Типология информационных агентств

Скачать статью
Вартанова Е.Л.

доктор филологических наук, профессор, декан факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: eva@smi.msu.ru
Вирен Г.В.

кандидат филологических наук, главный редактор главной редакции общественно-политической информации информационного агентства «Интерфакс», г. Москва, Россия

e-mail: gviren@yandex.ra
Фролова Т.И.

кандидат филологических наук, доцент кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: t_frolova@bk.ru

Раздел: Теория журналистики и СМИ

В статье рассматриваются теоретические вопросы типологизации современных информационных агентств, обусловленные изменением их места и роли на медиарынке: особый характер проявления общих типологических признаков; факторы, обусловившие их выделение в самостоятельную типологическую группу; внутритиповые различия. Пересмотрены представления о критериях, определяющих типологический статус информационных агентств, введен новый критерий. Представлены эмпирические данные и результаты опроса экспертов, подтверждающие авторскую гипотезу о деконструкции традиционных типологических схем.

Ключевые слова: информационные агентства; основные типологические признаки агентств; ареал циркуляции информации; мировые, межгосударственные, национальные, местные агентства

Информационные агентства на современном медиарынке

Основное звено любой национальной медиасистемы — инфор­мационные агентства. Именно они формируют повестку дня, вы­деляя в потоке информации главные новости. Такова роль агентств на протяжении более чем 150-летней истории их существования — несмотря на то, что их продукты не были адресованы напрямую широкой аудитории, не находились в режиме открытого наблюде­ния и не часто становились объектом научного изучения1. Агент­ства первыми, и при этом довольно чутко, реагируют на любые из­менения медиасреды, будь то колебания политического климата, технологические новации, конъюнктура рынка или предпочтения потребителей информации. Агентства фактически создают и хра­нят профессиональные стандарты в работе с информацией; они же первыми вносят изменения в стандарты, когда в этом назревает объективная необходимость. Поэтому именно функционирование информационных агентств может служить своеобразным индика­тором состояния медиасистемы и, в определенном смысле, обще­ства в целом.

В свою очередь, тип медиасистемы и характер информационно­коммуникационной среды, обусловленный национальными идеолого-экономическими и культурными факторами, оказывают пря­мое воздействие на функционирование «ядра». В переходный и постпереходный периоды состояние и деятельность информаци­онных агентств в России претерпели кардинальные изменения (Вартанова, 2009; Основы медиабизнеса, 2009; Иваницкий, 2010; Кириллова, 2005; СМИ в меняющейся России, 2010; Средства мас­совой информации России, 2010). Сложился общенациональный механизм медиаиндустрии, в котором агентства заняли ключевую позицию: обеспечивая производство и доставку контента, они стали сектором, формирующим единство информационной индустрии. Если раньше единство достигалось господством идеологии и общим партийным руководством, то теперь они уступили место естествен­ным регуляторам. Немалую роль сыграла и творческая адаптация глобальных концепций к российскому медиаконтексту, приход на российский медиарынок глобальных концернов, развитие между­народных медиабрендов. Важнейшей тенденцией в развитии но­вой профессиональной культуры стала переориентация текстов на мировые информационные стандарты. И это не только вопрос технологий; ситуация сложнее.

Исследователи (Boyd-Barrett, Rantanen, 1998; Rantanen, Vartano­va, 1995: 207—220) переходного периода российских СМИ (в их работах отражена ситуация преимущественно 90-х гг.) главный па­радокс развития агентств находили в том, что технологически ин­формационные службы освоили современные новостные стандар­ты, но идеологически остаются национальными, видя свою задачу в том, чтобы отвечать государственным интересам, создавая пози­тивный образ страны. В этом случае современные журналистские практики, ориентированные прежде всего на объективную и не­предвзятую подачу новостей, декларируя принцип нейтральности к последствиям, нередко вступали в противоречие с традициями, предписывающими воздействие на общественное мнение посред­ством избирательного, дозированного информирования. Важней­шая информация, источником которой служат государственные органы власти (в ряде случаев и другие, негосударственные), не всегда оказывалась доступной российскому и мировому сообще­ству — и это серьезно противоречило миссии информационного агентства и подрывало его авторитет как независимой и объектив­ной информационной службы. Любопытный факт: в 2004 г., по­здравляя ИТАР-ТАСС со 100-летним юбилеем, руководство страны отметило заслуги агентства прежде всего в том, что оно продвигало положительный образ страны в мире. Столкновение современных журналистских практик, ориентированных на объективную и не­предвзятую подачу новостей и традиционной культуры, создало платформу для конфликта ценностей. Вопрос будущего развития российских информационных агентств (прежде всего государствен­ных) состоял в следующем: удастся ли им преодолеть противоречив между глобальным и национальным? Между общепринятыми стандар­тами и традиционным подходом (Землянова, 2010; Бакулев, 2010)2?

Сегодня можно констатировать, что вызов был принят. К на­стоящему времени в России действуют несколько сотен различных служб, называющих себя информационными агентствами. В период после 2000 г. в России сложилась национальная система информа­ционных агентств; утвердились различные бизнес-модели; внедрены новые информационные технологии; освоены современные жур­налистские практики; сформированы региональные рынки и меж­региональные связи — словом, достигнуто устойчивое равновесие, создающее условия для динамичного развития в соответствии с об­щемировыми трендами. Противоречие в основном преодолено. Национальные агентства действительно стали флагманами медиа­индустрии.

Некоторые аспекты их функционирования, вызванные новыми условиями медиапроизводства, представляют особый интерес. Стре­мительное развитие современных информационных технологий самым непосредственным образом влияет на деятельность информацион­ных агентств. Агентства прошли нелегкий путь, стремясь доставить информацию потребителю как можно оперативнее. Острота этой проблемы стимулировала научные исследования, и нередко именно агентства первыми испытывали технические новинки.

Самые первые агентства новостей возникли как печатные служ­бы; они распространяли свою продукцию в «бумажном» виде; с по­явлением телеграфа и телетайпа возникло понятие «лента», имевшее первоначально буквальное значение — рулон бумаги для принятия сообщения. В практике агентств оно сохранилось и активно ис­пользуется до сих пор, входя в название основных продуктов. Теле­графная техника (ИА назывались телеграфными вплоть до конца XX в.) обусловила и журналистские технологии работы с новостями: корреспонденты агентств передавали свои сообщения телеграмма­ми или по телефону; в агентствах их обрабатывали и отправляли в редакции газет и журналов, где были установлены буквопечатаю­щие телетайпные аппараты, самостоятельно принимающие сооб­щения из агентств. Глобальные коммуникационные сети в корне изменили представление о способах получения и доставки инфор­мации, они трансформировали и журналистские технологии рабо­ты с новостями. Сегодня журналисты ведущих агентств оснащены такими личными средствами передачи сообщений с места собы­тий, которые позволяют концентрировать внимание исключитель­но на самой информации. Современные коммуникационные тех­нологии упростили производственный процесс в информационных агентствах и сделали скорость доставки новостей минимальной.

Так называемые «сетевые» агентства появились вместе с первыми интернет-СМИ и отличались от традиционных тем, что существо­вали (то есть производили новостную продукцию и распространяли ее) исключительно в сети и не имели «бумажных» аналогов; «сете­вые» новости имели целый ряд преимуществ, у них сложились и свои текстовые особенности. Однако в очень короткие сроки тра­диционные агентства новостей стали работать в аналогичных усло­виях. Свои продукты они также передают в режиме реального вре­мени, имеют помимо сохранившихся в ряде случаев бумажных аналогов свои собственные сайты, серверы, электронные базы данных и т.д. Реальные различия между ними сегодня не так прин­ципиальны, как раньше. Информационные технологии оказывают воздействие не только и не столько на скорость передачи инфор­мации: революционным изменениям подвергся весь технологиче­ский процесс: и поиск информации, и производство контента, и передача сообщений, и информационное поведение потребителя. Конвергенция в журналистике приводит к появлению новых форм подачи информации, значительно увеличивая их мультимедийную составляющую. Благодаря этому в медиапространстве появляются новые новостные каналы. Внедрение мобильного контента откры­ло дополнительные возможности распространения и получения информации. Технологии, связанные с использованием мобильного пространства, приносят немалый доход и становятся прибыльным бизнесом.

В то же время развитие сетевых новостных ресурсов связано с целым рядом проблем, наиболее острая из которых — проблема бесплатного контента, распространяемого этими ресурсами. Они становятся реальными конкурентами агентств, для которых про­дажи контента остаются основным компонентом бизнес-модели. Исследования выявляют поразительные цифры: темпы увеличения объемов новостного контента в рунете почти вдвое опережают уве­личение количества пользователей сети среди россиян. При этом примерно половина и более опубликованных текстов — дословные перепечатки с других ресурсов. Выявляется еще одна проблема: увеличение объема публикуемых в русскоязычном интернете но­востей происходит в первую очередь за счет так называемого «ин­формационного шума», копипаста, тогда как количество новостных поводов увеличивается незначительно. Новостные интернет-ресурсы нередко становятся «мусоросборниками» и фактически пре­пятствуют развитию качества продуктов «настоящих» информаци­онных агентств. Поиски возможностей прямого выхода к широкой аудитории обусловлены еще и давлением со стороны подобных вторичных агентов.

Функционирование агентств не ограничивается производством информационной продукции для подписчиков — виды деятельно­сти агентств постоянно расширяются. Если на первых этапах своего существования агентства снабжали газеты и журналы исклю­чительно хроникой и официальными сообщениями, то в настоя­щее время сфера информационных услуг значительно расширилась. Современные агентства, помимо хроники текущих событий и анон­сов, готовят подписчикам и справочно-аналитический материал, и специализированную информацию; проводят пресс-конференции, делают заявления, организуют акции, разрабатывают специ­альные проекты, участвуют в информационных кампаниях — сло­вом, стремятся к максимальному использованию информации, «владельцами» которой они являются. В структуре агентств нередко представлены как особые подразделения теле- и радиокомпании, редакции газет и журналов, рекламные компании, PR-службы. Мультимедийные продукты сегодня выпускают не все, а только наиболее крупные, современные и технически оснащенные агент­ства, однако нельзя не видеть в этом направлении мейнстрима, определяющего траектории будущего развития информационных агентств, способного предолеть кризис информационных служб, связанный с их перемещением в сеть. Наконец, агентства стали производить продукты, обращенные непосредственно к массовой аудитории: это различные содержательные модели мобильного контента, использующие такие каналы доставки, как SMS- и MMS- сообщения, IVR-каналы, виджеты, инфоэкраны.

Крупные и влиятельные агентства предлагают подписку на де­сятки и сотни информационных продуктов различного содержания, периодичности и формы. Фактически они являются крупнейшими медиахолдингами, однако приоритетное направление — анонси­рование и производство новостной информации — является опре­деляющим звеном во всей технологической цепочке, выстраивает внешний и внутренний менеджмент информационных агентств и позиционирует их на медиарынке.

Разнообразие видов деятельности, а также статусные различия агентств (государственные, акционерные, частные, смешанные) сформировали условия для развития нескольких бизнес-моделей3 (Основы медиабизнеса, 2009: 140—150). При всех различиях в ста­тусе, а следовательно, и в структуре источников финансирования, информационные агентства имеют ряд существенных общих черт: они не получают доходов от рекламы, которая остается наиболее прибыльной и доминирующей моделью большинства медиаком­паний; для всех агентств важна подписка как самый надежный, хотя и традиционный, инструмент получения доходов. Однако с распространением копипаста, бесконтрольного бесплатного ис­пользования сообщений, ситуация усложнилась. Продажа контен­та и смежных услуг клиентам остается основным источником до­ходов агентств, но наметились тенденции поиска альтернативных источников дохода. Тип подписчика и характер последующего ис­пользования контента существенным образом влияют на стои­мость подписки и, соответственно, на доходы агентств. Понятно, что у агентств экономического и делового профиля доходы от про­дажи контента несравнимо выше. В этой ситуации ряд социально­ориентированных агентств пошел на бесплатное распространение своих сообщений, переключившись на использование дотацион­ных бизнес-моделей (как правило, их расходы покрываются за счет грантов, благотворительных программ и социальных проек­тов, а также от продажи смежных услуг коммерческим клиентам). Бесплатное «имиджевое» предоставление части контента харак­терно и для многих других агентств. В рамках дотационной модели функционируют государственные агентства, но это не единствен­ный источник их доходов. Сегодня агентства активно ищут воз­можности прямого выхода на массовую аудиторию, например, продавая мобильный контент. Большинство информационных служб практикуют смешанные бизнес-модели.

Крупные российские агентства вышли на международные рынки, активно сотрудничают с мировыми агентствами, однако задача стать одним из них пока остается нерешенной. Исходя из значимости глобального рынка новостей, понятно стремление отечественных служб стать его игроками. Несколько крупнейших транснацио­нальных корпораций контролируют производство и распростране­ние новостей в мире, делают погоду на рынке информации, лиди­руют в области использования технологических средств. Почти все они выросли из первых информационных служб, возникших более полутора веков назад, начиная с французского агентства Гавас. К их числу сегодня относятся Рейтер (Великобритания), Франс Пресс (Франция), Ассошиэйтед Пресс (США). Основные черты мировых агентств — глобальный характер деятельности, быстрота сбора, обработки и распространения информации, стремительность реагирования на технические новшества, обширная и всеохватная сеть корреспондентов и представительств, огромные финансовые возможности — делают их конкурентоспособность практически недостижимой для национальных и региональных служб. По су­ществу, в последние два-три десятилетия именно мировые службы новостей (включая универсальные телеканалы новостей (Орлова, 2003)) определяют магистральные направления развития всего ин­формационного рынка. Сегодня они являются ведущими постав­щиками новостей на мировом медиарынке, зачастую определяя повестку дня для политических деятелей. Формирование и разви­тие единого информационного пространства под воздействием коммуникационных технологий (спутниковые, кабельные, ком­пьютерные системы) происходило поэтапно: в течение полутора столетий ведущую роль играли международные информационные агентства, позже усилилась роль международных новостных ради­ослужб, к концу прошлого века на передовые позиции вышли гло­бальные телесети. Сегодня ведущими поставщиками новостной информации являются все перечисленные службы, включая также международные издания газет и журналов новостей: Financial Times, International Herald Tribune, Wall Street Journal, Newsweek, Econo­mist. Вместе они составляют глобальное электронное новостное пространство, дающее возможность получить информацию из лю­бого компонента системы. Глобализация новостей стала катализа­тором всех интеграционных процессов во всех сферах жизни ми­рового сообщества; вне общего новостного пространства сегодня не решается ни одна существенная проблема.

Российские информационные агентства активно развиваются, на их базе постоянно организуются научно-практические конфе­ренции и профессиональные форумы. Однако этот практически ценный ресурс остается в значительной мере неосвоенным в научно-исследовательском плане. На начальном этапе представляется важным систематизировать эмпирическое множество информаци­онных служб: новая медиасистема, сложившаяся в постсоветское время и продолжающаяся динамично развиваться, новые место и роль информационных агентств в этой системе, а также их взаи­модействие с мировым рынком новостей закономерно ставят во­прос о типологии информационных агентств. Актуальны проблемы, связанные как с выделением ИА в самостоятельную типологиче­скую группу, так и с их внутригрупповой иерархией — тем более, что основы новой типологии дают такую возможность. Мы будем опираться на систему типологических признаков, разработанную в трудах М.В. Шкондина (Шкондин, 2010).

Определяя тип как обобщенную модель изучаемого множества объектов (возможны как эмпирическая, так и идеализированная модели — в данной работе учитываются оба варианта), М.В. Шкон­дин исходит из целостного характера системы СМИ и обусловлен­ности ее функционирования связями со средой. Медиасистема имеет свою внутреннюю структуру: родо-видовую (печать, радио, телевидение, интернет-СМИ, информационные агентства, внутри которых располагаются различные виды) и «уровневую», обуслов­ленную связями со средой: технологическую, экономическую, ре­дакционную, информационную, аудиторную, организационную подсистемы. Данные основания формируют систему существен­ных типологических признаков (Там же: 182), в которую входят:

• Технологические — коммуникационные технологии, формат, тираж, периодичность и т.д.

• Экономические — формы собственности, характер инвестиций, рекламные бюджеты.

• Аудиторные — характер потребителя продукта.

• Редакционные — особенности структуры, управления и само­организации профессионального коллектива.

• Тип информации — особенности отражаемой предметной среды.

• Целевое назначение — преобладающий характер функций.

• Организационные — организационные модели, определяемые характером учредителей, издателей, собственников.

Система СМИ может быть структурирована по каждому из этих типологических признаков; результаты такой систематизации на­глядно демонстрируют сложный и разветвленный характер медиа­системы и одновременно дают представление о среде функциони­рования информационных агентств — ведь типологические «единицы» в той или иной степени являются потребителями их продуктов. Вместе с тем нужно отметить, что в попытке типологизации информационных агентств эти общие признаки приобрета­ют специфический характер, обусловленный особостью данного рода СМИ. «Вес» каждого из признаков для агентств неодинаков, и это обстоятельство требует пояснений.

Информационные агентства как самостоятельная типологическая группа

Прежде всего рассмотрим родовые характеристики агентств, т.е. критерии, дающие основания для выделения их в самостоятель­ную группу СМИ, сегмент медиасистемы. Главным типологиче­ским признаком, выделяющим информационные агентства среди других СМИ, является аудиторный признак — специфический ха­рактер потребителя продукта, однако это не единственная харак­терная для них черта. Обратимся к дефинициям.

В словаре-справочнике С.Ю. Чимарова и С.С. Ярошевского находим такое определение: «Информационное агентство — орга­низация, специализирующаяся на продаже СМИ государственным и коммерческим структурам новостей и аналитической информации, касающейся вопросов политики, экономики, общественной жизни, культуры, науки» (Чимаров, Ярошевский, 2005: 62). Здесь акцент сделан на продаже, и если строго следовать определению, то полу­чается, что информационные агентства — некие посредники между производителями и потребителями информации, что не адекватно реальной ситуации. В этом случае остается неясным: кто же про­изводит информацию? Было бы точнее говорить о сборе, обработке (,производстве) и продаже информации. В этом определении также косвенно озвучена позиция, согласно которой информагентство не есть СМИ. Защищая противоположную точку зрения, обратим­ся к статье 23 закона РФ «О средствах массовой информации», в которой говорится, что на ИА «одновременно распространяются статус редакции, издателя, распространителя и правовой режим средства массовой информации»4.

Однако даже при наличии такого весомого юридического аргу­мента согласимся с тем, что определенный резон у его противников есть: например, нельзя отрицать тот очевидный факт, что инфор­магентства не адресуются непосредственно к массовой (читатель­ской, зрительской) аудитории. И все же, с другой стороны, можно исходить из того, что информагентства есть часть системы СМИ, в первую очередь по той причине, что многие законы, по которым существуют массмедиа, в полной мере или частично распростра­няются и на информагентства. По существу информационные агентства являются средствами массовой информации, однако особыми СМИ. В пользу последнего свидетельствует и наметивша­яся тенденция создания информационными агентствами продук­тов, непосредственно адресованных широкой аудитории, прямой выход на нее (яркий пример — сайты РИА «Новости»),

Более точному пониманию сущностных различий между ин­формагентствами, с одной стороны, и всеми иными массмедиа — с другой, способствуют положения, выдвигаемые М.В. Шкондиным. Он, в частности, пишет: «Информационная подсистема СМИ — важная составляющая информационной сферы общества. Она представляет собой содержание и форму массовой информа­ции, циркулирующей в обществе посредством массмедиа. Газеты и журналы, редакции телевидения, радиовещания, интернет-СМИ, налаживая сотрудничество с представителями различных видов деятельности, создают на базе различных духовных продуктов (знаний, мнений, эстетических ценностей) продукты информаци­онные — номера газет, журналов, книжные издания и др. В ин­формационной сфере периодики происходят процессы превраще­ния созданных духовных продуктов в массовые информационные продукты, различные по форме, характеру распределения, распро­странения и потребления, поскольку они распределяются, распро­страняются среди массовой аудитории и потребляются ею» (Шкондин, 2009: 25—26). Отсюда следует, что роль информационных агентств заключается именно в предоставлении периодике тех продуктов, из которых в дальнейшем и возникает «массовый ин­формационный продукт», предлагаемый широкой аудитории, к ко­торой сами информагентства прямого доступа не имеют.

Заметим, что по мере развития информационного общества в функциях информационных агентств происходят связанные с этим изменения, что отмечает В.И. Сапунов: «Сейчас информа­ционные агентства превратились в мощные центры обработки массивов общезначимой информации, их культурное влияние вы­ходит за пределы простого распространения информации для СМИ. Поэтому можно дать следующее определение этого социального института: информационно-коммуникативный комплекс по накопле­нию, обработке и распространению общезначимых сведений, обеспе­чивающий оптимальное функционирование коммуникационной системы в рамках массового общества» (Сапунов, 2006: 144). В этом опре­делении, на наш взгляд, достаточно адекватно отражающем реаль­ную ситуацию, все же не упомянуты такие важнейшие функции информагентств, как поиск и сбор информации: «накопление» — процесс пассивный, тогда как информагентства — активный субъект «добычи» информации.

Между тем некоторые исследователи предлагают расширенное толкование термина. Скажем, Е.П. Прохоров считал, что «информа­ционные агентства и службы — это система телеграфных агентств, агентств печати и аудиовизуальной информации, пресс-бюро, пресс-центров, служб по связям с общественностью, рекламных служб. Эти организации ведут разнообразную деятельность по сбору, обра­ботке информации, ее распространению и снабжению ею органов СМИ, налаживанию контактов с журналистами» (Прохоров, 2007: 248). Теоретически возможно такое максимально расширенное объединение в одну «систему» достаточно разнородных структур. Действительно, всех их объединяет то, что они работают не непо­средственно для читателя, зрителя или слушателя, а для професси­оналов, которые в дальнейшем распространяют среди широкой аудитории информацию агентств, предварительно подвергнув ее отбору и редактированию. Однако по многим иным существен­ным параметрам информагентства отличаются от других звеньев предлагаемой «системы». Например, первоочередной задачей пресс- центров является организация информационной площадки для проведения разного рода встреч ньюсмейкеров и журналистов (пресс-конференции, брифинги, круглые столы и т.п.). Поэтому «налаживание контактов с журналистами», бесспорно, входит в круг их обязанностей. Информационные агентства могут занимать­ся такого рода деятельностью, однако для них ни проведение бри­фингов, ни контакты с журналистами не являются не только при­оритетными, но даже необходимыми.

Например, еще в середине 90-х гг. прошлого века Интерфакс первым ввел в традицию встречи ньюсмейкеров и журналистов в различных форматах на площадке агентства. Затем эту практику подхватили ИТАР-ТАСС и РИА Новости. А вот, скажем, ни Рей­тер, ни Франс Пресс не занимаются такой деятельностью, и это никоим образом не умаляет их значимости и авторитета в мире.

Включение рекламных служб в общую с информационными агентствами «систему» возможно лишь в виде смежных, дополнитель­ных направлений деятельности, тогда как на практике их задачи и принципы работы различаются. Задачи рекламной службы — ре­кламирование, продвижение, «раскрутка» определенной продукции или бренда учреждения. Это сужает для рекламных служб возмож­ность следовать таким принципам, как объективность, независи­мость, точность. Радикально иная ситуация — в информационных агентствах, основная ценность информации которых достигается именно приверженностью этим установкам.

В.В. Ворошилов относит информационные агентства к «инфра­структуре журналистики», т.е. к организациям, которые передают СМИ информацию и таким образом в значительной степени обес­печивают их функционирование (Ворошилов, 2001: 130). При всей оправданности такого определения все же вызывает сомнения фак­тический вывод информагентств не только за пределы СМИ, но и за границы журналистики: ведь если агентства — инфраструктура, то другие СМИ — собственно журналистика? При этом повторим: «обслуживающий» характер работы информагентств очевиден. В опре­деленном смысле вся журналистика относится к «сфере услуг», но информагентства обслуживают СМИ (хотя не только СМИ), и, как уже говорилось, их прямой выход на массовую аудиторию весьма и весьма ограничен. И все же едва ли корректно выводить инфор­магентства за пределы журналистики как таковой.

Для полноты картины приведем очень «рыночное», можно ска­зать, бизнес-определение зарубежных исследователей А. Бриггза и П. Кобли. Они, причисляя информагентства к СМИ, называют их «оптовыми» медиа, задачей которых является «сбор новостной ин­формации по всему миру, а затем передача ее “розничным" СМИ, пе­чатным или электронным, чтобы они осуществляли “расфасовку" и “упаковку " информации для массового читателя или зрителя» (Бриггз, Кобли, 2005: 69-71).

Обратимся к определениям, которые акцентируют самое главное в работе информагентств. E.J1. Вартанова называет информагент­ства «сектором производства содержания» (Вартанова, 2002: 50). Действительно, информация, предоставляемая агентствами другим СМИ, является для них базисной, контентообразующей, опреде­ляющей вектор ежедневной деятельности. Функция формирова­ния повестки дня, столь значимая для единого информационного пространства, является типообразующей и для информагентств. Л.М. Землянова дает такое определение: «Информационное агент­ство — организация, занимающаяся сбором, обработкой и распро­странением информации для газет, журналов, издательств, радио и телевидения, правительственных, научно-культурных и других учреж­дений» (Землянова, 2004: 53). И еще одна формула: «Информаци­онные агентства — это специализированные предприятия {организа­ции, службы, центры), основными функциями которых являются сбор, обработка и распространение новой оперативной информации: политической, экономической, социальной, культурной. По основному роду своей деятельности — профессиональной работе с информацией — агентства являются средствами массовой информации. Однако это СМИ особого рода: их информационная продукция, как правило, не ис­пользуется напрямую для широкого информирования» (Фролова, 2010: 356).

При всем разнообразии приведенных определений все их авто­ры сходятся в том, что главная задача информагентств — снабжать другие СМИ новостями. Аудитория агентств — профессионалы из других СМИ, которые обращаются к массовой аудитории непо­средственно. Но эти СМИ адресуются к самым разным секторам аудитории. И именно такая специфика аудитории диктует инфор­магентствам их правила и стандарты работы. Эти особые СМИ, в отличие от практически всех других СМИ, работают для аудито­рии, которую невозможно ограничить никакими рамками. Среди получателей их продукции — СМИ, которые придерживаются раз­ных, порой противоположных политических взглядов, по-разному оценивают социально-экономическую политику государства, ори­ентированы на почти любую аудиторию по возрасту, полу, матери­альному и социальному положению, национальности, религии, месту проживания, уровню образованности и культуры, глубине и характеру информационных запросов.

Добавим и еще одну специфическую задачу информационных агентств, о которой пишут далеко не все исследователи. Это — хранение информации. Базы данных информационных агентств стали сегодня весьма важными для их работы, они востребованы подписчиками и приносят определенную коммерческую выгоду самим агентствам.

Таким образом, существенными признаками, которые позволяют выделить информационные агентства в самостоятельную типоло­гическую группу, являются признаки аудиторные и целевые: поиск, сбор, обработка, распространение и хранение информации, пред­назначенной для последующего использования профессионалами СМИ.

Эти существенные признаки могут быть распространены и уточнены с помощью дополнительных критериев, описывающих особенности данной группы:

• Новостная информация как основа контента информационного агентства. Именно новостные заметки, а не комментарии, обзоры, аналитические журналистские материалы — несмотря на то, что и они присутствуют в продуктах ИА — составляют главное содержа­ние и ценность информационных агентств.

• Эксклюзивность информации — именно доля подобной инфор­мации определяет значимость, авторитетность, ценность информ­агентства. Именно поэтому многие информационные сайты Ин­тернета не могут считаться полноценными информационными агентствами — они в основном используют чужую информацию, добытую настоящими, традиционными информагентствами, и только обрабатывают ее.

• Оперативность деятельности информационных агентств, сте­пень которой определяется величиной временного отрезка, отде­ляющего момент самого события от момента получения информа­ции об этом событии адресатом. В информационных агентствах речь идет не о часах, проходящих между событием и получением сообщения подписчиком, а о минутах, порой — о секундах.

• Непрерывность функционирования также отличает работу агентств. Информационное агентство работает всегда, независимо от време­ни суток. Сегодня такая работа онлайн характерна для некоторых телеканалов, радиостанций, а также для крупнейших интернет- сайтов, но в предыдущие годы эта черта была особенностью имен­но информационных агентств, так как даже радио и телевидение, как правило, не работали в таком режиме.

• Объем распространяемой информации значительно превышает аналогичный показатель других СМИ. Например, Интерфакс рас­пространяет ежесуточно порядка 600—650 новостей только на главной ленте, а с учетом специализированных — примерно 3—4 ты­сячи (включая повторы на разных лентах). Несколько больший объем у РИА Новости, сравнимый — у ИТАР-ТАСС. Оговоримся, что этот критерий существен для универсальных информационных агентств, о чем мы будем подробно писать ниже.

Итак, преимущественно новостной контент, эксклюзивность, оперативность, непрерывность и большой объем информации явля­ются основными характеристиками информационных агентств как типологической группы.

Типологические различия информационных агентств

Среди информационных агентств, в полной мере отвечающих названным критериям, мы можем найти существенные внутритиповые отличия, позволяющие обнаружить видовые особенности агентств. Информационные агентства могут различаться:

• по целевому назначению',

• по типу собственности',

• по масштабам распространения и влияния.

Что касается целевого назначения, то здесь имеются в виду те­матические предпочтения и широта тематической палитры ин­формационного агентства, которые оно само определяет для себя. Два основных вида — универсальные и специализированные агент­ства. Например, все наиболее известные агентства России — РИА Новости, Интерфакс, ИТАР-ТАСС относятся к универсальному типу, так как на их лентах мы находим сообщения практически на все темы, которые могут освещать СМИ: экономика и финансы, по­литика и социальные проблемы, происшествия и криминал, куль­тура и спорт, светская жизнь и разнообразные курьезы. Расшире­нию тематического охвата универсальных агентств служат и их специализированные ленты. Например, в Интерфаксе это и рели­гиозная тематика, и туризм, и рынок недвижимости, и топливно- энергетическая сфера, и телекоммуникации, и фондовые рынки, и многое другое (всего около 50-ти специализированных лент).

Отдельно упомянем региональные новости, также выходящие на лентах универсальных агентств. Кроме того, российское универ­сальное информагентство нельзя представить себе без значитель­ного сегмента международных новостей — от жизни ближнего за­рубежья до событий в самых отдаленных странах мира.

Специализированные агентства — например, действующее в рамках Интерфакса Агентство военных новостей — выбирают для себя лишь одну тематическую нишу и подробно, углубленно раз­рабатывают ее. При этом специализированные агентства могут и должны отвечать основным критериям — и новостному по преи­муществу контенту, и эксклюзивности, и оперативности. Правда, как мы указывали выше, критерий объема информации (числа но­востных заметок в сутки) едва ли применим к специализирован­ным агентствам — их специфика не позволяет достигать очень больших объемов. Например, Агентство военных новостей в сутки распространяет примерно 70—100 новостей, что, как мы полагаем, вполне приемлемая цифра для специализированного агентства.

Что же касается типологического разделения по характеру соб­ственности, то здесь все достаточно очевидно — это государствен­ные и частные агентства. В современной российской практике мы видим примеры обоих типов: ИТАР-ТАСС и РИА Новости — го­сударственные агентства, Интерфакс — частное. С нашей точки зрения, принципиальных различий в контенте информагентств этих двух видов нет. Непреложное требование объективности рас­пространяется на все информагентства. Российские государствен­ные агентства не являются пресс-службами правительственных учреждений, сообщают о деятельности оппозиции, публикуют критические заявления в адрес власти. В то же время частное агентство Интерфакс не является рупором оппозиции, оно сооб­щает и о деятельности правительства, государственных учрежде­ний, причем не только критическую информацию (уместно вспомнить, что вызовы 90-х годов, о которых шла речь выше, по­ставив солидные информационные службы перед выбором, мно­гому научили их).

В то же время можно отметить и некоторые последствия такого разделения. Например, информагентства, существующие на бюд­жетные деньги, более осторожны и сдержанны в освещении дея­тельности оппозиции, в публикации критических по отношению к власти сообщений. Если же говорить об аналогичных государ­ственных информагентствах в ряде стран ближнего зарубежья, то некоторые из них фактически исполняют обязанности «голоса власти» — это и Государственное информационное агентство Тур­кменистана (TDH), и Национальное информационное агентство Узбекистана (УзА), и белорусское БЕЛТА и т.д. Главной функцией этих информационных агентств, по сути дела, является озвучива­ние и распространение официальной информации из официальных источников, что существенно ограничивает их новостной диапа­зон и снижает их значимость не только в мировом, но и в нацио­нальном медиапространстве.

Масштаб деятельности, значимость и влияние информационных агентств

Еще одно видовое отличие — масштаб распространения и влия­ния — наименее разработан в литературе, но очень существен, осо­бенно в связи с попытками российских агентств повысить свою значимость на мировом рынке новостей. Поэтому рассмотрим его более тщательно.

Во множестве книг и статей можно найти утверждение о том, что есть мировые агентства и есть национальные. К мировым агент­ствам обычно относят крупнейшие информагентства Запада — Рейтер, Франс Пресс, АП. Таковым считает себя и ИТАР-ТАСС, опираясь на классификацию ЮНЕСКО. А каков статус таких ин­формагентств, как Синьхуа (Китай), Интерфакс, Пренса Латина (Куба), РИА Новости, ЭФЭ (Испания), ДПА (Дойче пресс агентур, Германия) и многих других известных агентств? Они мировые? Или национальные? Или ...? Какой критерий определяет статус влиятельности?

Например, критерием может быть размах деятельности, коли­чество сотрудников. ИТАР-ТАСС по состоянию на 2004 г. имел 77 представительств и корпунктов в 73 странах5. Синьхуа имеет «корпункты в 105 странах и районах мира»6. У РИА Новости на­много меньше корреспондентов за рубежом, у Интерфакса — го­раздо меньше, чем у ИТАР-ТАСС и РИА Новости. Значит ли это, что Синьхуа «самое мировое», а все остальные — мелкие агент­ства? В Рейтер работают более 14 ООО сотрудников в 91 стране, в том числе 2300 журналистов, фотокорреспондентов и видеоопера­торов. Рейтер имеет в общей сложности 197 бюро по всему миру7. Точное значение критерия никем не определено. Бесспорно, раз­меры имеют значение, и агентство, в котором работают всего не­сколько десятков сотрудников, не может претендовать на звание «мировое». Однако, на наш взгляд, все же далеко не только размер оправдывает такое звание. Ведь сугубо национальное агентство, то есть известное практически только жителям одной страны, может иметь многие десятки корпунктов по всему миру И это не превра­щает его в мировое агентство.

С нашей точки зрения, существует критерий, более точно отра­жающий суть, — это ареал циркуляции информации агентства. Именно так: ареал циркуляции. Среди типологических признаков упоминается ареал распространения, но в случае информацион­ных агентств он нуждается в уточнении. Что имеется в виду? Сбор информации агентство может осуществлять по всему миру, но рас­пространять ее в ограниченном пространстве. Или наоборот: рас­сказывать всему миру о том, что происходит в одной стране. В обоих случаях агентство не может быть признано мировым. Оно станет таковым, если будет и собирать, и распространять инфор­мацию в мировом масштабе. Ареал циркуляции — двусторонний процесс. «Калибр», влиятельность, значимость агентства опреде­ляется именно ареалом циркуляции.

Приведем примеры. Сообщения агентства Рейтер — в том, что оно «мировое», никто не сомневается — циркулируют по всему мировому пространству Из его сообщений жители Мехико узнают о событиях в Джакарте, а потребители новостей в Швеции — о со­бытиях в Судане. И этот факт, на наш взгляд, означает, что агент­ство Рейтер действительно можно признать мировым.

Если же из сообщений данного агентства мировая аудитория узнает только о событиях в стране, где оно действует, то это позво­ляет считать такое информационное агентство национальным — и не более. Отчетливо выраженный национальный характер име­ют, например, агентства ЦТАК (КНДР) и ИРНА (Иран). Но речь не идет только о таких закрытых или полузакрытых странах, как упомянутые. Например, датское национальное агентство Ритсаус является именно национальным — его сообщения предназначены в первую очередь и в основном для жителей Дании, даже если агентство затрагивает события мирового масштаба. Подписчики у такого агентства могут быть по всему миру, и порой СМИ других стран используют его сообщения, но это значит, что жители Лон­дона, Дели или Найроби узнают из этих сообщений новости только из Дании.

Как правило, такое «перетекание» информации происходит во время чрезвычайных ситуаций: мировое агентство в случае круп­ных, важных и особенно неожиданных событий в какой-либо стра­не охотно использует для своих новостей сообщения местных агентств, цитирует их. Агентство Рейтер, по подсчетам авторов, в 2011 г. 490 раз цитировало сообщения Интерфакса, 139 — сообще­ния РИА Новости и 77 раз — ИТАР-ТАСС. Это мировое агентство имеет своих репортеров в России, но предпочло использовать инфор­мацию национальных агентств. К такому цитированию еще чаще прибегает Франс Пресс (АФП): в 2011 г. это агентство 988 раз цити­ровало Интерфакс, 489 — РИА Новости и 219 раз — ИТАР-ТАСС.

Согласно архиву крупнейшей мировой базы международных СМИ Factiva в СМИ США на английском языке в период с 1 января по 31 декабря 2011 г. «Интерфакс» упоминался 995 раз, РИА Ново­сти — 629 раз, ИТАР-ТАСС — 528 раз. При этом в Газетах США в прошлом году на «Интерфакс» ссылались 431 раз, в том числе в 50 ведущих американских печатных изданиях — 292 раза. Пока­затели РИА Новости — 252 (142) раза, ИТАР ТАСС — 249 (85) раз. Газеты Европы, свидетельствует Factiva, цитировали «Интерфакс» в 2011 г. 4102 раза, РИА «Новости» — 3022 раза, ИТАР-ТАСС — 1098 раз. В СМИ Великобритании, поданным Factiva, «Интерфакс» упоминался 658 раз, ИТАР-ТАСС — 402 раза, РИА Новости — 400 раз. Газеты Великобритании ссылались на «Интерфакс» 240 раз («Веду­щие газеты Великобритании» — 60 раз), на РИА «Новости» — 209 (58 раз), ИТАР ТАСС — 134 (46). Аналогичная картина наблю­дается в «СМИ Германии», которые процитировали «Интерфакс» 1489 раз, ИТАР-ТАСС — 446 раз, РИА Новости — 142 раза. Фран­цузские СМИ, согласно Factiva, упоминали «Интерфакс» в 2011 г. 522 раза, ИТАР-ТАСС — 269 раз, РИА Новости — 233 раза. Под­черкнем, что в подавляющем большинстве случаев речь шла о ци­тировании сообщений о событиях в России.

Одной из причин «перетекания» информации является то, что в некоторых ситуациях национальные агентства имеют более сво­бодный и быстрый доступ к местным источникам информации, чем их зарубежные коллеги. Скажем, в первые часы после терак­тов в Норвегии в июле 2011 г. были более, чем обычно, востребо­ваны новости национального агентства — Норвежского телеграф­ного агентства или Норвежского телеграфного бюро (Norsk Telegrambyra). С другой стороны, при освещении зарубежных собы­тий многие национальные агентства опираются на новости миро­вых агентств. Интерфакс, РИА Новости нередко цитируют Рейтер, Франс Пресс, ЭФЭ.

В принципе новости циркулируют по всему миру, по разным агентствам, разным СМИ. Возможны порой «экзотические» вари­анты. Например, авторам известен факт, когда агентство Рейтер цитировало сообщения Интерфакса из Дели о решениях индий­ского руководства, хотя у самого Рейтера в Индии находится боль­шая команда корреспондентов. Но все же это единичные случаи. Мы же говорим о доминирующем тренде в использовании инфор­мации, который и является критерием значимости и авторитета информационного агентства.

Итак, мы можем утверждать, что мировыми информационными агентствами являются те, информация которых циркулирует — т.е. и собирается, и распространяется — по всему миру. Не имеет значения, что штаб-квартира Рейтер находится в Лондоне, а Франс Пресс — в Париже, их сообщения из разных регионов мира читают практически во всех странах. Это не британское и не фран­цузское агентства.

Отсюда понятно, что национальными агентствами можно счи­тать те, в деятельности которых одна из циркулирующих «плоско­стей» имеет выраженный национальный характер: их информация может быть востребована во многих государствах, но это новости о жизни «страны пребывания» агентства. А подписчики этого агентства внутри родной страны получают от него информацию из разных регионов мира. По этому критерию все три основных рос­сийских агентства можно было бы назвать национальными. Одна­ко, с нашей точки зрения, дело обстоит несколько сложнее.

Обратим внимание на то, что информация этих трех агентств о событиях на постсоветском пространстве востребована не только в России. Штаб-квартиры этих агентств находятся в Москве, од­нако весьма часто из их сообщений жители Киева или Кишинева узнают о событиях в Казахстане, а потребители новостей в Ташкен­те и Ереване — о событиях на Украине. Это означает, что циркуля­ция их новостей охватывает значительную часть постсоветского пространства (в меньшей степени это касается стран Прибалтики и Грузии).

Аналогичное явление можно заметить в деятельности агентства Пренса Латина — оно функционирует как латиноамериканское. О событиях в Латинской Америке из его сообщений узнают по всему миру, а в Латинской Америке — о событиях за ее пределами. Но важно то, что одновременно потребители информации внутри этого региона узнают о его жизни тоже из новостей этого агент­ства. То есть это агентство осуществляет коммуникационную связь внутри региона — о событиях в Перу из его сообщений узнают жи­тели Гватемалы, а о новостях Бразилии — подписчики в Мексике.

Точно такую же коммуникационную связь внутри Юго-Восточной Азии осуществляет китайское агентство Синьхуа. И каким бы огромным ни был штат его корреспондентов, сколько бы кор­пунктов оно ни имело, все же в Мадриде из его сообщений будут узнавать о новостях Китая, а вот в Джакарте — о событиях не только в Китае, но, например, и в Лаосе.

Таким образом, по критерию ареала циркуляции, учитывая установление внутрирегиональных межстрановых коммуникаций, мы можем выделить еще один тип агентств. Его можно было бы назвать межрегиональным, если бы в России слово «регионы» не стало употребляться в качестве синонима «провинции». Имея в виду регионы мира — постсоветское пространство, Латинскую Америку или Юго-Восточную Азию — уместнее было бы остановиться на определении таких агентств, как межгосударственных. Например, в сентябре 1996 г. решением Совета глав государств СНГ Интер­факсу был предоставлен статус межгосударственного агентства стран СНГ. Было официально принято решение о том, что этому независимому агентству — как имеющему самое широкое предста­вительство во всех странах СНГ — отводится роль уполномочен­ного распространителя информации о событиях в странах Содру­жества, деятельности исполнительных органов СНГ Однако на практике информация о странах Содружества распространялась и другими агентствами. Вероятно, присвоение статуса «межгосудар­ственного агентства» требует решений на государственном уровне ( как было в случае Интерфакса), однако другой случай, когда бы ряд государств присваивал такой статус информационному агент­ству, нам неизвестен. Если отводить «межгосударственному агент­ству» условную роль термина, то с этим можно было бы согласить­ся, не претендуя на официальный статус.

Для того, чтобы лучше понять ситуацию с распространением новостей информагентств в разных странах и попробовать, опира­ясь на конкретную практику, выделить мировые и межгосудар­ственные агентства, мы обратились к профессиональным журна­листам, живущим в трех странах, — Дании, Канаде и Израиле, с такими вопросами:

1. Какие источники обычно использует пресса вашей страны (как печатная, так и электронная) в сообщениях из России и из стран постсоветского пространства? Ссылаются ли они на ТАСС, Ин­терфакс, РИА Новости?

2. Случалось ли, чтобы СМИ вашей страны цитировали россий­ские информагентства в сообщениях из стран, не входящих в пост­советское пространство?

3. Какие агентства чаще всего цитируют СМИ вашей страны в сообщениях о событиях в Америке, а также в «дальних странах» — Европе, Латинской Америке, Африке?

Ответ из Дании8:

«Основные источники — собственные корреспонденты, нацио­нальное агентство Ритсаус Бюро, а также АП, Рейтер и АФП. Пресса ссылается и на российские агентства, однако, как правило, для того, чтобы процитировать российского ньюсмейкера, который ей менее доступен, или показать позицию российских властей.

Ссылается, конечно, и в случаях, когда российские агентства со­общают о том или ином событии первыми, или обладают эксклю­зивом. Что касается оценок и комментариев, то здесь приоритет отдается собственным авторам или западным агентствам.

Датские СМИ цитируют российские информагентства, когда они (агентства) либо оказываются первыми, либо обладают экс­клюзивом. Кроме того, цитируемость зависит от отношений того или иного западного СМИ с тем или иным российским агент­ством. Например, если некая газета является подписчиком ИТАР- ТАСС, то, конечно, она будет использовать его информацию и ци­тировать это агентство.

Основные источники в сообщениях из “дальних мест” — соб­ственные корреспонденты, национальное агентство Ритсаус Бюро, а также АП, Рейтер и АФП.

Могу добавить, что примерно так же обстоит дело с использо­ванием российских информагентств во Франции и Румынии, где я провел много лет».

Ответ из Канады9:

«1. Поясню сначала, что понимаю под словами “канадская пресса”. Это — основные англоязычные СМИ, которые формиру­ют общественное мнение в стране и выражают взгляды тех, кто финансирует эти СМИ. Это государство (государственная телера­диокорпорация СВС) и небольшая группа владельцев частных ка­надских СМИ (4—5 крупных печатных изданий типа Globe and Mail, the National Post, the Montreal Gazette, the Ottawa Citizen и общенациональная телевизионная корпорация CTV). Они практи­чески никогда не ссылаются на российские информационные агентства. На то есть причины, объективные и субъективные, как то:

а)  цензура в разных формах и проявлениях — отбор новостей по России тщательно контролируется и фильтруется на разных уров­нях, начиная с того, кто непосредственно готовит новость (самоцензура) и заканчивая главным выпускающим или главным редак­тором (формальная цензура). К сожалению, Канада рассматривала и рассматривает Россию как потенциальную угрозу, а не потенци­ального партнера. Освещение событий в России призвано обеспе­чивать этот политический курс, который, по большому счету, фак­тически не изменился со времен холодной войны;

б)  надежность источников информации — ссылки на российские информационные агентства будут означать, что эти источники ин­формации надежные и объективные. Это не вписывается в общую пропагандистскую канву освещения в Канаде работы российских СМИ: “Российские СМИ контролируются властью и потому не заслуживают доверия”;

с) минимальное освещение событий в России — потребностей в новостях о России и из России нет, а когда такая потребность возникает, используются, как правило, те, кто выступает против власти (интервью с представителями оппозиции и т.д.).

Для освещения событий в России используются сообщения собственных корреспондентов (несколько канадских) и корреспон­дентов других стран, чаще всего — агентство Ассошиэйтед пресс и ВВС.

2. Я никогда не сталкивался с тем, чтобы канадская пресса ци­тировала российские информагентства в сообщениях из стран, не входящих в постсоветское пространство.

3. Для освещения событий в “дальних местах” канадская пресса использует сообщения своих корреспондентов в США и других странах и корреспондентов ВВС, АП, Франс пресс (франкоязыч­ная канадская пресса)».

Ответ из Израиля10:

«Речь пойдет только о русскоязычной прессе. Русские газеты (“Вести”, “Новости недели”, “Секрет”, “Луч” и т.д.) постоянно ссылаются на Интерфакс, ИТАР-ТАСС и РИА Новости.

То же самое можно сказать и об электронных СМИ. Из постсо­ветского пространства чаще всего публикуются новости из Украи­ны, Белоруссии, Молдавии, которые в основном берутся из мест­ных газет.

По поводу событий в США, Европе или Латинской Америке израильская русскоязычная пресса чаще всего пользуется данны­ми телеканала RTVi, так как на этом русском канале работают многие бывшие сотрудники израильского (русского) ТВ.

Кроме того, используется информация Би-Би-Си и ряда евро­пейских телеканалов (в основном немецких)».

Таким образом, мы видим, что при всей неодинаковости ситуа­ций в разных странах достаточно четко выделяется круг мировых информационных агентств, информация которых востребована по всему миру. И точно так же можно очертить круг межгосударствен­ных и национальных агентств.

Установив три вида агентств по критерию значимости (масшта­бу влияния) — мировые, межгосударственные и национальные, — мы с очевидностью выделяем еще один, местное информационное агентство. Здесь имеются в виду агентства, ареал сбора, распро­странения, циркуляции информации которых не выходит за пре­делы двух-трех соседних областей (краев), одной области, города или даже района. На их лентах мы можем найти новости со ссыл­кой на мировые, межгосударственные или национальные агент­ства, но «изюминкой» их контента будут, конечно, сугубо местные новости. Собственно именно интерес жителей (области, города, района) к местной информации и является причиной возникнове­ния таких агентств и основанием для их существования. При этом от местных агентств было бы некорректным требовать большого объема информации, высокой оперативности и непрерывности потока сообщений.

Попытаемся согласно выделенным критериям проанализиро­вать типологию, например, российского информационного агент­ства ИТАР — ТАСС. Оно выполняет функции поиска, сбора, об­работки, распространения и хранения информации. Основой его контента являются новости (хотя под эгидой агентства даже жур­нал существует); на его ленте немало эксклюзивных новостей, они распространяются оперативно (хотя и проигрывают в этом двум российским конкурентам), непрерывно, их общее количество до­статочно велико — несколько сотен в сутки. Таким образом, мы приходим к выводу, что это — действительно информационное агентство. По форме собственности — государственное. По целе­вому назначению оно имеет характер универсального, по ареалу циркуляции — межгосударственное (поскольку его сообщения, на­пример из Минска, используются казахской прессой, но его ново­сти, переданные из Дели, едва ли будут востребованы в Париже).

Подчеркнем, что такая типологическая констатация не являет­ся исчерпывающей при описании конкретного агентства. Многие из них имеют различные специфические особенности (профиль), которые выходят за рамки данного типологического анализа. Из суммы многих черт и складывается оригинальное лицо каждого ин­формационного агентства. В этом ракурсе здесь можно учитывать такие профильные особенности, как количество корреспондентов в стране и за рубежом, наличие дополнительных опций — фото и видео, наличие своего телеканала, степень мультимедийности, цитируемость в других СМИ, бизнес-модели, маркетинговую поли­тику и многое другое.

Предложенный подход к типологизации информационных агентств не имеет качественного оттенка, то есть не определяет профессиональный уровень контента — возможно существование достаточно слабого межгосударственного или национального агентства, которое по качественным параметрам проигрывает не­коему превосходному местному информагентству, работающему только в пределах одной области. При всех различиях — каче­ственных, родовидовых, профильных — для российских информа­ционных агентств актуальны общие проблемы. Траектории их раз­вития близки, и среди них следующие:

• гармоничное сочетание мировых профессиональных стандар­тов и национальных особенностей восприятия медиаконтента;

• поиск баланса между мировой, федеральной и региональны­ми повестками; между тематическими профилями — политикой, деловой информацией и социокультурными новостями, а также развлекательной информацией;

• разрешение противоречия между компонентами бизнес-мо­делей и разработка новых моделей;

• поиск решения проблемы «бесплатного контента» и «мусорос­борников»;

• выход на мировой рынок информации.

Российская система информационных агентств претерпела ра­дикальные изменения и динамично развивается. До сих пор ей удавалось решать очень сложные задачи, набирать профессио­нальный опыт и запас прочности, что проявило себя в трудные дни кризиса. Информационные агентства располагают достаточ­ными ресурсами для решения и других задач.

Примечания 

1 Только в последние годы — с выделением сайтов агентств в качестве само­стоятельных структурных подразделений, с распространением бесплатного но­востного контента в Интернете, с развитием услуг мобильной телефонии — неко­торые продукты информационных агентств стали предметом прямого доступа для широкой аудитории.

2 Справедливость требует признать, что декларируемые принципы, считающиеся общепринятыми профессиональными нормами, далеко не всегда соблюдаются самими ведущими мировыми службами новостей. «Новостной дискурс» активно обсуждается в научной и профессиональной среде.

3 Понятие описывает структуру доходов и расходов.

4 Закон РФ «О средствах массовой информации». Ст. 23.

5 Отчет Счетной палаты РФ. Результаты проверки ИТАР-ТАСС. Режим доступа: http://www.budgetrf.ra/Publications/Schpalata/2004/ACH200703032305/ACH200703032305_p_002.htm#HL_3. Другие данные отсутствуют.

6 Данные официального сайта агентства Синьхуа по состоянию на 22 января 2012 г.

7 Данные официального сайта агентства Рейтер по состоянию на 20 января 2012 г.

8 Автор ответа — корреспондент ИТАР-ТАСС в Дании Николай Морозов (Ко­пенгаген).

9 Автор ответа — российский и канадский журналист Вадим Фотинов (Оттава).

10 Автор ответа — израильский писатель и публицист Александр Шойхет (Тель- Авив).

Библиография

Бакулев Г.П. Массовая коммуникация: Западные теории и концепции. 2-е изд. М.: Аспект Пресс, 2010.

Бриггз А., Кобли П. Медиа. М., 2005.

Вартанова Е.Л. Современная медиаструктура // Средства массовой информации постсоветской России. М., 2002.

Вартанова Е.Л. Теория СМИ: Актуальные вопросы. М.: Интегрум, 2009.

Ворошилов В.В. Журналистика. СПб., 2001.

Землянова Л.М. Коммуникативистика и средства информации. Англо­русский толковый словарь концепций и терминов. М., 2004.

Землянова Л.М. Гуманитарная миссия современной глобализирующейся журналистики. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2010.

Иваницкий В.Л. Модернизация журналистики: методологический этюд. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2010.

Кириллова Н.Б. Медиасреда российской модернизации. М.: Академи­ческий проект, 2005.

Орлова В.В. Глобальные телесети новостей на информационном рынке. М.: РИП-холдинг, 2003.

Основы медиабизнеса / под ред. Е.Л. Вартановой. М.: Аспект Пресс, 2009.

Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. М., 2007.

Сапунов В.И. Зарубежные информационные агентства. СПб., 2006.

СМИ в меняющейся России / под ред. Е.Л. Вартановой. М.: Аспект Пресс, 2010.

Средства массовой информации России / под ред. Я.Н. Засурского. М.: Аспект Пресс, 2010.

Фролова Т.И. Информационные агентства // Средства массовой ин­формации России: Учеб. пособие для вузов / под ред. Я.Н. Засурского. М., 2010.

Чимаров С.Ю., Ярошевский С.С. Теория и практика массовой информа­ции: Словарь-справочник. СПб., 2005.

Шкондин М.В. Периодическая печать: системные основы типологии // Типология периодической печати / под ред. М.В. Шкондина, Л.H. Реснянской. М. 2009.

Шкондин М.В. Системные характеристики СМИ // Средства массовой информации России: Учеб. пособие для вузов. / под ред. Я.Н. Засурско­го. М., 2010.

Boyd-Barrett О., Rantanen Т. (eds.) (1998) The Globalization of News. London: Sage.

Rantanen Т., Vartanova E. (1995) News Agencies in Post-Communist Russia: From State Monopoly to State Dominance. European Journal of Communication 10 (2).


Поступила в редакцию 26.10.2012



Библиография: