Тема миграции в нидерландской прессе (на примере публикаций газеты De Telegraaf за 2014–2015 гг.)

Скачать статью
Гладкова А.А.

кандидат филологических наук, старший научный сотрудник кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: gladkova_a@list.ru

Раздел: Зарубежная журналистика

В статье представлены результаты качественного и количественного контент-анализа публикаций крупнейшей ежедневной газеты Нидерландов — De Telegraaf за 2014—2015 гг., посвященных вопросам миграции. Общее число изученных материалов составило 133; исследование проводилось на материале онлайн-версии издания за указанный период; поиск публикаций проводился по ключевым словам. Цель работы — выявление возможных различий в освещении изданием темы миграции в 2015 г., ставшем рекордным для европейских стран, в том числе Нидерландов, по количеству вынужденных переселенцев, и 2014    г., когда миграционные потоки в страны ЕС были значительно меньше. Проанализировав публикации по ряду критериев (общее число материалов в газете на тему миграции, форма и жанр публикаций, характер оценки в публикациях, их предметная область), мы обнаружили, что несмотря на существенно возросший интерес газеты к теме миграции в 2015 г. (для сравнения: в 2014 г. в De Telegraaf появилось только 15 публикаций на эту тему, в то время как в 2015 г. их число достигло 118), принципиальных различий в освещении темы миграции за указанные два года выявлено не было. В публикациях на указанную тему De Telegraaf придерживается нейтральной позиции, стремясь предоставить своим читателям объективную информацию в оперативные сроки, чаще всего выбирая для этой цели жанр короткой заметки, сопровождаемой фото или иллюстрацией, и делая особый акцент на сферах политической и социальной жизни, а также персональных историях мигрантов.

Ключевые слова: De Telegraaf, Нидерланды, миграция, беженцы, публикации

Введение

В последние годы в силу ряда факторов (продолжающейся глоба­лизации мирового сообщества, ведущей к прозрачности границ, мо­дернизации или перехода ряда государств от индустриального к по­стиндустриальному типу развития, нестабильной политической обстановки в государствах Ближнего Востока, Северной Африки и Южной Азии и других) была зафиксирована очевидная тенденция усиления миграционных процессов во многих европейских странах. Статистика показывает, что на 2015 г. пришелся активный рост миг­рационных потоков в страны Европы: так, по данным на второй квартал 2015 г., в европейские страны иммигрировали в этот период в поисках политического убежища около 228 тыс. чел., что по срав­нению с аналогичным периодом времени в 2014 г. составило прирост в 85%1. Суммарное число иммигрантов в страны ЕС к концу 2015 г составило более 750 тыс. чел.2, при этом следует понимать, что ре­альное число мигрантов может быть больше, учитывая зачастую не­легальный характер миграционных процессов и отсутствие досто­верной информации о числе беженцев, пересекших границу ЕС.

Следует отметить, что в данном случае речь идет о вынужденной миграции, связанной, чаще всего, с военными действиями на тер­ритории стран, откуда в Европу прибывает основной поток бежен­цев, а не о трудовой миграции, также довольно распространенной в странах ЕС3. Так, подавляющее большинство беженцев в 2015 г. яв­лялись гражданами Сирии (21% от общего числа беженцев в этом году), Афганистана (13%), Албании (8%), Ирака (7%), Косово (5%) и других стран (47%)4, на территории которых были зафиксированы проявления политического и экономического кризиса. Чаще всего мигранты из стран, находящихся за пределами ЕС, направлялись в поисках политического убежища в Германию (38% в 2015 г.), Венг­рию (15%), Австрию (8%), Италию (7%), Францию (7%), а также другие европейские страны (25%)5.

Многократное увеличение потока беженцев в страны Европы в 2015 г., недостаточно эффективные меры, предпринимаемые ЕС по их приему и распределению, а также отсутствие согласованных дей­ствий европейских политиков по урегулированию сложившейся ситуации6 спровоцировали дискуссию о миграционном кризисе в ЕС. Кризисный характер явления подчеркивали участившиеся случаи катастроф, связанные с нелегальным пересечением мигрантами границы ЕС, и получившие широкое освещение в СМИ (речь идет прежде всего о неоднократных случаях гибели мигрантов при по­пытке пересечь Средиземное море), а также широкая дискуссия о целесообразности Дублинского соглашения, по которому мигранты должны предоставлять запрос о политическом убежище в первом государстве-члене ЕС, на территорию которого они въехали.

Неудивительно, что в подобном контексте многие российские и зарубежные исследователи обращались в 2015 г. к проблеме миг­рации и миграционного законодательства, рассматривая их с раз­личных точек зрения: психологической (в данном случае речь чаще всего идет об адаптации мигрантов в новой социокультурной среде (Мостиков, 2015; Краснощеченко, Ковдюк, 2015; Efremova et al, 2015), экономической (Bracco et al, 2015; Shumway, Davis, 2015), юридической (Евтушенко, Дуюн, 2015; Gauci et al, 2015; Plender, 2015), социокультурной (Григорьев, 2015; Лебедева, Бичарова, 2015; Van Praag et al, 2015) и политической (Сериков, 2015; Kortmann, 2015; Bruzelius et al, 2015).

Особенный интерес представляют, на наш взгляд, работы, анали­зирующие трансформацию медийного образа мигрантов в контексте европейского миграционного кризиса. Можно предположить, что значительное увеличение потока мигрантов в страны ЕС, возникно­вение случаев конфликтов на этнической почве между беженцами и местным населением, а также — что, на наш взгляд, чрезвычайно важно, — случаев террористических атак на мирных жителей, совер­шенных экстремистскими организациями стран, гражданами кото­рых являются многие беженцы (в первую очередь речь идет, безуслов­но, о Сирии) в 2015 г. повлияют на образ мигрантов в европейских СМИ. В сложившихся кризисных обстоятельствах объяснима, на наш взгляд, была бы негативная трансформация образа мигрантов, критические высказывания СМИ в адрес вынужденных переселен­цев, а также, возможно, осуждение недостаточно эффективных дей­ствий европейских лидеров в сфере регулирования миграционных потоков. Вместе с тем, принимая во внимание многонациональную и многоэтническую структуру населения европейских стран, действую­щую на их территории в течение многих лет миграционную политику, направленную на поддержку политических беженцев и их интегра­цию в местное сообщество, наконец, европейские ценности толеран­тности и уважения к личности человека делают подобную трансфор­мацию образа мигрантов не столь очевидной. В ходе исследования мы рассчитываем протестировать это предположение.

Отметим, что, несмотря на возросшую актуальность проблемы миграции в ЕС в 2015 г., нам удалось обнаружить довольно ограни­ченное число исследовательских работ, посвященных анализу темы миграции и образа мигрантов в европейских СМИ за январь-де­кабрь 2015 г.7 Труды отечественных и зарубежных ученых, опубли­кованные в этот период, фокусируются преимущественно на образе мигрантов в российских СМИ (Базина, 2015; Варганова, 2015; Горбачев, Деревяшкина, 2015; Hutchings, Tolz, 2015; Tolz, Harding, 2015), роли СМИ в процессе социокультурной адаптации мигран­тов в принимающем обществе (Бедрик, 2015; Efremova et al, 2015) и обеспечении этнокультурного многообразия в медиасреде в целом (Кузнецова, Зайцева, 2015; Гладкова, 2015; Dekker et al, 2015). Среди работ, рассматривающих трансформацию образа мигрантов в евро­пейских СМИ за 2015 г., следует назвать труды А. Кавиедеса (Caviedes, 2015), анализирующие образ мигрантов в британской, француз­ской и итальянской прессе, а также, например, публикации И. Блейха и др. (Bleich et al, 2015), освещающие специфику тран­сформации образа мигранта в европейских изданиях за последние несколько лет. Вместе с тем, повторим, общее число исследований, в разных контекстах анализирующих тему миграции на страницах европейских СМИ, чрезвычайно невелико, из чего, в свою очередь, может сложиться ошибочное представление о недостаточном инте­ресе СМИ к освещению этой темы в истекшем году.

Нам представляется, однако, что в действительности европей­ские СМИ, стремясь предоставить аудитории актуальную инфор­мацию как о возросших темпах миграции в 2015 г. в целом, так и о миграционной политике стран ЕС, должны были уделить доволь­но большое внимание проблеме миграционного кризиса в указан­ный период. Рассчитывая проверить это предположение, мы обра­тились к анализу публикаций в нидерландских СМИ за 2014—2014 гг., использовав в качестве выборки для контент-анализа все материалы газеты «Де Телеграф» (De Telegraaf) на тему миграции за этот период8. Полученные в ходе исследования результаты должны, на наш взгляд, внести весомый вклад в дискуссию о спе­цифике освещения образа мигрантов в европейских СМИ, а также выявить разницу в восприятии изданием мигрантов в докризи­сный и кризисный период (2014 и 2015 гг. соответственно) - при условии, разумеется, что подобная разница существует.

Следует подчеркнуть, что обращение именно к нидерландским СМИ обусловлено рядом причин. В первую очередь, как и для боль­шинства европейских стран, 2015 г. стал для Нидерландов рекордным по количеству иммигрантов: по данным на третий квартал этого года, число мигрантов, прибывших в страну в поисках политического убе­жища, превысило 52,5 тыс. человек9, и эксперты прогнозируют даль­нейший рост этого показателя до конца календарного года. Если взглянуть на пропорции по соотношению иммигрантов в Нидерлан­ды из европейских и неевропейских стран, обнаружится, что около 120 тыс. из 183 тыс. иммигрантов в 2014 г.10 являлись гражданами Ев­ропы (Германии, Франции, Бельгии и т.д.), в то время как число им­мигрантов из неевропейских стран (Сирия, Сомали, Афганистан и т.д.) в этот период составило 61 тыс. человек11. Большая часть мигран­тов из европейских стран прибыли в 2014 г. в страну с целью поиска работы или места учебы, в то время как переселенцы из неевропей­ских стран чаще всего обращались в государственные органы Нидер­ландов с просьбой предоставления политического убежища. Если проанализировать национальность мигрантов, впервые прибывших в Нидерланды в поисках политического убежища годом позже, стано­вится очевидно, что большая часть миграционного потока пришлась на граждан Эритреи (43%); значительную долю мигрантов составили также беженцы из Сирии (23%), Косово (4%), Украины (3%) и других стран (24%)12. Эти данные представляются нам особенно интересны­ми, учитывая, что во многих других странах Европы основной поток беженцев в истекшем году пришелся преимущественно на граждан Сирии, Афганистана, Ирака и Украины.

Многократное увеличение миграционных потоков в Нидерлан­ды в 2015 г. заставило правительство поставить на повестку дня вопрос об ужесточении миграционной политики. В августе 2015 г премьер-министр страны Марк Рютте выступил с заявлением о том, что предоставление мигрантам, не получившим от Нидерлан­дов права на убежище, государственной поддержки (речь идет о размещении в специальных миграционных центрах и получении государственного пособия) должно быть ограничено. Отметим в этой связи, что, несмотря на репутацию одной из наиболее толе­рантных и открытых стран в ЕС, с начала 2000-х гг. Нидерланды проводят довольно жесткую политику в области ограничения миг­рационных потоков. Так, например, в случае отказа беженцам в предоставлении политического убежища они должны быть немед­ленно депортированы без возможности передать дело в суд (Дени­сенко, Хараева, Чудиновских, 2003), в то время как в ряде других европейских стран подобная практика распространения не имеет13.

Важно отметить, что темпы иммиграции в Нидерланды! в 2014 г также были довольно высокими: так, число беженцев, прибывших в страну в этот период, составило 24,5 тыс. человек, показав прирост практически в два раза по сравнению с данными 2012 и 2013 гг (13 тыс. человек)14. Учитывая значительный рост миграционных по­токов в 2014—2015 гг., мы сочли интересным проанализировать спе­цифику освещения темы миграции в нидерландских СМИ за указан­ные два года, используя ряд критериев, речь о которых пойдет далее.

Методология

Для достижения цели исследования был проведен качествен­ный и количественный контент-анализ материлов общенацио­нальной качественной газеты «Де Телеграф» за 2014—2015 гг.15 Вы­бор издания был обусловлен лидирующим положением газеты на нидерландском печатным рынке: на сегодняшний день «Де Телег­раф» с разовым тиражом 499 тыс. экз. является крупнейшей ежед­невной общественно-политической газетой в Нидерландах16, обладающей также наиболее высоким показателем охвата аудито­рии 13+ (12,4%) среди ежедневных изданий этой страны и наибо­лее крупной долей на нидерландском печатном рынке (15,1%)17.

В ходе исследования были изучены все материалы на тему иммиг­рации в Нидерланды, опубликованные на официальном вебсайте «Де Телеграф», — telegraaf.nl за два последних года. Обращение к элек­тронной версии издания было обусловлено, во-первых, доступно­стью онлайн-версии газеты и возможностью осуществить оператив­ный поиск по ключевым словам (в нашем случае migratie/миграция, migrant/мигрант и vluchteling/беженец) за указанный период, а во-вторых, высокой популярностью этого ресурса у интернет-аудито­рии, говорящей на нидерландском языке. Так, официальный вебсайт «Де Телеграф» является лидером в сегменте нидерландских онлайн-СМИ по ежемесячному охвату аудитории в группе 6+. Общее число уникальных пользователей ресурса в день в среднем составляет 3,345 млн человек18, что делает его одним из наиболее рейтинговых вебсайтов печатных СМИ и — как нам кажется — достаточно показа­тельным для выявления тенденций в освещении ключевых проблем нидерландского общества (в данном случае проблемы миграции).

Единицей анализа является журналистский материал. Оценка объ­ема упоминаний исследуемых переменных происходит методом под­счета слов. В качестве критериев контент-анализа было решено ис­пользовать следующие показатели: частота появления публикаций на тему миграции в издании; жанр публикаций (статья, заметка, репор­таж, интервью и другие); форма публикаций (текст, фото или рисунок с подписью, текст с фото или рисунком, видео и другие); характер оценки в публикациях (положительная, негативная, нейтральная) — посредством анализа контекста; предметная область публикаций (по­литика, экономика, образование, социальная сфера и другие).

Суммарно нами было проанализировано 15 публикаций за 2014   г. и 118 публикаций за 2015 г. Средний объем одной публи­кации составил 300 слов. Наибольший по объему материал, от­носящийся к теме миграции, за указанный период был опубли­кован в «Де Телеграф» 22.09.2015 г. — им стала авторская колонка Одри Зоннефельд на тему миграции (670 слов)19; наименьший — заметка об изменении административного законодательства в отношении мигрантов, имеющих при себе поддельные докумен­ты, — 13.06.2014 г. (131 слово)20. Все материалы на нидерландском языке анализировались автором.

Мы осознаем, что анализ онлайн-версии газеты неизбежно накла­дывает свои ограничения на полученные в ходе исследования резуль­таты (в частности мы подразумеваем ее ориентацию на определен­ный сегмент аудитории — интернет-пользователей и отсутствие полного дублирования материалов печатной версии газеты). Еще од­ним ограничивающим фактором можно считать контент-анализ только по трем ключевым словам, в то время как в журналистских материалах часто встречаются их синонимы (например, vluchteling и asielzoeker/беженец, причем asielzoeker по смыслу ближе к понятию «человек, ищущий политического убежища», а не просто беженец). Делая это уточнение, мы хотим подчеркнуть, что данное исследова­ние в силу объективных причин не отражает всего спектра материа­лов, опубликованных в «Де Телеграф» в 2014—2015 гг. на тему мигра­ции и беженцев. Для составления полного представления о качественном и количественном своеобразии публикаций на эту тему требуется более глубокий анализ текстов с учетом всех возмож­ных ключевых слов, их синонимов и лексических комбинаций. Вме­сте с тем, мы полагаем, что выбранные нами ключевые слова являют­ся наиболее часто используемыми при описании миграционных процессов в Нидерландах, и представленные результаты исследова­ния позволяют проследить некоторые тенденции в освещении темы миграции в нидерландском издании за указанный период.

Результаты и дискуссия

Проанализировав публикации по вышеназванным критериям, мы обнаружили, что наибольший интерес к вопросам миграции издание продемонстрировало в третьем-четвертом квартале 2015 г До марта 2015 г. материалов на тему миграции в «Де Телеграф» не появлялось вовсе; в дальнейшем они публиковались эпизодиче­ски: по три материала в марте 2015 г., один в апреле, четыре в июне, по семь в июле и августе. На сентябрь (38 публикаций), ок­тябрь (25) и ноябрь (24) пришлось основное число материалов на указанную тему. Для сравнения: на протяжении 2014 г. издание размещало значительно меньше публикаций: поиск по ключевым словам выявил только 15 материалов, посвященных вопросам миграции, причем периодичность выхода публикаций была пра­ктически идентичной - по одному-двум материалам в месяц.

Мы склонны считать, что многократное увеличение публикаций на тему миграции в 2015 г. можно объяснить естественной реакцией газеты на изменение ситуации с иммиграцией в страну в этот пери­од. Как уже упоминалось ранее, 2015 г. стал рекордным для Нидер­ландов по числу беженцев, особенно если сопоставить данные 2014   г. (27 тыс. беженцев) и 2015 г. (52,5 тыс. беженцев на ноябрь 2015   г. с перспективой увеличения этого числа до конца календар­ного года)21. К тому же, широкая дискуссия на уровне ЕС и глобаль­ного сообщества о миграционном кризисе 2015 г., мерах ограниче­ния миграционных потоков, перспективах интеграционной политики и будущем мультикультурализма в Европе22 также стиму­лировала интерес ведущих СМИ к теме миграции в истекшем году. Наконец, резкое увеличение материалов на данную тему осенью 2015 г., на наш взгляд, можно объяснить проведенной в этот период в Нидерландах общественной кампанией по поддержке мигрантов: в частности, акцией «Приюти беженца», вызвавшей широкий об­щественный резонанс, особенно после того, как в акции приняли участие известные нидерландские актеры и музыканты23; открыти­ем в этот период специальных благотворительных центров для миг­рантов Welkom Winkels24; обсуждением оптимальных путей разме­щения беженцев на приближающийся зимний период25 и т.д.

Было выявлено, что абсолютное большинство публикаций как в 2014, так и в 2015 гг. можно классифицировать как короткие заметки, в среднем не превышающие 300 слов; общее число таких материалов составило 98 в 2015 г. и 13 в 2014 г. Превалирование заметки над дру­гими жанрами связано, на наш взгляд, с ежедневным типом газеты и стремлением предоставить информацию в максимально сжатые сро­ки. Пять авторских колонок на тему миграции в Нидерландах, опу­бликованные в «Де Телеграф» в 2015 г., значительно превышают сред­ний объем заметки в 300 слов, однако они имеют другую периодичность выхода — раз в неделю и другой характер — более пер­сонализированный и эмоционально насыщенный (в частности, в ко­лонках встречаются разговорные выражения, риторические вопросы, большое количество метафор и идиом; например, «у человека фор­мируется постепенно самоцензура, не позволяющая ему оскорблять (дословно «бить по голове») сторонников других религиозных тече­ний, особенно ислама» («Er is gaandeweg zelfcensuur ingeslopen, om aanhangers van (met name) de islam maar niet voor het hoofd te stoten»)26.

При анализе материалов по критерию «форма публикации» мы обнаружили, что подавляющее большинство публикаций были со­зданы в форме текста, сопровождаемого фото или рисунком, — 99 материалов в 2015 г. и 13 в 2014 г. Издание разместило также 13 видеоматериалов в 2015 г. и один — в 2014 г.; все видеоматериалы были созданы в рамках телевизионного проекта «Де Телеграф» «Се­годня в кадре» («Vandaag in beeld») и представляли собой видеоре­портажи об актуальных проблемах мигрантов в Нидерландах: слож­ностях с получением вида на жительство, поиском работы, устройством детей мигрантов в образовательные и дошкольные уч­реждения и другими. Отдельная небольшая группа публикаций включала как видеоматериалы, так и сопроводительный текст, предлагая, таким образом, читателям возможность посмотреть ви­део и/или прочитать краткое содержание новости.

Говоря о характере оценки в публикациях, отметим, что мы анали­зировали наличие или отсутствие прямых высказываний в журна­листских текстах в поддержку миграции в Нидерланды или против нее. Безусловно, мы обращали внимание на цитаты нидерландских политиков, общественных деятелей и простых граждан, нередко встречающиеся в текстах и зачастую содержащие однозначно пози­тивную или негативную оценку возросших миграционных потоков в Нидерланды за последние два года (в качестве примера можно при­вести высказывания: «Люди кричат, что страна у нас переполнена, но я постоянно бываю в разных концах Нидерландов и вижу, что у нас еще много места» («Mensen roepen "het is vol", maar ik rij elke dag door Nederland en zie dat er echt nog heel veel ruimte is»)27 или «Я надеюсь, что люди понимают, как важно помогать беженцам. Я бы очень хоте­ла, чтобы они нашли себе новый дом, и чтобы никто не оставался в стране, где обстановка небезопасна» («Ik hoop dat mensen zien hoe belangrijk het is om vluchtelingen te helpen. Ik zou willen dat ze een thuis vinden en dat niemand hoeft achter te blijven in een gevaarlijk land»)28.

Тем не менее, мы считаем, что для объективной оценки от­ношения издания к теме миграции в фокусе внимания должна быть точка зрения редакции, проявляющаяся в прямых коммента­риях — критических или одобряющих — на тему миграционной политики Нидерландов и ЕС в 2014—2015 гг. Подобных коммента­риев в материалах за указанный период нам обнаружить не уда­лось. Можно предположить, что данный факт объясняется стрем­лением «Де Телеграф», крупнейшей качественной газеты страны, предоставить читателям максимально объективную информацию о происходящем в стране и в мире и сделать акцент на фактах (рост миграционных потоков, меры, предпринимаемые нидер­ландским правительством по их регулированию, акции в поддер­жку или против прибывающих беженцев и т.д.), а не на субъектив­ных оценках событий. К тому же, как уже было обозначено ранее, подавляющее большинство материалов в 2014—2015 гг. представ­ляли собой краткий информационные заметки, а не подробные аналитические статьи, в которых, как нам кажется, точка зрения редакции на события проявилась бы более отчетливо.

В заключение обратимся к анализу публикаций по критерию «предметная область». Всего нам удалось выявить в материалах «Де Телеграф» за 2014—2015 гг. шесть основных предметных областей: по­литика (действия правительства по регулированию миграционных потоков в Нидерланды, обеспечение мигрантов государственной поддержкой на время временного пребывания в стране, политика стран ЕС в ситуации миграционного кризиса и т.д.), социальная сфера (общественные инициативы в поддержку мигрантов — акция «Прию­ти беженца», благотворительный марафон в поддержку вынужденных переселенцев «Ночь беженца» («Nacht van de vluchteling»), открытие в Нидерландах благотворительных центов и центров здравоохранения для мигрантов и т.д.), частная жизнь мигрантов (личные истории конкретных беженцев, случаи трагической гибели мигрантов в Ни­дерландах, ситуации незаконного пересечения границы беженцами (например, в чемодане в грузовом отсеке самолета) и т.д.), образование (дополнительное финансирование школ, где обучаются дети мигран­тов, учет педагогами психологической травмы детей мигрантов в про­цессе обучения, языковой и культурный барьер, с которым сталкива­ются дети мигрантов в школе и т.д.), спорт (специальные меро­приятия, организованные нидерландскими спортивными клубами для беженцев, истории нидерландских спортсменов, в разные годы эмигрировавших из других стран, и т.д.) и экономика (возможности для мигрантов на рынке труда в Нидерландах, общий уровень жизни мигрантов в Нидерландах и в других странах ЕС и т.д.).

Исследование показало, что что большая часть публикаций на тему миграции в «Де Телеграф» в 2014-2015 гг. имела отношение к социальной сфере, а также к сфере политики и частной жизни мигрантов. Интерес издания к политической и социальной сфе­рам кажется нам закономерным, учитывая профиль газеты (обще­ственно-политическое качественное издание), в то время как на­личие большого количества публикаций, посвященных личным историям мигрантов и их частной жизни кажется нам особенно интересным. В целом, мы ожидали увидеть эти материалы скорее в издании таблоидного типа, а не в качественной общенациональ­ной газете. Вместе с тем, мы допускаем, что фокус на проблемах конкретных беженцев и их жизни в Нидерландах способствует усилению эффекта воздействия публикаций на читателей и созда­нию более широкого общественного резонанса.

Косвенно этот факт подтверждает число перепостов материалов газеты в социальных сетях. Отметим, что каждый материал онлайн-версии «Де Телеграф» читатели могут разместить на своих страницах в «Фейсбук» (Facebook), «Твиттер» (Twitter) и «Гугл плюс» (Google+), а также переслать ссылку на него по электронной почте (комментиро­вание материалов при этом недоступно). Проанализировав все публи­кации за 2014-2015 гг. по числу перепостов в указанных социальных сетях, мы обнаружили, что наибольшей популярностью пользовались заметки, посвященные частной жизни мигрантов: например, ситуа­ции, когда один из мигрантов угрожал покончить жизнь самоубийст­вом, прыгнув с телефонного столба29 (3002 перепоста в соцсетях, в то время как средний показатель по числу перепостов за анализируемый период составляет 50—60), или рассказ о беженцах, размещенных в домах нидерландских граждан30 (7989 перепостов).

Более подробные данные по каждому из выбранных критериев для анализа доступны в табл. 1:

vest-04-16-61-80 (1).png

Выводы

Основная тенденция, выявленная в ходе исследования, заключа­ется в многократном увеличении числа материалов на тему мигра­ции в «Де Телеграф» в 2015 г. по сравнению с аналогичными показа­телями годом ранее. Как уже неоднократно упоминалось, мы склонны связывать эту тенденцию с ростом миграционных потоков в страны ЕС и конкретно в Нидерланды в истекшем году, а также влиянием общеевропейского миграционного кризиса и широкой дискуссии в глобальном сообществе на интерес СМИ к этой теме. В то же время, анализ публикаций газеты за 2014—2015 гг. по ряду критериев не показал существенных различий ни по форме и жанру журналистских материалов, ни по их предметной области или ха­рактеру оценки, присутствующей в публикациях. Иными словами, несмотря на объективное изменение ситуации с темпами иммигра­ции в Нидерланды в 2015 г., освещение «Де Телеграф» этой темы осталось прежним: беспристрастным, информативным, выполнен­ным преимущественно в текстовом, а не в видеоформате, с акцен­том на социальной, политической сферах и стабильным интересом к частной жизни мигрантов и их личным историям. Подобный ре­зультат опровергает предположение об изменении отношения изда­ния к мигрантам на фоне значительного увеличения миграционных потоков в страну и общеевропейского миграционного кризиса.

Мы осознаем, что экстраполировать этот вывод на все нидер­ландские СМИ было бы некорректно, учитывая разницу в их жан­рово-тематической и типологической принадлежности, показате­лям по охвату аудитории и другим объективным критериям. На наш взгляд, полученные в ходе исследования данные следует до­полнить в дальнейшем анализом публикаций «Де Телеграф» за 2016 г., представив, таким образом, результаты анализа материалов за более продолжительный временной период, а также, возможно, включив в состав выборки издание иного профиля — например, газету таблоидного типа, освещение темы миграции в которой, как нам кажется, было бы иным.

Примечания

1 First time asylum applicants, Q2 2014-Q2 2015. Eurostat. Режим доступа: https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php?title=File:First_time_asylum_applicants...

Migrant crisis: migration to Europe explained in graphics. BBC News, 16.12.2015. Режим доступа: http://www.bbc.com/news/world-europe-34131911

3 EU labour migration policies. European Commission. Режим доступа: http://www.oecd.org/els/mig/Saver.pdf

4 Five main citizenships of first time asylum applicants, 2nd quarter 2015. Eurostat. Режим доступа: https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/File:Five_main_citizenships_of_first_ti...

Thirty main citizenships of first time asylum applicants by destination country in the EU 28, 2nd quarter 2015. Eurostat. Режим доступа: https://ec.europa.eu/eurostat/home

6 МИД назвал причину миграционного кризиса в Европе // Взгляд, 17.09.2015. Режим доступа: http://vz.ru/news/2015/9/17/767463.html

7 Уточним, что в задачи работы не входил анализ темы миграции в европей­ских СМИ за другие годы. Число исследований темы миграции и медийного обра­за мигрантов за другие периоды, безусловно, велико (см. например Рахимбергенова, 2009; Грищина, 2010; Шерман, 2014 и другие), однако нам представилось интересным проанализировать именно 2015 г. как кризисный год для европейской миграционной политики. 

8 Более подробно процедура исследования будет освещена в разделе «Методо­логия».

Helft van asielzoekers komt uit Syrie. De Telegraaf, 16.12.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/binnenland/24882695/Helft_komt_uit_Syrie.html

10 В данном случае имеется в виду статистика по общему числу иммигрантов, включая вынужденных переселенцев, но не ограничиваясь ими. Аналогичные данные по общему числу мигрантов в страну за 2015 г. пока не доступны.

11 Migratie; land van herkomst / vestiging, geboorteland en geslacht. Centraal Bureau voor de Statistiek. Режим доступа: http://statline.cbs.nl/StatWeb/publication/?VW=T&DM=SLNL&PA=60032&am...

12 Five main citizenships of first time asylum applicants, 2nd quarter 2015. Euro­stat. Op cit.

13 Нидерланды: самая жесткая миграционная политика Европы // DELFI, 18.08.2015. Режим доступа: http://rus.delfi.lv/news/daily/abroad/latvii-na-zametku-ili-kak-prinimayut-bezhencev-v-raznyh-strana...

14 Asielverzoeken; internationaal. Centraal Bureau voor de Statistiek. Режим доступа: http://statline.cbs.nl/StatWeb/publication/?VW=T&DM=SLNL&PA=80498NED&D1=a&am...

15 Точные временные рамки исследования определяются 01.01.2014-31.12.2014 и 01.01.2015-16.12.2015, в связи с чем в работе могут быть не учтены некоторые материалы, опубликованные в издании в период с 17.12.2015 по 31.12.2015

16 Media Monitor. Dagbladen in 2014. Режим доступа: http://www.mediamonitor.nl/mediamarkten/dagbladen/dagbladen-in-2014/

17 Ibid.

18 De Telegraaf; De feiten. Режим доступа: http://www.tmg.nl/sites/default/files/MerkenfactsheetDeTelegraaf%202014.pdf

19 Wie heeft een vluchteling op zolder? De Telegraaf, 22.09.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/vrouw/vrouwblog/watzijvindt_audrey/24521743/__Wie_heeft_eenvluchteling_op_zo...

Vluchteling met valse pas vrijuit. De Telegraaf, 13.06.2014. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/binnenland/22734963/Vluchteling_met_valse_pas_vrijuit__.html

21 Helft van asielzoekers komt uit Syrie. De Telegraaf, 16.12.2015. Op cit.

22 Hungary to EU: migrant quotas will repeat Western Europe’s ‘failed’ attempts at multiculturalism. The Telegraph, 26.09.2015. Режим доступа: http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/europe/hungary/11893375/Hungary-to-EU-migrant-quotas-will-...

23 Sanne \fogel neemt vluchteling in huis. De Telegraaf, 13.10.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/prive/24613054/__Vogel_neemt_vluchteling_in_huis.html

24 Drie nieuw Welkom Winkels open. De Telegraaf, 23.09.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/binnenland/24528216/Drie_nieuwe_Welkom_Winkels_open.html

25 Tenten in winter gevaar voor vluchteling'. De Telegraaf, 15.10.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/binnenland/24619121/Tentgevaarvoorvluchteling.html  

26 ‘Houd je religie voor jezelf!’. De Telegraaf, 31.08.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/vrouw/vrouwblog/watzijvindt_audrey/24435115/Houd_je_religie_voor_jezelf.html

27Angela Groothuizen vangt vluchtelingen op. De Telegraaf, 09.12.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/prive/24853417/__Angela_vangt_vluchteling_op.html

28 Lune (12) zingt voor vluchtelingen. De Telegraaf, 25.09.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/vrouw/mama/kinderen/24537730/Lune_12_zingt_voor_vluchtelingen.html

29 Vluchteling dreigt uit mast te springen. De Telegraaf, 18.11.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/binnenland/24760459/__Vluchtelmg_dreigt_met_sprong__.html

30 CU wil opvang vluchteling door particulieren. De Telegraaf, 02.09.2015. Режим доступа: http://www.telegraaf.nl/binnenland/24442783/Vluchteling_bij_particulieren.html

31 Уточним еще раз, что речь идет о публикациях на тему миграции, выявлен­ных в ходе проведенного нами контент-анализа по ключевым словам за конкрет­ный временной период. Общее число публикаций на эту тему в издании за 2014­2015 гг. может превышать указанные значения.

Библиография

Базина Е. С. Тема миграции и мигрантов в российских СМИ: образ «чужого» и проблема информационной безопасности // Бизнес. Общест­во. Власть. 2015. № 23.

Бедрик А. В. Конфликтогенный потенциал СМИ в процессах адаптации этнических мигрантов // Научные исследования: от теории к практике: ма­териалы IV Международной научно-практической конференции, 2015.

Варганова О. Ф. Образ трудового мигранта в федеральных и региональ­ных СМИ (по результатам контент-анализа) // Социологическая наука и социальная практика. 2015. № 3 (11).

Гладкова А. А. Региональные вебсайты этнических групп России как отражение языкового и культурного плюрализма в сети Интернет // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10, Журналистика. 2015. № 2.

Горбачев А. М., Деревяшкина А. П. Образ мигранта Евросоюза в креолизованных медиатекстах российских Интернет-СМИ // Миграционные процессы: проблемы адаптации и интеграции мигрантов: сборник мате­риалов международной научно-практической конференции. 2015.

Григорьев Д. С. Влияние выраженности этнической идентичности на выбор мигрантами их аккультурационной установки // Известия Сара­товского университета. Новая серия. Акмеология образования. Психоло­гия развития. 2015. № 4 (1).

Гришина А. В. Особенности трансляции образа трудовых мигрантов в зарубежных и российских СМИ // Северо-кавказский психологический вестник. 2010. № 8 (3).

Денисенко М. Б., Хараева О. А., Чудиновских О. С. Иммиграционная по­литика в Российской Федерации и странах Запада. М., 2003.

Евтушенко В. И., Дуюн С. И. Об определении общего правового стату­са мигранта // Современное право. 2015. № 5.

Краснощеченко И. П., Ковдюк Д. П. Социально-психологическая адап­тация студентов-мигрантов и трудовых мигрантов // Международный на­учно-исследовательский журнал. 2015. № 8—5 (39).

Кузнецова Е. М., Зайцева И. А. Региональные Интернет-СМИ как ин­струмент формирования межкультурных коммуникаций (на примере ин­формационного портала 59.ru) // Исторические, философские, полити­ческие и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 5—2 (55).

Лебедева И. В., Бичарова М. М. Мигранты в Европе и культурная без­опасность // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. № 3 (44).

Мостиков С. В. Теоретический анализ восприятия мигрантов в странах Европы и Северной Америки // European Social Science Journal. 2015. № 1-2 (52).

Рахимбергенова М. Х. Речевые приемы создания образа мигрантов на страницах российской и британской прессы // Иностранные языки: лин­гвистические и методические аспекты. 2009. № 9.

Сериков А. В. Конфликты между мигрантами и принимающим населе­нием как угроза национальной безопасности // Экономические, правовые, социально-политические и психологические проблемы развития современного общества: сборник статей. Ростов-на-Дону, 2015.

Шерман Е. М. Образ «чужого»: портрет мигрантов в СМИ и архетипы коллективного бессознательного // Дневник АШПИ. 2014. № 30.

Bleich E., Bloemraad I., de Graauw E. (2015) Migrants, minorities and the media: information, representations and participation in the public sphere. Journal of Ethnic and Migration Studies 41 (6).

Bracco E., De Paolo M., Green C. P. (2015) Long lasting differences in civic capital: evidence from a unique immigration event in Italy. Journal of Economic Behavior and Organization 120.

Bruzelius C., Chase E., Seeleib-Kaiser M. (2015) Social rights of EU migrant citizens: Britain and Germany compared. Social Policy and Society.

Caviedes A. (2015) An emerging ‘European’ news portrayal of immigration? Journal of Ethnic and Migration Studies 41 (6).

Dekker R., Belabas W, Scholten P. (2015) Interethnic contact online: contextualising the implications of social media use by second-generation migrant youth. Journal of Intercultural Studies 38 (4).

Efremova G. I., Nesterova A. A., Suslova T. F., Pavlova O. E. (2015) Constructivist approach to the problem of social psychological adaptation of mi grants. Asian Social Science 11 (1).

Gauci J-P., Giuffre M., Tsourdi E. L. (2015) Exploring the boundaries of refugee law: current protection challenges. Exploring the Boundaries of Refugee Law: Current Protection Challenges 3.

Hutchings S., Tolz V. (2015) Nation, ethnicity and race on Russian television: mediating post-Soviet difference. Taylor and Francis.

Kortmann M. (2015) Asking those concerned: how Muslim migrant organisations define integration. A German-Dutch comparison. Journal of International Migration and Integration 16 (4).

Plender R. (2015) Issues in International Migration Law. Brill.

Shumway J. M., Davis J. A. (2015) Economic Freedom, Migration, and Income Change in the United States: 1995 to 2010. Professional Geographer.

Tolz V., Harding S.-A. (2015) From ‘compatriots’ to ‘aliens’: the changing coverage of migration on Russian television. Russian Review 74 (3).

Van Praag L., Stevens P. A. J., Van Houtte M. (2015) ‘No more Turkish music!’ The acculturation strategies of teachers and ethnic minority students in Flemish schools. Journal of Ethnic and Migration Studies 2.


Поступила в редакцию 29.12.2015

Библиография: