Закон 4481/2017 в Греции: адаптация положений Директивы ЕС 2014/26 и новые возможности для защиты авторских прав в Интернете

Скачать статью
Богданова О.А.

кандидат филологических наук, редактор I категории, кафедра зарубежной журналистики и литературы, факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: otheodorova@gmail.com

Раздел: Право СМИ

В статье рассматриваются положения закона 4481/2017, направленные на защиту авторских прав и смежных прав в Интернете в Греции, и приведение национального законодательства в соответствие с Директивой ЕС 2014/26. Принципиально новые моменты, введенные в греческую практику новым законом, – внесение в законодательство об авторском праве (закон 2121/1993) специального раздела о нарушениях авторских прав в Интернете и введение в практику внесудебной процедуры рассмотрения случаев нарушения авторских прав в Интернете со стороны провайдеров и хостинговых служб. Новая процедура позволяет существенно ускорить процесс рассмотрения, однако юридический статус Комитета, который уполномочен вести разбирательства, определен в новом законе недостаточно четко, что в совокупности с другими лакунами может поставить под угрозу эффективность его работы и доверие к новой процедуре.

Ключевые слова: право СМИ, авторские права, защита авторских прав, Интернет, законодательство в области Интернета, СМИ Греции.
DOI: 10.30547/vestnik.journ.2.2020.167186

Введение

С развитием технологий возникают новые практики работы с контентом в новых медиа (и работающих как Web 1.0, и тем более существующих в концепции Web 2.0).

Одна из актуальных проблем в условиях доступности и свободы распространения контента в Интернете — защита авторских прав на оригинальные произведения. Специфика в том, что, во-первых, в цифровой среде нет территориальных границ в традиционном понимании, во-вторых, новые медиа, по сравнению с традиционными, отличаются заметной «неуловимостью»: интернет-страницу легко перенести на другой домен, сменить название и, даже если сайт ориентирован на аудиторию определенной страны, его хостинг может физически осуществляться на территории другого государства (Tsekoύra, 2018: 503—504). Встает вопрос, в соответствии с каким национальным законодательством нужно рассматривать его работу.

Очевидна необходимость пересмотра национального и международного законодательства входящих в его состав стран в области защиты авторских прав. В частности, на территории Европейского союза осуществляется приведение национального законодательства в соответствие с общеевропейским.

Настоящая статья посвящена адаптации положений Директивы ЕС 2014/26 в национальном законодательстве Греции и новым возможностям для защиты авторских прав в Интернете. С точки зрения исследования медиа данный опыт значим по ряду причин. Во-первых, последние изменения реализованы на основе подробного изучения существовавшего ранее европейского опыта, с учетом его положительных и отрицательных результатов. Таким образом, мы имеем дело с новым этапом приведения национального законодательства в соответствие с общеевропейским, и анализ этого опыта может стать значимым звеном для понимания дальнейшего процесса унификации общеевропейского законодательства по защите авторских прав в целом и в Интернете в частности. Греческая практика с точки зрения изучения новейшего права СМИ интересна тем, что в ней акцентируется внимание на роли интернет-провайдеров и хостинговых служб в незаконном распространении контента. Выделение этих агентов в особую группу субъектов, которые несут ответственность за нарушение авторских прав, является новым этапом в истории греческого законодательства и существенно для понимания развития системы протекции авторских прав на территории Европейского союза и в мире в целом.

Что касается отечественной науки о СМИ, вопросы адаптации положений директивы ЕС 2014/26 и новые возможности для защиты авторских прав в Интернете в Греции до сих пор не рассматривались. Таким образом, выбранная для исследования тема отличается научной новизной.

Все материалы, посвященные новейшему греческому законодательству, впервые вводятся в России в научный оборот. Исследование может быть полезно с теоретической точки зрения, поскольку заполняет существовавшую до сих пор лакуну в научном поле, а приведенные в нем данные могут использоваться для дальнейших исследований по истории формирования права СМИ и защиты авторских прав в интернет-среде, а также в курсах по истории и новейшей практике европейского интернет-права. Что касается практической пользы, изучение опыта других стран по формированию законодательного корпуса в области СМИ может быть полезно при создании российской законодательной базы и процедур по защите авторских прав в Сети. В статье рассматриваются не только положительные стороны нового греческого законодательства и практик по защите авторских прав в Интернете. Изучение имеющихся недоработок может быть полезно для разработки или доработки аналогичных документов РФ, а также при формировании институций со схожими функциями.

Теоретическая база

Вопросы защиты авторского права в Интернете обсуждаются активно. В частности, в отечественной научной литературе этой теме посвящены статьи С. Я. Казанцева и О. Э. Згадая (2010), является и ряд докладов других исследователей на научно-практических конференциях (Задина, 2017; Моцарь, 2017; Попова, 2016). Анализ новейших европейских законотворческих практик и подготовительной работы перед принятием документов нашел отражение в работах Н. С. Ровенко (2016), В. Н. Глониной и А. А. Семеновой (2018), Н. А. Чикишева (2019) и пр. Ряд авторов отмечает актуальность в разработке соответствующей нормативной базы для Российской Федерации — Ф. Ф. Гайсин (2017), А. А. Сагитова (2018) и др.

Греческая научная литература об авторском праве имеет давнюю историю, начиная от исследований Апостолопулуса (Apostolόpoyloc, Theόdwroc, 1900) и Т. Ампеласа (Ampelάc, 1909). На протяжении XX – начала XXI в. был издан ряд работ, посвященных европейскому и национальному авторскому праву, в частности Д. Каллинику (Kallinίkoy, 2008), Т.-Э. Синодину (Synodinoύ, 2008), Е. Вагены (Bagenά, 2010) и др.

Теоретическую базу данного исследования составили новейшие работы греческих специалистов в области авторского права. На проблемы, отмеченные во введении к данной статье, указывает судья, доктор философии и магистр в области права И. Стаматуди (Stamatoύdh, 2018), которая на момент написания своих статей была председателем Организации авторского права в Греции, занималась рассмотрением закона 4481/2017 и введенной им практики внесудебного разбирательства случаев нарушения авторских прав в Интернете; судья и преподаватель Университета Аристотеля в Салониках А. Деспотиду (Despotίdoy, 2017), которая подробно рассматривает историю защиты авторских прав в Интернете на территории Евросоюза вплоть до 2017 г. Анализ новейшей для Греции процедуры защиты авторских прав и смежных прав в Интернете, ее значения и места в греческом законодательстве и соотношение с нормативной базой ЕС представлен в работах Е. Цекуры (Tsekoύra E, 2018), Х. Цигу (Tsigou, 2018; Tsίgkoy, 2018) и в совместном исследовании Х. Цигу и П. Кориатопулу-Ангели (Кoriatopoύloy-Aggέlh, Tsίgkoy, 2017). Также мы пользовались постатейным комментарием к основному греческому закону об авторском праве А. Котсириса и Е. Стаматуди (Kotsίrhc, Stamatoύdh, 2009).

Методология

Основные методы исследования, которые использовались для подготовки настоящей статьи, – анализ документов и их описание. Мы проанализировали оригинальные тексты новейших законодательных актов, принятых в Греции с целью защиты авторских прав и смежных прав (законов 2121/1993 «Авторские права, смежные права и вопросы культуры» и 4481/2017 «Коллективное пользование авторскими правами и смежными правами, трансграничное лицензирование для использования музыкальной продукции онлайн и другие темы в ведении Министерства Культуры и спорта»), с учетом внесенных до 1 сентября 2019 г. поправок. На основе полученных данных выделили основные моменты, которые касаются защиты авторских прав в Интернете, и провели сравнительный анализ возможностей защиты авторских прав до и после принятия закона 4481/2071. Поскольку тексты греческих законов не переведены на русский язык, автором были сделаны необходимые для данной статьи переводы. Для получения необходимой информации автор статьи связался со всеми упомянутыми в тексте греческими исследователями, которые давали анализ и оценку закона 4481/2017. Опираясь на работы греческих исследователей и практиков, сделали выводы о том, какие принципиально новые изменения произошли в практике защиты авторских прав в Интернете в Греции и насколько эффективными можно считать эти новые практики.

Защита авторских прав и смежных прав в Греции до 2017 года и предпосылки принятия закона 4481/2017

Будучи членом Европейского союза, Греция формирует национальное законодательство в соответствии с базовыми положениями общеевропейского. Защита авторских прав определяется через гарантии на защиту прав собственности в соответствии со ст. 1 Первого дополнительного протокола Европейской конвенции по правам человека и ст. 17, пар. 2 Хартии Основных прав ЕС. На национальном уровне защиту авторских прав гарантирует ст. 17 Конституции (Kotsίrhc, Stamatoύdh, 2009: 14), на практике ее реализация осуществляется в соответствии с законом 2121/1993 «Авторские права, смежные права и вопросы культуры».

В соответствии с последним, правообладатели имеют право на пользование произведением (право собственности) и на защиту авторского права (этическое право (ст. 1, пар. 1 закона 2121/1993 со ссылкой на ст. 1, пар. 1—2 — Директивы 2001/84). В частности, право на авторские отчисления (роялти), размер которых определен в ст. 5 и точно повторяет ст. 4 Директивы 2001/84 следующим образом: α) 5% в случае, если выручка от продажи части произведения составляет до 50.000,00 евро; β) 3% при выручке от 50.000,01 до 200.000,00 евро; γ) 1% при выручке от 200.000,01 до 350.000,00 евро; δ) 0,5% при выручке от 350.000,01 до 500.000,00 евро; ε) 0,25% при выручке свыше 500.000,00 евро. Общая сумма не может превышать 12.500,00 евро (ст. 3 и 4 Директивы 2001/84).

Срок действия авторских прав составляет 70 лет после смерти создателя произведения и 50 лет для смежных прав, что соответствует ст. 8, пар. 1 Директивы 2001/84.

В соответствии со ст. 63 закона 2121/1993, Директивами ЕС 2001/29 и 241/99 и международным соглашением TRIPS 51—60, предусмотрены технологические санкции и наказания в виде штрафов за нарушение авторских прав. В ст. 59—60 закона 2121/1993 оговорены превентивные технологические меры для защиты от нарушений авторских прав в цифровой среде.

Вопросы защиты авторских прав и смежных прав в Интернете разбираются в суде в соответствии со ст. 64, пар. 1 закона 2121/1993. Решение выносит суд первой инстанции, в качестве меры наказания ответчика и восстановления в правах истца предусмотрены возможность ареста и конфискации незаконно присвоенного имущества и штрафы, размер которых определяется ст. 947 Кодекса гражданского производства (до 100 000 евро за каждый случай правонарушения после изменения кодекса в соответствии с законом 4335/20). В соответствии же со ст. 7 и 9 Директивы ЕС 2004/48 в случае, если ответчик докажет неправомерность претензий истца, он обязан возместить ему урон, который был нанесен в результате наложения и исполнения решения суда.

Ход судебного разбирательства оговорен в пар. 686 Кодекса гражданского производства (последняя редакция осуществлена в 2015 г. в соответствии с законом 4335/2015). Срок, необходимый для рассмотрения дела, определяет судья. По решению суда, в соответствии со ст. 693 пар. 1. Кодекса гражданского производства, суд, предварительно определив меры наказания, может запросить для рассмотрения дела отсрочку, не превышающую 30 дней. Если за это время не будет найдено новой информации, определенные предварительно меры наказания вступают в силу автоматически.

Как отмечают Е. Тсекура (Tsekoύra, 2018: 504—505) и Е. Стаматуди (Stamatoύdh, 2018: 509), главный недостаток судебного разбирательства случаев нарушения авторских прав и смежных прав в Интернете состоял в том, что оно происходило слишком медленно. Судебное решение нередко выходило после того, как нарушители успевали что-либо предпринять, чтобы избежать возможного наказания, к примеру сменить имя сайта. Применить какие-либо меры к нарушителям, чей хостинг располагался за пределами Греции, было технически невозможно. Специальных положений или оговорок касательно нарушений авторских прав именно в Интернете в греческом законодательстве до 2017 г. не существовало.

В начале XXI в. были приняты судебные решения, в которых оговаривался особый статус публикаций (либо трансляций) в Интернете. В 2001 г. Суд первой инстанции в Афинах постановил, что нарушением авторских прав является запись литературных произведений в память компьютера и их обнародование на интернет-сайтах третьими лицами без разрешения правообладателя (MprAth 1639/2001)1. В 2002 г. в решении 3431/2002 Суда первой инстанции в Афинах (MprAth 3431/2002) было указано, что со стороны радиостанции имело место нарушение авторских прав в ходе публичной трансляции музыкального произведения посредством Интернета и онлайн-коммуникации без разрешения правообладателя непосредственно на интернет-трансляцию, поскольку соглашение с ним было заключено только относительно трансляций на радиочастотах2.

С 1993 г. (ст. 69 закона 2121/1993) в Греции существует Организация авторских прав. Это юридическое лицо в ведении Министерства культуры и спорта, цели и задачи которого— контроль за соблюдением закона 2121/1993 и решение вопросов, связанных с авторскими правами и смежными правами. Работа ведомства регулируется нормами частного права и положениями устава (PD 311/1994 (ΦΕК A/165/1994). До 2017 г. защита авторских прав и смежных прав именно в Интернете в отдельную категорию не выделялась.

Наряду с практикой судебных разбирательств в 2013 г. Организация авторских прав в Греции предприняла попытку введения этического кодекса, чтобы сотрудники Организации и интернет-служб самостоятельно разбирались с нарушениями авторских прав. Было заключено соглашение между Организацией коллективного управления правами, Организацией авторских прав, Национальным комитетом по телекоммуникациям и почтовой связи и местными интернет-фирмами OΤΕ и WIND. Эта практика была неэффективной, поскольку отсутствовала (в том числе со стороны интернет-провайдеров) традиция взятия на себя добровольных обязательств, не прописанных в законе, и вопрос о необходимости принятия специальных мер против правонарушений в Интернете еще не воспринимался как актуальный (Stamatoύdh, 2018: 509—510).

Также стоял вопрос о необходимости включения положений Директивы 2014/26 в национальное законодательство Греции.

Закон 4481/2017 и новые возможности

20 июля 2017 г. в Греции был принят закон 4481/2017 «Коллективное пользование авторскими правами и смежными правами, трансграничное лицензирование для использования музыкальной продукции онлайн и другие темы в ведении Министерства культуры и спорта». Теме авторских прав посвящена статья 52.

Принципиальное значение закона состоит в том, что в греческое законодательство впервые вводится механизм применения санкций в отношении нарушений авторских прав онлайн, предусмотренный Директивой 2000/31/EC (ст. 12—14) и соответствующим ей Президентским декретом PD 131/2003 (ст. 11—13), а также Директивой 2014/26/EU (Tsekoύra, 2018: 505).

В соответствии со ст. 52 закона 4481/2017, в ст. 66 закона 2121/1993 (которая посвящена мерам наказания при нарушении авторских прав) включен параграф Е «Взыскания за нарушения в интернете авторских прав и смежных прав». Впервые в законодательстве Греции защита авторских прав в Интернете выделена в особый раздел.

При Организации авторских прав создан специальный Комитет по информированию о нарушениях в Интернете авторских прав и смежных прав, который призван отвечать «законным интересам авторов и других обладателей авторских прав и смежных прав, чьи произведения в интернете пострадали от пиратов или были размещены без их согласия», — пишет доктор Е. Стаматуди (Stamatoύdh, 2018: 509). Главная задача Комитета – осуществлять внесудебную процедуру разбирательства дел о нарушениях авторских прав в Сети. Возможность выбирать, обращаться в суд или вести внесудебное разбирательство появилась у греческих правообладателей впервые.

Вопрос о создании комитета и о том, как будет организована его работа, обсуждался в течение трех лет (Stamatoύdh, 2018: 509). Как отмечают исследователи П. Кориатопулу-Ангели и Х. Цигу, в мировой практике существуют две основные вариации защиты авторских прав – основанная на саморегуляции (США) и обеспечиваемая официальными (судебными и административными) органами (европейские страны).

Комитет создавался на основе анализа опыта других стран и работы внесудебных органов, уполномоченных заниматься вопросами нарушения авторских прав: AGCOM в Италии, Hadopi во Франции. Таким образом, Греция, что логично, пошла по тому же пути, что и другие страны Европейского союза (Koriatopoύloy-Aggέlh, Tsίgkoy, 2017: 30).

Полномочия Комитета по информированию о нарушениях в Интернете авторских прав и смежных прав

Комитет по информированию о нарушениях в Интернете авторских прав и смежных прав рассматривает дела о нарушении прав владельцами сайтов и хостингов, то есть теми, кто несет ответственность за размещение контента. Смысл в том, чтобы фокусироваться на «источнике беззакония <...> а не на конечном пользователе, который в некоторых случаях может быть не осведомлен о том, что источник функционирует незаконно, или действует (хотя это и недопустимо), не зная прав. Это и своего рода воспитательный момент для пользователей без применения мер непосредственно по отношению к ним», — отмечает Е. Стаматуди (Stamatoύdh, 2018: 512).

Случаи нарушения авторских прав конечными пользователями по-прежнему подлежат рассмотрению только в суде (Tsigou, 2018: 204). Полномочия Комитета также не распространяются на деятельность фирм-посредников, через которые авторские права нарушаются третьими лицами. Иски против них могут быть поданы в суд (ст. 64 А закона 2121/1993, которая усваивает ст. 8, пар. 3 Директивы ЕС 2001/29).

Согласно ст. 52 пар. 1 закона 4481/2017, заявление в Комитет предлагается подавать собственникам авторских прав и организациям коллективного управления правами и коллективной защиты прав. «Отсутствие указаний на инстанции независимого управления не комментируется в объяснительном меморандуме Закона, и, следовательно, этот пробел должен заполняться посредством толкования mutatis mutandis так, чтобы все группы держателей вторичных прав могли пользоваться равной защитой», комментирует этот момент Х. Цигу (Tsigou, 2018: 204).

Порядок работы Комитета

Комитет по информированию о нарушениях авторских прав и смежных прав, в соответствии со ст. 66, пар. Е, п. 2 закона 2121/1993, состоит из трех человек: председателя Административного совета Организации авторских прав (заместитель – вице-президент совета), представителя Национального комитета по телекоммуникациям и почтовой связи (назначение на обе должности осуществляет председатель Национального комитета по телекоммуникациям и почтовой связи), представителя Управления по защите персональных данных. Два последних имеют заместителей. Секретарь — представитель Национального комитета по телекоммуникациям и почтовой связи. Председателем Комитета по информированию о нарушениях в Интернете авторских прав и смежных прав является председатель Организации авторских прав. Он представляет Комитет в других организациях, в том числе в суде. Состав назначается на трехлетний срок.

В заседании должны принимать участие 3 человека (ст. 2 и 3 документа «Формирование, функционирование и полномочия Комитета по информированию о нарушениях авторских прав и смежных прав и определение пошлины за рассмотрение дела в соответствии со ст. 66 Е закона 2121/1993 «Взыскания за нарушения в интернете авторских прав и смежных прав», добавленной в соответствии со ст. 52, пар. 1 закона 4481/2017 (ΦΕК Α‘ 100/20.7.2017)), в противном случае Комитет собирается с той же повесткой дня в течение 24 часов. Заседания проходят в закрытом формате. Для получения необходимой информации Комитет имеет право вызвать сотрудников или частных лиц, которые удаляются сразу же после предоставления сведений. Решение принимается большинством голосов, голосование открытое.

Процедура обращения в Комитет прописана в ст. 66, пар. Е закона 2121/1993. Главное преимущество перед судебным разбирательством состоит в том, что очень четко определены сроки каждого из этапов. В течение 10 рабочих дней после получения обращения Комитет информирует о поступлении запроса предполагаемого ответчика, а также интернет-провайдера и/или собственника веб-страницы, упомянутой в обращении, если это представляется возможным. Тот, к кому было направлено извещение от Комитета, в течение 10 рабочих дней может:

  • добровольно согласиться с правомерностью претензий правообладателя (в течение 10 рабочих дней издается решение Комитета и направляется уведомление о нем);

  • получить от правообладателя разрешение на использование контента (дело будет закрыто и отправлено в архив);

  • в течение 5 рабочих дней направить в Комитет заявление об обжалования претензий со стороны правообладателя.

Все разбирательство осуществляется в течение 40 рабочих дней, в отдельных сложных случаях — в пределах 60 рабочих дней.

Для начала процедуры правообладатель должен направить в Комитет специальную форму и доказательства нарушения его прав.

В восьми случаях дело сразу закрывается и сдается в архив:

  • заявитель не использует заявление установленной формы;
  • отсутствует достаточная информация;

  • параллельно ведется судебное разбирательство между сторонами по данному вопросу либо уже издано судебное решение;

  • рассмотрение дела не подпадает под полномочия Комитета;

  • нет достаточной доказательной базы;

  • заявление отозвано до начала процедуры рассмотрения;

  • не оплачена пошлина за рассмотрение дела;

  • отсутствует разрешение на пользование правами.

Перед отправкой заявления нужно связаться с провайдером и тем, кто предоставляет доступ к контенту, и сделать попытку решить вопрос напрямую с ним. Например, это подходит для платформ YouTube и Facebook, которые располагают такими механизмами.

Пошлина за рассмотрение дела уплачивается через Национальный банк. Согласно ст. 11 документа «Формирование, функционирование и полномочия Комитета по раскрытию нарушений в интернете авторских прав и смежных прав и определение пошлины за рассмотрение дела в соответствии со ст. 66 Е закона 2121/1993 «Взыскания за нарушения в интернете авторских прав и смежных прав», добавленной в соответствии со ст. 52, пар. 1 закона 4481/2017 (ΦΕК Α‘ 100/20.7.2017), ее размер определяется следующим образом: если в заявлении значится одно доменное имя — ее размер составляет 300 евро, от двух до пяти — 500 евро, от шести до десяти — 1 000 евро. 1 000 евро уплачивается в случае, когда заявление касается прерывания доступа к адресам интернет-протокола, использующимся для передачи контента через потоковую передачу данных (streaming). Каждое заявление этого типа может содержать до 50 доменных имен3.

Если нарушение прав доказано, предусмотрены три варианта мер нарушения:
  • если хостинг веб-страницы находится в пределах Греции, ответчик обязуется убрать упомянутый в обращении контент;

  • если хостинг находится в пределах Греции и нарушение авторских прав признано крайне серьезным (то есть наносит серьезный материальный урон правообладателю либо длится продолжительное время (MD 196/2018 (8)), возможно либо удаление контента, либо прекращение доступа к нему;

  • если хостинг располагается за границей, предусматривается прекращение доступа к соответствующему контенту.

В соответствии со ст. 8 документа «Формирование, функционирование и полномочия Комитета по информированию о нарушениях в интернете авторских прав и смежных прав и определение пошлины за рассмотрение дела в соответствии со ст. 66Е закона 2121/1993 «Взыскания за нарушения в интернете авторских прав и смежных прав», добавленной в соответствии со ст. 52, пар. 1 закона 4481/2017 (ΦΕК Α‘ 100/20.7.2017)», на прекращение доступа либо удаление контента дается 48 часов с момента получения извещения о решении Комитета. Контент должен быть удален раз и навсегда (ст. 9).

Прекращение доступа осуществляется как к контенту, который находится на странице в свободном доступе, так и к материалам, которые можно получить иными способами, например через потоковую передачу данных (data streaming). Срок прекращения доступа к адресам интернет-протокола может достигать 6 месяцев, если же речь идет о доменных именах (domain names), которые включают в себя поддомены (subdomains), от трех лет и выше. Юридические основания для исполнения решений Комитета по удалению контента или прекращению доступа к нему предусмотрены ст. 7 MD 196/2018.

Комитет может запросить разместить на сайте сообщение о том, что доступ к определенному контенту прекращен, и обозначить причины.

Сроки исполнения решений Комитета, согласно документу «Определение о порядке наложения и взыскания штрафа, который налагает Комитет по раскрытию нарушений в интернете авторских прав и смежных прав», рассчитываются следующим образом: 10 дней с момента отправки уведомления правонарушителю по почте на территории Греции; 20 дней с момента отправки почтой за границу; 5 дней момента отправки по электронной почте.

В случае неисполнения решения Комитета на ответчика налагается штраф в размере от 500 до 1000 евро за каждый день (ст. 8 документа «Формирование, функционирование и полномочия Комитета по раскрытию нарушений в интернете авторских прав и смежных прав и определение пошлины за рассмотрение дела в соответствии со ст. 66Е закона 2121/1993 «Взыскания за нарушения в интернете авторских прав и смежных прав», добавленной в соответствии со ст. 52, пар. 1 закона 4481/2017 (ΦΕК Α‘ 100/20.7.2017). Контроль за исполнением решения и наложение штрафа в случае отказа от его исполнения, согласно документу «Определение о порядке наложения и взыскания штрафа, который налагает Комитет по раскрытию нарушений в интернете авторских прав и смежных прав», находится в ведении самого Комитета.

Штраф оплачивается в любом отделении налоговой службы (ΔΟΥ) в течение 5 дней после получения уведомления. Если оплаты не последовало, штраф взыскивается в соответствии с положениями Кодекса сбора государственных доходов (KΕΔΕ).

Ст. 52 закона 4481/2017 исключает возможность параллельного рассмотрения дела в Комитете и в суде. В случае обращения в суд до вынесения решения Комитета разбирательство в Комитете автоматически прекращается. После публикации решения Комитета стороны имеют право обратиться в суд в порядке процедуры, оговоренной в ст. 18 пар. 11 закона 2121/1993, которая регламентирует разбирательства между организациями коллективного управления авторскими правами и ОПИ (Koriatopoύloy-Aggέlh, Tsίgkoy, 2017: 30), в соответствии со ст. 69, пар. 13 раннего проекта закона 4481/2017 (Tsigou, 2018: 207).

Как отмечает Х. Цигу, административный статус Комитета определен недостаточно отчетливо: Комитет не является частью судебной системы и одновременно с этим не входит в структуру государственных административных органов. Решение суда превалирует над решением Комитета. В случае, если суд вынесет решение, отличное от решения Комитета, это может подорвать доверие к новому органу, в результате чего держатели прав снова будут обращаться в суды, в то время как главная цель работы Комитета – уменьшение нагрузки на них (Tsigou, 2018: 204 – 207).

Работа Комитета началась 3 сентября 2018 г., и до ноября 2019 г. на официальном сайте Организации авторских прав было опубликовано 11 решений4. В соответствии с ними, прекращен доступ к 64 веб-сайтам.

Выводы и дискуссия

Мнения специалистов относительно рассмотренной в статье практики разделились.

Положительные моменты, которые отмечают П. Корианопулу-Ангели и Х. Цигу, состоят в том, что закон 4481/2017 является существенным шагом в приведении национального законодательства в соответствие с общеевропейским (поскольку вводит механизм применения санкций в отношении нарушений авторских прав онлайн, предусмотренный Директивой 2000/31/EC (ст. 12—14) и адаптирует в греческое законодательство положения Директивы 2014/26 ЕС о коллективном использовании авторских прав). Возможность осуществления внесудебной процедуры разбирательства случаев нарушения авторских прав исследователи также расценивают как положительный момент (Koriatopoύloy-Aggέlh, Tsίgkoy, 2017: 30). Новая процедура позволяет значительно сократить сроки рассмотрения дел о нарушении авторских прав в Интернете по сравнению с судебными разбирательствами, что отмечает, в частности, доктор Е. Тсекура (Tsekoύra, 2018: 510). По ее мнению, функционирование Комитета может привести к «ограничению числа нарушений, по крайней мере, в том виде, в котором они осуществляются сегодня» (Tsekoύra, 2018: 510). Следующие достижения – то, что закон призывает к ответственности интернет-провайдеров, тем самым усваивая для греческого законодательства существующую в ЕС тенденцию признавать ключевую роль интернет-провайдеров и хостинговых служб в распространении незаконного контента, «ограничивая их деятельность и лимитируя неприкосновенность, которой они наслаждались до настоящего момента» (Tsigou, 2018: 207). Таким образом, в греческую практику входят положения ст. 10 и ст. 13б Проекта Директивы об авторском праве на Едином цифровом рынке Европейского Союза (COM (2016))5.

Наряду с этим исследователи отмечает ряд отрицательных моментов. Во-первых, недостаточно четко определен юридический статус Комитета по информированию о нарушениях в Интернете авторских прав и смежных прав: он функционирует вне судебной системы и вне государственной административной системы, судебные решения априори превалируют над решениями Комитета. Как следствие, в случае вынесения противоположных решений эффективность работы Комитета может быть поставлена под сомнение (Tsigou, 2018: 205; Koriatopoύloy-Aggέlh, Tsίgkoy, 2017: 30). К недоработкам можно отнести тот факт, что в законе 4481/2017 не прописана процедура обжалования наложенных со стороны Комитета мер (и можно только логически предполагать, что она может осуществляться через запрос в государственный совет в соответствии со ст. 95, пар. Конституции (Tsigou, 2018: 207). Далее, поскольку был принят именно новый закон, а не просто внесены поправки в уже существующий закон 2121/1993, это привело к возникновению«квазидихотомии» в греческом авторском праве (Koriatopoύloy- Aggέlh, Tsίgkoy, 2017: 30). Следствием вышеупомянутых отрицательных моментов является то, что закон 4481/2017 «не предоставляет практикам права четкие решения в плане регулирования вопросов, которые он призван регулировать» (Tsigou, 2018: 207).

На основе проведенного анализа греческих законодательных документов, которые составили эмпирическую базу данного исследования, мы можем согласиться с выводами греческих специалистов. Неоднозначная оценка нового закона и введенной им практики позволяет сделать некоторые концептуальные выводы для анализа как уже существующих практик протекции авторских прав в Интернете, так и тех, которые будут формироваться на территории Греции, ЕС и в мире в целом. Эти выводы тем более актуальны для стран ЕС, что 7 июня 2019 г. вступила в силу Директива ЕС 2019/790 об авторском праве на Едином цифровом рынке Европейского Союза и теперь возникает необходимость адаптации ее положений в национальных законодательствах. Кроме того, анализ данного опыта может быть полезен для тех стран, в том числе и Российской Федерации, где возможно принятие новых законодательных актов в данной области.

Итак, греческий опыт показал, что при принятии новых законодательных актов существует опасность определенного рода недоработок, которые впоследствии будут затруднять юридическую практику. Необходимо максимально четко определять юридический статус новой инстанции, которая возникает в юридическом поле государства, тем более в том случае, когда она не является частью уже существующих административных систем. В документах, регулирующих работу новых институций, нужно максимально подробно прописывать все процессуальные моменты, в том числе в случаях, когда их реализация определяется положениями уже существующих документов. Если область применения нового закона пересекается с областью применения уже существующего, возникает опасность дублирования одного закона другим либо возникновения положения, при котором каждый закон будет содержать в себе только часть положений по вопросу, который призван регулировать. Вероятно, имеет смысл вносить поправки и дополнения в уже существующий закон, избегая практики принятия частично повторяющих друг друга законодательных документов.

Примечания 

Dίkaio Epicheirήsewn kai Etairiώn [Бизнес и корпоративное право] (2001) Pp. 858—860.

2 Официальный сайт Организации авторских прав. Режим доступа: https://www.opi.gr/politika-dikastiria/monomeles-protodikeio?start=480 (дата обращения: 16.05.2019).

3 При этом на официальном сайте Комиссии в разделе о заполнении заявления даны иные расценки: обращение с одним доменным именем обойдется правообладателю в 372 евро, обращение, содержащее от двух до пяти доменных имен, — в 620 евро, от шести до десяти — 868 евро и от одиннадцати до 50 — 1 240 евро. Максимальное количество доменных имен в одном обращении ограничивается 50. Пошлина в размере 1240 евро уплачивается в случае, когда заявление касается прерывания доступа к адресам интернет-протокола, которые используются для передачи контента через потоковую передачу данных (streaming), причем каждое заявление этого типа не может содержать более 50 доменных имен. Режим доступа: https://opi.gr/edppi/aitima (дата обращения: 15.05.2019).

4 Режим доступа: https://opi.gr/edppi/apofaseis-edppi (дата обращения: 25.03.2020). 

5 На момент принятия закона Директива еще не вступила в силу.

Библиография 

Гайсин Ф. Ф. Проблема нарушения авторских прав в сети Интернет // Вестн. Марийск. гос. ун-та. Сер.: Исторические науки. Юридические науки. 2017. № 2 (10). С. 50–54.

Глонина В. Н., Семенова А. А. Директива ЕС об авторском праве: совершенная защита прав авторов в цифровой среде или катастрофа для Интернета? // Журнал суда по интеллектуальным правам. 2018. № 22. С. 49–63.

Задина А. М. Проблемы защиты авторских прав в сети Интернет // Актуальные проблемы частного права и гражданского судопроизводства: мат. I Всерос. науч.-практ. конф. 2017. С. 185–191.

Казанцев С. Я., Згадай О. Э. Авторские права и их защита в сети интернет // Вестн. Казанск. юридического ин-та МВД России. 2010. № 1. С. 57–62

Моцарь А. А. Проблемы защиты авторских прав в Интернет-среде // Научные исследования: теория, методика и практика: сб. мат. Междунар. науч.-практ. конф. 2017. С. 313–315.

Попова А. А. Защита авторских прав в сети Интернет // Ломоносовские научные чтения студентов, аспирантов и молодых учёных. М., 2016.

Ровенко Н. С. Европейский союз на пути к Единому цифровому рынку // Экономика ΧΧI века. 2016. № 2. С. 6–15.

Сагитова А. А. Проблемы защиты авторских прав в сети Интернет // Молодой ученый. 2018. № 5. С. 133–137.

Чикишев Н. А. Базовые принципы Генерального регламента о защите персональных данных Европейского Союза // Медиаскоп. 2019. № 1. DOI: 10.30547/mediascope.1.2019.8

Ampelάc T. (1909) To dikaίwma toy syggrafέwc en Ellάdi (katά ton GYP / Nόmon toy 1909) [Авторское право в Греции (согласно закону 1909 года)]. Афины. (на греческом языке)

Apostolόpoyloc, Theόdwroc N. (1900) To Dίkaion thc Pneymatikήc diokthsίac : Ήtoi istorίa aytoύ kai sύgchronoc katάstasic parά toic pepolitismέnoic laoίc kai par’ hmίn Metά Nomoschedίoy en Tέlei [Авторское право: его история и современное состояние в культурных странах и в нашей стране. Вкупе с проектом закона в его полной версии]. Афины. (на греческом языке)

Bagenά E. (2010) H technologikή prostasίa kai h pshfiakή diacheίrish thc pneymatikήc idiokthsίac [Техническая защита и цифровое управление авторским правом]. Афины. (на греческом языке)

Despotίdoy A. (2017) Prosbolέc dikaiwmάtwn pneymatikήc idiokthsίac sto diadίktyo [Нарушения авторского права в Интернете]. Episkόphsh Emporikoύ Dikaίoy 4: 591–629. (на греческом языке)

Kallinίkoy D. (2008) Pneymatikή idiokthsίa kai internet - Odhgίa 2001/29/EK [Авторское право и Интернет–директива 2001/29/ΕK]. Афины. (на греческом языке)

Koriatopoύloy-Aggέlh P., Tsίgkoy Ch. (2017) O N. 4481/2017 gia th syllogikή diacheίrish kai oi allagέc poy epifέrei sto dίkaio pneymatikήc idiokthsίac [Закон 4481/2017 о коллективном управлении и изменениях, внесенных в законодательство по авторскому праву]. Synήgoroc 122: 28–31. (на греческом языке)

Kotsίrhc Λ., Stamatoύdh E. (2009) Nόmoc gia thn Pneymatikή Idiokthsίa. Kat’ άrthro ermhneίa toy N. 2121/1993: Arthrografίa – bibliografίa – nomologίa [Закон об авторском праве. Постатейный комментарий к закону 2121/1993: статьи – библиография – юриспруденция]. Афины. (на греческом языке)

Stamatoύdh E. (2018) H Epitropή gia th Diadiktyakή Prosbolή Dikaiwmάtwn Pneymatikήc Idiokthsίac (EDPPI): Dikaiopolitikά, istorikά kai άlla  [Комитет по нарушениям прав интеллектуальной собственности в Интернете: правовой характер, история и т. п.]. Dikaio meswn enhmέrwshc & epikoinwnίac 4: 509–513. (на греческом языке)

Synodinoύ T.-E. (2008) Pneymatikή idiokthsίa & nέec technologίec [Авторское право и новые технологии]. Афины. (на греческом языке)

Tsekoύra E. (2018) Diakopή prόsbashc se parάnomo periechόmeno sto Diadίktyo: H leitoyrgίa thc EDPPI kai oi proklήseic gia to mέllon  [Прекратить доступ к нелегальному контенту в Интернете. Функционирование Комитета по нарушениям прав интеллектуальной собственности в Интернете и вызовы на будущее]. Dikaio meswn enhmέrwshc & epikoinwnίac 4: 503–508. (на греческом языке)

Tsigou Ch. (2018) Notice and take down procedure under Greek Intellectual Property Law No 4481/2017. JIPITEC 2/2018: 201–207.

Tsίgkoy Ch. (2018) To sύsthma kyrώsewn toy n. 4481/2017: h epopteίa thc syllogikήc diacheίrishc kai h katastolή twn diadiktyakώn prosbolώn  [Система санкций согласно закону 4481/2017: надзор за коллективным управлением и пресечение нарушений в Интернете]. Chronikά idiotikoύ dikaίoy 7: 552–560. (на греческом языке)

Поступила в редакцию 17.05.2019