Радиогазета «Всем, всем, всем!» в мае 1925 года: содержательный аспект

Скачать статью
Тихонова О.В.

кандидат филологических наук, доцент кафедры телевидения и радиовещания, факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: tihonovao@list.ru

Раздел: Телевидение и радио

В данной статье рассмотрен важный период становления отечественной радиожурналистики в форме первых радиопередач – радиогазет, ставших прообразом структуры вещательного дня современного радиовещания. Тексты выпусков важны и в качестве исторического свидетельства: они позволяют проследить в динамике развитие событий в стране и мире. Цель проведенной научной работы заключалась в скрупулезном изучении содержания передач для создания представления о радиогазете как форме радиожурналистики середины 1920-х гг. Эмпирическую базу составили 17 номеров утренних и вечерних выпусков радиогазеты «Всем, всем, всем!». В научный оборот введены материалы микрофонной папки периода 11-20 мая 1925 г. из фонда Государственного архива Российской Федерации. В качестве основного метода исследования использован количественный и качественный контент-анализ согласно специальному кодификатору: число выпусков и материалов, объем в строках, жанры, тематика, ключевые герои, «география» материалов, стилистические средства, особенности верстки, любопытные исторические факты. Результаты исследования подтвердили литературный и публицистический характер утренних и вечерних выпусков радио-газеты соответственно. В общей радиожанровой палитре доминируют новостное сообщение, телеграмма, отчет, обозрение, комментарий, стихотворение и рассказ. В тематическом многообразии преобладают следующие проблемы: политика/работа органов власти, экономика/производство, сельское хозяйство/продукты, финансы/кредит, культура/искусство, наука/техника, семейная сфера/чувства. В «географии» радиогазетного контента превалируют зарубежные страны. Исследование доказало, что радиогазета выходила в эфир логично сверстанным звуковым изданием, в радиогазетной форме были заложены основы программирования, развития радиожурналистики в целом.

Ключевые слова: радиожурналистика, радиогазета, тематика, жанры, история, Россия
DOI: 10.30547/vestnik.joum.1.2019.95116

Радиогазеты как исторический опыт аудиальных СМИ

Начало-середина 1920-х гг. в истории страны характеризова­лись восстановительным периодом, переходом на Новую эконо­мическую политику1, обострением борьбы между политическими группировками. И в таких условиях РКП(б) с пристальным вни­манием отнеслась к средствам агитации и пропаганды. От средств массовой информации и пропаганды требовалось - по отноше­нию к двум новым правящим классам рабочих и крестьян - выпол­нение не только культурно-просветительской, но и информацион­но-пропагандистской задачи, связанной с ростом политического самосознания трудящихся. Печатные органы не справлялись с этой задачей в полной мере и к тому же испытывали финансовые трудности: ощущался острый дефицит бумаги. С января по июль 1922 г. количество газет в РСФСР сократилось с 803 до 313 при уменьшении тиража в два раза (Кузнецов, 2002: 97). И радиовеща­ние должно было взять на себя обязанности печатных изданий. «Газета без бумаги и без расстояний» — так назвал радио В. И. Ле­нин (Ленин, 1975: Т. 51: 130)2, увидевший в нем «великое дело» — возможность оперативно пропагандировать идеи большевиков среди малограмотной массовой аудитории.

В сложившейся в 1920-е гг. системе вещания «Радиопередачи» (ранее «Радио для всех») — организационно-административной структуре, ведавшей радиоделом СССР и состоявшей из акционе­ров: Наркомата (министерства) почт и телеграфа, Треста слабых токов, выпускавшего радиоаппаратуру, Российского телеграфного агентства3, — информационно-пропагандистские задачи выполня­ли радиогазеты.

В принятом 2 марта 1925 г. постановлении «О радиоагитации» ЦК РКП(б) поручил общее руководство радиогазетой Отделу агита­ции и пропаганды (Агитпропу), при этом признал «организацию радиоагитации делом крайне необходимым и важным в качестве нового орудия массовой агитации и пропаганды»4.

Создание «Устной газеты РОСТА» (1921), «Радиогазеты РОСТА» (1924) стало началом нового периода в истории отечест­венного радиовещания, когда радио превратилось в самостоятель­ное средство массовой информации и пропаганды. Журналистика на радио развивалась, главным образом, путем приспособления газетных жанров к устному использованию и восприятию на слух. Начав с информационных сообщений, с использования газетных статей, радио овладело навыками подготовки печатных текстов к эфиру, а затем литературной речью с элементами разговорного стиля, то есть от чтения перешло к пересказу и прямому общению со слушателями.

Форма радиогазеты в истории российской радиожурналистики стала своего рода моделью будущего вещательного дня, объединяя информационные выпуски, политические доклады, актуальные репортажи, беседы на научные темы, экономические обозрения, интервью с руководителями разных рангов, концерты по заявкам, сатирические стихотворные фельетоны, литературно-музыкаль­ные композиции.

Радиогазеты важны и в качестве исторического свидетельства. Исследуя тексты передач, можно проследить развитие событий, происходивших в стране и мире, в динамике. В научное поле зре­ния попадают конкретно-исторические условия того времени, как следствие — задачи пропаганды, а также специфика радиовеща­ния, источники сообщений, комплекс сопутствующих текстов ли­тературы и мемуаров.

Радиогазета передавала в эфир вести, имевшие важное поли­тическое значение и нуждавшиеся в высоком уровне оператив­ности. Телеграммы включались в выпуск немедленно по получе­нии их Российским телеграфным агентством. Такое обстоятель­ство значимо для историков при определении степени достовер­ности материалов данных передач. Если печатные органы, кроме текстов РОСТА, пользовались различными ссылками и при пере­даче данных из-за несовершенства технических средств связи в материалы часто закрадывались ошибки (причем не только в географические названия, фамилии и др., но и в оценку фактов, что принципиально), то в радиогазете, которая готовилась непо­средственно в аппарате РОСТА, подобные просчеты практи­чески исключались.

По мнению известного историка Т. М. Горяевой, следует опре­делить документы радиовещания как самостоятельный вид источ­ника и именовать их «звуковыми документами» (Горяева, 1984: 86). Обращение к радиозаметкам дает доступ к актуальному, прав­дивому содержанию, позволяющему осмыслить реальные факты в естественном процессе их развития и взаимосвязи с другими со­бытиями и явлениями.

Теоретическая и методологическая основа исследования

Настоящее исследование базируется на научных трудах Т М. Го­ряевой (1984, 2009), П. С. Гуревича, В. Н. Ружникова (1976), В. Б. Ду­бровина (1971), О. В. Тихоновой (2005), А. А. Шереля (2004), в кото­рых дается характеристика радиогазеты как формы передачи перио­да становления отечественного радиовещания, раскрываются ее основные специфические черты, приводится типология радиогазет в разные исторические периоды.

Сборники «История советской радиожурналистики: Докумен­ты. Тексты. Воспоминания. 1917—1945» (1991) и «”Великая кни­га дня...” Радио в СССР: Документы и материалы» (2007), опровергнувшие расхожее утверждение о полной утрате архивов радио5, предоставляют фактические свидетельства происходив­ших в радиовещании перемен. Собранные архивные тексты передач6  позволяют в той или иной степени судить о содержании радиоэфира, в том числе и первого десятилетия существования живого (без предварительной записи) вещания, в молодой стране Советов.

Под термином радиовещание, вытеснившим бытовавшие до 1924 г. понятия радиотелефония и широковещание, мы будем пони­мать «оперативное средство массовой информации и пропаганды, которое обладает документальными, публицистическими и худо­жественными формами звуковой организации речи, шумов и му­зыки в процессе ориентированной на определенную аудиторию передачи информации, распространяемой по радиотехническим каналам» (Горяева, 2009: 8-9). Радиогазета же - это «четко, логич­но сверстанное единое звуковое издание; сложная, состоящая из многих жанровых элементов радиопередача, строго программируемая, периодическая, целенаправленная, обслуживающая определенную аудиторию (ее социальные, профессиональные, возрастные запросы), включающая материалы различных жанров (радиосообщение, репортаж, беседа, обозрение, интервью, фелье­тон, радиокомпозиция)» (Тихонова , 2005: 6).

Объектом настоящего исследования стало отечественное радио­вещание периода становления, а жанрово-тематические особен­ности содержания радиогазет - ее предметом. Цель представленной научной работы заключается в скрупулезном изучении содержания выпусков данных передач, что поможет создать пред­ставление о радиогазете как форме радиожурналистики середины 1920-х гг.

В качестве основного метода исследования автором использо­ван количественный и качественный контент-анализ радиомате­риалов согласно определенному кодификатору, в результате чего были определены количественные характеристики:

• число утренних, вечерних выпусков; их общее число за хро­нологический период;

• объем в строках утренних, вечерних выпусков; общий объем в строках;

• число материалов утренних, вечерних выпусков; общее чис­ло материалов; качественные характеристики:

• жанры (новостное сообщение, телеграмма, отчет, обозре­ние, комментарий, радиорассказ, стихотворение и т. д.);

• тематика (политика, экономика, сельское хозяйство, транс­порт, финансы, культура, искусство, наука, техника и т. д.);

• ключевые герои (представители органов власти, деятели культуры, искусства, гражданские активисты, обычные граждане, крестьяне и др.);

• география материалов (зарубежные страны, СССР в целом, республика, область, столица, город, село, деревня, аул);

• стилистические языковые средства (использование посло­виц и поговорок, стихов, различных тропов, метафор, фра­зеологизмов, сниженной лексики и т. д.);

• особенности верстки (соответствие анонса и содержания выпуска, согласованность переходов от рубрики к рубрике, от материала к материалу и т. д.);

• любопытные факты (из истории страны, науки и техники, культуры и т. д.).

Эмпирическую базу исследования составили тексты микрофон­ной папки (дело № 14, опись № 16), хранящейся в фонде № 391 Госу­дарственного архива Российской Федерации (ГАРФ)7. Эти обнару­женные автором настоящей статьи документы имеют непрерывную хронологию, что на фоне разрозненности архивных радиотекстов чрезвычайно важно для получения более точных результатов. В ходе изучения радиопередач 10-дневного эфира — с понедельника 11 мая по среду 20 мая 1925 г. — проанализированы выпуски 7 утренних (№ 39—43, 45—46) и 10 вечерних (№ 106—115) номеров радиогазеты «Всем, всем, всем!». Под этим названием первоначально числились в микрофонных папках тексты «Радиогазеты РОСТА» — неоценимые документальные свидетельства. Следует обязательно уточнить, что в архивной папке отсутствуют утренние выпуски № 38 от 11 мая 1925 г., № 44 от 17 мая 1925 г. и № 47 от 20 мая 1925 г. Предположительно в это время шла трансляция докладов III Всесоюзного съезда Советов, о чем слушателей предупреждал ведущий в конце выпусков.

Итоговая общая выборка материалов радиогазеты за указанный период составила 465 единиц, при этом большая их часть (289 мате­риалов) относится к вечернему контенту. Объем выпуска исчислял­ся обозначенными на печатных страницах строками: скорее всего, это следование газетным принципам создания журналистского продукта или/и необходимость, связанная с бухгалтерским под­счетом авторских гонораров. Количество строк варьируется от 297 до 700 в утренних радиогазетах и от 514 до 600 — в вечерних. Если говорить о таком важном параметре, как хронометраж вы­пусков, то принято считать, что утренние программы звучали в те­чение часа, вечерние — на 15 минут меньше. Хотя высчитанный средний объем выпуска этот факт не подтверждает: цифра получи­лась почти одинаковой в обоих случаях. Основные количествен­ные показатели проведенного анализа отражены в таблице 1.

vest-01-19-95-116.png

Отметим, что радиогазета выходила сначала каждые два дня (по понедельникам, средам, пятницам и воскресеньям), затем — еже­дневно, а потом — утренним и вечерним выпусками каждый день. Последний факт свидетельствует о разделении функций между выпусками. В утренней радиогазете звучали стихи, частушки, му­зыка — тем самым программа приобретала литературный характер. В вечернюю включались такие постоянные рубрики, как «Радио-почтовый ящик», «Радиоотклики», «Новости науки и техники», «Книжный уголок», «Спорт», придавая программе информацион­но-публицистический характер.

Первый номер «Утренней газеты», ставшей этапной в развитии радиогазеты как основной формы радиопропаганды начального пе­риода регулярного радиовещания, прозвучал в эфире 31 марта 1925 г почти в полдень — в 12:30. Такое совсем не утреннее время сохрани­лось и далее, лишь подвергаясь легкой корректировке, что объясня­лось, скорее всего, необходимыми для подготовки программы тру­дозатратами. Вечерние номера выходили, как правило, в 18:30.

Машинописные копии и восковки текстов радиогазеты, храня­щиеся в ГАРФ (из числа сорока-пятидесяти экземпляров, которые печатались на ротаторе — специальном аппарате для размножения машинописного или рукописного текста), отправлялись, кроме архива редакции, в ряд центральных учреждений8 и предназнача­лись для ответственного руководителя РОСТА Я. Г. Долецкого, являвшегося членом правления «Радиопередачи».

Каждый выпуск открывался такими словами: «Всем! Всем! Всем!!! Пролетарии всех стран, соединяйтесь!!!». Далее ведущий, или, как его называли в радиопрессе, конферансье, объявлял но­мер и дату, к примеру: «Утренняя радиогазета № 46. Вторник 19-го мая 1925 г.», и зачитывал анонс программы: «Содержание: Послед­ние новости из заграницы и по Союзу Советских Республик. Рас­сказ тов. Карпова — «Андел»9. Стихотворенье тов. Барбье — «Соба­чий пир». Стихотворенье тов. Бувье — «Чернь». Музыка и пенье. Последние новости из заграницы и по Союзу Советских Респуб­лик. Со всего света. В какие театры и кино итти сегодня вечером. Рассказ тов. Зощенко — «Искусство». Стихотворенье тов. Верхарна — «Кузнец». Стихотворенье Томаса Гуда — «Песня работника». Музыка и пение. Новости рынка. О крестьянском займе»10.

Основное место в выпусках радиогазеты занимала, безусловно, информация. При подготовке программы использовались как ма­териалы прессы, РОСТА, так и оригинальные, подготовленные сотрудниками редакции11. Главной отличительной особенностью радиоинформации стала оперативность: радио передавало ее слушателям буквально через несколько минут после получения, тогда как из утренних печатных изданий читатели узнавали о новостях, произошедших до 3—4 часов ночи (до подписания номера), а из вечерних — о событиях, случившихся до полудня. Кроме того, в 1920-е гг. печатные газеты поступали в некоторые районы СССР только через 3—4 недели после выхода в свет.

Нередко в выпусках звучало: «Сообщаем, товарищи, последние телеграммы, полученные сегодня ночью и сегодня утром», «Сей­час принесли новые телеграммы.», «Нам только что передали.», «Последние телеграммы из Советского Союза гласят», — и тотчас шли сообщения, полученные из РОСТА. Некоторые события, о которых говорилось утром в радиогазете, могли быть более под­робно освещены вечером. Так, проходившему в мае 1925 г. III Все­союзному съезду Советов посвящались как небольшие сообще­ния, так и своего рода отчеты, в которых передавались речи выступавших докладчиков Г. В. Чичерина, Ф. Э. Дзержинского и других видных политических деятелей в изложении, а также вы­сказывания рядовых региональных участников.

Факты, касающиеся событий международной и внутренней жизни и требовавшие разъяснения и дополнительной информа­ции, комментировались — тем самым радиогазета становилась бо­лее понятной и нужной аудитории, среди которой было немало малограмотных, а то и вовсе безграмотных слушателей. Собствен­ный комментарий редакции отличался агитационно-пропаган­дистским оттенком, эмоциональностью, использованием приемов устной речи, что в целом должно было способствовать более ак­тивному восприятию аудиторией скупых сообщений РОСТА: «Знаете, сколько заработал в прошлом году Резинотрест? Не более не менее, как три миллиона рублей. Из этой суммы Резинотрест отдал 295 тысяч рублей в фонд улучшения быта рабочих. Исполь­зовал бы так свою прибыль частный капиталист? Как бы не так!»12.

Обзорные материалы как о происходящем на Московском рынке, так и о репертуаре столичных театров и кинозалов готови­лись при непосредственном участии сотрудников13: они лично посещали торговые ряды, узнавали цены, выясняли причины их из­менений; смотрели театральные постановки и киноленты, передавая слушателям свое мнение о них.

Репортаж — прямое отражение события — все больше актуали­зируется на радио, приобретает признаки авторства: «Сотрудник нашей радиогазеты побывал на московской выставке-базаре изде­лий детского производства семидесяти детдомов, трудкоммун и мастерских. Послушайте его впечатления от выставки...»14.

Некоторые материалы радиогазеты, посвященные международ­ным и союзным событиям, а также различным бытовым ситуациям, подавались в виде рассказов или частушек, но по сути им были свойственны черты фельетона — злободневность тематики, сатири­ческая заостренность. Информационным поводом иногда служили письма слушателей, являвшихся одновременно рабселькорами: «Радиогазета получила письмо от своего корреспондента с авторе­монтного завода Наркомпочтеля. Часть письма, в котором говори­лось о санитарном состоянии завода, использована в сегодняшних наших частушках»15.

Стихотворные произведения отечественных (К. Ф. Рылеева, В. В. Маяковского, В. Я. Брюсова и др.) и прогрессивных зарубеж­ных авторов (А. Бувье, Э. Верхарна, Т. Гуда и др.) транслировались литературным отделом радиогазеты как в утренних, так и в вечер­них выпусках, музыкальным отделом пропагандировалось этно­графическое искусство народов СССР. Причем, данные рубрики всегда сопровождались не обычным конферансом очередных но­меров программы, а сообщением-пояснением, несшим содержа­тельную и коммуникативную нагрузку, тем самым поддержива­лось общение с радиоаудиторией.

Статистические данные относительно жанровых предпочтений в радиогазете изученного периода исследования содержит таблица 2.

vest-01-19-95-116-1.png

В общественно-политической жизни страны радиовещание за­нимало все более заметное место. Следует признать, что отечест­венная радиожурналистика, как и печатная газета, уже в началь­ный период проявила себя в качестве коллективного про­пагандиста, агитатора и организатора. Тематика выпусков радио­газеты «Всем, всем, всем!» отражала основной общественно-политический характер этого аудиального издания. Главные пропаган­дистские задачи радиопередач, как правило, фиксировались вокруг политических, экономических и культурных вопросов.

В радиогазете активно освещалась международная тематика: борьба пролетариата за свои права, национально-освободительное движение. Так, в исследованных номерах говорилось о шедшей в то время войне между Францией и Марокко, об отношении к вой­не трудящихся Франции, об открывшемся в Париже Всефранцузском съезде Международной организации помощи революционе­рам (МОПР), о положении японских рабочих на китайских хлопковых плантациях в Шанхае, о событиях в Болгарии после фашистского переворота 1924 г. (суды над революционерами, борьба интернациональных организаций за их спасение), об отно­шениях СССР с различными странами.

Тема внутренней политики государства — это, прежде всего, опе­ративное ознакомление аудитории с сутью постановлений и реше­ний Советского правительства, с работой партийных съездов, с со­вещаниями народных комиссариатов СССР, с демонстрациями и митингами трудящихся. Немало материалов в радиогазете было по­священо достижениям в области промышленности, строительства, сельского хозяйства, а также научным открытиям и техническим изобретениям. Отдельно готовилась справочная информация о за­водах и других предприятиях народного хозяйства, отличившихся при выполнении государственных планов («Грознефть», «Сельмаш», «Расмаслосиндикат», «Хлебопродукт»).

Одной из активно обсуждаемых в выпусках радиогазеты тем стала повторная облигация крестьянского выигрышного займа16, призванного мобилизовать трудовые сбережения миллионов крестьян на нужды социалистического строительства. Радио, как и все средства агитации и пропаганды, включилось в развернув­шуюся кампанию по распределению займа.

Радиогазета постепенно становилась средством просвещения и воспитания жителей деревни. Материалы познавательного характе­ра — о влиянии техники на рост производительности труда, о но­востях мирового кинематографа, об опытах по окраске меха живот­ных, об устройстве элеваторов, о мерах безопасности на железных дорогах, о способах осушения болот — перемежались назидательны­ми радиофельетонами и радиочастушками о том, как нужно себя вести, какими должны быть отношения в обществе, в семье.

Редакционная почта подтверждала интерес крестьян к материа­лам о деревенской жизни, о появлении в деревнях громкоговори­телей и радиоприемников. Последнее было одной из основных за­дач большой государственной программы радиофикации всей В радиогазете активно освещалась международная тематика: борьба пролетариата за свои права, национально-освободительное движение. Так, в исследованных номерах говорилось о шедшей в то время войне между Францией и Марокко, об отношении к вой­не трудящихся Франции, об открывшемся в Париже Всефранцузском съезде Международной организации помощи революционе­рам (МОПР), о положении японских рабочих на китайских хлопковых плантациях в Шанхае, о событиях в Болгарии после фашистского переворота 1924 г. (суды над революционерами, борьба интернациональных организаций за их спасение), об отно­шениях СССР с различными странами.

Тема внутренней политики государства — это, прежде всего, опе­ративное ознакомление аудитории с сутью постановлений и реше­ний Советского правительства, с работой партийных съездов, с со­вещаниями народных комиссариатов СССР, с демонстрациями и митингами трудящихся. Немало материалов в радиогазете было по­священо достижениям в области промышленности, строительства, сельского хозяйства, а также научным открытиям и техническим изобретениям. Отдельно готовилась справочная информация о за­водах и других предприятиях народного хозяйства, отличившихся при выполнении государственных планов («Грознефть», «Сельмаш», «Расмаслосиндикат», «Хлебопродукт»).

Одной из активно обсуждаемых в выпусках радиогазеты тем стала повторная облигация крестьянского выигрышного займа16, призванного мобилизовать трудовые сбережения миллионов крестьян на нужды социалистического строительства. Радио, как и все средства агитации и пропаганды, включилось в развернув­шуюся кампанию по распределению займа.

Радиогазета постепенно становилась средством просвещения и воспитания жителей деревни. Материалы познавательного характе­ра — о влиянии техники на рост производительности труда, о но­востях мирового кинематографа, об опытах по окраске меха живот­ных, об устройстве элеваторов, о мерах безопасности на железных дорогах, о способах осушения болот — перемежались назидательны­ми радиофельетонами и радиочастушками о том, как нужно себя вести, какими должны быть отношения в обществе, в семье.

Редакционная почта подтверждала интерес крестьян к материа­лам о деревенской жизни, о появлении в деревнях громкоговори­телей и радиоприемников. Последнее было одной из основных за­дач большой государственной программы радиофикации всейВ радиогазете активно освещалась международная тематика: борьба пролетариата за свои права, национально-освободительное движение. Так, в исследованных номерах говорилось о шедшей в то время войне между Францией и Марокко, об отношении к вой­не трудящихся Франции, об открывшемся в Париже Всефранцузском съезде Международной организации помощи революционе­рам (МОПР), о положении японских рабочих на китайских хлопковых плантациях в Шанхае, о событиях в Болгарии после фашистского переворота 1924 г. (суды над революционерами, борьба интернациональных организаций за их спасение), об отно­шениях СССР с различными странами.

Тема внутренней политики государства — это, прежде всего, опе­ративное ознакомление аудитории с сутью постановлений и реше­ний Советского правительства, с работой партийных съездов, с со­вещаниями народных комиссариатов СССР, с демонстрациями и митингами трудящихся. Немало материалов в радиогазете было по­священо достижениям в области промышленности, строительства, сельского хозяйства, а также научным открытиям и техническим изобретениям. Отдельно готовилась справочная информация о за­водах и других предприятиях народного хозяйства, отличившихся при выполнении государственных планов («Грознефть», «Сельмаш», «Расмаслосиндикат», «Хлебопродукт»).

Одной из активно обсуждаемых в выпусках радиогазеты тем стала повторная облигация крестьянского выигрышного займа16, призванного мобилизовать трудовые сбережения миллионов крестьян на нужды социалистического строительства. Радио, как и все средства агитации и пропаганды, включилось в развернув­шуюся кампанию по распределению займа.

Радиогазета постепенно становилась средством просвещения и воспитания жителей деревни. Материалы познавательного характе­ра — о влиянии техники на рост производительности труда, о но­востях мирового кинематографа, об опытах по окраске меха живот­ных, об устройстве элеваторов, о мерах безопасности на железных дорогах, о способах осушения болот — перемежались назидательны­ми радиофельетонами и радиочастушками о том, как нужно себя вести, какими должны быть отношения в обществе, в семье.

Редакционная почта подтверждала интерес крестьян к материа­лам о деревенской жизни, о появлении в деревнях громкоговори­телей и радиоприемников. Последнее было одной из основных за­дач большой государственной программы радиофикации всей страны. В специальных рубриках давались ответы на технические вопросы радиолюбителей, осваивающих непростое, но очень важ­ное в те годы радиодело.

В выпусках радиогазеты звучала и культурная тематика. Слуша­телей знакомили с подробностями наиболее значимых событий в культурной жизни Москвы, с новинками отечественной и зару­бежной литературы — художественной и общественно-политиче­ской, с репертуаром столичных театров и кинозалов, с музыкаль­ным искусством народов СССР. Радио, с его невиданными возможностями общения с аудиторией на огромном расстоянии, становилось средством пропаганды культуры.

Как распределилась тематика материалов по частоте освеще­ния в утренних и вечерних программах — показывает таблица 3.

vest-01-19-95-116-3.png

Выявленное преобладание определенной тематики в утренних и вечерних выпусках радиогазеты за выбранный период исследо­вания влияет и на выстраивание в таблице 4 своеобразного рейтинга основных персонажей, упоминаемых в тех или иных мате­риалах программы. Активная общественно-политическая жизнь молодого государства отражалась в содержании основной радио­программы. В связи с этим аудитория слышала фамилии видных политических и общественных деятелей; поэтов, писателей и ком­позиторов родной страны и зарубежья; рабочих, членов ВЛКСМ и РКП(б), пионеров; рабселькоров, радиолюбителей и обычных граждан, крестьян.

vest-01-19-95-116-4.png

Анализ своеобразной тематической географии радиоконтента, отраженный в результатах таблицы 5, демонстрирует устойчивое преобладание зарубежной тематики: почти в половине подготов­ленных материалов речь шла о событиях, происходивших за гра­ницей — от стран Европы до Соединенных Штатов Америки, от Скандинавии до Японии, от стран Африки до Австралии и Новой Зеландии. Настолько велико было внимание молодого советского государства к внешней политике. Акцент на республики СССР, области, города, села, деревни, аулы в информационных материа­лах радиогазеты вполне оправдан: проведение Новой экономи­ческой политики, продолжение восстановления народного хозяй­ства после страшных последствий Гражданской войны 1917— 1922 гг. тому причина. Выпускаемая в Москве радиогазета имела возможность самостоятельно готовить сообщения о столице — ее богатой во все времена общественно-политической, экономиче­ской и культурной жизни.

vest-01-19-95-116-5.png

Вопросы стилевого отличия текстов для радио от газетных об­суждались при подготовке уже первых выпусков «Радиогазеты РОСТА» (Шерель, 2004: 20). Остановимся на некоторых стилистических особенностях материалов изучаемого аудиального издания. Так, тексты сообщений с III Всесоюзного съезда Советов напоми­нают по форме жанр репортажа, с его отличительной особенно­стью — присутствием корреспондента на месте события. Радио в то время еще не знало звукозаписи, поэтому корреспонденты с помощью редакторов пытались силой слова воссоздать атмосфе­ру проходившего в зале Большого театра государственного меро­приятия. На сиюминутность освещаемого события указывают в материале глаголы настоящего времени: «приступает», «доклад де­лает», «съезд встречает тов. Сокольникова бурными аплодисмен­тами», «говорит, что», «особое внимание уделяет».

Следует отметить встречающиеся стилистические погреш­ности: «Теперь неоспоримым фактом стало, что трудовым мас­сам Союза СССР удалось без иностранной помощи создать твер­дый финансовый порядок» (неправильное употребление союза что). Текст сообщения носит явно отчетный характер, в нем много штампов и канцеляризмов, лексических повторов: «Де­нежная реформа нам удалась целиком и полностью. Она являет­ся основой для дальнейшего ускоренного подъема во всех отрас­лях народного хозяйства. Главной нашей задачей в дальнейшей работе является развертывание производительных сил нашего рабоче-крестьянского хозяйства»17.

В название одного из читавшихся в радиостудии рассказов «Андел»18, вероятно вкралась опечатка — и в заголовке следует читать «Ангел». Возможно, это записанный пересказ, о чем свидетельству­ет народный, разговорный стиль повествования. Забавны использу­емые автором слова и выражения: «встал Захар честь-честью до свету», «пришел пьянехонек, утром пошел опохмеляться и закру­тил...», «вернулся... затемно чуть тепленький», «А косить — для нас пустяковина. Раз — и готово», «.развезло, видать, мужика от са­могона по крайности», «барахло домашнее пропадать стало», «ка­кой ни на есть, а все-таки муж.», «зато уж опугу тебе дам, чтобы тогда другорядь поменьше жрал самогону этого самого», «вот вишь.». В тексте есть почти сказочные обороты: «Ждет-пождет Федосья, а Захар как в воду канул», «Заснула его Федосья, заперла на вертушку дверь, а сама легла в залавок», «Ужли-ж я помер?», «Знамо, помер», «нет ни золотых яблоков», «ишь, чего захотел». Встречаются неизвестные слова: «из шинка», «завздыжал», «в за­лавок» (с пояснением: «куда зимой ягнят запирают»); а также ил­люстрации устаревшей нормы написания или ошибок-опечаток: «андел» (ангел), «без никаких разговоров» (без разговоров, ника­ких разговоров), «не стоющий» (не стоящий), «Осподи» (Господи), «чижолый» (тяжелый); разговорного языка: «Опять же полушалок бабы Федосьи и зеленую кофту ейную намедни прогулял. Она ду­мала — украли, а это — я...тово...в тайности из сундука стибрил. И забижал ее частенько.», «Товаришь, андел, нельзя ли хотя на малое время ослобонить отседа?... Прямо не в моготу». Вывод в конце данного радиорассказа напоминает своей стилистикой сказку-небылицу: «А с той поры и пить бросил, и в церковь совсем перестал ходить». И также следует отметить, что начинался этот текст, как и любое другое небольшое литературное произведение, с обязательной лаконичной подводки ведущего у микрофона: «Послушайте, товарищи, рассказ тов. Карпова о том, как баба му­жика от двух дурманов вылечила — от пьянства и от религии. Называется рассказ «Андел».

Во вступительном к той или иной радиозаметке или рубрике предложении используется такое же обращение к аудитории: «Слушайте, товарищи, сообщение.», «Товарищи, сейчас мы про­чтем вам стихотворение.», «Теперь, товарищи, перейдем к музы­ке» и т. п.  

Радиогазета представляла собой четко сверстанное (хотя в свя­зи с оперативностью подачи информации были возможны изме­нения в программе: в некоторых выпусках зафиксирована несо­гласованность анонса и внутреннего содержания) издание, предназначавшееся для радио, с его коммуникативной специфи­кой общения со слушателем. Так, декламацию стихотворения в выпуске обычно упреждало краткое вступление, к примеру, такого разъяснительно-пропагандистского характера: «Товарищи, сейчас мы прочитаем вам стихотворение французского поэта Барбье, в котором он яркими красками рисует современную Францию, ту самую Францию, которая когда-то первая подняла Знамя револю­ции в Европе, но, свергнув короля, отдала власть над страной не трудящимся, а насильникам капиталистам»19.

В рубрике, посвященной музыке и пению, ведущий популярно знакомил аудиторию, например, с украинской, белорусской или другой народной музыкой в музыкальном сопровождении. Во вве­дении давалась справка о музыкальной культуре республики, об истории создания и особенностях старинного инструмента; анон­сировались песни, которые прозвучат в программе (их содержа­ние, фамилия исполнителя и т. д.).

Примечательно, что создатели выпусков радиогазеты заботи­лись и об аудитории, только что подключившейся к процессу ра­диослушания: «Теперь, товарищи, если кто из вас опоздал к нача­лу нашей утренней радиогазеты, пусть слушает. Мы для опоздав­ших повторим последние новости из заграницы и по Советскому Союзу..».

Вполне доходчиво, почти вкрадчиво начинался один из мате­риалов познавательной рубрики «Со всего света»: «Сегодня наша беседа будет о самых маленьких друзьях человека, настолько ма­леньких, что их даже простым глазом невозможно заметить. Во­круг нас постоянно происходят явления, к которым мы так уже привыкли, что даже не интересуемся, отчего то или иное явление происходит. А интересоваться этим стоит»20. Простыми примера­ми из обычной жизни, из сферы сельского хозяйства мысль слушателя подводилась к важной медицинской, но касающейся каждого теме микробов — «друзей и помощников человека». Гово­рилось о том, что без кропотливой работы этих маленьких орга­низмов не было бы на столе у крестьян ни простокваши, ни творо­га, ни квашеной капусты, ни других полезных продуктов. В конце научно-популярной беседы всё сказанное резюмировалось; слу­шатели узнавали о том, что в следующий раз разговор продолжит­ся, но уже о других микробах — опасных для здоровья.

