Современная периодика: поле понятий и терминов

Скачать статью
Свитич Л.Г.

доктор филологических наук, старший научный сотрудник кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: svitichb@yandex.ru

Раздел: Теория журналистики и СМИ

Статья посвящена рассмотрению ключевых понятий и терминов, связанных с журналистикой: «журналистика», «журнализм», «СМИ», «публицистика», «пресса», «массмедиа», «медиа», «массовая коммуникация», «средства массовой коммуникации». Обсуждаются факторы развития общества, науки и СМИ, которые приводят к изменению и уточнению терминов и понятий, связанных с журналистикой.

Ключевые слова: журналистика, журнализм, публицистика, пресса, средства массовой информации, массмедиа, массовая коммуникация, средства массовой коммуникации

Средства массовой информации, СМИ, массмедиа, медиа

Проанализируем еще один ряд понятий, которые часто употреб­ляются как синонимы журналистики. Термины «средства массовой информации», «СМИ» одни исследователи употребляют в значе­нии информационного социального института в широком пони­мании слова, другие в узком, как систему организаций, третьи — только как канал, техническое средство передачи информации. Но это, кстати, обусловлено и двойственностью самого определения социального института. В философских и социологических слова­рях термин социальный институт (от лат. institutum — «установле­ние, устройство, обычай») имеет два значения: широкое и узкое: 1) социальное установление как комплекс самых общих социаль­ных (политических, правовых, моральных, религиозных и т.п.) норм, правил и принципов, культурных образцов, привычек, ти­пов мышления и моделей поведения, определяющих сущность и устойчивость социальных явлений, обусловливающих и регулиру­ющих социальные отношения, деятельность человека в различных областях ее приложения; 2) социальное образование, или учреж­дение, — социальная единица надындивидуального уровня, орга­низация, выступающая субъектом социальных отношений и дей­ствий (Новая философская энциклопедия, 2003).

Но многозначность понятия «средства массовой информации» объясняется и другими оттенками словоупотребления. Достаточно сравнить разные словарные статьи, чтобы убедиться в этом (табл. 8).

2014-1-11-18 (1!).png

Анализируя определения в табл. 8, нетрудно заметить, что мы опять сталкивается с понятийной разноголосицей. В одних случаях СМИ — это совокупность изданий и электронных средств, в дру­гих — результат интеллектуальной деятельности, имеющей форму периодического издания, в-третьих — средства распространения информации или просто технические средства создания, записи, копирования, тиражирования, хранения и распространения ин­формации для массовой аудитории и т.п.

Чаще всего в новых словарях употребляется юридическое зна­чение термина «СМИ», которое закреплено в Законе РФ «О сред­ствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г., что важно в процессах регулирования СМИ. Но в отечественной практике тер­мин «средства массовой информации» намного более широк, осо­бенно когда говорят о системе СМИ. Это понятие часто соотносят с обобщенным пониманием журналистики как социального ин­ститута (Прохоров, 2007).

Термин «СМИ» обычно соотносится с англоязычным mass media или media, но в таком случае приобретает расширительное толкование. К средствам массовой информации тогда относятся не только периодические издания, ТВ, РВ, Интернет, но и кино, звукозаписывающая промышленность, карманные издания, фото­графия, и даже кабельные сети. Приведем одно из определений: «Медиа — средства осуществления коммуникации между различ­ными группами, индивидуумами и (или) доставки любых содержа­тельных продуктов аудитории. Медиа многочисленны и включают в себя средства массовой информации (газеты, журналы, книги, телевидение, кабельные сети, радио, кинематограф), отдельные носители информации и данных (письма, аудио- и видеозаписи на любых носителях, компакт-диски), а также коммуникационные системы общества (телеграф, телефон, почта, компьютерные сети)» (Вартанова, 2003).

Между тем в глобальном научном общении термин «средства массовой информации» переводится с русского чаще всего именно как Media, а не как Mass Media (табл. 9).

2014-1-11-18 (3!).png

Если считать понятия «средства массовой информации» и «ме­диа» синонимами, тогда совсем размывается специфика СМИ в ряду других средств связи. Еще более расширительным представ­ляется другое синонимичное понятие mass media. Оно переводится на русский язык как «средства массовой информации». Под mass media понимаются средства и технологии, которые предназначены для коммуникации с массовой аудиторией. Они включают периодическую печать, ТВ, радио, кино, фильмы, компакт-диски, DVD- диски и другие медиаустройства. А также комиксы, книги, брошю­ры, бюллетени и листовки (Wikipedia, the free encyclopedia).

Анализируя зарубежные исследовательские подходы и отмечая, что термины «массмедиа» и «массовая коммуникация» часто ис­пользуются как синонимы, Д. Дунас цитирует мнение Д. Маккуэйла, что понятие «массмедиа» относится к «организованным тех­нологиям, осуществляющим массовую коммуникацию» (Дунас, 2013: 9). В свою очередь, автор, следуя Г. Лассуэллу, дает опреде­ление массовой коммуникации как процесса, который позволяет с помощью технологических средств передавать сообщения широ­кой гетерогенной массовой аудитории.

«Термин “медиа” идеально подходит для обозначения не толь­ко передачи информации с помощью медиа, но одновременно и передачи содержания передаваемого. Однако изначально техноло­гическая детерминированность термина «медиа» обращает внима­ние на способы доставки информации, значит, ограничивает его» (там же: 10). Нетрудно, вчитавшись в это определение, заметить, что оно противоречиво: медиа передают содержание с помощью медиа. И, к сожалению, это двоякое понимание медиа как канала или способа и как контента только затемняет словоупотребление этого термина. Поэтому проанализируем первооснову, генезис слова «медиа».

Термин медиация имеет в латинском языке следующие значе­ния: mediatio означает посредничество, mediator — «посредник», mediate — «середина, сердцевина», medium — «середина, центр, средоточие, общество, общественная жизнь, предание гласности, публичный показ, доведение до всеобщего сведения, обществен­ное благо, забота об общественном благе» и противоположные значения: «уйти от общественной жизни, устранить, исчезнуть или умереть»; medius — «находящийся посредине, центральный, центр неба, между небом и землей, миром и войной, промежуточный, существенный, относящийся к сущности, нейтральный, общий, общественный, двусмысленный, неопределенный, половинный».

Итак, все значения, связанные с медиацией, — это пограничные, промежуточные, серединные положения, хотя в значениях есть и со­держательные значения, связанные с публичностью и обществен­ным благом. Слово медиация в коммуникативистике, по определе­нию Л.М. Земляновой, употребляется в значении посреднической миссии медиа как действующих лиц в социальных драмах, а также для выражения преобразующей функции СМИ, которые в процес­се сбора, обработки и передачи информации реципиентам способ­ны видоизменять в различных имиджах реальность.

Мы убедились, изучая определения понятий «СМИ», «массме­диа», «медиа», что они рассматриваются в разных контекстах: то как социальный институт в широком понимании термина, то в узком как система организаций, то в суперузком — как техническое средства передачи информации или коммуникации в зависимости от того, употребляют их историки, теоретики журналистики, со­циологи, юристы, экономисты или работники связи. Полагаю, что эта многозначность в зависимости от сферы употребления оста­нется. И все-таки в рамках науки о журналистике и практики ее преподавания следует договориться об этих контекстах.

Массовая коммуникация, средства массовой коммуникации

Проанализируем еще одно понятие, которое часто употребля­ется как синоним СМИ и даже журналистики — «средства массо­вой коммуникации (массовая коммуникация)». Л.М. Землянова определяет коммуникативистику как включающую в себя все ис­ходные смыслы и значения этого слова: связь, сообщение, инфор­мация, средство информации, контакт, общение, соединение. Ав­тор выделяет разные теоретические толкования этого термина: маклюэнизм главное внимание акцентирует на изучении комму­никаций как средств связи; социологическое направление — на системе межличностных и межгрупповых и международных об­щений; теологи выделяют функцию коммуникации как создание комьюнити — сообщества людей, объединенных одной верой; се­миотики занимаются анализом знаковой атрибутики комуникационно-информационных языков. Таким образом, главным для коммуникавистики является восприятие коммуникации как соци­ально-культурного взаимодействия людей, групп, организаций, государств и регионов посредством информационных связей (Зем­лянова, 1999).

Приведем словарные определения массовой коммуникации, средств массовой коммуникации (mass media of communication) (табл. 10).

2014-1-11-18 (5!).png

Начнем с того, что средства массовой коммуникации и сам процесс массовой коммуникации часто выступают как синонимы. И снова в полном хаотизме основания для определения понятий: «учреждения», «методы», «средства общения», «процессы обще­ния», «технические средства связи», «дисциплина», «изучающая коммуникацию».

С русского языка на другие языки термины «средства массовой коммуникации» и «массовая коммуникации» опять переводятся одинаковыми словами (табл. 11).

2014-1-11-18 (7!).png

Латинское слово ctmmunicatio означает сообщение, беседу, раз­говор, распространение одного названия на ряд предметов, при­глашение к разговору Communicator — «принимающий участие, соучастник». Оба слова восходят к communico — «делать общим, принимать участие, делить, примиряться, сообщать, действовать заодно, беседовать, присоединять, добавлять, вносить, связывать, соединять, общаться, иметь связи»; communion — «общность, со­участие, общность наименований, родственные связи, церковная общность, единение, христианское причастие, укрепление, утверждение»; communitas — «общность, общение, жизнь на об­щинных началах, общежитие, общность человеческих интересов, связь, общественность, общественная жизнь, обязанности, выте­кающие из совместной жизни, общительность, обходительность и приветливость». Семантический анализ этого гнезда понятий по­казывает, что основное здесь — общее дело, связь, общие интересы, взаимодействие.

Выводы и вопросы

В связи с такой многозначностью терминоупотребления разные исследователи вкладывают в термины свои смыслы, которые про­диктованы концепцией и исследовательскими задачами. Это ярко проявилось в статьях по терминологии в «Вестнике МГУ», на ко­торый мы здесь ссылаемся: подход общесистемный (Прохоров, 2012), деятельностный (Лазутина, 2012), индустриальный, эконо­мический (Вартанова, 2012), коммуникативный (Горохов, 2012), социологический (Фомичёва, 2012). Может быть еще лингвисти­ческий подход, технологический, исторический, психологиче­ский. В моих исследованиях утверждается общенаучный, фило­софский, феноменологический подход в рамках информационной парадигмы, когда информация признается философской катего­рией, константой вселенной, а журналистика исследуется как фе­номен, т.е. явление, призванное отражать ноуменальные сущност­ные смыслы.

Очевидно, что «разнопонимаемое» употребление терминов в науке неизбежно, потому что у каждого исследователя свой пред­мет, свой аспект изучения. Но мы должны все-таки говорить друг с другом и с зарубежными коллегами на одном языке и, главное, учить студентов на основе более или менее согласованной терми­нологии. Важно адекватно определять и новые термины, которые маркируют современные явления в массмедиа и являются, как пра­вило, заимствованными из западной традиции: медиаиндустрия, новые медиа, медиасистемы, медиакампании, медиатекст, медиакон­тент, медиапрофессионал, фрилансер, блогерство, рерайтинг и др.

Последнее время в соответствии с западной парадигмой и в свя­зи с глобализацией информационных процессов, с развитием сис­темы СМИ, появлением интернет- и мобильных медиа, учитывая частичное обособление журналисткой деятельности (фриланс, блогерство и т.п.) от СМИ, возникли предложения разделить по­нятия журналистика (понимая под нею только журналистскую де­ятельность или профессию) и СМИ как медиаорганизации, медиаин­дустрию или канал передачи информации. В таком случае возникает несколько вопросов, требующих обсуждения и уточнения терми­нологии.

1. Если занять общесистемное понятие «журналистика» под «журналистскую деятельность», что будет общим понятием для этой сферы? Массмедиа, масскоммуникации не совсем подходят по причинам, о которых мы уже говорили при определении понятий:

— по причине отсутствия в них базовых и специфических черт журналистики как актуальной периодически обновляемой инфор­мационной модели динамичной действительности;

— в связи, с одной стороны, с довольно узкой этимологической доминантой этих терминов, не отражающей многофункциональ­ности СМИ: массмедиа — посредничество, масскоммуникация — общение. С другой стороны, — с чрезмерно расширенным пони­манием средств связи, включая такие, которые не имеют никакого отношения к журналистике.

2. Что делать с контентом, который, с одной стороны, результат журналистской деятельности, с другой — содержание СМИ? Куда его относить, если жестко разделить эти понятия?

3. Как разделить СМИ и деятельность, которая происходит прямо в СМИ (прямой эфир журналиста на ТВ, РВ и т.п.)?

4. Как быть с конвергентной журналистикой, которая срослась не просто с органом информации, но с системой СМИ?

5. Как быть со сложной структурой журналистской деятельно­сти, многие виды которой прямо связаны со СМИ (участие в про­изводственном процессе, планировании, связях с общественно­стью и т.п.)?

6. Как быть с названиями курсов «История журналистики» и т.п. Назвать их «История журналистики и СМИ?» Но поначалу и слова такого не было.

7. Вообще как быть с отечественной семантикой названных по­нятий? Не лучше ли оставить слово «журналистика» как объемное синтезное понятие? А для авторской информационной деятельности можно употреблять слово «журнализм», которое практически в этом значении уже утвердилось и употребляется во всем мире.

Д. Дунас в статье «Проблема изучения журналистики в поле массовой коммуникации: взгляд зарубежных исследователей» часто употребляет словосочетание «журналистика и СМИ» в качестве равнообъемных, но тоже ставит вопрос о необходимости обобща­ющего понятия: «Если журналистика — это профессия, СМИ — это индустрия, медиа — это каналы доставки сообщений, а массо­вая коммуникация — это процесс, то как будет обозначаться дисциплина, изучающая все это в комплексе?» (Дунас, 2013: 7).

Еще одна трудность терминологической адекватности глобаль­ного научного общения связана со спецификой журналистики и публицистики как творчества в отечественной традиции, суще­ственно отличающейся от узконовостного понимания сути журна­листской профессии на Западе. E.Л. Вартанова справедливо гово­рит о том, что «многозначный термин “журналистика” обозначает и те явления, которые не имеют синонимов. Речь идет о журнали­стике как творческой профессии, филологическом аспекте профес­сии, создании журналистского текста, или медиаконтента (media content как калька с английского), создаваемого прежде всего журналистами... Современные филологические подходы к пониманию медиатекста допускают, что он отличается от других видов текстов и интегрирует ряд особенностей — адресованность массовой ауди­тории, публицистичность, характеризуемую как принадлежность текстов сфере функционирования идей в обществе, и в результате — его бытование в социальном пространстве» (Вартанова, 2011: 9).

Именно рассмотрение журналистики как творческой деятель­ности, служения, общественной миссии отличает наше понимание журналистики от новостного рипотинга как службы, которая укоре­нилась в западной, особенно американской журналистике. И здесь мы имеем дело с двумя подходами к журналистике, связанными с цивилизационными особенностями и типами общества и журна­листики.

В российско-американском исследовании, ставшем впослед­ствии глобальным, проведенном нами в начале 1990-х гг., отчетливо проявилась разница между российским и американским журна­лизмом. По-западному более динамичный, прагматизированный, рационализированный, новостной, рипотинговый, толерантный, законопослушный, открытый, дуальный американский журнализм. Российский журнализм предстает как более творческий, менее прагматичный, более ориентированный на этические и культурные ценности, традиционно относящийся скорее к литературному твор­честву, чем к информационной службе, более созерцательный и аналитический, уповающий на власть традиции и авторитета, на коллективизм, связан с общественной миссией (Свитич, 2010; Свитич, Ширяева, 2007).

В то же время данные наших исследований с однозначностью говорят о том, что процесс интеграции различных типов журна­лизма (и соответственно стран) идет достаточно динамично, что связано с моноцивилизационной парадигмой и нашим общим движением к информационному массовому открытому обществу. Несмотря на то что глубинное менталитетное основание, которое заложено в разных культурах, оказывается весьма сильным и как бы поляризует суждения, поведение и творчество журналистов во многих случаях (особенно когда это касается социальных, творче­ских, этических ориентаций), в сугубо профессиональных позициях они обнаруживают тенденцию к сближению. Однако это сближе­ние возможно только до определенной степени, пока не касается базовых менталитетных особенностей журналистики. В нашей жур­налистике с трудом приживаются западные концепции безоценочности, потому что мы — другая цивилизация.

Подытожим. Классическая отечественная парадигма рассматри­вает журналистику как творчество, словесное искусство, как миссию служения обществу и удовлетворения его сущностных потребно­стей, которые помогают обществу быть нравственным и динамич­ным, развиваться духовно, культурно, социально, экономически, политически. В отечественной традиции журналист не только «сообщатель» новостей, но и их «осмысливатель» и выразитель своей (общественной) точки зрения на динамичную реальность. Символ — вертикаль.

Современная парадигма, основанная на западной традиции, рас­сматривает журналистику преимущественно как новостную службу, как бизнес, а массмедиа — как микс журналистских, пропаган­дистках PR-текстов, развлекательного контента и рекламы, т.е. ме­диаконтента, который наилучшим образом продается. Символ — горизонталь.

В зависимости от этих парадигм и формируется представление о понятиях, связанных с журналистикой.

В первом случае речь идет о терминах «журналистика», «жур­нализм», «публицистика». В этот ряд хорошо укладываются поня­тия «журналистская деятельность», «журналистское творчество», «журналистский текст», «журналистское произведение» со всеми присущими ему характеристиками: оперативностью, актуально­стью, выбором важнейших ключевых событий в динамично меня­ющейся реальности и освещении их с позиций учета потребностей общества и исполнения социальной миссии. Достаточно удачным кажется и термин «средства массовой информации», поскольку в ее составе есть слово «информация», изначально имеющее семанти­ческое значение сущности, сути, смысла, содержания, того, что заключено в форму.

В рамках второй парадигмы (во втором случае) обычно пользу­ются терминами «массмедиа», «медиа», «массовая коммуникация», «медиаконтент», которые обладают свойством нейтральности, имеют значения, как мы выяснили в нашем исследовании, посред­ников, часто технических, хотя сейчас значение этих терминов расширилось, они трактуются и в содержательном смысле. В ме­диаконтенте соединился, переплелся и чисто журналисткой текст и заказной, и рекламный и т.п. В таком случае действительно пра­вомерно говорить о медиаконтенте в отличие от журналистского текста.

Предпочтительным кажется синтезный вариант, когда сочета­ются сущностно-смысловая, ценностная вертикальная константа и активная, адаптивная динамическая горизонталь. Символ — крест.

Итак, перед российскими исследователями журналистики сто­ят сложные проблемы. Как терминологически и понятийно впи­саться в глобальный научный тезаурус, не поступаясь при этом от­ечественными традициями и цивилизационной ментальностью? Как не потерять при освоении новых терминов сущностного смысла понятий, связанных с журналистикой — функционально и семантически богатой творческой системой, которая призвана ис­полнять свое общественное предназначение: полноценно удовлет­ворять информационные потребности аудитории, поддерживать позитивное ценностное поле общества, содействовать оптималь­ному развитию общества во всех сферах (политической, экономи­ческой, духовной, социальной) при помощи оперативной, важ­ной, сущностной, объективной информации?

Библиография

Ахмадулин Е.В. Краткий курс теории журналистики: Учеб. пособие. Ростов н/Д, 2006.

Вартанова Е.Л. Медиаэкономика зарубежных стран. М., 2003.

Вартанова Е.Л. О необходимости модернизации концепций журнали­стики и СМИ // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2012. № 1.

Горохов В.М. Современный тезаурус теории журналистики (поиск тер­минологической ниши) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2012. № 1.

Дунас Д. Проблема изучения журналистики в поле массовой коммуни­кации: взгляд зарубежных исследователей // Меди@льманах. 2013. № 1.

Землянова Л.М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии ин­формационного общества. Толковый словарь терминов и концепций. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999.

Корконосенко С.Г. Основы журналистики. М.: Аспект Пресс, 2007.

Лазутина Г.В. Термины — хранилище концепций // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2012. № 1.

Основы журналистской деятельности / под ред. С.Г. Корконосенко. М.: Юрайт, 2013.

Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. М.: Аспект Пресс, 2007.

Прохоров Е.П. Терминологический аппарат — понятийно-смысловой скелет науки //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2012. № 1.

Свитич Л.Г. Феномен журнализма. М.: Икар, 2000.

Свитич Л.Г. Социология журналистики. М.: Аспект Пресс, 2010.

Свитич Л.Г. Введение в специальность. М.: Аспект Пресс, 2011.

Свитич Л.Г. Журналистика в контексте современных научных пара­дигм. М.: Факультет журналистики МГУ, 2013.

Свитич Л.Г., Ширяева А.А. Российский журналист и журналистское образование. М.: Икар, 2006.

Фомичёва ИД. СМИ среди средств социальной коммуникации // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2012. № 1.

Чевозерова Г.В. Основы теории журналистики: Учеб. пособие. Ч. 1. Метажурналистика. Тольятти, 2011.

Nordenstreng К. (2004) Ferment in the Field: Notes on the Evolution of Communi­cation Studies and Disciplinary Nature. Javnost — The Public 1.


Поступила в редакцию 09.07.2013

Библиография: