, перелопачена и взорвана изнутри»26. В следующем примере ирония автора выражается в контексте всего материала, сочетающего в себе языковые средства, не характерные для театрального дискурса: «В Большом театре прошла первая постановка "Лаборатории совре­менной оперы”: жертв нет. Среди публики потери минимальные (сре­ди действия зал покинуло от силы человек десять)»27. Автор констати­рует факты, выбирая лексические средства, характерные не для театрального дискурса, а для сводки происшествий или даже репорта­жа военного корреспондента: «жертв нет», «потери минимальные».

Также в театральном дискурсе распространена метафора взять в плен в значении захватить всё внимание: «Спектакль Марата Гацалова окружает и берет в плен, покушается на слух и зрение, фи­зически заводит в лабиринт»28. Нередко встречается обозначение опытных и заслуженных театральных деятелей как театральных генералов: «И пожилые театральные генералы затрепетали.»29

Большой интерес вызывает взаимодействие театрального дискурса СМИ с криминальным и политическим. Информацион­ными поводами для подобных материалов становятся обычно ре­зонансные и даже скандальные события театрального мира, кото­рые широко освещаются в массмедиа. Такими широко обсуж­даемыми в СМИ темами стали, например, уголовное дело, связан­ное с режиссером Кириллом Серебренниковым и его «Седьмой студией», нападение на балетмейстера Большого театра Сергея Филина, скандал с постановкой оперы «Тангейзер».

В материалах СМИ, объединяющих в себе тематику и, соответст­венно, лексику театрального и криминального дискурсов, нередко встречаются заголовки, в которых могут иронично обыгрываться на­звания пьес, спектаклей или же парадоксально сочетаться концепты разных дискурсов: «Таланты и полковники»30; «Театру шьют дело: сезон заканчивается тяжко и на трагичной ноте»31; «Артисты Боль­шого устроили на суде по “Делу Филина” спектакль»32. Так, один из номеров «Новой газеты» вышел с первой полосой, оформленной в виде театральной афиши и со следующим заголовком главного мате­риала: «ГОГОЛЬ-ЦЕНТР. НЕМАЯ СЦЕНА. МАСКИ-ШОУ. ДРА­МА. ПОСТАНОВКА: Следственный комитет»33. Приведем еще не­которые примеры: «С конца мая разыгрывается спектакль, ставший “гвоздем” сезона, — «Дело Серебренникова и его “Седьмой студии”. Спектакль некрасивый, грубый, неизобретательный, к которому до­бавился еще один — “Нуреев”»34. «Только когда следователи появи­лись за кулисами, первые лица театров вышли на политическую сцену»35. В подобных материалах театральная лексика обыгрывается одновременно в своем прямом и переносном значении, зачастую объединяется вместе с криминальной или политической.

Выводы

Таким образом, на примере функционирования тематической метафоры мы видим, что взаимодействие театрального и других видов медиадискурса (политического, экономического, военного, криминального, спортивного) представляет собой актуальную сферу исследования ввиду значимости этого процесса, обогащаю­щего язык массмедиа как новыми смыслами, так и разнообразны­ми средствами выразительности.

В свою очередь, влияние театрального дискурса на другие тема­тические виды медиадискурса обусловлено не только использова­нием театральных метафор, но и активным включением аллюзий, отсылок к сфере театра, построением композиции текстов на основе театральных образов. Важную роль играют экстралингвистические факторы, философское осмысление жизни как театра. Само понятие театральности оказывается связанным с разными сферами общественной жизни, что отражается в материалах СМИ, посвященных темам политики, экономики, спорта и др.

Широкое распространение пиара в некоторых случаях способст­вует рассмотрению современного общества как общества спекта­кля. В большинстве случаев театральная лексика, проникая в раз­личные тематические дискурсы, несет в себе ироничную, не­гативную оценку фальшивости, искусственности происходящего, однако может нести и значение зрелищности, праздничности, ма­стерства (подобные сравнения представлены в основном в спор­тивном дискурсе).

Вовлеченность театрального дискурса во взаимодействие с дру­гими дискурсами способствует разнообразию и экспрессивности эстетических и этических оценок, а также осознанию активного включения категории театральности в современную жизнь, вос­приятию театрального искусства на новом, общественно-полити­ческом уровне.

Примечания

http://radiovesti.ru/episode/show/episode_id/31975 (дата обращения: 18.09.17).

http://www.kp.ru/daily/26330.7/3213277/ (дата обращения: 10.08.17).

https://ria.ru/accents/20161125/1482163794.html (дата обращения: 22.10.17).

https://daily.afisha.ru/cities/2293-idealno-rezhissirovannoe-predstavlenie-chto-proizoshlo-v-turcii/(дата обращения: 16.09.17).

https://sobesednik.ru/politika/20150310-dmitriy-oreshkin-pochemu-v-voyne-na-ukraine-nastupil-antrakt(дата обращения: 27.09.17).

http://www.ng.ru/politics/2012-10-22/3_kartblansh.html (дата обращения: 23.11.17).

http://5-tv.ru/news/9347i/22.01.2015 (дата обращения: 15.09.17).

http://wwwkp.ru/daily/26348.5/3231198/ (дата обращения: 19.12.17).

http://wwwkp.ru/daily/26455.7/3328608/ (дата обращения: 23.01.18).

10 https://wwwgazeta.m/science/2016/11/14_a_10328243.shtml (дата обращения: 10.09.17).

11 https://vestikarelii.ru/news/v_karelii_vynesen_prigovor_sotrudnice_pochty_inscenirovavshej_ogrableni... (дата обращения: 12.08.17).

12 http://www.ntv.ru/novosti/1650676/ (дата обращения: 20.09.17).

13 https://rg.ru/2015/01/14/politolog.html (дата обращения: 17.02.18).

14 http://ren.tv/novosti/2017-04-24/krasnoyarskiy-fomm-obsuzhdenie-virtualnyh-dostizheniy-ekonomiki-v-r...(дата обращения: 20.09.17).

15 http://izvestia.ru/news/664318 (дата обращения: 15.02.18).

16 http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/940993 (дата обращения: 18.07.17).

17 http://www.sport-express.ru/bandy/russia/reviews/818630/ (дата обращения: 13.06.17).

18 http://www.eurofootball.ru/news/16785/vidich-v-yanvare-mozhet-pokinut-ryady-intera(дата обращения: 20.09.17).

19 http://wwwgoalbox.ru/2013/06/01/bordo-vyigral-kubok-francii-po-futbolu-20122013/ (дата обращения: 20.09.17).

20 http://sobesednik.m/spoit/20150529-alenicheva-hochet-videt-svoim-trenerom-atletiko-ili-chelsi(дата обращения: 23.09.17).

21 http://www.sovsport.ru/football/articles/516480-chto-nam-meshaet-naslazhdatsja-futbolom-polzovatel-s...(дата обращения: 14.12.17).

22 https://www.euro-football.ru/article/35/1003294983_proschalnyiy_akkord_primeryi_38-y_tur_chempionata...(дата обращения: 26.09.17).

23 http://www.sportsdaily.ru/articles/ionov-troyanskij-kon-dlya-sluczkogo (дата об­ращения: 26.09.17).

24 http://www.novgaz-rzn.ru/nomer03122015_48/2425.html (дата обращения: 20.10.17)                        .

25 https://rg.ru/2017/06/17/v-bolshom-teatre-proshla-premera-snegurochki.html (дата обращения: 25.09.17).

26 Театр. 2013. № 13-14.

27 Независимая газета. 2012. 18 сент.

28 https://www.kommersant.ru/doc/2945380 (дата обращения: 17.03.18).

29 http://argumenti.ru/culture/n434/332633 (дата обращения: 17.03.18).

30 https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/11/11/74519-talanty-i-polkovniki (дата обращения: 12.02.18).

31 http://www.mk.ru/culture/2017/07/16/teatru-shyut-delo-sezon-zakanchivaetsya-tyazhko-i-na-tragichnoy-... (дата обращения: 20.09.17).

32 http://www.mk.ru/social/article/2013/11/22/949518-artistyi-bolshogo-ustroili-na-sude-po-delu-filina-... (дата обращения: 20.09.17).

33 Новая газета. 2017. 26 мая.

34 http://www.mk.ru/culture/2017/07/16/teatru-shyut-delo-sezon-zakanchivaetsya-tyazhko-i-na-tragichnoy-...(дата обращения: 12.03.18).

35 https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/11/11/74519-talanty-i-polkovniki (дата обращения: 12.03.18).

Библиография

Анненкова И. В. Медиадикурс XXI века. Лингвофилософский аспект языка СМИ. М.: Изд-во Моск. ун-та; Фак. журн. МГУ, 2011.

Арутюнова Н. Д. Дискурс // ЛЭС. М.: Советская энциклопедия, 1990.

Белоглазова Е. В. Дискурсность, интердискурсность, полидискурсность литературы для детей: монография. СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 2010.

Борботько Л. А. Авторский метатекст как ориентирующая система в коммуникативном пространстве театрального дискурса: автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2015.

Дебор Ги. Общество спектакля. М.: Логос, 1999.

Дейк Т. А. ван. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Прогресс, 1989.

Зверев А. И. Театральная лексика и терминология в политическом дискурсе (на материале русской и немецкой публицистики): автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2015.

Кожемякин Е. А. Производство знания в политическом дискурсе: со­циально-эпистемологический взгляд // Политическая лингвистика. 2011. № 4 (38). С. 52-56.

Максимов В. И. Эволюция театральных идей // Введение в театрове­дение: учебное пособие / сост. и отв. ред. Ю. М. Барбой. СПб: Изд-во СПбГАТИ, 2011. С. 27-70.

Олянич А. В. Презентационная теория дискурса: автореф. дис. ... докт. филол. наук. Волгоград, 2004.

Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. Изд. 3-е, испр. и доп. М.: Академический Проект, 2004.

Чудинов А. П. Россия в метафорическом зеркале: Когнитивное иссле­дование политической метафоры. Екатеринбург: Изд-во Уральск. гос. пед. ун-та, 2001.

Шевченко А. С. Театральный дискурс: структура, жанры, особенности лингвистической репрезентации (на примере русского, английского, бу­рятского языков): автореф. дис. ... канд. филол. наук. СПб, 2012.

Чернявская В. Е. Текст в медиальном пространстве: учебное пособие. М: УРСС ЛИБРОКОМ, 2013.

Чернявская В. Е. Операционализация контекста в дискурсивном ана­лизе // Вестн. Пермск. ун-та. Российская и зарубежная филология. 2017. 9 (4). С. 83—93. DOI: 10.17072/2037-6681-2017-4-83-93.


Поступила в редакцию 07.08.2018