Утренние и вечерние выпуски радиогазеты «Всем, всем, всем!» со­держали любопытные факты из истории страны, науки и техники, культуры и т. д. Так, радиогазета в период с 11 по 20 мая 1925 г. сооб­щала о том, что представители железнодорожного и водного транспорта передали III Всесоюзному съезду Советов эскадрилью имени Ф. Э. Дзержинского — тридцать один аэроплан (уже на следую­щий день сообщались подробности в репортаже с Центрального аэро­дрома им. Л. Д. Троцкого21, а также прозвучали радиочастушки); женская делегация английских профсоюзов встретилась в Харькове с местными работницами22; Сокольническая радиостанция получила подтверждение из Англии, Голландии, Франции и других стран о слышимости передаваемых из Москвы передач23; секция советских работников Московской биржи труда попросила корреспондентов явиться на перерегистрацию с 21 по 23 мая24; в СССР работает около 2 тысяч издательств, выпускающих до миллиона листов оттисков, что стало известно на проходившем V Всесоюзном съезде работни­ков печати25; фотографии маневров американского флота на Гавай­ских островах передаются в тот же день по радио в течение 20 минут на расстояние 8 тысяч км в Нью-Йорк26; произошло крушение поез­да на Балтийской железной дороге (а уже через несколько дней газе­та сообщила о результатах работы специальной комиссии, подтвер­дившей криминальную причину катастрофы27); в Московском зоосаде появились два огромных бенгальских тигра из Индии, беге­мот из Западной Африки (сотрудник радиогазеты поделился своими впечатлениями28); в рекомендованной к просмотру картине «Дети южного солнца» (в кинозале «Уран» на Сретенке) показывается жизнь негров Восточной Африки, а также восточноафриканских жи­вотных — благодаря телесъемке, позволяющей снимать на больших расстояниях29, а затем передавать изображение отчетливо вблизи.

Выводы

Данные, полученные в результате предпринятого исследования, относятся к достаточно короткому временному отрезку, но все же позволяют проследить уже тогда наметившиеся тенденции развития первой и чрезвычайно важной в истории отечественной радиожур­налистики формы радиопередач. Радиогазета представляла собой не отдельную эпизодическую передачу, а сжатую программу, слож­ную звучащую структуру, объединявшую в себе несколько материа­лов. Новости, отчеты, фельетоны, письма слушателей приобрели форму органично, четко, логично сверстанного звукового издания.

Радиогазета убедительно показала, что для отечественного ра­диовещания характерны регулярные передачи, радиопериодика придала новому СМИ программный характер. Были заявлены содержательные рубрики, многие тематические радиопередачи; объединены самые разные по жанрам и тематике материалы, в со­вокупности составившие систему звуковых «эпизодов» (Гуревич, Ружников, 1976: 32). Радиогазета стала прообразом структуры ве­щательного дня современного радиовещания.

Отечественная радиожурналистика получила свое развитие именно в рамках радиогазетной формы, в которой были заложены основы программирования. В редакции сформировались кадры ра­диожурналистов. Радиогазеты 1920-х гг. — это история становления радиожурналистики как нового важного направления журналисти­ки XX века, радиожанров как разновидности общежурналистских жанров (Дубровин, 1971: 133). С учетом доминирующих признаков и в соответствии с общепринятой в радиожурналистике жанровой классификацией в радиогазете выделялись три составляющие: ин­формационная, аналитическая и художественно-публицисти­ческая. В дальнейшем были опробованы разнообразные жанры и формы: радиопереклички, радиомитинги, радиособрания, радио­раёшник, радиоэстрада, радиофильмы, радиокомпозиции и др.

В период становления отечественной радиожурналистики грани­цы между жанрами только намечались, и для материалов радиогазет было свойственно, с одной стороны, формальное и языковое свое­образие многих жанров, а с другой — единообразие, так как радио как вид массовой коммуникации рассчитано на слуховое восприя­тие с высокой степенью воздействия на малограмотную аудиторию.

Появившиеся позднее оригинальные радиожанры (трансляция, трансляция с пояснениями-комментариями, переклички с вы­ступлениями у микрофона и др.) «возникали прежде всего в не­драх радиогазеты — синтетической, во многом близкой к печатной газете передачи, которая даже своим названием подчеркивала эту кровную близость» (Дубровин, 1971: 133). Процесс формирования происходил на базе постепенно обретаемых радиогазетой новых, относящихся только к радио качеств и компонентов.

Радиогазета создала первооснову для появления на радио и многих журнальных форм — таких, как радиожурнал, радиообо­зрение, радиоканал. Кроме того, отдельные выездные выпуски радиогазет, транслировавшиеся, к примеру, из зала Политехниче­ского музея, иногда сравниваются с форматом своеобразного радиошоу с участием публики, когда слушатели получали реаль­ную возможность вступать в дискуссию как с радиожурналистами, так и с приглашенными государственными, партийными, хозяйст­венными и военными деятелями.

«Первое место в области организации общественного мнения занимают радиогазеты. Помимо осведомления слушателей о со­держании советского дня радиогазеты имеют основной своей за­дачей организацию общественного мнения отдельных социальных групп вокруг основных вопросов текущего социалистического строительства»30, — подчеркивалось в разработанной в 1928 г Центральным радиосоветом при Наркомпочтеле программе ради­овещания. Замечание теоретика Т. М. Горяевой, сделанное уже в наше время, справедливо: «Несмотря на существующие запреты и ограничения, радио изо дня в день писало “великую книгу дня” — картину жизни страны, трагическую, героическую, повседнев­ную» (Горяева, 2009: 6). И радиогазета «Всем, всем, всем!» напря­мую участвовала в этом историческом процессе.

Примечания 

Особенности Новой экономической политики (1921—1928 гг.) заключались в сочетании административных и рыночных методов хозяйствования, сохранении командных высот рабочего класса и его партии в сфере политики и экономики. На 1925 г. пришелся один из кризисов нэпа (наряду с 1923 и 1927—1928 гг.).

Письмо В. И. Ленина руководителю Нижегородской радиолаборатории М. А. Бонч-Бруевичу было впервые опубликовано только в 1924 г. в журнале «Те­леграфия и Телефония без Проводов» (Нижний Новгород. № 23).

Так было названо бывшее акционерное общество «Радио для всех». АО «Ра­диопередача» занималось вопросами радиовещания, установкой радиостанций, торговлей радиоаппаратурой и радиодеталями, техническими консультациями, пропагандой радиотехнических знаний, издательской деятельностью.

О радиоагитации // Известия ЦК РКП(б). 1925. 2 марта. № 9. С. 9. — В до­кументе подчеркивалась важность распространения среди рабочих и крестьян радиоприемников (на началах льготного кредитования), установки громкоговори­телей в рабочих клубах, домах крестьянина и избах-читальнях.

Мнение специалистов о полной утрате документов радиовещания и невоз­можности их реконструировать объясняется неудачными попытками специально созданных в 1933 и 1940 гг. комиссий собрать документы советского радиовеща­ния воедино и в особенности событиями 16 октября 1941 г., когда во время массо­вой эвакуации центрального госаппарата и учреждений большая часть архива Радиокомитета (творческие материалы и некоторая документация делопроизвод­ства) была сожжена.

Полностью опубликован только первый выпуск «Радиогазеты РОСТА» от 23 ноября 1924 г. Остальными материалами сборников стали тексты отдельных выступлений, рубрик, по мнению составителей не утративших журналистскую ценность и сохранивших потенциал достоверности в изложении событий.

ГАРФ. Ф. 391. Оп. 6. Ед. хр. 14. Л. 1-315.

Гликман Г. Что такое радиогазета? // Радиолюбитель. 1925. № 23-24. С. 458.

ГАРФ. Ф. 391. Оп. 6. Ед. хр. 14. Л. 98.

10 Фрагменты радиопередач приводятся в настоящей статье с сохранением ор­фографии и пунктуации оригинальных текстов архивной микрофонной папки. В авторских строках местами нет знаков препинания, корректура встречается ред­ко. В целом страницы с напечатанными материалами чисты, без помет.

11 Агитпроп ЦК РКП(б) утвердил такой состав редакции радиогазеты: ответст­венный редактор Б. Г. Данский (псевдоним К. А. Комаровский), его заместитель Н. Е. Валевский, заведующий литературным отделом Я. М. Галицкий и сотрудни­ки А. Карпачевский, Нейгольденберг (инициалы в источниках не встречаются), А. И. Гурин, Г. Золотухин и др.

12 Корреспонденты радиогазеты получали задание, как правило, утром, а при­мерно к 14:00 их материалы поступали в редакцию, утверждались редакторами, печатались на машинке и передавались в листах ведущим-артистам для чтения у микрофона.

13 ГАРФ. Ф. 391. Оп. 6. Ед. хр. 14. Л. 98.

14 Там же. Л. 41.

15 Там же. Л. 140.

16 Первый выпуск крестьянского выигрышного займа вышел весной 1924 г. после проведения в СССР денежной реформы и установления твердого рубля.

17 ГАРФ. Ф. 391. Оп. 6. Ед. хр. 14. Л. 2.

18 Там же. Л. 4-5.

19 Там же. Л. 6.

20 Там же. Л. 9.

21 Там же. Л. 103, 114, 154. Репортаж с Центрального аэродрома им. Л. Д. Троц­кого заканчивался так: «Неохотно расходятся с аэродрома рабочие. Трудно ото­рвать глаза от стальных птиц».

22 Там же. Л. 27.

23 Там же. Л. 72.

24 Там же.

25 Там же. Л. 30.

26 Там же. Л. 108.

27 Там же. Л. 33.

28 Там же. Л. 34.

29 Там же. Л. 215.

30 Платов М. Не надо изобретать обезьяну // Советское радио и телевидение. 1962. № 2. С. 34.

Библиография

Горяева Т. М. Радиогазета 20-х – начала 30-х годов как исторический источник // История СССР. 1984. № 1. С. 72–86.

Горяева Т. М. Радио России. Политический контроль радиовещания в 1920-х – начале 1930-х годов. Документированная история. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина, 2009.

Гуревич П. С., Ружников В. Н. Советское радиовещаниее: страницы истории. М.: Искусство, 1976.

Дубровин Б. В. Об эволюции газетных форм и жанров на радио (1922– 1932) // Журналистика. Наука. Образование. Практика. Л., 1971. С. 114– 133.

Кузнецов И. В. История отечественной журналистики (1917–2000). М.: Флинта; Наука, 2002.

Ленин В. И. М. А. Бонч-Бруевичу. 5. II. 1920 г. // Полн. собр. соч. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1975. Т. 51. С. 130.

Тихонова О. В. Радиогазеты как фактор становления, развития и трансформации отечественной радиожурналистики: дис. … канд. филол. наук. М., 2005.

Шерель А. А. Аудиокультура XX века. История, эстетические закономерности, особенности влияния на аудиторию: Очерки. М.: Прогресс-Традиция, 2004.



Поступила в редакцию 03.09.2018

Библиография: