Интерактивные медиа и политический дискурс в Финляндии

Скачать статью
Петрова В.В.

аспирантка кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: viktoriaperez@rambler.ru

Раздел: Зарубежная журналистика

В статье рассматривается проблема политического дискурса в Финляндии в условиях конвергенции и развития интерактивных медиа. Автор дает характеристики финской аудитории Интернета, останавливаясь подробнее на блогосфере и политических аспектах блоггинга. Отмечается роль “больших медиа” в интерактивном взаимодействии политиков и аудитории. В качестве блоггеров рассматриваются также финские парламентарии. В исследовании выдвигается тезис о том, что демократический потенциал интерактивных медиа в Финляндии пока реализован недостаточно полно, в свою очередь аудитория и сама по ряду причин не стремится активно участвовать в общественных дискуссиях.

Ключевые слова: финские СМИ, блоги, политический дискурс, партисипационная коммуникация

Новые медиа, одной из существенных характеристик которых яв­ляется интерактивность, в развитых демократиях все чаще рассмат­риваются как платформы для социального и политического дискурса. Основными игроками его являются уже не только политики, обще­ственные деятели и журналисты, но и рядовые граждане. С развитием персонализированных интерактивных медиа — социальных сетей и главным образом блоггинга — элитарная коммуникативная культура сменяется эгалитарной, поэтому аудитория получает больше возможностей проявить свою активность в социальном и политическом диа­логе. Таким образом, происходит развитие основ гражданского соучастия, так называемой партисипационности, которая подразуме­вает в том числе и открытость представителей власти для взаимодей­ствия.

При этом вполне обоснованным представляется мнение, что с развитием ИКТ политические дискуссии становятся все более поля­ризованными, группы политических активистов — изолированными, а политическое участие — более неформализованным и неравным (Rasmussen, 2007: 78). Ведь Интернет — это не просто некая идеа­лизированная площадка, среда для взаимодействия граждан, поли­тиков и представителей социальных институтов. Это в первую очередь инструмент, который меняет нашу жизнь. Для политиков социальные медиа — это инструмент взаимодействия с потенциальным электора­том и воздействия на него, пропаганды, политического пиара и рек­ламы, а также поддержания определенного имиджа. Впервые это стало очевидным во время президентских выборов 2004 г. в США, где блоги политиков на сегодняшний день — довольно распространенное яв­ление.

Поэтому мы не выдвигаем на первое место демократический по­тенциал интерактивных медиа, а лишь рассматриваем его как значи­мый для общества. Ведь уже сейчас можно говорить об изменениях в развитии демократии, которые обусловили новые медиа. В России блоги стали довольно значимым оппозиционным медийным сектором, своеобразным катализатором общественного мнения, способным бо­лее или менее оказывать влияние на общественные процессы. В Фин­ляндии, стране, которую сегодня с нами связывает не только общее историческое прошлое, но и множество геополитических и экономи­ческих факторов, Интернет был воспринят также как инструмент, с помощью которого можно оживить политическую активность граждан “сверху”. В настоящее время формы и способы политической актив­ности финнов в интерактивной среде — пока еще не до конца из­ученная и освоенная практика, предмет критики и экспериментов.

В качестве интерактивных медиа в данном исследовании мы будем рассматривать преимущественно блоги — сетевые дневники с возможностью редактирования и комментирования, — а также в ряде случаев и социальные сети. Блоги и социальные сети являются одной из составляющих более широкого понятия — социальные медиа, или медиа, контент которых создается пользователями (UGC — User­Generated Content). Так как к социальным медиа относятся также виртуальная энциклопедия Википедия, различные ресурсы пользо­вательского контента, подкасты, виртуальные миры и другое, то мы в то же время подразумеваем возможность политического и социаль­ного взаимодействия посредством и этих инструментов, однако их рассмотрение с этой точки зрения пока еще не вполне разработано и, вероятно, станет предметом изучения медиаисследователей в бу­дущем.

Становление новых медиа в условиях Северной демократии

Развитие Северных государств — с точки зрения и технологической, и общественной — согласно классификации исследователя Н.О. Финнеманна, происходило и происходит под воздействием трех основных факторов (исследователь называет их “составляющими Северной мо­дели”):

1. Государственные проекты информационного/сетевого обще­ства или Общества Знаний, связанные с расширением дигитализации общественного сектора.

2. Общественные институты (школы, университеты, библиотеки) как доминирующая сила рынка и объект значительных инвестиций.

3. Политика формирования и обеспечения гомогенного, высоко­образованного и развитого среднего класса (Finnemann, 2006: 18).

Значительные суммы на развитие новых технологий и телекомму­никационных сетей финское правительство выделяло еще в 1990-е гг. Это выражалось в принятии так называемых Национальных Стратегий Информационного Общества. Первая из них была принята правитель­ством в 1994 г., за ней последовали вторая и третья, рассчитанные на 2007—2015 гг. В опубликованном в 2006 г. тексте последней действую­щей Стратегии “финский феномен” описывается как “международно­привлекательное, человекоцентричное и конкурентоспособное обще­ство знаний и услуг”1. Авторы доклада в качестве приоритетов для финского общества особенно подчеркивают “публичную природу ин­формации”, “высокий уровень доверия электронным сервисам”.

Подобные постулаты наряду с бурным развитием доступного Ин­тернета сыграли немалую роль в развитии демократического участия. В первую очередь это получило отражение в развитии принципов “электронной демократии”: общественные организации и предприя­тия, органы местного самоуправления, различные административные, образовательные и др. муниципальные структуры начали функцио­нировать в онлайн, предоставляя информацию о себе, возможность взаимодействия с пользователями и различные электронные сервисы. Рядовые финны быстро адаптировались к новым условиям и на сего­дняшний день чувствуют себя вполне уверенно, совершая различные операции-онлайн.

Для раскрытия демократического потенциала интерактивных ме­диа нам показалось уместным вспомнить о понятии “публичной сферы” (Ю. Хабермас), значение которой значительно усиливается с развитием онлайновой среды. «В последнее время термин “обще­ственная сфера” используется с целью обозначения “пространства” в средствах массовой информации, доступного для открытых и ши­роких политических дебатов и дискуссий, обсуждения и столкновения противоположных точек зрения» (Мак-Куэйл, 1995: 59), — отмечает теоретик Д. Мак-Куэйл.

Обозначим главных акторов публичной сферы Интернета, со­гласно классификации Н.О. Финнеманна:

— государственные и общественные институты;

— корпорации и частные компании;

— группы, организации, отдельные представители гражданского общества (Finnemann, 2006: 17).

Так, наряду со стратегиями информационно-технологического развития усилия были направлены и на разработку инструментов и инструкций для интерактивного участия, которые были бы доступны широкой аудитории. Еще в начале 2000-х гг. университетами были разработаны проекты, в рамках которых население обучали навыкам написания и публикации материалов для локальных онлайновых медиа. Одним из них был проект университета г. Тампере “Эволюция электронных сообществ” в 2001—2004 гг., в рамках которого жителям было оказано своеобразное покровительство профессионалов (как со­трудников университета, так и журналистов) в создании и управлении локальным информационным порталом города Тампере.

Этот пример показателен тем, что развитие различных форм ин­терактивных медиа в Финляндии было изначально инициировано и управлялось в большей степени представителями академической среды и профессиональными журналистами. Именно они историче­ски пользовались высоким доверием финского населения — во мно­гом в силу устоявшихся в финском обществе медийных традиций (по преимуществу связанных с газетной журналисткой), что является в том числе и заслугой медиаобразования начиная со школьных лет. Поэтому подобное положение дел — когда аудитория в этом процессе выступает больше в роли ученика — вполне характерно для финнов. Ведь исторически ведущими силами развития северных обществ были государство и общественные институты, к которым в обществе сло­жилось вполне закономерное доверие.

Публичная сфера финского Интернета: аудитория и политический активизм

Сегодня Финляндия — среди мировых лидеров по доступу и мас­штабам интернет-пользования. Согласно данным последнего нацио­нального исследования структуры медиапотребления в Финляндии, домашним доступом в Интернет в 2008 г. располагали 85% опрошен­ных граждан Финляндии (Maasilta et al., 2008: 46—47). При этом 67% всех опрошенных признались, что пользуются Интернетом еже­дневно, из них 27% уделяют Интернету по меньшей мере 3 часа в сутки, а еще около трети опрошенных — 1—2 часа в сутки. Как мини­мум раз в неделю в Интернет выходят 89% опрошенных. Согласно ис­следованию, 65% финнов пользуются Интернетом в том числе и на рабочем месте, а 42% — в школах и библиотеках.

Что касается пользовательских предпочтений финской аудитории, то они распределились следующим образом: электронная почта и об­щение (порядка 68% опрошенных), чтение новостей и электронных версий бумажных изданий (61%), информационный поиск (59%), му­зыка, кино и развлечения (44%), чаты (29%), социальные сети и со­общества (наподобие Facebook, — 17%), игры (15%) и блоги (около 10%) (ibid: 49). Среди финнов, пользующихся блогами, собственный блог ведет лишь половина, остальные только читают и/или коммен­тируют чужие. Как отмечает в своем блоге журналист газеты “Хельсингин Саномат” Эса Мякинен, характер публикаций в финской блогосфере по преимуществу частный (Makinen, 2008). Вязание, анонимные мнения личного характера, шутки, юмор и кулинария — среди наиболее популярных тем. В конечном итоге журналистка об­винила финнов в несерьезности и поставила им в пример представи­телей других стран. Это вызвало довольно острую реакцию пользова­телей, отстаивающих свое право свободно выбирать предпочтения в зависимости от индивидуальных нужд и не ориентироваться на ка­кие-либо идеалы.

Таким образом, несмотря на богатые возможности, стать лидером мнений и оказать серьезное влияние на ход дискуссий и принятие по­литических решений способен (и намерен) отнюдь не каждый рядо­вой финн. Как показывает практика, авторитетами в Интернете становятся те, кто был “заметной личностью” и вне его: политики, ученые, журналисты, общественные деятели. Нередко благодаря ин­терактивной коммуникации эти люди приобретают широкую славу, порой скандальную. В Финляндии такими стали политические акти­висты, тяготеющие к радикальным взглядам. Финский политик (пред­ставитель крайне правых) Сеппо Лехто в мае 2008 г. был осужден на 2 года за клевету и оскорбление в своем блоге этнических и религиоз­ных меньшинств. Кстати, одним из главных мотивов текстов Лехто является возвращение Финляндии территорий, оккупированных Со­ветским Союзом во время Второй мировой войны.

Сегодня самым известным финским политическим блоггером, по определению газеты “Аамулехти”, является политик и лингвист Юсси Халла-Ахо, страничку которого ежедневно посещают до 6000 человек. В своем блоге под названием “Scripta” Халла-Ахо касается вопросов свободы слова, толерантности, расизма и политкорректное™2. По­пулярность ему принесли критические тексты, разоблачающие фин­скую политику относительно иммиграции и, в частности, мультикультурализм. За смелые высказывания Халла-Ахо, например, о том, что иммиграция для Финляндии — табу, его неоднократно обвиняли в на­ционализме. В марте 2009 г. суд Хельсинки признал Халла-Ахо винов­ным в подстрекательстве и оскорблении религиозного культа за его высказывания об исламе, а также о неприглядных национальных осо­бенностях сомалийцев и финнов. В 2009 г. вышла книга публицистики Халла-Ахо, тираж которой раскупили за 3 дня.

Роль журналистов в формировании политического диалога

Как отмечалось в предыдущем параграфе, персональные блоги в Финляндии пользуются не самым большим спросом, чего нельзя ска­зать об онлайновых версиях традиционных СМИ. Они располагают различными интерактивными возможностями: читатели могут уча­ствовать в дискуссиях и оставлять комментарии, поднимать важные проблемы, корректировать работу журналистов, давать гиперссылки. Наиболее посещаемые финнами онлайновые странички традицион­ных СМИ — сайт общественного вещателя “Юлейсрадио” (“Yleisradio”, yle.fi), крупнейшей национальной газеты “Хельсингин Саномат” (“Helsingin Sanomat”, hs.fi), газеты г. Тампере “Аамулехти” (“Aamulehti”, aamulehti.fi), коммерческого вещателя MTV3 (mtv3.fi), газет “Илта Саномат” (“Ilta Sanomat”, iltasanomat.fi) и “Илта Лехти” (“Ilta Lehti”, iltalehti.fi). Среди проживающих в стране людей, плохо говорящих по-фински, популярностью пользуется английская версия газеты “Хель­сингин Саномат” (Maasilta et al., 2008: 54).

Одной из главных проблем развития демократических возмож­ностей Интернета является сама организация взаимодействия и диа­лога. Журналистика играет в этом процессе отнюдь не последнюю роль. В Финляндии именно СМИ зачастую становились инициато­рами диалога в обществе, а именно диалога между политиками и ауди­торией, потенциальным электоратом. Однако долгое время этот диалог был несколько размытым. В середине 1990-х гг. финская жур­налистика начала перенимать опыт американского публичного журна­лизма, призванного поставить превыше всего интересы аудитории. По сути, он воплощает идею служения гражданам с позиций коммунитаризма и партисипационной демократии3. Иными словами, журнали­стика предоставила аудитории возможность составлять повестку дня и нередко более тесно взаимодействовать с представителями властей и социальных институтов.

Несмотря на то что практика публичного журнализма на началь­ном этапе не была основана на интерактивности, ее результаты зало­жили основы дальнейшего общественного диалога. Так, в 1997 г. в редакцию крупной ежедневной финской газеты “Аамулехти” были приглашены 12 жителей г. Тампере, которым предложили в течение нескольких встреч обсудить и составить список приоритетов город­ского бюджета. Результаты их “работы” были опубликованы в одном из выпусков газеты и вызвали массу откликов среди читателей. И хотя этот пробный эксперимент не оказал большого влияния на полити­ческие решения местных властей, сама практика показалась исследо­вателям и населению довольно перспективной. В 1998—1999 гг. подобные эксперименты были проведены газетой “Савон Саномат” в г. Куопио и ряде муниципалитетов. Теперь жителям предлагалось составить список и обсудить наиболее животрепещущие вопросы их региона с дальнейшей публикацией дискуссий. На одной из встреч присутствовали местные чиновники, кандидаты в парламент, и у аудитории появилась возможность обсудить проблемы в прямом диа­логе. В дальнейшем состоялось еще несколько встреч, в ходе которых жители могли проконтролировать выполнение данных чиновниками обещаний.

Эти благие начинания с развитием Интернета несколько изме­нили приемлемую для финского общества коммуникативную форму дискурса. Как мы уже отмечали, с развитием новых электронных медиа исследователи начали говорить о новом типе коммуникации, предполагающей “интерактивный обмен информацией между участ­никами процессов ее распространения и получения в форме общений, характерных для обладателей доступа к новым электронным медиа” (Землянова, 2004: 251). Партисипационную демократию коммуникативисты связывают с идеей соучастия получателей информации в процессах ее создания и распространения, что сегодня уже стало нор­мой жизни.

На данный момент, с точки зрения нашего исследования, наи­большее значение имеет активность аудитории на таких интерактив­ных платформах, как:

— персональные блоги;

— блоги журналистов (независимые от СМИ);

— блоги, форумы, возможности комментирования на сайтах он­лайновых СМИ;

— локальные информационные пользовательские порталы;

— блоги политических организаций и отдельных политиков.

Классификация преимущественно заимствована у А. Хейнонена

и Д. Доминго, которые выделяют четыре типа блогов по отношению к медиа (блоги персональные, блоги аудитории СМИ, блоги независимых журналистов и блоги журналистов на страничках онлайновых СМИ) (Heinonen, Domingo, 2008: 7). Однако стоит признать услов­ность подобных классификаций, так как интерактивная среда имеет довольно высокую степень диффузности, и взаимодействия здесь могут происходить в какой угодно форме и посредством различных каналов.

Интерактивность и большая политика. Уроки предвыборных кампаний 2006—2007 гг.

Такой сегмент финской блогосферы, как блоги политиков, пере­живает сегодня период качественного и количественного развития. Так, по данным 2009 г., из 200 финских парламентариев блоги ведут 77 человек (лидируют представители партии “Национальная коали­ция”, Центристской партии и Социал-демократической: 21, 16 и 15 блогов соответственно) (Heino, 2009: 50).

В начале 2006 г. парламентариев в финской блогосфере было всего 20 (т.е. 10%). Впервые блоги финских политиков привлекли внимание общественности во время предвыборной кампании 2006 г.,

о чем писала исследователь М.М. Павликова (Павликова, 2007: 30— 34), а затем — парламентских выборов в 2007 г. Дискуссии велись главным образом вокруг конкуренции между представителем Социал-демократической партии (СДП) и нынешним президентом Финлян­дии Тарьей Халонен и бывшим председателем правой Национал-коалиционной партии (НКП) Саули Ниинистё. Главным вопросом в позициях кандидатов, занимавшим финнов, было присоединение страны к Североатлантическому альянсу. Антинатовская линия Тарьи Халонен в конечном счете сыграла свою роль: большинство финнов были против вступления страны в НАТО. Впрочем, сама Тарья Халонен в тот период не вела своего блога. Однако этой возможностью воспользовались ее главные соперники — Саули Ниинистё и Матти Ванханен.

Активные обсуждения шли как в личных интернет-дневниках и в региональных коммьюнити, так и в блогах СМИ. Дискуссии развер­нулись, в частности, на страничке главного финского общественного вещателя “Юлейсрадио”4 и лидера национального газетного рынка “Хельсингин Саномат”. Первый блог велся от лица редактора поли­тических новостей программ телеканала “Юле” Олли Айнолы, кото­рый отслеживал предвыборные кампании кандидатов и обновлял записи в своем блоге в течение трех месяцев. По стилю его “посты” можно определить как политическую аналитику, авторские колонки. Иными словами, в основу этой интернет-странички легли журналист­ские, публицистические жанры — ведь тексты создавались не сторон­ним наблюдателем, а специалистом, представителем популярного в стране телеканала. Комментарии и вопросы читателей однако уже не имели той дистанционной условности, которая характеризует, ска­жем, письма в редакцию или звонки в студию.

Одним из самых знаменитых в стране в тот период был так назы­ваемый “блог о выборах” автора газеты “Хельсингин Саномат” и ее приложения “Куукаусилиите”, политического обозревателя с 20-лет­ним стажем Унто Хямяляйнена5. Его “посты” — колонки в блоге с ироничным названием “Последний лыжник”, которые появлялись практически каждый день, неизменно сопровождались 50—80 ком­ментариями. Любопытно, что сам обозреватель в своем дневнике не­редко цитировал блоги политиков. Так, когда в очередной раз обсуждался вопрос вступления в НАТО, Хямяляйнен часто цитировал записи в блоге Матти Ванханена, выступающего против членства Финляндии.

Таким образом, политики так или иначе функционируют и в сфере новых медиа. Как видим, сегодня далеко не все представители власти идут на прямой контакт с аудиторией в социальных медиа. Со­гласно исследованию С. Хейно, лишь 34 из 77 блогов парламентариев действительно в полной мере интерактивны, остальные же отключили в своих блогах возможность комментирования (Heino, 2009: 53). Причем из них только 42 блога посвящены исключительно политиче­скому контенту, еще 17 человек пишут как о политике, так и о своей жизни и частных наблюдениях. А восемнадцать парламентариев-блоггеров и вовсе не затрагивают политических вопросов, описывая ис­ключительно свои личные мысли и впечатления.

В то же время в периоды политического затишья блоги полити­ков — далеко не самый популярный сегмент финской блогосферы. Так, в марте 2009 г. самым популярным в Финляндии был блог Юрки Касви — и тот находился лишь на 111-м месте, согласно порталу blogilista.fi. Поэтому если сравнивать финский сегмент политических блогов, скажем, с американским, то первый значительно проигрывает и по количеству посетителей, и по остроте дебатов, и по освоенности интерактивного потенциала. Поэтому финскую политическую блогосферу чаще характеризуют как неактивную и не привлекающую боль­шого количества аудитории. Поэтому мы присоединимся к выводу исследователя С. Хейно, которая утверждает, что потенциал блогосферы финскими парламентариями реализован пока не вполне опти­мально. Говоря об этом потенциале, имеются в виду в первую очередь демократические возможности взаимодействия с широкой аудито­рией.

Вместо заключения

Развитие Интернета и в том числе таких инструментов для интер­активного взаимодействия, как блоги и порталы различных органи­заций (также и административных), в северных странах было воспринято в первую очередь как расширение демократического по­тенциала в целом и возможностей политического вовлечения в част­ности. В условиях развития персонализированного контента и персональных медиа и сама политическая коммуникация претерпе­вает значительные изменения. Последними тенденциями в этой сфере является медиатизация политики и политиков, а также персонализированность политиков. Все это находит отражение на их персональных страничках и главным образом в блогах.

Таким образом, как показывает практика, интерактивность яв­ляется не столько источником безграничных демократических свобод и возможностей, сколько становится инструментом формирования и контролирования политического диалога в обществе.

С другой стороны, сама аудитория получает больше возможно­стей взаимодействовать с представителями власти: публично выска­зывать свое мнение теперь может каждый. Хотя по той же причине нет никакой гарантии, что в потоке мнений и высказываний каждое будет услышано и окажет какое бы то ни было влияние на полити­ческий процесс и принятие решений. К тому же финская аудитория не проявляет большой активности в политических дискуссиях-онлайн.

Развитие Интернета в Финляндии, как и во всем мире, сопровож­дается также дискуссиями о будущем печатной прессы с точки зрения ее роли в демократическом обществе. В них участвуют как издатели и журналисты, так и аудитория. Одной из площадок для дебатов стано­вятся традиционные для Финляндии Дни медиа, которые проводит лидер национальной печатной прессы газета “Хельсингин Саномат”. Так, главным вопросом прошедших в январе 2009 года Дней медиа стал вопрос о том: является ли кризис печатной прессы угрозой демо­кратии?. Иными словами — как растущая популярность новых медиа влияет на развитие демократии?

Однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя. Ведь так как Ин­тернет позволяет все больше вовлекать пользователей в дискуссии и политический процесс — в противовес традиционным, менее эффек­тивным формам политического вовлечения — возрастает потребность новаторских идей “снизу” по вопросам организации и слабых сторон этого взаимодействия. С другой стороны — пользователям “сверху” предстоит решать задачи по эффективному управлению онлайновой активности. Роль “больших СМИ” в этом процессе все еще неизменно высока.

Примечания 

A renewing, human-centric and competitive Finland. The National knowledge society strategy 2007—2015http://www.epractice.eu/files/media/media1936.pdf

2 http://www.halla-aho.com/scripta/

3 Концепция “нового коммунитаризма”, отражающая подчинение редакционной политики задачам гражданского общества, была основана американским социологом Амитаи Этциони и изложена в 1993 г. в его книге “Дух общины”. Ее сторонниками стали теоретики медиа и работники СМИ.

4 http://blogit.hs.fi/unski/page/2/

Библиография

Землянова Л.М. Коммуникативистика и средства информации: Англо­русский толковый словарь концепций и терминов. М., 2004.

Мак-Куэйл Д. Свобода печати никогда не была застывшим понятием // Вестник Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 1995. № 2.

Павликова М.М. Президент всего народа. Финская пресса в преддверии выборов // Меди@льманах. 2007. № 1.

A renewing, human-centric and competitive Finland. The National knowledge society strategy 2007—2015. Available at: http://www.epractice.eu/files/media/media1936.pdf 

Finnemann N.O. (2006) Internet and the public space. In U. Carlsson (ed.) Nordicom. Radio, TV and In­ternet in the Nordic countries. Meeting the challenges of new media technology.

Heino S.M. (2009) Politician Weblogs in Finland. Members of Parliament as bloggers. Tampere.

Heinonen A., Domingo D. (2008) Weblogs and journalism. A typology to explore the blurring boundaries. Nordicom Review 1 (29).

Maasilta M., Simola A., Heurlin H. (2008) Maahanmuuttaja madiankayttajana. Tampere. (In Finnish)

Makinen E. (2008) Suomen blogeista tulikin viihdesivustoja. Helsingin Sanomat 16.03.2008. (In Finnish)

Rasmussen T. (2007) The Internet and Differentiation in the Political Public Sphere. Nordicom Review 4. NordMedia. Available at: https://www.hs.fi/unski/page/2/ 


Поступила в редакцию 26.10.2009

Библиография: