Новый инструмент измерения концентрации в медиаиндустрии (первая апробация теоретической разработки)

Скачать статью
Смирнов С.С.

кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и экономики СМИ, факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: smimov_s@rambler.ru

Раздел: Экономика СМИ

В статье представлены исторические предпосылки, теоретическое обоснование и методология создания нового инструмента измерения концентрации в медиаиндустрии. Концептуально разработка SMCI (Synergetic Media Concentration Index) является развитием идеи, реализованной MOCDI (Media Ownership Concentration and Diversity Index). Приведены первые результаты расчета нового индекса при оценке рыночной ситуации в медиаиндустрии России. В качестве стартового объекта измерения автором взят самый крупный и прозрачный сегмент — федеральное телевидение.

Ключевые слова: медиаиндустрия, сегмент, концентрация, индекс, выручка, аудитория, количество медиа

События, произошедшие на российском медиарынке в послед­ние годы, свидетельствуют, что концентрация собственности оста­ется одним из определяющих векторов его развития. На фоне поч­ти полного отсутствия запусков новых проектов, обусловленного общим экономическим кризисом в отрасли, наблюдается явная активизация различных М&А-сделок. Покупка группы «ПрофМе- диа» «Газпром-Медиа Холдингом» (2014 г.), установление контро­ля «ЮТВ Медиа» над холдингом CTC Media (2015 г.), слияние двух главных агентств-селлеров в единый «Национальный рекламный альянс» (2016 г.) — это лишь самые знаковые объединения активов на рынке только эфирного телевидения. Под воздействием разных факторов, в том числе законодательных, сделки продолжаются и в издательском бизнесе, и в сегменте радиовещания. Одним словом, концентрация объективно усиливается, что делает актуальным постоянное системное изучение этого процесса.

Проведенное нами ранее исследование (Смирнов, 2015) воз­можности применения коэффициента концентрации (CR), индекса Герфиндаля—Гиршмана (НН1)1 и индекса концентрации собствен­ности и разнообразия медиа (MOCDI) для оценки уровня монопо­лизации в российской медиаиндустрии дало довольно неодноз­начные результаты. С одной стороны, в силу объективных пре­пятствий, главными из которых являются статистическая «размы­тость» отрасли и ее в целом невысокая финансовая транспарент­ность, мы были вынуждены признать, что регулярное вычисление указанных показателей по любой интересующей нас выборке сей­час фактически невозможно. С другой стороны, на примере тако­го ключевого сегмента медиаиндустрии России, как федеральные телеканалы, удалось с минимальной погрешностью рассчитать значения CR4 (CR3), НН1 и MOCDI и констатировать в нем высо­кий уровень концентрации по всем соответствующим шкалам. При этом открытым пока остается вопрос, насколько универсаль­ными и исчерпывающими являются имеющиеся в исследова­тельском арсенале измерительные инструменты.

Если обратиться к истории вопроса, то безусловный приоритет здесь принадлежит американскому исследователю Э. Ноэму, кото­рый начал системно применять для измерения уровня концентра­ции в медианидустрии (и ее сегментах) общеэкономические ин­дексы CR и НН1, а также разработал свой индекс — MOCDI (или Noam Index), в большей степени учитывающий специфику данной отрасли. Индекс Ноэма рассчитывается по формуле:

vest-02-17-3-17 (1).png

где HHI — сумма квадратов известных долей предприятий в вы­ручке отрасли; n — общее количество предприятий в данной отрас­ли. Автор справедливо настаивает, что разнообразие на медиарын­ке обеспечивают все его участники (для этого введен термин Voice Value — значение «голоса»), и именно поэтому в расчетах значений индекса Ноэма фигурируют и те медиапредприятия, объемы вы­ручки которых неизвестны (что невозможно в расчетах CR и НН1). На комбинации всех трех показателей построено авторское иссле­дование концентрации в медиаиндустрии США (Noam, 2009), а также масштабный труд международной группы ученых, пос­вященный концентрации в медиаиндустриях развитых стран ми­ра (Noam & The International Media Concentration Collaboration, 2016).

В то же время сама идея измерения, в частности, CR4, CR8 и HHI в медиаиндустрии отчасти критикуется другими исследовате­лями как не самая продуктивная. Так, Т. Визкарондо (Vizcarrondo, 2013), измерив значения данных показателей в США за период с 1976 по 2009 гг., пришел к выводу, что уровень концентрации в долгосрочной ретроспективе плавно колеблется, то повышаясь, то понижаясь, но даже в пиковых значениях все индексы вполне со­ответствует действующим американским антитрестовским нор­мам. Другими словами, эмпирически было установлено, что от­расль является либо «низко-» либо «средне концентрированной», и алармистские настроения исследователей разных времен (Baker, 2007; Doyle, 2002; Багдикян, 1987; Шиллер, 1980 и др.), ратующих за свободу конкуренции и борьбу с монополиями, на самом деле не имеют достаточных оснований, на что ранее уже обращали внимание Б.Компейн и Д.Гомери (Compain, Gomery, 2000). Прав­да, следует обратить внимание, что эффективность гораздо более нового MOCDI скептически настроенный автор не рассматривает в принципе.

Отдельно нужно отметить, что помимо CR и HHI в экономике отраслевых рынков (Рой, Третьяк, 2008) используются и другие инструменты измерения уровня концентрации. Это индекс Ханна и Кея (HK), индекс Холла—Тайдмана (HT), дисперсия рыночных долей (о2), индекс энтропии (E), индекс Джини (G). Теоретически каждый из этих показателей разной степени математической сложности может найти свое применение в исследованиях медиаиндустрии, акцентируя внимание на разных нюансах. Однако все имеющиеся сегодня индексы, включая MOCDI, рассчитываются только по двум параметрам — объемам выручки (долевым) участников отрас­ли (предприятий) и их количеству. И ни один из них не учитывает такие специфические для медиарынка параметры, как объемы ак­кумулируемых аудиторий и число контролируемых медиа (средств массовой информации, каналов). Без понимания масштаба воз­действия на общество (охвата) и создаваемого при этом разно­образия продукта (товара) реальное значение того или иного ме­диапредприятия не может быть оценено в полной мере. Поэ­тому мы совершенно убеждены, что измерение уровня концен­трации в этой отрасли должно опираться не только на чисто фи­нансовые величины, но и на совокупность всех указанных коли­чественных данных.

Методология разработки

Итак, мы ставим перед собой в качестве исследовательской за­дачи — создание интегрального инструмента измерения уровня кон­центрации в медиаиндустрии. Индекс должен одновременно учи­тывать три составляющих: объем выручки медиапредприятий, объем их аудиторий и количество их медиа. Сразу сделаем важное уточнение — число медиа зачастую не равно числу самих медиа­предприятий, поскольку одно юридическое лицо может иметь на рынке несколько разных проектов (СМИ). Но именно они созда­ют то разнообразие продуктов и формируют те группы потребите­лей, от которых так или иначе зависит выручка предприятия. В то же время нельзя ставить знак равенства между понятием «выруч­ка» и «рекламные доходы», поскольку в отрасли имеют место раз­ные модели монетизации. Кроме того, не всякий проект медиа­предприятия непосредственно создает свою аудиторию, хотя и участвует при этом в формировании выручки в качестве одного из звеньев цепочки создания ценности (например, продакшн-студии или типографии). Наконец, не всякое медиа приносит выручку как таковую (существуют априори некоммерческие проекты). Поэтому мы сфокусируем внимание на условной модели медиа­предприятия (холдинга), показательно обладающего всеми пере­численными характеристиками.

Также необходимо отметить, что для корреляции (соотнесения) объема выручки и аудитории существует объективное препятст­вие. Оно заключается в том, что данные об аудитории разных ти­пов медиа, контролируемых холдингами, невозможно просто сум­мировать, поскольку эти аудитории пересекаются, причем пересекаются не только с конкурирующими медиа из других хол­дингов, но и с медиа того же самого холдинга. Другими словами, сложив, например, совокупные значения TV Share, AIR и AQH одного медиахолдинга, мы получим некое абстрактное число, не говорящее ни о чем (равно как мало что дает простая числен­ность медиа). Таким образом, корреляция аудитории и выручки холдингов теоретически возможна только по отдельным сегмен­там медиарынка, но никак не по рынку в целом. Собственно, до­вольно часто применяемый в медиабизнесе (прежде всего, на ра­дио) коэффициент Power Ratio (PR) рассчитывается так:

Power Ratio = Market Share / Audience Share,

где Market Share (%) — доля медиапредприятия в выручке сег­мента, а Audience Share (%) — доля аудитории медиапредприятия в сегменте. Коэффициент Power Ratio показывает эффективность медиабизнеса, т. е. уровень монетизации имеющейся аудитории (PR = 1 — «нормально»; PR < 1 — «не эффективно»; PR > 1 — «эф­фективно»), количество медиа, обеспечивающих тот или иной ре­зультат, в расчет не берется. К измерению уровня концентрации этот показатель прямого отношения, конечно, не имеет, однако он опять же четко дает понять, что любые расчеты здесь детермини­руются сегментной структурой отрасли.

Зафиксируем еще раз, что для выявления уровня концентрации в медиаиндустрии для начала необходим инструмент соотнесения объема выручки предприятий, объема их аудиторий и количества контролируемых медиа в рамках одного сегмента (или даже субсег­мента). Принцип, предлагаемый нами, заключается в произведении двух основных рыночных показателей (в процентах) и последующем делении полученного значения на количество «источников» этих показателей (в единицах). Произведение доли выручки на долю ау­дитории дает представление о синергетическом «весе» предприятия в сегменте, а деление на число контролируемых медиа обосновано тем, что при концентрации экономического ресурса дифференциа­ция предлагаемого «продавцом» товара (контента) имеет принципи­альное значение для общества. Новый индекс медиаконцентрации, связывающий воедино все три важных для отрасли параметра, мы назовем синергетическим — Synergetic Media Concentration Index (SMCI). По заложенной в него идее SMCI является в некотором смысле альтернативным инструментом измерения концентрации, поскольку, в отличие от CR, HHI, MOCDIи пр., он изначально фик­сирует не ее общий уровень, а именно суммарный вес конкретных участников медиарынка. Формула нашего индекса будет такой:

vest-02-17-3-17 (2).png

где S — доля предприятия х в выручке сегмента а\ V — совокуп­ный объем аудитории предприятия x в сегменте a; n — количество медиа, контролируемых предприятием x в сегменте a.

Теоретически возможный максимальный SMCI предприятия в сегменте может составлять 10 000 пунктов (случай абсолютной мо­нополии: единственный участник контролирует единственное же медиа, выручка и аудиторная доля которого соответственно равны 100%), минимальный — бесконечно мал. Вполне реалистичный пример: 5 каналов некоего телевизионного холдинга собирают 20% выручки и имеют совокупный TV Share, равный 15%. Соответствен­но, SMCI данного предприятия в сегменте будет равен 60 пунктам:

vest-02-17-3-17 (3).png

Рассчитав значения индекса для всех участников сегмента (суб­сегмента), их можно сравнивать по «весу»: вычислять кратные со­отношения, оценивать «расстановку сил» (ТОР-3, ТОР-4, ТОР-10 и т. д.). Здесь важно обратить внимание, что не всякое укрупнение медиапредприятия неизбежно ведет к росту его SMCI, поскольку увеличение объемов выручки и объемов аудитории не всегда бывает пропорциональным, а также зачастую сопровождается (можно ска­зать «компенсируется») и увеличением численности медиа, в том числе за счет создания новых. Но альтернативный индекс сразу же укажет на объективное различие между телевизионным холдингом, рассмотренным в примере, и другим телевизионным холдингом, имеющим такие же показатели доли выручки и доли аудитории и при этом всего один канал, — его SMCI будет равен 300 пунктам. Та­кая жесткая фиксация доминирования второго участника сегмента представляется нам в целом справедливой, поскольку первый участ­ник создает на медиарынке гораздо большее разнообразие продукта.

Потенциально возможные значения SMCI вполне можно ранжи­ровать при помощи единой шкалы, указывающей уровень концен­трации рыночного ресурса в руках отдельных игроков (включая предельно допустимый). В качестве гипотетически приемлемой мы предлагаем градуировку (табл. 1), основанную на первом примене­нии нового индекса к текущим реалиям медиарынка в России (см. раздел Апробация результатов). При разработке шкалы для сегмента мы также исходили из убеждения, что значение SMCI в 1/100 (1%) от теоретически достижимого уже свидетельствует о явной концен­трации.

vest-02-17-3-17 (4).png

Регулярное вычисление SMCI дает возможность отследить ди­намику его изменения у каждого участника сегмента, а также при необходимости отследить динамику его изменения по сегменту медиаиндустрии в целом. Общее значение SMCI в таком случае бу­дет вычисляться как сумма значений индекса всех предприятий, образующих данный сегмент:

vest-02-17-3-17 (5).png

Значение совокупного SMCI по сегменту медиаиндустрии (при n > 1), естественно, зависит от числа его участников. Зависимость здесь, скорее всего, будет убывающей: чем больше предприятий, тем более низкую величину индекса потенциально будет иметь ка­ждое из них и тем более низкая суммарная величина индекса по­лучится в итоге. Однако разнонаправленные колебания базовых параметров у разных игроков (выручка, аудитория, число медиа), в принципе, могут привести и к обратным результатам. Другими словами, сам факт слияния двух медиапредприятий еще не озна­чает, что общий SMCI в данном сегменте обязательно повысится, поскольку имеет прямое значение, что параллельно происходит с остальными его участниками.

В том случае, если предприятие ведет деятельность в разных (не­скольких) сегментах медиаиндустрии, можно рассчитать и его сово­купный SMCI на рынке. Для этого необходимо просто суммировать значения SMCI данного игрока во всех сегментах, где он представлен:

vest-02-17-3-17 (6).png

Например, тот же холдинг, имеющий телевизионные активы (SMCItv = 60), владеет также группой радиостанций (SMCbadio = 40), издательским домом (SMCIPress = 30) и интернет-порталом (SMCIWeb = 20). Расчет общего значения индекса будет выглядеть так:

vest-02-17-3-17 (7).png

Для оценки «веса» предприятия на медиарынке в целом также можно предложить соответствующую шкалу (табл. 2). Данная гра­дуировка пока является исключительно оценочно-теоретической и, вероятнее всего, потребует уточнений по результатам эмпирической проработки.

vest-02-17-3-17 (8).png

Значение совокупного SMCI одного игрока и его динамика опять же детерминируется как общей численностью участников разных сегментов, так и колебаниями расчетных параметров всех участников этих сегментов. От этого же будут зависеть значения и динамика индекса по всей медиаиндустрии в целом. При расчете общего SMCI на рынке нужно опять же суммировать итоговые значения показателя во всех образующих его сегментах:

Значения SMCI во всей медиаиндустрии могут быть весьма вола- тильны и зависеть от всех вышеуказанных колебаний параметров участников сегментов, изменений структур сегментов (субсегмен­тов) и, в конечном счете, от изменения структуры самой отрасли, ее разветвления. Поэтому и в данном случае укрупнение тех или иных предприятий еще не означает, что общий индекс непременно выра­стет. При этом расчеты SMClMarket total сопряжены с рядом методоло­гических проблем. Главная из них — само формальное деление отра­сли на сегменты. Допустим, наличие эфирного и неэфирного телевидения является консенсусом, но непонятно, например, счи­тать ли одним сегментом ежедневные и еженедельные газеты, а так­же еженедельные и ежемесячные журналы или информационно­разговорные и музыкальные радиостанции. В Интернете еще существует проблема с идентификацией каналов: ресурсы, располо­женные на главном домене и его субдоменах, могут рассматривать­ся и как одно медиа, и как разные. Кроме того, при любых измере­ниях отрасли необходимо каким-то образом проводить границы между ее общенациональным и региональным уровнями. Все эти вопросы, видимо, каждый раз будут требовать отдельного рассмо­трения в заданных обстоятельствах.

Апробация результатов

Приступая к измерению синергетического индекса концентра­ции в российских реалиях мы, к сожалению, сразу вынуждены при­знать, что эта задача пока разрешима лишь в частных случаях. К перманентным проблемам с экономической статистикой, кото­рые возникают при измерении CR4, HHI и MOCDI, прибавляются еще как минимум две. Во-первых, не всегда имеются объективные данные по объемам аудиторий медиапредприятий, поскольку изме­рители не осуществляют мониторинг всего медиарынка России. Во-вторых, численность медиа изменчива и их реальное наличие/ отсутствие необходимо проверять практически в «ручном режиме», поскольку реестры Роскомнадзора обновляются не идеально. Дру­гими словами, точные данные, необходимые для расчета SMCI, яв­ляются достаточно дефицитными, а зачастую и просто отсутствуют.

В силу вышесказанного для первой апробации нового индекса мы опять же возьмем традиционно самый экономически мощный и на данный момент самый транспарентный сегмент российской медиаиндустрии — федеральное телевидение2. Следует признать, что этот сегмент объективно в наименьшей степени способен про­иллюстрировать смысл расчетов SMCI, поскольку в нем уровень концентрации высок всегда (это мировая практика), а появление новых игроков крайне затруднено ограниченностью технического ресурса (частотного). Поэтому разнообразие медиа здесь принци­пиально увеличиваться не может, и укрупнение/разукрупнение тех или иных участников происходит в основном за счет обмена акти­вами в рамках сложившегося статус-кво. Но, подчеркнем, что на сегодняшний день в России только указанный сегмент обладает достаточной степенью прозрачности, в отличие от неэфирного те­левидения, радио или печатной периодики.

Чтобы рассчитать значения SMCI в сегменте федерального те­левидения нам понадобятся данные об аудитории всех 22-х кана­лов (TNSРоссия), а также данные по выручке всех 19-ти предприя- тий-вещателей по РСБУ (Росстат)3. С определенной долей приблизительности в настоящее время мы выделяем здесь «боль­шую четверку» игроков (табл. 3). Проблема заключается в том, что в случае с «Национальной Медиа Группой» (НМГ), «Всероссий­ской государственной телевизионной и радиовещательной компа­нией» (ВГТРК) и «ЮТВ Медиа» (ЮТВ) имеет место не совсем од­нозначный состав каналов, контролируемых холдингами4. И толь­ко имущественная структура «Газпром-Медиа Холдинга» (ГМХ) не вызывает никаких сомнений.

vest-02-17-3-17 (9).png

Уточним, что совокупная аудитория, например, НМГ определе­на путем сложения среднего за 2015 г. показателя TV Share «Первого канала», «Пятого канала» и канала РЕН, а объем выручки — путем сложения соответствующих показателей ОАО «Первый канал», ОАО «Телерадиокомпания “Петербург”» и ООО «Акцепт» (ТК РЕН ТВ). Для корректности дальнейших расчетов аудиторию каналов, имеющих статус федеральных, мы взяли за 100%, исключив все остальные эфирные каналы, данные по которым фиксируются па­нелью проекта TV Index. Но при определении долей холдингов в об­щей выручке6 сегмента за 2015 г. возникает дополнительная по­грешность, поскольку в ряде случаев предприятия-вещатели не предоставили (не раскрыли) данные о результатах своей хозяйст­венной деятельности7.

Тем не менее в целом из таблицы видно, что показатель доли выручки у российских телевизионных холдингов чаще опережает показатель доли аудитории, при этом первый участник ТОР-4 яв­ляется лидером по выручке, а второй — по аудитории; в то же время четвертый участник сильно уступает им обоим по долям, но контролирует довольно много медиа. Таким образом, очевид­но, что два ключевых рыночных показателя у медиахолдингов просто не совпадают, а количество контролируемых медиа никак не пропорционально ни одному из них. И именно расчет значе­ний нового синергетического индекса концентрации в данном случае проясняет общую расстановку сил между игроками сег­мента (табл. 4).

vest-02-17-3-17 (10).png

Высокие значения SMCItv у трех из четырех телевизионных хол­дингов в целом соответствуют результатам измерения других пока­зателей концентрации. В 2015 г. в данном сегменте российской ме­диаиндустрии нами были зафиксированы: CR4 — 96 (высокий уровень), НН1 — 2465 (высокий уровень) и MOCDI — 871 (выше эта­лонного значения Ноэма в два раза). Индикативно и то, что «вес» холдинга-лидера (SMCItv НМГ = 280) в шесть с лишним раз больше «веса» замыкающего холдинга (SMCItv ЮТВ = 45). Для примера: SMCItv холдинга-аутсайдера РБК вообще составляет менее 1 пунк­та. Для наглядности текущие «веса» ТОР-4 медиахолдингов в сегменте можно отразить и графически (рис 1).

vest-02-17-3-17 (11).png

Получив значения SMCI всех игроков сегмента федеральных телеканалов России, можно без труда рассчитать и SMCI tv total. Со­вокупный индекс ТОР-4 холдингов в 2015 г. составил здесь 580 пунктов (если группу «Прочие» взять за одного игрока, то он поднимается до 586 пунктов). В трехлетней ретроспективе общие значения индекса колеблются в диапазоне 150 пунктов: некоторая тенденция к снижению объясняется тем, что последние сделки привели к чуть более равномерному распределению медиа между холдингами, в результате чего суммарный синергетический ин­декс концентрации арифметически сократился (рис. 2).

vest-02-17-3-17 (12).png

Заключение

Резюмируя, отметим, что первые расчеты SMCI на конкрет­ном материале зафиксировали результаты, вполне корреспонди­рующиеся с расчетами CR, HHI и MOCDI. Это дает нам основа­ние считать, что общий вектор развития медиаконцентрации фиксируется им верно. Безусловно, мы не питаем иллюзий, что новый индекс вскоре будет принят на вооружение антимоно­польными органами (ФАС), поскольку на данный момент рос­сийское законодательство не содержит специальных ограниче­ний для концентрации СМИ. Федеральный закон «О рекламе» (2006) регулирует только рекламный рынок и одновременно вы­водит отрасль из-под действия закона «О защите конкуренции» (2006), и поэтому по отношению к медиаиндустрии в целом ре­ально не применяются даже CR и HHI, не говоря уже о MOCDI. Но все же как теоретическая разработка SMCI вполне может ис­пользоваться научным сообществом в качестве дополнительного альтернативного инструмента мониторинга медиарынка как в России, так и за рубежом.

Примечания

В ряде русскоязычных источников встречается вариант «индекс Херфинда­ля— Хиршмана»

Используемый перечень федеральных телеканалов был утвержден РКН в 2013 г.

3 Доступ к базе данных ГМЦ Росстата осуществлялся через «Интегрум». Режим доступа: http://companies.integrum.ru (дата обращения 25.11.2016).

В доли НМГ включены доли «Первого канала», контролируемого на 25%, поскольку холдинг официально признает данное медиа своим активом. В доли ВГТРК включены доли телеканала «Карусель», контролируемого на 50%, по­скольку проект систематически получает государственное финансирование. В доли ЮТВ включены доли телеканалов СТС Media, поскольку процесс объеди­нения двух холдингов начался в 2015 г.

Группа Прочие в 2015 г. образована долями телеканалов «ТВ Центр», «Зве­зда», «Мир» и РБК.

Финансовые показатели предприятий за 2015 г., сданные в рамках апрель­ской финансовой отчетности 2016 г., являются последними доступными данными на момент написания статьи.

АО «ТНТ-Телесеть» (ГМХ) не предоставило в Росстат официальную бухгал­терскую отчетность за 2015 г., и оценочные данные по его выручке взяты из откры­тых источников; отчетность ООО «Национальный спортивный телеканал» (ГМХ) отсутствует везде; в отчетности ФГУП ВГТРК выручка федеральных телевизионных каналов не отделена от выручки других вещателей (в том числе радиостанций).

Библиография

Багдикян Б. Монополия средств информации. М.: Прогресс, 1987.

Рой Л.В., Третьяк В.П. Анализ отраслевых рынков. М.: ИНФРА-М, 2008.

Смирнов С.С. Показатели уровня концентрации в медиаиндустрии России: проблемы измерения // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журнали­стика. 2015. № 3. С. 66-79.

Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М.: Мысль, 1980.

Baker C. (2007) Media Concentration and Democracy: Why Ownership mat­ters. Cambridge: Cambridge University Press.

Compain B., Gomery D. (2000) Who owns the Media? Competition and Con­centration in the Mass Media Industry. Mahwah: Lawrence Erlbaum Associates.

Doyle G. (2002) Media Ownership. London: Sage Publications.

Noam E. (2009) Media Ownership and Concentration in America. New York: Oxford University Press.

Noam E. (2016) The International Media Concentration Collaboration. In Who Owns the World’s Media? Media Concentration and Ownership around the World. New York: Oxford University Press.

Vizcarrondo T. (2013) Measuring Concentration of Media Ownership: 1976-2009. International Journal on Media Management 15 (3): 177-195.


Поступила в редакцию 02.12.2016

Библиография: