Российская журналистика между должным и реальным: взгляд руководителей и владельцев центральных российских изданий (публичные заявления)

Скачать статью
Колесниченко А.В.

кандидат филологических наук, доцент кафедры периодической печати, факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: april-7@yandex.ru

Раздел: Теория журналистики и СМИ

Статья знакомит с результатами исследования представлений руководителей и владельцев центральных российских печатных и онлайновых изданий о назначении журналистики и ее реальной роли, о должных и реальных отношениях СМИ и власти, о должных и реальных отношениях СМИ и аудитории. Результаты получены путем анализа публичных выступлений руководителей и владельцев медиа, а также редакционных руководств. Оказалось, что в представлениях о назначении журналистики, а также об отношениях СМИ и власти должное и реальное расходятся радикально: видятся СМИ как бизнес и независимый критик, но в реальности занимаются пропагандой, а о независимости от чиновников и возможности прожить без государственных дотаций приходится только мечтать. В представлениях об отношениях СМИ и аудитории должное и реальное совпадают: это удовлетворение информационных потребностей, интересов и ожиданий аудитории.

Ключевые слова: журналистика, миссия, медиабизнес, свобода слова, СМИ и государство, аудитория СМИ

Введение

Исследование проводилось в рамках научно-исследовательско­го проекта «Журналистика в информационном поле России: дол­жное и реальное»1. Цель проекта — выявить природу противоречия между предназначением журналистики, как оно трактуется про­фессиональным сообществом, и реальным функционированием СМИ, а также определить пути разрешения этого противоречия. Существование этого противоречия сомнений не вызывает ввиду кризиса, в котором оказалась современная российская журнали­стика: СМИ широко используются как инструменты манипулиро­вания общественным мнением, большинство редакций в экономическом плане глубоко нездоровы, престиж журналистской профессии низкий, а значительная часть граждан выступает за введение цензуры в СМИ, понимая ее как способ обеспечить публикацию проверенной информации и избавить контент от пошлости2.

Природа противоречия между предназначением журналистики и реальным функционированием СМИ исследовалась в целом ряде работ российских и зарубежных ученых [Прохоров, 2004; Вартанова, 2015; Siegert, 1993 и др.]. В данных работах рассматри­вается предназначение журналистики с точки зрения максималь­ной общественной пользы, а также выявляются факторы, которые вынуждают СМИ отклоняться от этого предназначения. Однако в теоретических работах представлен прежде всего взгляд ученых на данную проблематику. Позиция же практиков оставлена без вни­мания.

Научно-исследовательский проект «Журналистика в информаци­онном поле России: должное и реальное» предполагает проведение целого спектра исследований с использованием различных подходов и разных методов. Результаты исследования, предлагаемые в данной статье, получены на основе экспертного анализа продуктов деятель­ности представителей одного из акторов информационного поля: ру­ководителей и владельцев центральных российских печатных и онлайновых изданий. Нас интересовали их представления о причинах назначения журналистики и ее реальной роли, о должных и реальных отношениях СМИ и власти, а также о должных и реальных отноше­ниях СМИ и аудитории, проявившиеся в их публичных выступлени­ях или редакционных документах. Редакционные документы были включены в выборку, так как они отражают представление медиаме­неджеров об идеальном формате своего издания. Результаты данного исследования позволят как выявить публично декларируемые пред­ставления владельцев СМИ и медиаменеджеров о должном и реаль­ном предназначении журналистики, так и стать базой для последую­щего опроса — второй части научно-исследовательского проекта. Гипотеза исследования — противоречия между должным и реальным функционированием журналистики существуют, и вызваны они как давлением со стороны властей, так и необходимостью медиаменед­жеров и владельцев изданий зарабатывать деньги.

Методология исследования

Выборка изданий была сформирована по результатам трех рей­тингов: охвату аудитории по данным компании TNS3, индексу ци­тирования по данным компании «Медиалогия»4 и статистике по­сещаемости сайтов изданий по данным счетчика Liveinternet5. При этом учитывались только издания, ориентированные на массовую аудиторию (по этой причине в выборку не попали информагентст­ва как поставщики информации для других СМИ), а также произ­водящие собственный контент, а не агрегирующие или даджестирующие только чужой. Кроме того, в расчет не принимались развлекательные и нишевые издания, в этом сегменте было реше­но ограничиться двумя ведущими спортивными газетами «Спорт-Экспресс» и «Советский спорт». Всего было отобрано 25 изданий:

• 13 газет: «Аргументы и факты», «Ведомости», «Известия», «Коммерсант», «Комсомольская правда», «Метро», «Мо­сковский комсомолец», «Независимая газета», «Новая газе­та», «Новые известия», «Российская газета», «Советский спорт», «Спорт-Экспресс».

• Восемь журналов: «Власть», «Деньги», «Огонек», «Про­филь», «Русский репортер», «Эксперт», Forbes, The New Times.

• Четыре онлайновых издания: Gazeta.ru, Lenta.ru, Rbc.ru, Snob.ru

Так как для выявления интересующих нас представлений руко­водителей и владельцев изданий должны были использоваться их выступления в СМИ и публикации в блогах, потребовалось соста­вить список руководителей и владельцев, замеченных в публичной активности. В него вошли 44 человека. Следующий шаг — выявле­ние выступлений этих лиц в СМИ (проводилось по сайту Гильдии издателей периодической печати, где собраны публикации, каса­ющиеся СМИ6) и записей в блогах (исследовались блоги в наибо­лее популярной у российских интеллектуалов соцсети Facebook).

Изначально была поставлена задача отобрать по 50 выступлений в СМИ и публикаций в блогах. Выступления в СМИ отбирались на­чиная с ноября 2015 года и далее к более ранним, отбор прекратил­ся, когда количество выступлений достигло 50 к апрелю 2012 года. Записи в блогах отбирались с ноября 2015 года до момента заведе­ния страниц в Facebook, общее количество записей составило 48. Так как часть руководителей и владельцев изданий за указанный пе­риод ни разу не выступали в СМИ по заданной тематике, а также не делали по поводу журналистики публикаций в блогах (либо не име­ют страничек в Facebook), то выборка сократилась до 23 человек, список которых с указанием должностей и количества выступлений в СМИ и записей в блогах представлен в табл. 1.

vest-03-16-17-29 (1!).png

Что касается редакционных руководств перечисленных выше изданий, то, в силу ограниченности доступа, удалось получить пять документов:

• Догма газеты «Ведомости»,

• Конституция РБК,

• Книга редакции журнала «Эксперт»,

• Инструкция для авторов газеты «Коммерсант»,

• Stylebook отдела «Общество» интернет-издания Gazeta.ru.

Таким образом, количество подлежащих рассмотрению доку­ментов составило 103. В качестве метода исследования была ис­пользована разработанная исследовательской группой модель эк­спертного анализа, основанная на глубоком проникновении в текст.

Процедура экспертизы текста предписывает его тройную про­работку: ориентировочное чтение для общего знакомства с тек­стом и первое его структурирование, углубленное чтение и дроб­ное структурирование выделенных для изучения фрагментов текста с целью выявления тех признаков, которые зафиксированы в кодификаторе, и проверочное чтение с последующим определе­нием формы предъявления взглядов, подводящее к заключению по данному тексту.

Эта работа отражалась в карте экспертного анализа, которая за­полнялась для каждого текста, превращаясь в инструмент форми­рования заключения и одновременно — в его обоснование. Чтобы продемонстрировать данные свойства карты, приведём докумен­тацию экспертного анализа одного из изученных документов (табл. 2 и 3).

vest-03-16-17-29 (3).png

vest-03-16-17-29 (4).png

Выводы экспертизы были детализированны и обобщены на ос­нове кодификатора экспертных заключений. Значения для него подбирались, исходя из нормативных задач журналистики, допу­щения, что СМИ можно рассматривать как бизнес, а также с уче­том различных вариантов взаимоотношений СМИ и власти. В табл. 4 представлен данный кодификатор и отраженные в нем положения экспертных заключений, касающиеся должного и реального в категориях «назначение и общественная роль журна­листики», «взаимодействие СМИ и власти», «взаимодействие СМИ и аудитории».

vest-03-16-17-29 (5!).png

Далее в табл. 5-7 представлены результаты исследования:

vest-03-16-17-29 (7).png

vest-03-16-17-29 (8).png
vest-03-16-17-29 (9).png

Заключение

Как видно из табл. 5-7, существуют серьезные расхождения между представлениями о должном и реальном в том, что касается назначения журналистики и отношений журналистики и власти. По поводу отношений журналистики и аудитории представления о должном и реальном оказались близки. В частности, совпали два заключения, чаще всего упомянутые руководителями и владельца­ми СМИ: об удовлетворении СМИ интересов, ожиданий и информационных потребностей аудитории.

Расхождения же в представлениях о должном и о реальном ка­сательно назначения журналистики и отношений с властью могут быть связаны как с реальным давлением властей на СМИ и невоз­можностью заниматься СМИ как бизнесом в текущей политиче­ской и экономической ситуации, так и с распространенными в журналистской среде идеалами, трудноосуществимыми как в сов­ременной России, так и во многих странах мира.

На результаты исследования, надо думать, повлияли и разли­чия в публичной активности руководителей и владельцев СМИ (количество выступлений различается от одного до 14), когда точ­ка зрения более активного вследствие большей упоминаемости претендует на то, чтобы считаться точкой зрения профессиональ­ного сообщества.

Кроме того, не исключена ситуация, когда проблемы в функци­онировании издания в реальности вызваны недостаточной квали­фикацией медиаменеджеров, и ссылки на политическое или эконо­мическое давление со стороны властей — не более чем попытка переложить на других вину за свои неудачи. Тем более, что рассу­ждения о несвободе СМИ в России в последние годы стали общим местом в дискурсе о современной российской журналистике.

Поэтому полученные результаты целесообразно рассматривать как отправную точку для следующего этапа исследования с при­влечением опросных методик, а также для специального изучения практической деятельности медиаменеджеров. Следующий этап исследования рассчитан на то, чтобы уточнить выявленные пока­затели. Полагаем, это позволит отделить реальность от мифов, распространенных в медиасреде и касающихся как задач журнали­стики, так и поиска виновных в том, что эти задачи не решаются.

Примечания 

1 Подробнее о проекте см.: Лазутина Г. В. Ведущее противоречие журналисти­ки в условиях современной России как научная проблема: к разработке проекта исследования // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2015. № 5. С. 108—116.

2  Об отношении россиян к цензуре см. результаты опросов Левада-центра. Режим доступа: http://www.levada.ru/old/13-10-2015/gotovnost-k-ogranicheniyamhttp://www.levada.ru/old/29-01-2015/my-ne-sharli и др.

3 Режим доступа: http://www.tns-global.ru/services/media/media-audience/press/information/

4 Режим доступа: http://www.mlg.ru/ratings/federal_media/

5 Режим доступа: http://www.liveinternet.ru/rating/ru/media/

Библиография

Лазутина Г. В. Ведущее противоречие журналистики в условиях сов­ременной России как научная проблема: к разработке проекта исследова­ния // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2015. № 5. С. 108—116.

Прохоров Е. П. Журналистика и демократия. М., 2004.

Медиасистема России: Учеб. пособие для студентов вузов / Под. ред. Е.Л. Вартановой. М., 2015.

Siegert G. (1993) Marktmacht und Medienforschung. Munchen. (In German)

Поступила в редакцию 10.01.2016


Библиография: