Роль языковых средств в создании полифункциональности театральной рецензии

Скачать статью
Груздева М.М.

преподаватель кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: mar-gruzdeva@yandex.ru

Раздел: Язык СМИ

Статья посвящена языковым особенностям современной театральной рецензии, для которой характерна жанровая трансформация. Она связана с расширением и усложнением функций театральной рецензии. Рассматриваются языковые средства, служащие для успешной реализации различных функций театральной рецензии. Также выделяются факторы, влияющие на стилистику материалов этого жанра. Затрагиваются вопросы, связанные с взаимодействием СМИ и рекламы.

Ключевые слова: театральный дискурс, театральная рецензия, полифункциональность, трансформация жанра рецензии, стилистические средства

Введение. Теория и литература

Для театрального дискурса в СМИ, в частности для жанра теа­тральной рецензии, характерен особый подбор языковых средств, что во многом связано со спецификой тем и функций. Рассмотре­ние языковых средств, их роли в создании полифункциональности театральной рецензии представляется актуальным, так как затра­гивает целый комплекс вопросов, среди них: жанровая контами­нация, взаимодействие СМИ и рекламы, культурологический, эстетический аспекты, а также общие магистральные тенденции в стилистике языка театрального дискурса.

Важно отметить тот факт, что современная театральная рецен­зия претерпела различные трансформации. Традиционно театраль­ная рецензия относится к аналитической группе жанров, однако исследователи медиатекстов отмечают, что под влиянием различ­ных факторов обозначилась яркая тенденция к взаимопроникно­вению жанров, монтажу текстовых моделей. Так, ТЕ. Нерсесова в своем исследовании «Типы и жанры рецензирования в совре­менных печатных СМИ» пишет, что в современной критике могут находить применение почти все жанровые модели, если в тексте соблюдено главное условие: предмет-артефакт представлен в оце­ночном ракурсе (Нерсесова, 2012: 132). Доминирующей комму­никативной установкой в рецензии является оценка, но выражаться она может самыми разными способами. Т.Е. Нерсесова также от­мечает, что в современной театральной критике оценочное мыш­ление сменяется «рейтинговым», то есть автору важно понять: это провальный спектакль или аншлаговая постановка (там же, с. 79). Оценочность остается основополагающей категорией в рецензии, однако все чаще автором ставится цель убедить читателя в правоте своей точки зрения с помощью эмоционального давления и дру­гих приемов.

По мнению Г.Г. Щепиловой, в современных СМИ прослежива­ются следующие тенденции: обновление и обогащение жанровой палитры; процесс диффузии между журналистскими и рекламными жанрами; адаптации рекламы и журналистики к выразительным возможностям друг друга (Щепилова, 2010: 391). Также Г.Г. Щепилова отмечает, что взаимодействие СМИ и рекламы влечет за собой изменения типологических особенностей, развитие новых жанровых образований, влияет на специфику текста и оформи­тельских приемов (там же, с. 341). Действительно, в настоящее время специфика текстов театральных рецензий заключается в том выборе языковых средств, которые все больше служат аттрак­тивной функции материала, аналитическая же составляющая во многих случаях перестает быть приоритетной.

А.А. Тертычный пишет по поводу состояния современной ре­цензии следующее: «По мнению многих ведущих деятелей культуры современной России, в последнее время критики не пишут ничего, что рождало бы новые идеи, рецензии часто облечены в жесткую ироничную форму, являются скорее личными опусами, нежели про­фессиональными публикациями. В то же время авторитет критики достигается прежде всего принципиальным отношением к рецен­зируемому труду, стремлением к объективному, аргументирован­ному анализу» (Тертычный, 2011: 149).

Современная театральная рецензия объединяет в себе свойства информационного, аналитического и художественно-публицисти­ческого жанра, выполняет ряд функций, в частности информатив­ную, аналитическую, оценочную, воздействующую, аттрактивную и развлекательную. Причем воздействующая и аттрактивная функ­ции во многих случаях связаны с рекламным подтекстом материа­лов СМИ о театре, что также отражается на уровне выбора языковых средств и проявляется в создании рекламной функции. Главной целью становится привлечение внимания читателя к рецензируе­мому произведению, реклама не должна остаться не замеченной аудиторией. Процессы интеграции охватывают медиажанры и на стыке журналистики, рекламы и PR. Аттрактивная функция, впро­чем, может быть связана не только с рекламой, но и с таким явле­нием, как самопрезентация автора. Зачастую рецензенты исполь­зуют в своих текстах особые языковые средства для привлечения внимания не столько к театральной постановке, сколько к соб­ственной персоне, стремясь к большей популярности. Основопо­лагающая функция жанра рецензии — аналитическая — все чаще уступает другим функциям. И если анализ во многих случаях включает оценку, то для современной театральной рецензии ха­рактерно большое количество примеров субъективной оценки без объективного анализа.

Стилистика театральной рецензии зависит и от самого объекта внимания, от жанра и специфики постановки, а также от запросов и общего культурного уровня аудитории (как зрителей театра, так и читателей конкретных изданий). В современной журналистике рецензенты обычно обращают внимание на наиболее выдающиеся или резонансные спектакли, много материалов выходит о скандаль­ных постановках, которые по каким-то причинам вызывают ажио­таж и повышенный интерес у публики. Безусловно, традиции постмодернизма оказали большое влияние не только на сами объек­ты рецензии, театральные постановки, но и на весь театральный дискурс в СМИ. В 90-е гг. XX в. произошли кардинальные перемены в театральной жизни России, что повлекло за собой существенные изменения театральной критики, которая, по мнению многих спе­циалистов, в настоящее время переживает кризисный период, за­метно снижаются эстетические критерии и в самих спектаклях, и в театральных рецензиях. Культуроформирующую функцию все чаще замещает развлекательная, не только на сцене, но и во всем театральном дискурсе в СМИ. И.В. Анненкова отмечает, что се­годня фактор развлечения очень часто перевешивает фактор ин­формативности при выборе адресатом того или иного издания (Анненкова, 2011: 191). В связи с этим И.В. Анненкова рассмат­ривает такое явление, как «гедонистический текст», задача кото­рого — вызвать эмоции, доставить наслаждение, развлечь, испугать или шокировать. Ведущими чертами гедонистического текста яв­ляются индивидуализм, глумливость и десакрализация (там же, с. 195). Действительно, эпатажный стиль, стеб, сниженная лексика стано­вятся характерными и для современных постановок, и для рецен­зий на них. Как в театре происходит игра актеров на сцене, так и в текстах рецензий происходит игра авторов с языковыми сред­ствами. Глубокий анализ в жанре театральной рецензии часто за­меняется поверхностными оценками без аргументации,

Стоит отметить, что изначально рецензия предполагала в каче­стве адресатов не только зрителей спектакля, но и его создателей, которым был важен детальный разбор их творения и профессиональ­ное мнение со стороны. Впрочем, в настоящее время, театральная рецензия все реже включает создателей постановки в потенциаль­ных адресатов. Состояние современной театральной рецензии вол­нует и специалистов, непосредственно связанных с театром. Так, в декабре 2013 г. специализированный журнал «Театр» (№ 13—14, 2013) провел опрос среди московских и петербургских театральных режиссеров на тему, чего они ждут от рецензии. Приведем некото­рые ответы известных деятелей искусства:

Сергей Женовач. Сегодня, к сожалению, не востребована серьезная и глубокая театральная критика, которую я понимаю как анализ и постижение сценической структуры.

Валерий Фокин. Я всегда жду от театральной рецензии только одного — анализа. И очень редко это получаю.

Римас Туминас. Рецензия, даже на очень плохой спектакль, должна напоминать маленький рассказ. А уж о хорошем спектакле я должен читать небольшое произведение искусства!

Юрий Бутусов. Хорошо написанная рецензия — это такое же ху­дожественное высказывание, как и спектакль.

Кирилл Серебренников. Ответ несложен — жду рекламы, рекла­мы и еще раз рекламы. Серьезный разговор про спектакль в газете невозможен, в сети — неуместен, в журнале — не нужен.

Знаменитые театральные режиссеры подчеркивают значимость аналитической функции рецензии, отмечая также важность худо­жественной составляющей текста. Контрастным по сравнению с остальными ответами является мнение Кирилла Серебренникова, впрочем, слова режиссера подтверждают тенденцию к расшире­нию рекламной функции театральных рецензий.

Несмотря на процессы снижения общего уровня театральной критики, качественные театральные рецензии все же присутству­ют на страницах периодической печати и в интернете, ориентируя аудиторию в многообразии постановок. Рецензии на театральные постановки — распространенный жанр, они представлены в боль­шинстве печатных периодических изданий, а также в многочис­ленных интернет-СМИ, поэтому медиасфера дает немало примеров высококачественных театральных рецензий. Для таких материалов характерен глубокий анализ, индивидуальный авторский стиль и высокий уровень владения художественным словом. Образность является яркой отличительной чертой театрального дискурса, чему способствует авторская экспрессивная вербализация впечатлений от увиденного, стратегия донесения определенных образов до со­знания читателей. М.Ю. Дмитревская отмечает, что перевести на бумагу художественный ряд, открыть его образный смысл и тем самым оставить спектакль для истории можно лишь средствами настоящей литературы, сценические образы, смыслы, метафоры, символы находят литературный эквивалент в театрально-критическом тексте (Дмитревская, 2013: 218). В театральной рецензии активно используются различные изобразительно-выразительные средства языка, даются экспрессивно-образные оценки, поэтому рецензия хорошего качества сама становится художественным вы­сказыванием, как и ее непосредственный объект — театральная постановка.

Языковые средства в рецензии

Различные стилистические средства (метафоры, фразеологиз­мы, оценочная лексика, эпитеты, цитаты, реминисценции, элементы языковой игры, особые синтаксические конструкции) способствуют созданию полифункциональности театральной рецензии и играют важную роль в успешной реализации этих функций. Для анализа используются материалы (в объеме 80 текстов), связанные с теат­ральным дискурсом, опубликованные в изданиях различного типа: в центральных газетах и журналах, освещающих широкий спектр тем («Российская газета», «Независимая газета», «Известия», «Ком­мерсантъ», «Новая газета», «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», «Итоги»); в тематических изданиях, посвященных досугу («Ваш досуг», «Афиша», «Time out», «Театрал», «Театральная афиша»); в специализированных изданиях о театре («Театр», «Пе­тербургский театральный журнал»). В качестве примеров исполь­зуются материалы, опубликованные в 2009—2014 гг.

В театральной рецензии ведущим лексическим средством явля­ется метафора. Во многом благодаря художественной образности языка выполняется аттрактивная функция материала, а также и оце­ночная. По мнению Н.И. Клушиной, имплицитные оценки в пуб­лицистике — это прежде всего оценочные метафоры, которые призваны организовать общественное мнение, создать у адресата нужный адресанту яркий, зримый образ, также суггестивно влия­ющий на восприятие информации под заданным углом зрения (Клушина, 1999: 97).

Говоря о провокационных, авангардных постановках классиче­ских произведений, авторы используют для выполнения оценоч­ной и аттрактивной функции экспрессивные, даже агрессивные метафорические образы, подчеркивая тем самым небрежное отно­шение режиссеров к текстам великих классиков: Шекспировская пьеса искромсана, перелопачена и взорвана изнутри1. Сочиняя свой сюжет поверх классических текстов, Константин Богомолов с на­слаждением кромсает остатки русского мифа, работая для публики, прекрасно знающей гламурную топографию города2.

Другой пример экспрессивной метафоры, характеризующей спектакль Мастерской Петра Фоменко, в данном случае в оценке нет негативного аспекта, акцентируется идея энергии постанов­щиков спектакля, энергичности всего действа: Ким лихо вспенил комедию Шекспира «Как вам это понравится»3.

В ряде случаев в рецензиях встречается яркая, метафоричная характеристика всего спектакля в целом, лексическое наполнение таких текстов может быть разнообразным. Постановку отличает тщательность выделки, продуманность мизансцен, подробное плете­ние актерских ролей. Что-то есть в ней от мастерства тонкой пряхи или золотошвейки4. Автор хочет выделить мысль об утонченности стиля постановки, выбирая для этого соответствующий «утонченный» стиль языка, сравнивая увиденное с «мастерством золотошвейки». Рассмотрим еще несколько ярких примеров: Алексей Бородин за­пихнул в одну бутылку все водевили Чехова: “Медведя”, “Предложение”, “Свадьбу”, “Юбилей” и монолог “О вреде табака” — встряхнул хорошенько и... Неожиданно для всех получилось шампанское5. Благо­даря сравнению спектакля с «шампанским» акцентируется хорошее качество постановки, даже в какой-то степени ее изысканность. Совсем другой эффект получился в случае сравнения с «компотом», несущим в себе значение излишнего, не совсем удачного смеши­вания разных элементов: Весь этот стилевой “компот” режиссер ухитряется привести к общему знаменателю6.

В конце рецензии на спектакль «Алиса в Зазеркалье» дается развернутая метафора, основанная на сказочном образе из литературного источника постановки: Впрочем, допускаю: Чеширского Кота в «Мастерской Петра Фоменко» прикормили давно — его летучая улыбка вспыхивает и тает в любом их спектакле, включая взрослые и печальные7. Таким метафорическим заключением автор дает по­ложительную оценку не только конкретному детскому спектаклю, но и всем творческим находкам театра в целом.

С одной стороны, обилие метафор и образных сравнений в тек­стах рецензий зачастую не способствует глубокому анализу и профессиональному разбору постановки, а служит в большей степени реализации аттрактивной функции. Однако нельзя не отметить тот факт, что именно метафоричность языка, индивидуальность ав­торского стиля способствуют высокому художественному уровню журналистского материала. К тому же с помощью метафор могут выполняться и эстетическая, культуроформирующая функции.

Театральная рецензия предполагает обилие оценочной лексики. Разнообразие эпитетов способствует выражению авторской оцен­ки. Так как рецензия предполагает описательность, то эпитет яв­ляется одним из главных элементов текста. В следующем примере автор в качестве эпитета использует отсылку к самой известной для публики кинороли актрисы, реализуя аттрактивную функцию с помощью этого приема: Впрочем, понятно — за настроение отве­чает исполняющая главную роль прима театра, всенародная Констан­ция Ирина Алфёрова7. Эпитеты обычно эмоционально окрашены, часто выполняют восхваляющую функцию (широко распростра­нена превосходная степень сравнения), в этом также может просле­живаться тесная связь с рекламной функцией. Так в «Мастерской Петра Фоменко» появился самый красивый московский спектакль для семейного просмотра8. Появилась одна из самых радостных, жи­вых и остроумных премьер сезона9. Самая красивая опера Римского- Корсакова вернулась на Историческую сцену Большого театра10. Культовый мюзикл — снова на сцене Московской оперетты11. В ре­пертуаре РАМТа появился уникальный спектакль12. В качестве эпитета может даваться превосходная степень не только положитель­ного качества, широко распространены обозначения спектаклей как «самых скандальных», таким способом также может выпол­няться не только оценочная, но и аттрактивная функция (с учетом интереса аудитории к скандальным событиям): Постановку «Иде­ального мужа» назвали самой скандальной премьерой сезона13.

Говоря об оценочной лексике, необходимо отметить, что она все чаще включает в себя грубые, просторечные элементы. Язык рецензий зависит от ориентированности на определенную аудито­рию, прослеживается связь стиля рецензии, лексического напол­нения текста с содержанием и формой театральной постановки. Театральные рецензии дают много примеров высокого художе­ственного стиля, образности языка, сравнений в высоком ключе, однако в рецензиях на постмодернистские, авангардные, зачастую провокационные спектакли употребляется больше разговорной лексики.

Ироничное образное описание связано со скандальным спек­таклем «Идеальный муж. Комедия» МХТ им. А.П. Чехова, в тексте рецензии автор сравнивает режиссера Константина Богомолова с «хитроумным портняжкой» из сказки «Голый король», используя при этом разговорные конструкции и придерживаясь ярко выра­женной насмешливой интонации: Похожий кайф сейчас наверняка переживает самый остроумный портняжка театрального цеха Кон­стантин Богомолов14. Выражая свое отношение к современным постановкам, авторы зачастую переходят на уровень сниженной лексики, даже если не придерживаются отрицательной, критиче­ской позиции к происходящему на сцене: Этот режиссер «печен­кой» чувствует и гибельный темпоритм нашего времени, и стреми­тельный распад привычных связей15. Но именно такая лошадиная доза попсового сантимента и действует на зрителей прицельно, в яблочко16. Рискну предположить, что на экране — большом или ма­лом — «чисто конкретная» драматургия Пулинович будет еще более «в кассу»17. Активное использование жаргонизмов во многих слу­чаях может быть связано и с развлекательной функцией, особенно в тех случаях, когда материал ориентирован на аудиторию, не го­товую к серьезному и вдумчивому анализу.

В театральных рецензиях встречается сниженная разговорная лексика и в тех случаях, когда речь идет о классических постанов­ках, не связанных с провокационными режиссерскими решения­ми: За долгие годы правления Алексея Бородина здесь, естественно, бывали разные времена, взлеты и застой. Но никогда — отстой18.

В данном случае автор вносит элемент языковой игры с включе­нием сленга «отстой» на основе схожего звучания слов «застой» и «отстой». Тенденция к смешению языковых средств разных стилей порождает такое явление, как стилистический контраст, диссо­нанс. Кроме того, в текстах современных рецензий зачастую встре­чаются нарушения лексических норм как прием для привлечения внимания (реализации аттрактивной функции). Автор может спе­циально нарушать языковые, речевые правила: Пришла Двенадца­тая ночь с начала Рождества — ихнего, англиканского19.

Важная стилевая черта современной театральной рецензии — ирония. Ироничный подход критиков в обращении с языковыми средствами характерен для современного театрального дискурса в СМИ, авторы часто высмеивают постановки, подшучивают над ними. Не случайно режиссер Лев Додин, принявший участие в опросе журнала «Театр»20, на вопрос, чего он ждет от рецензии, ответил: «Жду отсутствия иронии, любых обидных и могущих ра­нить душу актера слов».

В процессе коммуникации с читателем авторы часто реализуют воздействующую, оценочную и аттрактивную функции рецензии с помощью иронии. Ирония позволяет оказать дополнительное эмоциональное воздействие на читателя, заинтересовать, вызвать определенную реакцию на постановку, убедить читателя в своей точке зрения. Арсенал иронических приемов достаточно широк, например часто авторы используют распространенные фразеоло­гизмы разговорно-бытового характера: Можно, конечно, почесать левой ногой за правым ухом и сказать, что актеры существуют по принципиально новым законам21. Однако именно в Питере есть люди, посмотревшие «Макбет. Кино» раз пять, а то и больше. Снимаю пе­ред ними шляпу22.

Полифункциональность современной театральной рецензии спо­собствует созданию разнопланового текста. В следующем примере ирония автора выражается в контексте всего материала, сочетаю­щего в себе языковые средства, не характерные для театрального дискурса: В Большом театре прошла первая постановка «Лаборатории современной оперы»: жертв нет. Среди публики потери минималь­ные (среди действия зал покинуло от силы человек десять), компози­тора вызывали на поклоны и, кажется, в суд на Большой подавать никто не собирается. Да, что ставили: оперу Сергея Невского «Франциск»23. Иронизируя над скандальным имиджем Большого театра, автор констатирует факты, выбирая лексические средства, характерные не для театрального дискурса, а для сводки происше­ствий или даже отчета военного корреспондента из горячей точки: «жертв нет», «потери минимальные».

Также ирония может выражаться с помощью контраста, необыч­ного сочетания лексем, использования языковых обозначений со­временных реалий относительно классических постановок: В пьесы, прозу, притчи и анекдоты классиков режиссеры все впрыскивают и впрыскивают ботокс современных аллюзий24.

Самым распространенным способом выражения иронии в со­временной театральной рецензии оказывается использование разговорной, сниженной лексики, сленга, жаргонизмов. Причем эта тенденция распространяется как на массовые, так и на специализированные издания. Впрочем, несмотря на обилие сниженных разговорных конструкций и сленговых элементов, театральные рецензии также дают немало примеров лексики высокого стиля. Пример образной негативной оценки провокационного, скан­дального спектакля «Братья Карамазовы», когда в тексте звучит не ирония, автор описывает элементы постановки как личное оскорб­ление чувств, используя экспрессивную лексику высокого стиля: Любимая песня наших бабушек и дедушек, неотъемлемый родовой признак советских семей, “святая святых” нашей памяти язвит в самое сердце25. Еще примеры употребления лексики высокого стиля: Олег Меньшиков, наконец, порадовал тех, кто с прошлого те­атрального сезона ждет ренессанса Театра Ермоловой26. Миндаугас Карбаускис представляет публике пиршество слова в буквальном смысле слова. Дегустация утонченных диалогов драматурга Марюса Ивашкявичюса оказывается не самым простым делом для зрителей, испорченных визуальным театром современности27.

Тексты современной театральной рецензии наполнены ино­язычными заимствованиями, зачастую варваризмами. Это явление связано с влиянием глобализации, но также есть и другие причи­ны. Сфера искусства нередко сравнивается со сферой моды, шоу-бизнеса, что также влияет на выбор лексических средств. Суще­ствует и определенная «модная» лексика, необходимая автору для самопрезентации или же для реализации аттрактивной, рекламной функций. Иноязычные заимствования чаще встречаются в рецен­зиях на авангардные, постмодернистские постановки, однако можно заметить, что широко распространены они в театральном дискурсе и вне зависимости от жанровых особенностей спектакля, о кото­ром идет речь. И если изначально театральная лексика включала много заимствований из французского и итальянского языка, то современный театральный дискурс вбирает в основном заимство­вания из английского языка, причем в некоторых случаях авторы рецензий употребляют непосредственно латиницу для передачи англоязычной лексики. Игра иноязычными словами также стано­вится попыткой автора привлечь внимание к тексту: лучшие спек­такли Льва Додина — это, как говорится, must see28; ад совместной жизни обнажает абсурд современной глянцевой love story29; обычно при постановках «Трех сестер» под бременем детального погружения в story улетучивается важная для автора тема30; в этом, верно, месседж спектакля31.

Для реализации аттрактивной функции большое значение имеет заголовочный комплекс. По мнению В.В. Славкина, наряду с семан­тическим и структурно-синтаксическим очень важен для заголов­ков и стилистический аспект. Яркое, выразительное высказыва­ние, построенное на базе того или иного стилистического приема, не может не задержать на себе глаз читателя (Славкин, 2002: 45). Также В.В. Славкин отмечает, что еще один ресурс, с помощью ко­торого можно повысить стилистическую значимость заголовка, — это разнообразные приемы языковой игры (основанной на паро­нимах, омонимах, многозначности слов) (там же, с. 46).

Вынесение имен и фамилий известных актеров в заголовки яв­ляется характерной особенностью театрального дискурса в СМИ. Благодаря упоминанию имен популярных медийных актеров вы­полняется аттрактивная, рекламная функция: Хабенский, перезагрузка32; Дапкунайте сыграла трагедию бизнес-леди33; В Губернском театре Сергея Безрукова солирует Дмитрий Дюжев34; Алиса Фрейнд­лих попала в Зазеркалье35; Итальянская свадьба Юрия Соломина и Ирины Муравьёвой36; Хабенский с контрабасом на черной трассе37.

В некоторых случаях аттрактивная функция может выполняться с нарушением этических требований, яркий пример — заголовок рецензии с упоминанием фамилии известной актрисы в контексте происходящего на сцене, причем автором выбрана грубая лексика сниженного стиля: Симонову повесили и замочили38. Соседство жар­гонизмов и имен, значимых для культуры страны, становится нередким явлением в СМИ.

В заголовках театральных рецензий часто используется пара­доксальное сочетание имен классиков и лексических единиц современного языка, таким образом реализуются и атрактивная, и развлекательная функции: Шекспир: бои без правил39; Шекспир- show40; Ибсен на языке блогеров41; «Братья Карамазовы»: фильм ужа­сов42. Чтобы подчеркнуть неправомерную трансформацию классических произведений, автор может использовать ироничные словоформы: Достоевщинка43. Также распространены реминис­ценции, приемы языковой игры с названиями литературных ис­точников, именами создателей произведений: «Мастерская Петра Фоменко» закрутила «Театральныйроман»44; Мастер до Маргариты45; «Фоменки» завели Чеширского Кота46; Игры с Пушкиным47; В «Мас­терской Петра Фоменко» держат «Египетскую марку»48.

Для постмодернистского искусства характерна интертекстуаль­ность, а также интермедиальность, эти явления наблюдаются и в текстах рецензий. Цитирование как способ выражения авторской оценки широко распространено в различных медиатекстах, теат­ральная рецензия — не исключение. В общем, и впрямь получилось «прекрасное далёко», где оба слова одинаково верны и важны: исто­рия далекая, но по-своему прекрасная49. В данном тексте содержится отсылка к словам известной песни «Прекрасное далеко». Автор обыгрывает оба слова в связи с характеристикой спектакля, как «истории далекой, но прекрасной», подчеркивает свое позитивное отношение к постановке. «Творю из пустоты ненужные шедевры», — эта строчка из Георгия Иванова стала импульсом и в итоге эпиграфом коллективного творчества Олеси Невмержицкой, Сергея Аронина, Алексея Размахова и Дениса Азарова50. Цитата акцентирует специ­фику содержательной части спектакля, посвященного поэтам Се­ребряного века.

В рецензии специализированного издания «Театр» мы встречаем цитирование метафоры самого автора пьесы: Пользуясь замечательной метафорой Брехта, зритель, словно гидростроитель, должен «увидеть реку одновременно и в ее действительном русле, и в том во­ображаемом, по которому она могла бы течь»51. Сложная по содер­жанию постановка и ориентированность не на массовую аудито­рию позволяет критику использовать в тексте соответствующие сложные сравнения. Также в текстах театральных рецензий часто используются реминисценции: Даже визуальный образ двух городов (того, что описан Камю, и того, что придуман Шишкиным) схож: здесь птицы не поют, деревья не растут, а если и растут, то почему-то без листьев52. Причем подобное цитирование может не нести смысловой нагрузки (сложно проследить в данном случае логиче­скую связь с отсылкой к строкам песни о войне из известного кинофильма), однако таким образом выполняется аттрактивная функ­ция. Как и во всем постмодернистском искусстве использование аллюзий, реминисценций зачастую логически не мотивировано, не связано с содержанием произведения

Выражение авторской оценки в тексте возможно и с помощью синтаксиса. На уровне структуры предложения также выполняется не только информативная, но и воздействующая функция теат­ральной рецензии. Риторические вопросы и восклицания способ­ствуют эмоциональности текста. Премьера Генриетты Яновской по пьесе Александра Володина — редкий (всегда редкий!) пример чистого «театра для людей»53. В этом очень неровном спектакле в иные ми­нуты все же счастливо ощущаешь, какая же хорошая пьеса54. Друг друга переубедить они не могут, зато публике дают повод задуматься. Действительно, «да что ж плохого в любви к хорошему»? И действи­тельно, «почему в любом сериале для домохозяек разом нарушаются все 10 заповедей»?55

Структура предложения во многих случаях способствует комму­никации «автор-читатель». Могут употребляться местоимения пер­вого лица мн.ч. (с целью подчеркнуть, что точка зрения близка публике, создать образ коллектива единомышленников). Читатель конструируется как непосредственный собеседник в диалоге, таким образом автор может устанавливать неформальный, дружеский тон общения. Как пишет Г.Я. Солганик, автор, используя специ­альные приемы интимизации, стремится выглядеть близким чита­телю человеком (Солганик, 2005: 16).

Зато с 1990-х мы, как злой мальчик эпохи конструктивизма из записок Чуковского, уже точно знаем: очкарики врут — акул не бы­вает. Зурбаганов — тем более56. Идеалы нашего детства и юности, о которых не принято говорить (сочтут сентиментальным дура­ком), вдруг оживают57. Подчеркивается общее прошлое автора и читателя, общая эпоха, даже общие идеалы. Такие конструкции способствуют реализации воздействующей функции.

Также во многих случаях автор дает свою оценку от первого лица, происходит субъективизация текста. По словам Г.Я. Солганика, человек частный в структуре категории автора предполагает соответственно анализ с позиций частного человека, субъективно­объективное отношение к действительности, что в речи отражается обычно в высокой авторской модальности, преобладании я-предложений и т.д. (там же, с. 17) Важно отметить, что для жанра теат­ральной рецензии авторское «я» имеет большое значение.

В Московском ТЮЗе без оглядки на моду продолжают ставить спектакли бесстрашные. Я скучаю по такому театру58. Не буду прикладывать тонкие пальцы к высокому лбу и делать вид, что живу с “Будденброками” Томаса Манна в душе59. Рассказывать не буду — иначе вы, подготовленные, не сможете пережить тех эмоций, кото­рые пережить надо60. Автор выступает от первого лица, а также вступает в диалог с читателем.

В текстах театральных рецензий распространены категорические суждения, формы повелительного наклонения, обращения, которые часто используются авторами в качестве призыва посмотреть спектакль, что может быть связано и с рекламной функцией мате­риала: Если такую «Бесприданницу» вы еще не видели, непременно сделайте это. Другого такого же светлого и грустного спектакля одновременно в репертуарах всех московских театров днем с огнем не найти61. А смотреть надо обязательно. Хотя бы для того, чтобы быть в курсе всех главных событий62. Если вы еще не видели «Участь Электры», поверьте, стоит это сделать63. Не упустите возможность увидеть выдающееся исполнение роли64. В Москве сейчас повсюду соци­альная реклама: «ЛЮБОВЬ. ЧТО ЭТО? Расскажите своим детям». Расскажите своим детям об удивительном путешествии кролика Эдварда, почитайте с ними книгу, сводите на спектакль в МХТ65. Автор постепенно подводит читателя к заключительному призыву посетить спектакль, одно упоминание рекламы сменяется другим рекламным обращением.

Выводы

Проведенный анализ приводит к выводу, что театральная ре­цензия становится полифункциональной, чему во многом способ­ствует авторский выбор языковых средств. Театральная рецензия, претерпев различные трансформации, теперь относится не только к аналитическому, театральному дискурсу, но также становится частью развлекательного и рекламного дискурса. При этом куль­туроформирующую функцию все чаще замещает развлекательная. Театральная рецензия сегодня уже не просто аналитический жанр, большое значение приобретают рекламная, воздействующая, ат­трактивная функции, а метафоричность текста, необычные лекси­ческие сочетания, элементы языковой игры становятся наиболее эффективным способом привлечения внимания. Также стилисти­ческой особенностью театрального дискурса в СМИ становится широкое проникновение жаргонизмов, сленга, элементов стеба. Но если удачно подобранные метафоры способны обогатить текст, повысить его художественный уровень, то «стебные», сленговые элементы заметно снижают качество современных театральных рецензий и превращают критический разбор произведения в дале­кий от сферы искусства материал. Эпатажный стиль, сниженная лексика становятся характерными и для современных постановок, и для рецензий на них.

Безусловно, состояние театральной рецензии тесно связано с общими тенденциями в журналистике, с состоянием современ­ной культуры, театрального мира, а также с запросами аудитории. Ослабление аналитической функции театральной рецензии связано и с тем, что она в настоящее время все реже включает в потенци­альных адресатов создателей постановки, для которых важен профессиональный разбор их работы. Глубокий анализ во многих слу­чаях заменяется поверхностными оценками без аргументации, вместо обоснованного мнения выражается только личная эмоция, распространенным явлением становится самопрезентация автора.

Однако, несмотря на процессы снижения общего уровня теат­ральной критики, СМИ дают примеры и качественных театральных рецензий. Для таких материалов характерны глубокий анализ, ин­дивидуальность авторского стиля, высокий уровень владения художественным словом. Рецензии на театральные постановки ста­новятся полифункциональными, при этом способы реализации функций с помощью языковых средств могут кардинально разли­чаться.

Примечания

1 Театр. 2013. No 13–14.

 Российская газета. 2013. 13 февраля.

3 Новая газета. 2009. 12 января.

4 Новая газета. 2012. 12 сентября.

5 Режим доступ: http://www.ramt.ru/press/press-play/plays-article-218/article-279/ 

6 Культура. 2010. 14 марта.

7 Новая газета. 2010. 2 июля.

8 Режим доступа: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/72932/ 

9 Известия. 2010. 23 июня.

10 Новые Известия. 2012. 16 апреля.

11 Режим доступа: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/performance/55134/tab-reviews/review73147/ 

12 Режим доступа: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/performance/254942/tab-reviews/

13 Ваш досуг. 2014. No 6 (19 февраля — 2 марта).

14 Режим доступа: http://www.teatral-online.ru/news/8763/ 

15 Ibid.

16 Театр. 2013. No 13–14.

17 Там же.

18 Комсомольская правда. 2014. 7 апреля. 

19 Итоги. 2012. No 46.

20 Новая газета. 2009. 12 января.

21 Театр. 2013. No 13–14.

22 Режим доступа: http://www.teatral-online.ru/news/8763/ 

23 Театр. 2013. No 13–14.

24 Независимая газета. 2012. 18 сентября.

25 Новая газета. 2012. 12 сентября.

26 Российская газета. 2013. 29 ноября.

27 Режим доступа: http://www.teatral-online.ru/perform/12922-iz-pustoty-vosem-poetov.html 

28 Российская газета. 2014. 6 марта.

29 Режим доступа: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/71410/ 

30 Театр. 2013. No 13–14.

31 Там же.

32 Новая газета. 2010. 2 июля.

33 Аргументы и факты. 2014. 11 марта. 

34 Известия. 2014. 5 марта.

35 Известия. 2014. 7 февраля.

36 Известия. 2014. 9 февраля.

37 Известия. 2013. 18 октября.

38 Московский комсомолец. 2014. 3 марта.

39 Московский комсомолец. 2011. 1 ноября.

40 Театр. 2013. No 13–14.

41 Режим доступа: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/71869/

42 Режим доступа: http://www.teatral-online.ru/news/9332/

43 Московский комсомолец. 2013. 27 ноября.

44 Независимая газета. 2013. 28 ноября.

45 Коммерсантъ. 2012. 24 апреля.

46 Режим доступа: http://fomenko.theatre.ru/performance/theatre/16891/

47 Новая газета. 2010. 2 июля.

48 Известия. 2009. 9 декабря.

49 Известия. 2013. 30 мая.

50 Режим доступа: http://www.teatral-online.ru/news/10736/

51 Режим доступа: http://www.teatral-online.ru/perform/12922-iz-pustoty-vosem-poetov.html 

52 Театр. 2013. No 13–14.

53 Там же.

54 Новая газета. 2013. 23 октября.

55 Итоги. 2013. No 9.

56 Ваш досуг. 2014. No 6 (19 февраля — 2 марта).

57 Новая газета. 2010. 19 февраля.

58 Режим доступа: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/performance/254942/tab-reviews/review72910/

59 Итоги. 2013. No 42.

60 Режим доступа: http://ptj.spb.ru/blog/zahudalyj-rod-buddenbrokov/

61 Аргументы и факты. 2014. 11 марта.

62 Режим доступа: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/72932/

63 Ваш досуг. 2014. No 8 (5–16 марта).

64 Режим доступа: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/performance/502373/tab-reviews/review 

65 Театральная афиша. 2013. Ноябрь.

Библиография

Анненкова И.В. Медиадискурс XXI века. Лингвофилософский аспект языка СМИ. М., 2011.

Дмитревская М.Ю. Жанры критики // Семинар по театральной кри­тике: Учеб. пособие. СПб., 2013. С. 215-225.

Клушина Н.И. Языковые механизмы формирования оценки в СМИ // Публицистика и информация в современном обществе. М., 1999. С. 94-106.

Мальчевская Е.А. Трансформация жанра рецензии // Вестн. БДУ. 2011. № 1. С. 74-77. Режим доступа: http://elib.bsu.by/bitstream/123456789/13962/1/74-77.pdf

Нерсесова Т.Е. Типы и жанры рецензирования в современных печатных СМИ: дис. ... канд. филол. наук. М., 2012.

Славкин В.В. Заголовок в современном газетном тексте // Журнали­стика и культура русской речи. 2002. № 1. С. 40-49.

Солганик Г.Я. О структуре и важнейших параметрах публицистической речи (языка СМИ) // Язык современной публицистики. М., 2005.

Тертычный А.А. Жанры периодической печати: Учеб. пособие. М., 2011.

Щепилова Г.Г. Реклама в СМИ: история, технология, классификация. М., 2010.


Поступила в редакцию 18.01.2015