Репрезентация «Разбитого поколения» в журнале «ЛАЙФ» в конце 1950-х – начале 1970-х гг.

Скачать статью
Загвоздкина Е.Г.

аспирантка кафедры зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: zagvozdkinakate@gmail.com

Раздел: Зарубежная журналистика

В статье на материале репрезентации «Разбитого поколения» в журнале LIFE («ЛАИФ») изучаются изменения, которые произошли в 1960-е в американском обществе. После сравнения оценок битников в начале и в конце 1960-х делается вывод, что отношение к «Разбитому поколению» значительно улучшилось в этот период, что позволяет предположить изменения в обществе в целом. Репрезентация битников в СМИ ранее не изучалась, анализ публикаций о них позволяет по-новому взглянуть и на 1960-е.

Ключевые слова: «Разбитое поколение», битники, США, «ЛАЙФ», 1960-е, американская журналистика

«Разбитое поколение» и изменения в американском обществе в 1960-е

В данной статье рассматриваются особенности репрезентации «Разбитого поколения» в американском журнале «ЛАИФ» за два пе­риода: 1958—1962 и 1968—1972 гг., то есть в начале и конце 60-х.1

«Разбитое поколение» было одной из первых послевоенных суб­культур в США, которая возникла в середине 1940-х. Ключевые представители движения — писатели Джек Керуак и Уильям Берро­уз, а также поэт Аллен Гинзберг. Пик активности битников пришел­ся на 50-е: так, одно из ключевых произведений «Разбитого поколе­ния» — роман Керуака «На дороге» — было написано в 1951 г. Другое принципиальное произведение — поэма Гинзберга «Вопль» — было создано в 1955 г. и тогда же представлено публике на поэтических чтениях в Сан-Франциско. Однако битники стали широко извест­ны лишь после публикации в 1957 г. романа «На дороге» и появле­ния положительной рецензии на него в The New York Times. В 1958 г колумнист газеты The San Francisco Chronicle Херб Каэн придумал слово «битник»2, закрепившее стереотипный образ представителя «Разбитого поколения» и способствовавшее появлению у него мно­жества последователей.

Таким образом, хотя «Разбитое поколение», представляя собой субкультуру живущих общинами битников, было явлением скорее из 50-х, широко известно оно стало лишь в конце этого десятилетия. Свою литературную деятельность «разбитые» писатели и поэты про­должили и в 1960-е, когда они не только публиковались, но и прини­мали участие в акциях протеста. Исследователи отмечают влияние битников на субкультуру хиппи, перенявших многие их идеи.

Благодаря тому, что «Разбитое поколение» возникло еще в 50-е, но оставалось на слуху и в 60-е, а также той полемике в обществе, которую оно вызвало, мы считаем его важным явлением: на при­мере отношения к которому можно рассмотреть произошедшие в американских СМИ в 60-е изменения.

В 1960-е в американском обществе произошли значительные изменения, о которых заявляют в своих работах многие исследо­ватели (см Dickstein, 1977; Gitlin, 1993; Marwick, 1998). Некоторые социальные сдвиги этого периода были законодательно закреплены3. Другие, выразившиеся в возникновении субкультур, были от­ражены в требованиях протестных движений. Наибольший же ин­терес для нас представляют изменения в нравах и взглядах американцев, произошедшие в США в 1960-е.

Можно допустить, что, как и в случае с техническими и техноло­гическими инновациями (см. теорию диффузии инноваций, Rogers, 1983), изменения в политических установках или социальных нор­мах могут распространяться с разной скоростью в различных соци­альных группах. Таким образом и упомянутая либерализация аме­риканского общества могла быть неоднородной: вполне вероятно, что в 1960-е она затронула лишь передовые части политической, экономической, культурной элиты и прогрессивную молодежь. Бо­лее важными для понимания 60-х и одновременно более сложно фиксируемыми стали изменения, произошедшие в морально-эти­ческих оценках большинства граждан страны, условных средних американцев, а не представителей сравнительно немногочисленных контркультур. Можно предположить, что они впитывали измене­ния значительно дольше календарных 60-х (или шестидесятых как эпохи).

Изменение настроений в США в 60-е по опросам общественного мнения

Традиционным инструментом фиксации и анализа изменений в крупных социальных группах являются соцопросы. Одна из глав­ных компаний, занимающаяся измерением/изучением обществен­ного мнения в США, — компания Gallup Poll — в 60-е провела ряд опросов (выборка будет указана в каждом конкретном случае), ко­торые зафиксировали изменения во взглядах американцев.

Так, в 1958 г. на вопрос «Поддерживаете ли вы браки между темнокожими и белыми?»4 «да» ответили 5% белых респондентов за пределами Юга (1% на Юге), «нет» — 92% за пределами Юга (99% на Юге). В 1970 г. на вопрос «В некоторых штатах существует закон, запрещающий смешанные браки (между белыми и темно­кожими). Вы одобряете его существование?» утвердительно отве­тили лишь 35% опрошенных неюжан (56% белых южан), против закона выступили 56% неюжан (среди белых южан — 38%).

Изменилось в рассматриваемый период отношение не только к темнокожим, но и к женщинам. Так, на вопрос «Если ваша партия выберет женщину в качестве кандидата в президенты, вы ее под­держите?» в 1963 г. «да» ответили 55% участников общеамери­канского опроса, «нет» — 41%. В 1971 г. согласились выдвинуть женщину в президенты уже 66% всех респондентов, 29% — высту­пили против.

Таким образом, соцопросы демонстрируют, что массовые на­строения в Америке в 1960-е действительно изменились в сторону либерализации: респонденты стали лучше относиться к темноко­жим, чаще высказываться за равноправие женщин и мужчин.

Эти сдвиги в настроениях подтверждаются и исследованиями СМИ. Так, анализ репрезентации в прессе темнокожих на матери­але рисунков в журнале New Yorker («Нью-Йоркер») (Thibodeu, 1989) выявил изменение их образа в лучшую сторону в 60-е, хотя темнокожие персонажи и остаются абсолютно пассивными. В другом исследовании рассматривалось освещение секса в аме­риканских массовых журналах с 1950-го по 1970-й год (Franklin, Scott, 1972) и делается вывод о либерализации отношения к вне­брачным интимным связям к концу 60-х.

В то же время был обнаружен лишь один соцопрос, в котором у американцев интересовались их отношением к битникам. Он был про­веден в 1965 и 1969 гг. компанией Harris и опубликован в газете New York Post («Нью-Йорк Пост»)5. Вопрос звучал следующим образом: «В Америке живут разные люди. Как вы считаете, данные социальные группы скорее вредны или полезны для американского общества?» (другими группами, о которых спрашивалось, были проститутки, геи и женщины в бикини).

В 1965 г. битников «скорее вредными» назвали 52%, в 1969 г. — 54%, таким образом, отношение к ним даже ухудшилось с течени­ем времени. В то же время по другим показателям американское общество за эти пять лет стало чуть более терпимым.

Исследований репрезентации битников в массовых СМИ в 60-е обнаружено не было. Так, в магистерской работе Джессмер «Сдержи­вая разбитых. Анализ освещения в прессе «Разбитого поколения» в 1950-х»6, как и сообщается в заголовке, рассматриваются только 50-е, кроме того, взята очень узкая выборка, что никак не объясняется. В статье «Стереотипы о битниках и хип-консюмеризм» (Shakouchi, 2015) рассматривается освещение деятельности битников в журнале MAD, который не входит в число крупнейших массовых СМИ.

В данной статье либерализация общественных настроений в 60-е изучается на материале публикаций о «Разбитом поколении» — яв­лении, которое представляется достаточно репрезентативным, и, как было заявлено выше, освещение которого в массовых СМИ ра­нее не изучалось, что определяет новизну работы.

Теория массовой коммуникации не дает однозначного ответа на вопрос, какая функция медиа проявляется чаще: формирова­ние у аудитории определенных представлений о действительности или отражение этих представлений для привлечения и удержания читателей. Вероятно, почти в каждом СМИ под воздействием множества факторов эти процессы могут идти одновременно. В статье за отправную точку принимается предположение, что массовые СМИ неизбежно отражают настроения своей аудито­рии, и, соответственно, по их контенту можно судить, пусть и не с абсолютной уверенностью, о взглядах читателей.

Целью работы было рассмотрение изменений настроений в аме­риканском обществе в 1960-е гг. через их отражение в СМИ общего интереса на примере освещения «Разбитого поколения» журналом «ЛАИФ». Для ее достижения выполнены следующие задачи:

- рассмотреть публикации в журнале общего интереса «ЛАЙФ»;

- изучить, как в материалах описываются битники, в каком контексте и как часто упоминаются;

- определить, какая оценка движению дается в начале и в конце 60-х;

- сравнить оценку битников и проследить динамику ее изменений.

Объект исследования в данной статье — контент журнала «ЛАИФ».

Предмет исследования — репрезентация «Разбитого поколе­ния» в издании.

Выбор битников обосновывается тем, что, хотя они были наи­более активны в 50-е, они оказали огромное влияние на амери­канские контркультуры 60-х, и, прежде всего, на хиппи. Благодаря тому, что представители «Разбитого поколения» способствовали буму контркультур и во многом предопределили это маргинальное движение, можно говорить о битниках как о культурном явлении, связывающем 50-е с 60-ми.

В данной статье рассматриваются только те публикации в жур­нале «ЛАИФ», в которых упоминаются битники. В выборку попа­ли материалы, в которых есть слова «битник» (beatnik), «Разбитое поколение» (The Beat Generation), «разбитые» (the beats), а также упоминаются ключевые представители движения: поэт Аллен Гинзберг, писатели Джек Керуак и Уильям Берроуз.

Выбранный в качестве объекта исследования журнал «ЛАИФ» являлся одним из наиболее популярных еженедельных журналов новостей в США в указанный период: в 1962 г. его тираж составлял 6,9 млн, в 1971 г. — 8,5 млн экз.7 Исходя из этого, он представляется вполне показательным в качестве издания общего интереса, рас­считанного на массовую аудиторию и реально охватывающего ее.

Методология исследования

Для определения отношения к битникам в статье использован метод контент-анализа. Ниже приведен кодификатор, с помощью которого определялась оценка битников.

Кодификатор

Отрицательные характеристики:

1) Напрямую выраженная оценка:

• описания (плохой, отвратительный, скверный, неприятный);

• ругательства (идиоты, психи, маньяки);

• агрессия по отношению к битникам — как совершенное дейст­вие, так и планируемое, предполагаемое (оскорблять, ругать, угрожать, осмеивать).

2) Содержащие оценку характеристики:

• внешние (лохматые, неопрятные, волосатые, бородатые, об­росшие, потрепанные, грязные);

• психологические (странные, чудаковатые, безумные, уны­лые);

•статусные (неактуальны, устарели; маргиналы, отщепенцы, представители контркультуры).

3) Косвенное выражение оценки:

•описания поведения, создающие негативный образ (асоциаль­ный образ жизни, наркотики, алкоголь, нарушение закона, участие в протестах).

4) Отрицательная оценка литературного творчества.

5) Упоминание самого слова «битник» как негативной характе­ристики.

Положительные характеристики:

6) Напрямую выраженная оценка:

• описания (великий, замечательный, прекрасный, выдаю­щийся);

• положительное действие по отношению к битникам (при­ветствовать, хвалить, поощрять, восторгаться; «да здравст­вуют, ура»).

7) Содержащие оценку характеристики:

•внешние (опрятные, аккуратные);

•психологические (добрые, отзывчивые, щедрые);

• статусные (популярны, имеют много поклонников, актуаль­ны).

8) Косвенное выражение оценки:

• описания поведения, создающие положительный образ (про­грессивные идеи, сподвижничество в выстраивании отноше­ний между субкультурами и обществом).

9) Положительная оценка литературного творчества.

Прочие характеристики:

10) Ирония по отношению к битникам.

11) Компенсаторный фактор: автор материала выступает не только с критикой битников, но и критикой американского обще­ства или считает их действия отражением социальных проблем.

Необходимый комментарий. Битники действительно плохо одевались, употребляли наркотики и вели не самый конвенцио­нальный образ жизни — все это они признавали сами. Почему же тогда упоминания об этом считаются в работе выражением нега­тивной оценки? Сам выбор журналиста, то, что он решил поме­стить в свой текст подобные описания (иногда и акцентировать на них внимание, привести сразу несколько таких характеристик вместе), оставив в стороне положительные характеристики, гово­рит о создаваемом в СМИ образе битников.

Отметим, что отношение к битникам может выражать не только автор текста, но и сами битники, чьи слова приводятся в материале, или другие его герои. В статье зафиксировано, кто дает оценку, одна­ко главным считается именно отношение журналиста. Все перечи­сленные характеристики будут далее представлены в таблицах.

Рассмотренные публикации в «ЛАЙФ» разделены на два вида: материалы, в которых упоминаются битники, и тексты, полно­стью посвященные им. Другого рода публикациями являются письма читателей, в которых непосредственно отражена позиция аудитории; их мы изучим отдельно. Кроме того, добавим, что ма­териалы, рассмотренные в данной статье, относились к разным жанрам, часто это были короткие тексты, которые публиковались без указания авторства. Упоминания битников встречались и в подписях к фотографиям в рубрике «A look at the world’s week». Ра­бота над такими текстами, вероятно, была общередакционной, не закрепленной за одним человеком. Кроме того, учитывая размер аудитории журнала и его популярность, предполагаем, что в его отделе культуры работали разные журналисты (это подтверждает­ся и тем, что подписанные материалы о битниках созданы разны­ми авторами). Из вышесказанного можно заключить, что отноше­ние к «Разбитому поколению» в «ЛАЙФ» не является отражением взглядов конкретного репортера, но представляет консолидиро­ванную точку зрения нескольких журналистов или всей редакции.

Репрезентация битников в «ЛАИФ» в период 1958—1962 гг.

В первый рассматриваемый период (1958—1962 гг.) в 32 номерах «ЛАИФ» было опубликовано 35 (с учетом повторных публикаций — 38) материалов, в которых упоминаются битники. В 21 тексте со­держится оценка, 14 текстов нейтральны (табл. 1).

vest-01-17-24-39 (1).png

Число негативных оценок в первый период почти в четыре раза превышает число положительных. Чаще всего в материалах при­водятся негативные характеристики поведения битников и отри­цательные оценки их произведений (7 и 5 соответственно). За этим по частотности следуют негативные описания, отрицатель­ные внешние и психологические характеристики и положитель­ные — впервые — статусные характеристики (по три раза). Часто в текстах по отношению к битникам выражается ирония (7 раз), но, как мы говорили ранее, они не учитывается при подсчете.

Кроме того, необходимо отметить, что самим битникам слово в прессе не дается — это заметно по пустому среднему столбцу.

В первый период вышло три развернутых материала, посвя­щенных битникам: два — в 1959 г. и один — в 1960 г.

В статье «Квадратвилль против Битсвилля» (Squaresville U.S.A. vs. Beatsville) сравниваются два образа жизни: провинциальной американской семьи из среднего класса (собственно «squares», «квадратов» — так на сленге битников обозначали обывателей) и битников из района Венис-бич в Лос-Анджелесе. Эти уклады жиз­ни намеренно противопоставляются. В результате в статье созда­ется образ битника как маргинала со своими странностями, но в то же время исключительно негативные характеристики «разби­тым» не даются. Кроме того, в тексте автор иронизирует не только над битниками, но и над «идеальными» семьями американцев. Например, приводятся слова девушек из Хатчинсона, пригласив­ших к себе в город лидеров «разбитых», а потом быстро отозвав­ших приглашение: «Мы знали, что битники — это нехорошо, но мы думали, что они просто неопрятно одеваются и странно гово­рят. Сейчас же мы знаем, что они сожительствуют вне брака и все такое»9.

Иное отношение выражено в статье «Единственные бунтари в округе» (The only rebellion around) колумниста Пола О’Нила. Это один из наиболее резонансных ранних материалов о битни­ках — вне сомнений, совершенно разгромный. О’Нил начинает с заявления, что битники паразитируют на обществе, они «мухи на фруктах, выросшие благодаря благоприятным обстоятельст­вам до высшей стадии развития фруктовых мух»10. Далее О’Нил заявляет, что битники — это жалкие грязные оборванцы, кото­рые понимают свободу как дезорганизацию, беспорядок и хаос. Говоря об их творчестве, автор отмечает, что битники находятся в заблуждении, что «их абсурдные произведения являются ис­кусством просто потому, что они отвергают форму». Хотя он пи­шет, что некоторые произведения битников и само движение представляют интерес, это заявление появляется в самом конце и не делает материал менее критичным по отношению к ним.

Отношение журналиста резюмирует такое описание: «[Бит­ники] это болтуны, бездельники, пассивные мелкие мошенни­ки, одинокие эксцентрики, ненавидящие матерей, ненавидящие копов, эксгибиционисты с кривыми улыбками и закладными на барабаны бонго: писатели, которые не умеют писать, художни­ки, которые не умеют рисовать, танцоры со сломанными ногами»11.

Последний развернутый материал за этот период «Политика: Битники в центре Техаса»12 в ироничной манере рассказывает о двух кандидатах-битниках на выборах в городе Форт Ворф, штат Техас. В то же время особой критики в адрес битников в этом тек­сте нет.

При рассмотрении вышедших в «ЛАЙФ» в 1958-62 гг. текстов было определено, что в первый период в журнале доминировало негативное и ироничное отношение к битникам: оно проявляется и в текстах, где представители субкультуры только упоминаются, и, прежде всего, в развернутых материалах о них. Оценка «Разби­того поколения» варьируется от иронии и отказа воспринимать его представителей всерьез до их разгромной критики — прежде всего, в материале Пола О’Нила. В то же время в текстах отмеча­ются и положительные стороны «Разбитого поколения» — в пер­вую очередь его популярность.

Оценка «Разбитого поколения» в письмах читателей

Кроме того, в первый период в «ЛАЙФ» было опубликовано 23 письма, которые, как правило, были откликом на ранее опублико­ванные материалы (см. табл. 2).

vest-01-17-24-39 (2).png

В таблицу 2 были внесены изменения: отношение в письмах выражают читатели, которые иногда выступают с критикой пози­ции журналиста, выраженной в его статье, — в этом случае оценка журналиста (второй столбец) будет взята в скобки.

Как видно из таблицы, в письмах после вычета компенсаторно­го фактора преобладают положительные оценки битников — их на две больше, чем отрицательных. Таким образом, соотношение оценок иное, чем в журналистских текстах, и гораздо ближе в рав­новесному.

Чаще всего авторы писем говорят об асоциальном образе жиз­ни битников, об их важности и популярности, а также иронизиру­ют над ними (3 раза).

Кроме того, стоит отметить и упомянутый выше компенсатор­ный фактор: в шести письмах (более чем четверть от общего числа) встречается критика самого американского общества или заявления, что битники являются отражением его проблем. Так, например, в № 15 за 1959 г. читатель заявляет, что «искажения мира битников — это почти зеркальное отражение интеллектуаль­ной и духовной бедности американской жизни»13.

Таким образом, уже в первый период в письмах в «ЛАИФ» было более сбалансированное отношение к битникам, чем в мате­риалах журналистов: читатели вместе с критикой битников указы­вают на изъяны самого общества.

Репрезентация битников в «ЛАИФ» в период 1968—1972 гг.

Во второй период в 1968—1972 гг. в «ЛАЙФ» вышло 18 текстов, в которых упоминаются битники, в том числе 8 нейтральных (табл. 3). Таким образом, очевидно сокращение числа материалов о  битниках. Кроме того, за этот период не было опубликовано ни одного текста, посвященного исключительно «Разбитому поколе­нию». Необходимо отметить и то, что значительно сократилось количество текстов, в которых говорится о битниках как о движе­нии в целом, — их всего три. В то же время чаще упоминаются ли­деры «Разбитого поколения», прежде всего, Аллен Гинзберг, кото­рого называют просто по фамилии, без указания рода деятельности и регалий. Из этого мы можем сделать вывод, что битников перестали воспринимать как движение, внимание обра­тилось на входящих в него писателей.

vest-01-17-24-39 (3).png

Как видно из таблицы, число положительных оценок превыси­ло число отрицательных. Наиболее частые характеристики также преимущественно положительные: указания на популярность битников, высокое художественное значение их творчества (в не­скольких текстах Гинзберг и Берроуз упоминаются в одном ряду с Энди Уорхолом, Джоном Кейджем, Сальвадором Дали и Маршал­лом Маклюэном), а также их положительные описания (по два раза).

В то же время сохраняется и критика поведения битников (так­же дважды), в одном тексте их отрицательно характеризуют герои публикаций. В целом отметим, что к движению стали относиться нейтральнее: число и положительных, и отрицательных оценок значительно снизилось по сравнению с началом 60-х.

В «ЛАИФ» в период 1968—1972 гг. писем о битниках не выходило.

Изменения в репрезентации битников в 60-е

Чтобы оценить, как отношение к битникам изменилось за 1960-е, сравним данные из таблиц. Соотношение отрицательных и положительных характеристик за это десятилетие стало практичес­ки обратным: от 23/6 в первый период к 3/6 во второй. В материалах в конце 60-х чаще упоминается о значимости и популярности бит­ников, говорится о большом числе их последователей, а их творче­ству дается положительная оценка. В гораздо меньшем числе текс­тов их описывают как грязных аморальных наркоманов и маргина­лов, что было распространено в первый период. Также оказалось, что большинство негативных критериев стало менее релевантным (или вовсе нерелевантным) во второй период. В целом же число оценок, как и вообще число текстов, в которых упоминается о бит­никах, снизилось. Из этого можно сделать вывод, что движение было принято обществом, к нему установилось более спокойное от­ношение. В то же время отметим, что отношение к битникам, выра­женное в письмах, уже в первый период было смешанным, в них преобладали положительные оценки, что говорит о первых измене­ниях в отношении к битникам еще в начале 60-х.

В данной статье с помощью контент-анализа доказано измене­ние отношения к представителям «Разбитого поколения» в лучшую сторону в 1960-е. Собранный материал дает серьезные основания предполагать, что изменения во многих установках социальной и культурной жизни в американском обществе в 1960-е затронули действительно большие социальные группы, включая значитель­ную часть читающих американцев.

Необходимо отметить, что нет возможности однозначно утверж­дать, являются ли зафиксированные изменения в отношении к битникам результатом трансформаций, которые произошли в ин­теллектуальной жизни и культурном сообществе, представителями которого являлись отдельные журналисты «ЛАЙФ», или же кон­тент журнала отражает более масштабные изменения в обществен­ных настроениях, неизбежно выразившиеся в публикациях изда­ния со столь значительной аудиторией. В рамках данной статьи считаем возможным поддержать концепцию отражения в СМИ общественных настроений. С учетом всего вышесказанного мож­но констатировать, что в статье на примере оценки «Разбитого по­коления» в массовой печати представлены новые данные для изу­чения изменений в американском обществе в 60-е.

Примечания

Границами эпохи 60-х в данной статье определены 1958 и 1974 гг. (по Marwick, 1998).

2 Образ битников - завсегдатаев кофеен в темных очках и водолазках с бараба­нами бонго и томиками поэзии в руках — иронически показан, например, в филь­ме Роджера Кормана «Ведро крови» (1959 г.). Сами представители «Разбитого по­коления» считали обозначение «битник» оскорбительным — об этом в 1959 г. в письме в газету The San Francisco Chronicle заявлял Гинзберг

Законом о гражданских правах 1964 г. , запрещающим дискриминацию по расе, полу, религии и происхождению при приеме на работу, и законом об избира­тельных правах 1965 г. , устанавливающим равные права при голосовании.

4 The Gallup Poll: Public Opinion, 1935—1971. Vol. 1-3. New York: Random. House, 1972.

5 Опрос был перепечатан New York Times 21 октября 1969 г., стр. 44, по этой же публикации он приводится.

Jessmer A.L. (2012) Containing the Beat: An Analysis of the Press Coverage of the Beat Generation During the 1950s: MA thesis. W. Page Pitt School of Journalism and Mass Communication, Huntington, West Virginia. Available at: http://mds.marshall.edu/etd/427/

7 По N.W. Ayer & Sons directory, 1962, N.W. Ayer& Sons directory, 1971.

8 Суммарное количество характеристик во всех текстах / в том числе в текстах о битниках. В результирующей графе таблицы компенсаторный фактор вычитается из не­гативных характеристик как нейтрализующий их. Ирония не учитывается при подсчете негативных/положительных характеристик. Обозначения верны для всех таблиц.

9 Squaresville U.S.A. vs. Beatsville (1959) LIFE 12: 31.

10 O’Neil P. The only rebellion around (1959) LIFE 22: 114.

11 Ibid.

12 Politics: Beat in the hip of Texas (1959) LIFE 9.

13 Letters to the Editors (1959) LIFE 15: 18.

Библиография

Cook B. (1971) The Beat Generation. The tumultuous, 50s movement and its impact on today. New York.

Dickstein M. (1977) Gates of Eden. American culture in the sixties. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Franklin J.L., Scott J.E. (1972) The changing nature of sex references in mass circulation magazines. The Public Opinion Quarterly 36 (1): 80—86.

Gitlin T. (1993) The Sixties: Years of Hope, Days of Rage. New York.

Kaiser Ch. (1997) 1968 in America. New York: Grove Press.

Marwick A. (1988) The Sixties. New York.

Rogers E. (1983) The Diffusion of Innovations. New York.

Shakouchi Y. (2015) The Stereotypes of the Beatniks and Hip Consumerism: A Study of Mad Magazine in the Late 1950s and 1960s. The Journal of Popular Culture 48 (6): 1270—1286.

Thibodeu R. (1989) From racism to tokenism: The changing face of blacks in New Yorker Cartoons. Public Opinion Quarterly 53 (4): 482—494.


Поступила в редакцию 30.10.2016

Библиография: