Американская мечта в канун 2013 года

Скачать статью
Засурский Я.Н.

профессор, доктор филологических наук, зав. кафедрой истории зарубежной журналистики и литературы, президент факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: yzassoursky@gmail.com

Раздел: Колонка редактора

---

Ключевые слова: американская мечта, колонка редактора

Второй год подряд американцы, ожидая новый год, заду­мываются над будущим своей страны с опасениями по поводу осуществления своих чаяний. В прошлом году статью на эту тему опубликовал известный американский политолог Збиг­нев Бжезинский, который признал, что Америка перестала быть единоличным лидером мира и что появились другие страны, которые соперничают с Соединенными Штатами. Он, правда, оговорился, что на освободившееся место лидера претендуют многие, но место это пока пустует. Таким образом Бжезинский выразил свои опасения по поводу позиции США, признавая, что однополюсный мир ушел в прошлое, и не ре­шился предсказать, кто будет на новых полюсах международ­ной политики.

«Кто украл американскую мечту» — именно так и значи­тельно острее сформулировал эту проблему журналист Хе­дрик Смит — книга, написанная им и изданная в 2012 году, — уже одним своим названием «Кто украл американскую мечту» вызывает тревогу, заставившую американского писателя-пуб- лициста выступить накануне нового года с таким предостере­жением. Книга называется «Кто украл американскую мечту», — ту мечту, которая и является национальной американской идеей. В этой книге автор анализирует изменения в развитии американского общества, американской экономики, американ­ского сознания. Его беспокоит современное состояние Соеди­ненных Штатов и он выступает как очень вдумчивый аналитик.

Хедрик Смит прославился как знаток России, он опубликовал в 1970-е гг. книгу «Русские», где дал свою версию развития Советского Союза и Российского государства, — весьма кри­тическую, но заинтересованную и основанную на достаточно хорошем и часто глубоком понимании процессов, которые происходили в СССР. Эта книга хорошо использовалась в США теми, кто в условиях конфронтации двух великих держав — СССР и США — тем не менее видели важность развития Рос­сии. Книга, изданная в 1970-е Хедриком Смитом, была инте­ресна именно попыткой увидеть перспективы развития России и в связи с этим перспективы развития международного сооб­щества.

Книга «Кто украл американскую мечту» состоит из несколь­ких глав, имеющих очень значимые заголовки. Начинается она прологом «Вызов изнутри». В нем писатель предупреждает о тех трудностях и сложностях, которые сегодня одолевают мир, ссылаясь на британского историка Арнольда Тойнби и его книгу о развитии цивилизации и упадке разных династий в результате вызовов и ответов на эти вызовы. Изучив много­численные суждения по этому поводу, Хедрик Смит вместе с Тойнби говорит о том, что история цивилизации, ее развития и упадка зависит от динамики вызовов и ответов на них. Смит ссылается на 21 цивилизацию, которые сменились за послед­ние шесть тысячелетий. Тойнби считал, что судьба каждой ци­вилизации определялась ответом на вызовы, с которыми она сталкивалась.

Автор книги «Кто украл американскую мечту» видит, что в XX в. Америка столкнулась и преодолела вызов милитаризма, вы­зов мощных военных врагов — гитлеровской Германии, а по­том — продолжительный глобальный вызов со стороны совет­ского коммунизма. Развивая эту точку зрения, Хедрик Смит пишет, что «сегодня мы сталкиваемся со сложными и потенци­ально более опасными вызовами, — вызовами изнутри». «Как древний Рим, — утверждает Хедрик Смит, — мы находимся в опасности, которую несут нам противоречия, которые внутри наших стран, о которых писал и говорил Тойнби. Это те проти­воречия, которые внедрились в политическое тело, в душу на­шего общества».

Затем Хедрик Смит говорит о доме, который разделился на две Америки. «За последние десятилетия мы стали двумя Америками. Мы больше не одна большая американская семья, которая известна своим процветанием и разделяет также по­литическую и экономическую силу, как это было в десятилетия после Второй мировой войны». Сегодня, — утверждает Хедрик Смит, — нет общего врага, который объединяет нас как нацию, но нет и общего дела, как, скажем, укрепление Запада или по­лет на Луну, которое может вдохновить нас как народ. Мы се­годня страна, остро разделенная властью, деньгами и идео­логией. Наша политика стабилизируется, наши политические лидеры не в состоянии разрешить самые насущные проблемы. Этот постоянный конфликт заменил чувство общей цели и наше стремление ко всеобщему благополучию. Не только в Вашинг­тоне, но и по всей стране линии, которые разделяют нас, про­ходят глубоко, и они глубоко саморазрушителычы, если только мы не найдем путь к новому единству и консенсусу».

Следуя за этим утверждением, автор говорит о том слож­ном веянии, которое укоренилось в американской истории, — а эта история с первого года и до сегодняшнего дня является фокусом его исследования. Я хотел бы обратить внимание на сочетание критического анализа современного состояния Со­единенных Штатов и стремления найти новые пути для амери­канского развития. Особое место в книге занимает проблема политического раскола американского общества, которое ав­тор называет «неравной демократией». Эти критические заяв­ления отражают реальное понимание того кризиса, который переживает Америка, и автор видит этот кризис в пересече­нии политики и экономики, которые находятся в критической ситуации. Существенную роль в этом кризисе играют техноло­гии и глобализация. Автор стремится показать сложность си­туации, говоря о том, что «развилка на дороге» между идеала­ми и реальностью: «Америка, — утверждает он, — выходит на другую развилку: финансовый раскол, созданный развитием экономики, спровоцировал народное недовольство. <...> Се­годня две трети американцев гораздо больше, чем пару лет назад, говорят о том, что они видят сильные конфликты между богатыми и бедными, что экономика стала раскалываться по линиям расы, возраста или этнических групп».

«Порочный круг», — так называет Хедрик Смит развитие Америки в 1950—1970-е гг. Он утверждает, что новая экономи­ка, созданная в 1980—2000-е гг., противостоит этому пороч­ному кругу. Он с интересом относится к новой экономике, но предупреждает, что новая экономика не очень приятна и не очень ловка. «Она ударяет по нашей способности расти, в ко­торой мы раньше видели путь восстановления от американ­ского упадка, коллапса начала 2000-х годов, 2008 года». Он видит в этом порождение той слабости Соединенных Штатов, которая проявляется сегодня в регионах развития. Этот по­рочный круг американского экономического роста и благопо­лучия и процветания американского среднего класса — в рас­цвете среднего класса за следующие 30 лет после Второй мировой войны. Американские крупные компании платили вы­сокие зарплаты и получали хорошие доходы. Но десятки мил­лионов семей, имевших устойчивый доход, потратили его, вы­зывая быстрый рост потребностей, который является главной движущей силой американской экономики. Экспанция корпо­раций способствует полной занятости, вызывая порочный круг роста жизненных стандартов на следующем раунде.

Порочный круг американской экономики

«Наша новая экономика, динамика этого порочного круга была нарушена лишением рабочих их рабочих мест и установ­лением средней заработной платы, которая не удовлетворила население. Эта плоская шкала зарплаты была плоха не только для отдельны личностей, но и для всей экономики. Слабая зарплата ведет к слабому потреблению. Компании не разви­ваются и не нанимают новых рабочих, и как страна мы завязли в долгой болезненной безработице, в бесконечном противо­речии зарплаты и производства. Но поскольку так много об­щего в развитии американских служащих, — все это постави­ло ограничения на зарплаты среднего класса. А без большой потребности в потреблении экономика нации не может хоро­шо развиваться. Возникает кризисная политика. Вашингтон (имеется в виду американская администрация. — Я.З.) не мо­жет двигаться дальше, потому что он заморозился в дисфунк­циональном партийном противостоянии. Конечно, настоящее различие делит нас как народ. Это стало правдой, — американ­ский политический маятник качается по мере того, как партии борются за свою политику. Но нет признанного центра тяжести, а работа должна быть сделана.

Политические соперники, ресубликанцы и демократы, долж­ны были различаться. Но был некий консенсус — и те и другие развивали социальное страхование, социальную безопасность — никто не пытался ничего приватизировать. Республиканцы мог­ли сократить некоторые государственные программы, удер­жать бюджет больше, чем демократы, но они не готовы были демонтировать правительство и закрывать кабинеты отдель­ных министерств».

«Сегодня все обсуждается, все поддается дискуссиям. По­литический Вашингтон потерял привычку к компромиссу и веру в него». Ни одна проблема не была решена, — один Кон­гресс принял один закон, следующий пытается его отменить. Центром новой силовой борьбы стали кризис борьбы, полити­ческие ультиматумы и игра в партийные упреки. Но ставки слишком высоки. Непрерывное пребывание в состоянии кри­зиса и нахождение на грани падения — это время, когда нужно вспомнить слова Линкольна о том, что разделенный дом не может стоять. Вызов и ответ на него требуют искусства ком­промисса и вызываются новым состоянием ума — нужен свой план Маршалла для США.

Таким образом, Хедрик Смит видит необходимость в уста­новлении рабочих отношений между враждующими сторонами американского общества и американской экономики. В связи с этим он говорит, что перевод из США автомобильных заво­дов «Дженерал моторе» и «Форд», который должен был бы по­мочь экономике, не удался. Уже в начале 2012 г. три великих автомобильных гиганта планировали инвестировать несколь­ко миллиардов долларов, чтобы переоснастить американский автопром и обновить его планы развития. «Более широко го­воря, — утверждает автор, — рабочая сила в промышленности и в 2010—2011 годах использовала более 300 тыс. рабочих мест. Соединенные Штаты стали увеличивать объемы своей про­мышленной продукции. К 2012 г. преимущества Китая в деше­вой рабочей силе стали менее привлекательны для многих американских служащих. Недовольство профсоюзов и инфля­ция заработной платы в Китае, стагнация и упадок зарплат в Америке привели к тому, что большинство автомобильных компаний стало возвращать производство из Китая в Соеди­ненные Штаты. Более продуманные и ловкие моменты в поли­тике правительства могут укрепить этот тренд. При всем этом 25 тыс. рабочих мест вернулись в Соединенные Штаты за по­следние годы».

Далее Хедрик Смит обращается к персональной вовлечен­ности людей, лидеров, которые могли бы разрешить беды разделенной нации и двинуть народ на здоровое развитие. «Жизненные ингредиенты требуют более активного граждан­ского воздействия, и здесь необходима личная вовлеченность».

«Как говорил Тойнби, суровая опасность появляется тогда, когда многие живут вне цивилизации и больше не чувствуют себя частью этого общества, — это больше не имеет для них серьезного значения.

Массовое отчуждение и серьезные расколы появляются там, где народ перестает верить в то, что каждый важен как активный участник, что у каждого есть роль и голос в опреде­лении судьбы нации. У американцев есть резон для негатив­ного подхода. Печальная и трудная правда состоит в том, что американский народ сам стал частью проблемы, — цинизм, отчуждение и недовольство не могут двигать нас вперед. Перед нами стоят большие задачи».

Ссылаясь на деятельность “Движения Чаепития”, Хедрик Смит говорит, что оно показало путь к политической повестке Вашингтона. Но вместо того чтобы поддержать средний класс, выдвинуть его повестку дня, “Движение Чаепития” в конгрессе стало увеличивать сокращение налогов и политику, которая защищает корпоративные и финансовые интересы. Их страте­гия была в том, чтобы сокращать деньги на обучение студен­тов, детей среднего класса в колледжах, сокращать в связи с уходом на пенсию и сокращать затраты на здравоохранение для стареющих людей среднего класса. Эти программы, кото­рые должны были удержать семьи среднего класса в их домах, их-то и не поддерживали. “Движение Чаепития”, таким обра­зом, выдвинуло повестку дня, которая не отражала интересы среднего класса, и это неудивительно, потому что больше по­ловины из 60 членов “Движения Чаепития” в Палате Предста­вителей сами являются миллионерами со средней суммой доходов в 1,8 млн. Чему можно поучиться у “Движения Чаепи­тия”, так это тому, что энергия может изменить характер поли­тических дебатов в Вашингтоне и нарушить баланс власти.

Другой свежий элемент политической энергии пришел про­шлой осенью от движения «Оккьюпай Уолл-стрит», от демон­страций в Нью-Йорке и из тысячи других мест, — от Бостона до Портленда, Сент-Луиса и Лос-Анджелеса. Они озвучили свое послание, и за несколько недель движение «Оккупи­руй...» не только изменило публичный диалог по экономиче­скому вопросу, но и внедрило в американский политический лексикон живой твиттерный лозунг: «Мы — 99%», выступая в оппозиции, протестуя против 1% богатейших политиков и тех, кто делает политику.

«Чувствуя изменения в Америке, необходимо создать более широкое движение, которое имеет более глубокие корни, луч­ше организовано и более политически ясное в отношении ближайших задач. Конечно, первые явления американской по­литической весны выявились, и наша история показывает, что, если мобилизоваться, то мирный, но настойчивый, имеющий широкую базу бунт народа, тех, кто представляет народ на уровне слоя рабочих, может перехватить инициативу в борьбе и развить американскую мечту. Что нам требуется — это мощ­ный прорыв американцев из глубинки. Народ требует, чтобы Вашингтон выдвинул и принял аутентичную повестку среднего класса».

Так считает обеспокоенный кризисным состоянием амери­канского общества американский журналист Хедрик Смит. Это не очень веселая книга для новогоднего чтения, но она предупреждает американцев о трудностях, которые стоят пе­ред ними, и о необходимости учитывать интересы населения — тех, кто развивает и поддерживает американскую экономику.

Библиография: