Трансформация аудиовизуального контента в новых медиа

Скачать статью
Круглова Л.А.

кандидат филологических наук, доцент кафедры телевидения и радиовещания, факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: abiljo@mail.ru

Раздел: Новые медиа

Автор исследует трансформацию аудиовизуального контента в Интернете, кардинальные изменения в способах подачи, формах, содержании и способах его потребления. Рассмотрены жанровое разнообразие и тенденции развития аудиовизуальных материалов в Интернете и на порталах традиционных медиа.

Ключевые слова: новые медиа, гибридизация, видео

Развитие Интернета внесло кардинальные изменения в различ­ные сферы человеческой деятельности, в том числе и в медийную. Технологический прогресс привел к радикальной трансформации способов доставки информации и доступа к ней, к размыванию границ между традиционными медиа, к сближению и взаимопро­никновению различных видов СМИ. Более того, стремительное наступление всемирной паутины по всем коммуникационным на­правлениям заставило специалистов размышлять о скорой гибели традиционных СМИ, в том числе и телевидения.

С внедрением Интернета вначале появилась возможность ска­чивать видео и просматривать его в удобное для себя время. С те­чением времени технологии становятся более совершенными. Flash и широкополосный доступ сделали просмотр видео в Интернете быстрым и удобным. Аудитория все меньше и меньше читает, смот­рит картинки, — она все больше и больше смотрит видео. И про­исходит это по вполне понятной причине — видео является наи­более системным, сложным и дающим наибольшие возможности носителем. Оно очень легко передает не только информацию, оно передает и эмоции, что вообще очень важно для коммуникации человеческой. В любой коммуникации вербальная составляющая меньше 20%, а все остальное — это зрительная, слуховая, которая напрямую к информации не имеет отношения. Видео все это умеет передавать в значительной степени. Байрон Скотт, профессор Уни­верситета Миссури, уверен, что значение видеоконтента в новых медиа растет. Это происходит по нескольким причинам. Люди привыкли к телевизору — им проще «смотреть» новость, чем чи­тать, визуальная информация проще усваивается. Новые техноло­гии позволяют, например, смотреть подкасты с видео-сюжетами. Исследования показали, что ресурсы с видео намного популярнее, чем те, которые содержат только текст. Аудиовизуальный контент в Интернете — это другая медийная среда со своим специфиче­ским устройством. Три главных принципа этой среды: люди сами выбирают, что смотреть, где смотреть и когда это делать. Месяч­ный охват российской аудитории, смотрящей видео во всемирной паутине, превышает 20 млн, еженедельный охват приближается к 14—16 млн и ежедневный охват — больше 4 млн. Это люди, ко­торые ежедневно смотрят видео в Интернете. По словам экспер­тов, этот рынок будет расти примерно на 30—40% в год, через не­которое время очень значительная его доля будет приходиться на видеорекламу.

Изменения в форматах и скоростях повлекло за собой целый ряд новых интернет-проектов, ориентированных исключительно на видео и непосредственно связанных с видео. Все эти проекты на сегодняшний момент можно разделить на несколько групп:

Видеохостинги — как физические серверы с контентом, так и «витрины» — участники различных партнерских программ (You­Tube, Rutube, LoadUp, VideoMail и др.).

Площадки телеканалов — распространяется практика размеще­ния в сети видео собственного производства как в виде онлайн-вещания, так и в формате отдельных видеофайлов (Первый канал, «Россия», ТНТ, НТВ).

Проекты традиционных, «не телевизонных», СМИ — газеты, журналы, информационные агентства, радиостанции и другие ме­диа на своих сетевых ресурсах добавляют видео к традиционному для себя контенту («Ведомости», «Коммерсантъ», «РИА новости», «Эхо Москвы», ВВС, ИД GameLand и др.), тем самым все больше превращаясь из традиционных в гибридные новые медиа.

Интернет-вещатели — провайдеры, представляющие на рынке не только доступ в Интернет, но и услуги кабельного ТВ, посте­пенно выходят на рынок онлайн-видео (Corbina, Stream).

Отдельные проекты — на рынок видео обратили внимание но­вые для отрасли игроки, предлагающие отдельные проекты с чет­ким позиционированием (Tvigle, Mobilkinofest, Life.ru).

Основными игроками на мировом рынке интернет-видео явля­ются: Google — YouTube, Microsoft — MSN Video, AOL — Truveo. На отечественном рынке таковыми можно назвать следующие:

Mail.ru Group, Газпром Медиа — RuTube, НТВ, ТНТ, ПрофМедиа — Rambler Vision.

Первыми видеоматериалами, которые появились на сайтах СМИ в 2004—2006 годах, были в основном презентации сотрудниками своих текстов. Корреспондент или обозреватель, сидя на своем ра­бочем месте или стоя на фоне плаката с логотипом издания, пере­сказывал свою последнюю публикацию. Потом эти пересказы стали дополняться видеорядом, чаще всего смонтированным из фото­графий или взятым на любительских видеосайтах. Однако посте­пенно эти «видеопересказы» сменили сюжеты, снятые по мотивам публикации, интервью с экспертами, уличные опросы.

Несмотря на большое количество площадок, говоря «видео в Ин­тернете», все равно многие подразумевают YouTube. Хотя YouTube — это не медиа. По своей структуре — это всего лишь технологиче­ская платформа, хотя и медийная. Это медиакомпания только в том смысле, что люди приходят туда для того, чтобы потреблять ме­дийный продукт.

Большинство медиакомпаний уже осознали, что недостаточно распространять контент только через собственные платформы.

2009 год стал первым в истории США, когда Интернет обогнал га­зеты по количеству часов просмотра новостного видео в неделю. На первом месте пока по-прежнему ТВ.

Профессиональные медиа поняли, что им нужно идти туда, где находится их аудитория, — на YouTube, Facebook или Twitter. На YouTube размещены миллиарды видеороликов, около 20 часов видео подгружается каждую минуту. Если говорить о YouTube в целом, то там больше контента от граж­данских репортеров — просто потому, что их самих больше. При при­стальном рассмотрении — ролики, набравшие наибольшее число просмотров, — видео от The Associated Press, The New York Times, ABC и прочих медиакомпаний, поскольку у них по-прежнему есть доступ к ключевым ньюсмейкерам нашего времени и на них рабо­тают лучшие журналисты. Однако случается и так, что пользова­тельское видео тоже выбивается в топ, оказавшись в нужное время в нужном месте. И это новый тип информации.

По словам Стива Гроува, руководителя департамента новостей и политики на YouTube, курирующего вопросы новостного и по­литического сотрудничества, а также разработку соответствующих программных продуктов — у каналов традиционных газет на You­Tube все больше собственного контента. Газетная отрасль пережи­вает серьезные изменения. У многих газет есть каналы на YouTube, таким образом они пытаются привлечь новую, молодую аудито­рию. Меняется и бизнес-модель, поэтому новые платформы необ­ходимы для распространения контента. Например, Associated Press загружает около 300 роликов в неделю. The New York Times загру­жает приблизительно от 6 до 12 роликов в неделю. Примерно столько же — The Washington Post. Еще несколько лет назад эти новостные организации вообще не умели снимать видео, но они научили своих репортеров делать это и наняли в штат профессио­нальных операторов1.

YouTube взаимодействует с медиакомпаниями, например с газе­той «Известия» или с телеканалом Russia Today, которые используют портал, чтобы найти новую аудиторию. Для традиционных СМИ — так называемые социальные сети, любые новые технологические изобретения в Интернете — это исключительно расширение поля для сбора информации, считает шеф-редактор интернет-проектов «Эхо Москвы» Наргиз Асадова (Современное радиовещание в оцен­ках журналистов и исследователей: 140).

Эксперты выяснили, что влияние YouTube особенно заметно в сфере новостей и политики, потому что эта платформа достаточно демократична, доступна каждому и обладает всеми возможностя­ми, чтобы изменить способы обсуждения публичной повестки дня. Тенденция такова, что новостное и политическое видео поль­зуется на YouTube все большей популярностью. Хотя и информа­ционный контент конкурирует в гораздо более жесткой форме с другими формами, в том числе и со статьями, и с фоторепорта­жами. Развлекательный контент конкурирует со СМИ в меньшей степени, так как в развлекательном материале гораздо более важна эмоциональная составляющая. И видео в таком случае — вне кон­куренции. В новостной же среде очень сложно сделать конкурен­тоспособный продукт в интернет-среде в области видео и в то же время с информационной составляющей. Один из таких примеров — это американский новостной блог RocketBoom2, по форме подачи кардинально отличающийся от классических новостных выпусков — его аудитория составляла ежемесячно до 10—12 млн человек. Это сравнимо с любым профессиональным медиа по количеству про­смотров. Пока сложно представить, что человечество совсем отка­жется от классического вещания вроде CNN или ВВС. Но уже сейчас становится очевидным, как сильно изменяются структуры новостного контента и появляется огромное количество ниш.

Несмотря ни на что, интерес к информационному видео растет. Число просмотров таких роликов выросло за последние несколько лет на 700%. Разработка совместных со СМИ программных про­дуктов подразумевает использование контента, созданного граждан­скими журналистами, который они размещают на канале YouTube, утверждает Стив Гроув, руководитель департамента новостей и по­литики на YouTube3. Для этого была создана специальная программа YouTube Direct, которая позволяет медийным компаниям напря­мую взаимодействовать с аудиторией. Подразумевается, что сервис YouTube Direct должен помочь профессиональным СМИ наладить взаимодействие с журналистами-любителями и перестать воспри­нимать их как конкурентов.

Например, во время последних президентских выборов в США можно было разместить личные комментарии о ходе голосования на канале вещательной компании PBS4. Таким образом американ­цы пытались сделать выборы более прозрачными — за их ходом можно было следить в течение всего дня.

Возможность участвовать в работе СМИ подталкивает добро­вольцев снимать все больше и больше сюжетов. Новостные органи­зации заинтересованы в том, чтобы больше использовать непрофес­сиональное видео в своей работе, потому что их миссия — осветить как можно больше тем. Гражданское видео помогает справиться с этой задачей, а сервис YouTube Direct создан как раз для того, чтобы СМИ могли выполнять свою работу более эффективно. Сервис YouTube Direct был разработан, когда стало понятно, что развитие гражданской журналистики идет быстро и хаотично. Ме­дийным компаниям было трудно извлечь выгоду из этого явления. Во-первых, они не знали, какому видео можно доверять, не могли определить, является ли конкретный ролик новостью. Во-вторых, не могли достаточно быстро связаться с автором видео напрямую. В-третьих, на сайте не хватало инструментария (причем обеим сторонам), чтобы найти своего идеального гражданского репортера и дать ему конкретный заказ.

Несмотря на активные попытки поиска любой возможности монетизации видеоконтента в Сети, этот «гаджет» до сих пор оста­ется лишь «гаджетом» — дополнительной опцией и статьей расхода традиционных СМИ.

«Количество различных способов зарабатывания денег с по­мощью новых медиа просто существенно выше, чем у традиционных СМИ, и если вы посмотрите любую статистику в любой стране мира, и даже в России, которая гораздо медленнее в этом смысле развивается, чем страны Запада, то увидите, что реклама, а это основной доход любого СМИ, уходит в Интернет. Это удобнее для рекламодателя, потому что чаще всего только Интернет может предложить адресное обращение к потребителю. И это рекламода­телю нравится конечно же больше», — считает генеральный ди­ректор «Объединенных медиа» Михаил Бергер (там же: 126).

Одной из форм монетизации являются установка «преролов», «постролов» и даже «мидлролов» в видеоподкастах, но далеко не все отваживаются экспериментировать с этим. Пожалуй, самый яркий пример — одиозный портал «Лайф.ру», в то время как ме­неджеры интернет-версии информационного агентства «РИА но­вости» боятся использовать эту форму монетизации, — им кажется, что тогда они вообще лишатся зрителей своих видеоразделов. Один из самых интересных проектов с точки зрения монетизации — Tvigle.ru. Этот портал с 2007 года показывает бесплатно своим зри­телям профессиональное видео. «Видео мы либо лицензируем, либо в каком-то небольшом количестве продюсируем и снимаем сами. Наверное, процентов 90, а может, и 95 — это лицензионное видео. И все это живет на сегодняшний момент на рекламной мо­дели. То есть ситуация очень простая: мы формируем аудиторию, эту аудиторию обсчитываем различными измерителями (в том числе и теми же, что телевизор, например TNS), продаем доступ к этой аудитории рекламодателям (в первую очередь это «инвидео» реклама, то есть реклама, которая показывается во время просмотра видео), — собственно в этом и есть бизнес-модель», — говорит ге­неральный директор TvigleTV Егор Яковлев5. Tvigle.ru — это еще и достаточно большая партнерская сеть, порядка 150-ти сайтов, ко­торые ретранслируют видео с технологической платформы Tvigle своим посетителям и как следствие добавляют Tvigle медийного пространства. Общее количество аудитории (включая партнерскую сеть) — порядка 6,5 млн россиян ежемесячно.

Журналисты и менеджеры продолжают экспериментировать с видео, изобретая интернет-телевидение и ища новые формы и решения. Руководство радиостанции «Эхо Москвы» всегда ориен­тировалось на спрос аудитории. «Если есть спрос на Интернет, на сайт Интернета, — мы даем это. Есть спрос на аудио в Интернете, — мы даем. Мы видим рост спроса на видео в Интернете, — мы ста­раемся экспериментировать и здесь тоже, но при этом бизнес-направление у нас все время впереди. Мы не можем конкурировать с RuTube по тем сервисам, которые он предоставляет, прежде всего потому, что несопоставимы вложения. Сейчас, я ни от кого не буду это скрывать, — наш сайт в интернете окупает себя 5 раз», — утверждает генеральный директор станции Юрий Федутинов. — «Я хотел бы подчеркнуть тут очень важный момент. Мы движемся тут не от нашей воли — вот мы вдруг захотели повещать в Интер­нете, создать сайт, мы вдруг захотели видео выложить с нашими физиономиями. Мы двигаем все от потребностей и мы видим, куда движется потребность нашей аудитории» (там же: 138).

Радиостанция «Эхо Москвы», известная своими новаторскими решениями, уже относительно давно запустила свое «Видеорадио». Пока это всего лишь «веб-картинка» из студии, но благодаря плот­ному сотрудничеству с телевизионным каналом «RTVI» «Видеора­дио» «Эхо Москвы» развивается. Кроме «Видеорадио» на сайте радиостанции «Эхо Москвы» есть еще несколько видеоразделов — «Видеоблог», «Все видео». В «Видеоблоге» представлены авторские колонки сотрудников радиостанции, включая главного редактора Алексея Венедиктова. «Видеорадио» — яркий пример конверген­ции радио, телевидения и Интернета, когда программа, выходящая в эфир на радиостанции, одновременно записывается на видео и выкладывается в сеть. Большинство передач сопровождаются и текстовыми стенограммами.

По словам ведущей «Эхо Москвы» Татьяны Фельгенгауэр, самым неприятным из этих экспериментов стала установка веб-камеры в студии. Журналисты между собой называют ее «замочной сква­жиной». «Так называемая “замочная скважина” — это самое чудо­вищное, что могли придумать. Потому что когда сидишь в утрен­нем эфире, а тебе 389 сообщений “Танюш, а что это вы такая не причесанная?” — Потому что я на радио работаю, а не на телеви­дении! Никто не обязывает меня хорошо выглядеть в утреннем эфире» (там же: 143).

Опытным путем уже было установлено, что традиционный вы­пуск новостей — основа основ телевизионной журналистики — в сети не работает.

В силу разных причин, в том числе из-за различных культур по­требления информации в Интернете и в «оффлайне».

«Подводки» ведущих заменили так называемые “description”, или описание под видеороликом. Ушло и понятие традиционной верстки новостного выпуска. Новости и видеосюжеты, как правило, публикуются на страницах в момент их поступления, то есть прак­тически в режиме реального времени. Из составляющих телевизи­онного информационного сюжета в сети наиболее востребован так называемый «лайф» и в том или ином виде — «стендап». «Лайф», как правило, генерируется самими пользователями. Для этого их стараются привлечь разными способами.

У программы «РИА новости», к примеру, существует специаль­ный раздел «Ты — репортер». У гражданских журналистов два мо­тива работы: сотрудничество со СМИ («Ура! Мой ролик показали по ТВ!») и деньги. В России телекомпания ВГТРК привлекает мобильное видео, которое можно загрузить на сайте mreporter.ru. За один ролик, если он попал на ТВ, платят до 1500 рублей.

СМИ только начинают экспериментировать с пользователь­ским контентом и не понимают до конца, что из этого получится.

Интересы пользователей — гражданских журналистов — можно представить в виде пирамиды. В ее основании будут комментарии на политические темы — их проще всего снять и их больше всего на сайте: включил веб-камеру и надиктовал. Средняя часть пира­миды — пойти и снять какую-то историю, это больше похоже не на развлечение, а на настоящую работу. Верхушка — свидетельства очевидцев: катастрофы, автомобильные аварии, речи политиков, особенно где они делают оговорки и ошибки, и тому подобные сюжеты, которые пользуются наибольшей популярностью.

Естественно, видеоряд с места события порталы традиционных СМИ пытаются «достать» и силами собственных журналистов. Не­которые из них с каждым разом становятся все профессиональнее (те же «РИА-Новости»). Причем если для телевидения более важна эксклюзивная ин­формация, то для интернет-СМИ важнее, чтобы «картинка» про­сто была — пусть даже другого «производителя» — только, чтобы пользователь «не ушел». Традиционный «стендап» трансформиру­ется в различные видеоблоги, авторские колонки, колонки экспер­тов etc. (радио «Эхо Москвы», газета «КоммерсантЪ», агентство РИАН, журнал «Афиша» и т.д.). И в интернет-версии телевизион­ный «стендап» звучит скорее как «ситап». Видеоинтервью или тра­диционный «синхрон» в Интернете — это, как правило, лишь до­полнительная фиксация того, что радио или газетный журналист берет интервью у ньюсмейкера (газета «КП», радио «Эхо Москвы», радио «Серебряный дождь» и т.д.).

Хронометраж «лайфов», как правило, колеблется от 15 секунд до двух-трех минут. В то время как журналистские авторские видео­обращения могут длиться и более 6 минут. Но тенденция «чем ко­роче, тем лучше» в Интернете по-прежнему сохраняется.

Наблюдается и изменение привычки потребления новостей в интернет-пространстве. Многие смотрят и читают только то, что им посоветуют друзья. То есть близкое окружение пользователя берет на себя функцию социального фильтра. И, естественно, ме­диакомпании хотят быть частью этой экосистемы. Причем ее важ­нейшая часть — контент, и журналисты по-прежнему создают луч­шие сюжеты. Им осталось только использовать те же каналы для его продвижения, что и все остальные люди. Главная привлекатель­ность этих новых медиа — они построены на таланте и на идее, а не на деньгах, как в традиционных СМИ.

По разным причинам традиционные медиа и совсем отказыва­ются от своих оффлайн платформ, переходя полностью в Интер­нет. «Мы отказались от радио, потому что количество слушателей на коротких волнах уменьшалось, — говорит шеф-редактор рус­ской службы “Голоса Америки” Ирина Ван Дюзен. — Идея заюпочалась в том, что большая часть людей в любом случае уйдет за информацией с коротких волн в Интернет. Молодое поколение предпочитает получать новости, аналитику из Интернета, поэтому в долгосрочной перспективе за ним будущее».

Как говорит Сара Гибсон, глава отказавшейся от аналогового вещания Русской службы Би-би-си, сейчас вопрос о том, откуда ты вещаешь, из-за рубежа или из России, отходит на второй план. На первое место выходит вопрос доступности материалов аудито­рии. Именно поэтому Интернет и социальные сети играют все бо­лее важную роль в работе журналистов. И благодаря новым плат­формам и жанрам, таким как онлайн-аудио, видео и Интернет, традиционные СМИ хотят стать сильнее.

«Наша работа остается важной, поскольку, как мы знаем, в Рос­сии огромные проблемы со свободой СМИ, телевидение — это во­обще отдельный разговор. Поэтому само радио и сайты радиостан­ций остаются очень популярными», — говорит Инга Домбровская с Radio France International.

По словам главы Русской Службы Би-би-си Сары Гибсон, попу­лярность этих сайтов отчасти обеспечивается тем, что такого ин­формационного продукта на рынке российских СМИ больше нет.

«Я могу говорить только за Би-би-си, но мне кажется, что Би-би-си на русском языке предлагает аудитории уникальную вещь: разные взгляды на события в мире, высокое качество журналисти­ки и лучшее из материалов наших журналистов по всему миру в контексте, интересном аудитории», — говорит она6.

Егор Яковлев считает, что сейчас рынок видеоконтента в Ин­тернете в России сравним с рынком российского телевидения на­чала 90-х. И хотя тогда цифры были не намного больше, но темпы роста сегодня гораздо выше. И сегодня мы практически находимся в начальной точке этого нового рынка. Эксперт считает, что это колоссальные возможности, потому что в подавляющем большин­стве случаев люди из классического телевизионного рынка не мо­гут на этот рынок придти и что-то в нем сделать, они просто не умеют, не хотят, и их бизнес-модели не позволяют. В рамках ста­рых моделей никаких новых медиа построить нельзя. Поэтому это колоссальные возможности для образования новых медиа, новых компаний, новых журналистов7.

Исследователи подтверждают, что в свое время подобные про­цессы происходили и в сфере печатных изданий. К моменту появ­ления в нашей стране Интернета был и «Коммерсант» и другие крупные издания, у них были лучшие журналистские силы, у них были хорошие бюджеты, но среди лидеров в области новостных медиа во всемирной паутине появились «Газета.ру», «Лента.ру», «РБК», у которых не было ни журналистов, ничего к этому момен­ту. Это связывают с тем, что большие классические издания не увидели перспективу и не смогли бросить вызов новым реалиям и вызовам века.

В Интернете темп, с которым все происходит на экране, совер­шенно другой. Если человек включает телевизор, он принимает решение, будет ли он дальше это смотреть, в течение 5—7 минут. В Интернете — от 8 до 15 секунд. То есть у производителя есть от 8 до 15 секунд, в течение которых человек примет решение, бу­дет ли он смотреть его видео дальше или нет. «Это другая штука совершенно: и темп внутренний другой, и структура другая, и то, как это следует подавать. Ровно поэтому новости, порезанные из телевизора, там не работают, ровно поэтому даже короткие теле­визионные форматы не очень хорошо там работают. Да, со време­нем это все сомкнется и появится одно большое медиа. Фрагмен­тарное восприятие — это начинает кочевать и в крупные форматы. Но будут ли эти крупные форматы жить в Интернете? Будут. Про­сто они в другом режиме потребляются»8.

Аналитики ожидают, что к 2012 году рынок видеорекламы пе­ревалит за 100 млн долларов. В 2006 году в Германии рынок видео­рекламы в Интернете был 9 млн евро, в 2009 году — 105 млн евро. Происходят два процесса: абсолютный рост рынка и «отьедание» им долей у всех остальных — у наружной рекламы, у телевизион­ной, радийной и пр.

Многие наблюдатели считают, что сейчас в медиа происходит революция. И ситуация гораздо более революционная, чем в свое время с появлением телевидения. И отличается она двумя факто­рами: порог вхождения нулевой, каналы дистрибуции не монопо­лизированы. Получается, что настало время талантливых людей, которые хотят, могут и готовы создавать контент. Потому что, на­чав делать что-то, обращаясь напрямую к зрителю, производитель получает непосредственную, прямую обратную реакцию, ничем не перекрытую, тем самым вырастая в свое собственное медиа. Счи­тается, что сейчас Интернет и телевидение находятся на каком-то небольшом расстоянии, существуют параллельно, но идут на сбли­жение. Существуют прогнозы, что через пять лет они сойдутся со­всем и не будет разницы между телевизором и Интернетом. И эти медиа, скорее всего, не будут ни телевизором, ни Интернетом. Скорее всего, в новых медиа останется возможность и пассивного телесмотрения, где будет и инструмент для формирования потоко­вой программы. Есть еще 4—5 лет, пока эти медиа еще не сраслись. И это временное окно — огромная возможность для тех, кто рабо­тает не в классических медиа, а именно в новых.

Новые медиа оказывают влияние на различные публичные сфе­ры, ведение бизнеса и культурные традиции. Медиа должны адап­тировать свои методы работы к сегодняшним технологическим реалиям, вместо того чтобы игнорировать их или пытаться их из­менить. Задача медиа — разработать лучшие из всех возможных форм журналистики, основанные на доступных технологиях, включая новые продукты и методы работы.

Точность прогноза, предрекающего смерть «традиционным» ме­диа в эпоху Интернета, нам еще предстоит проверить, но нельзя не признать, что распространение Интернета и разработка новейших технологий передачи информации, в первую очередь цифровых, поставили «традиционные» СМИ в ситуацию острейшей конку­ренции с новыми медиа. С другой стороны, технический прогресс в сфере массовых коммуникаций открывает новые горизонты пе­ред «старыми» СМИ и телевидением в том числе. Исследователи говорят, что если традиционные вещатели не поймут необходимо­сти конвергенции с новыми медиа и Интернетом, «они, безуслов­но, обречены на медленное и болезненное умирание»9.

Конечно, пока говорить о смерти традиционного телевидения бессмысленно. Проявляются четкие тенденции гибридизации, в том числе и визуализации, и персонификации традиционных СМИ. А что касается видеоконтента, то для интернет-версий тра­диционных СМИ из двух «вечных» телевизионных вопросов пока важнее «ЧТО?», чем «КАК?».

Примечания 

1 Алексеева А. Говорим «видео в интернете» — подразумеваем YouTube // Част­ный корреспондент. 2010. 25 января. Режим доступа: http://www.cliaskor.ru/article/govorim_video_v_internete_-_podrazumevaem_youtube_14433

2 http://blog.rocketboom.com/

3 Алексеева A. Op cit.

4 http://www.pbs.org/

5 Лекция Егора Яковлева на факультете журналистики МГУ, 2011.

6 Минеева Е. «Вражеские голоса». Прошлое, настоящее и будущее // Русская служба Би-би-си. 2011. 23 марта. Режим доступа: http://www.bbc.co.uk/rassian/society/2011/03/110321_western_soviet_radio_voices.slitml

7 Лекция Егора Яковлева на факультете журналистики МГУ, 2011.

Там же.

9 Rossi L.C. de. Podcasting And The Future Of Traditional Radio. Режим доступа:  http://www.mastemewmedia.org/radio/podcasting_trends/how_podcasting_will_inlluence_the_futureofradio...

Библиография

Современное радиовещание в оценках журналистов и исследователей // Сборник материалов заседаний круглых столов в рамках конференции «Журналистика 2004—2011 гг.» / под ред. Л.Д. Болотовой. М., 2011.


Поступила в редакцию 10.01.2012

Библиография: