Российская и французская версия газеты «Метро» о мигрантах

Скачать статью
Мякинченко П.Е.

выпускница факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова и факультета политологии Высшей школы социальных наук (Париж, Франция), студентка факультета европейских исследований Сорбонны (Sorbonne Novelle Paris 3), г. Москва, Россия

e-mail: darya_tsiliouric@mail.ra

Раздел: Зарубежная журналистика

Автор приводит результаты сравнительного исследования публикаций, связанных с иммигрантами, российской и французской версии газеты «Метро» с августа по декабрь 2010 года. Рассматриваются мнения медиаспециалистов и экспертов о роли журналистов в формировании ксенофобских настроений в обществе.

Ключевые слова: миграция, французская журналистика, российская журналистика

Ни один журналист в мире не признается в разжигании межна­циональной розни. Мы задались вопросом: кто или что формирует нетолерантное общественное мнение по отношению к иммигран­там? Роль СМИ в этом процессе довольно велика, и, судя по по­следним исследованиям, постоянно возрастает.

Журналист и медийный деятель являются одними из ключевых акторов в конструировании современных акций нетерпимости, конфликтов и насилия, уверен Валерий Тишков, известный рос­сийский этнолог1. Но именно журналисты, по его мнению, меньше всего осознают свою причастность к конструированию напряжен­ности, меньше всего страдают в конфликте и меньше всех несут ответственность за жертвы и ущерб.

В России при этом журналисты работают иначе, чем в других странах. И мы можем констатировать, что уровень профессиона­лизма не повышается. Поэтому важно разобраться, в чем причины журналистских ошибок и можно ли в будущем изменить ситуацию.

Данная статья рассматривает результаты контент-анализа всех статей о мигрантах российской и французской версий газеты «Метро» с августа по декабрь 2010 года. В этот период во Франции прави­тельство приняло решение выселять цыган, а в России произошли печально известные события на Манежной площади.

Анализировались статьи в целом по выработанной нами методи­ке по шести основным категориям: тематика публикации, герои, наличие мнения экспертов, наличие оценочности, форма предостав­ления информации и локализация сюжета. Всего было проанали­зировано 38 статей о мигрантах или миграции на французском языке и 29 статей на русском. Мы выявили конкретные характери­стики публикаций, которые через формирование негативного общественного мнения могут провоцировать вражду в отношении иммигрантов и другие проявления социальной напряженности в обществе.

Кроме того, мы провели экспертные интервью с непосред­ственно сталкивающимися с темой миграции журналистами и ре­дакторами разных российских и французских СМИ, с экспертами, исследователями и правозащитниками. Это позволило сделать до­полнительные выводы.

Отечественная версия газеты «Метро»

Газета «Метро» в России — типичный таблоид низкого каче­ства. Даже беглого взгляда на заголовки газеты достаточно, чтобы понять: главное для газеты — это дешевая сенсационность, сооб­щение о смертях, убийствах и прочем. В ней встречаются заголов­ки вроде «В Москве офицер до смерти избил кавказца», «Кавказцы не смогли познакомиться с москвичкой и ранили прохожего» и тд. В одной из статей («В Петербурге задержаны “рабовладельцы”, из­девавшиеся над гастарбайтером») приезжего, которого эксплуати­руют двое русских, дважды называют «несчастным».

Также среди публикаций мы нашли явно непроверенную ин­формацию, источником которой послужил слушатель «Русской службы новостей»: якобы кавказцы расстреляли русских на улице и скрылись (заметка «На Рязанском проспекте произошла круп­ная перестрелка»).

За исследуемый период российская газета «Метро» совершенно не интересовалась французскими событиями: ни одной статьи про цыган найти не удалось. Возможно, и к лучшему

Простого пролистывания французской версии газеты уже до­статочно, чтобы понять, что уровень политкорректности издания выше ее российского аналога. Так, цыган называют Roms, или les gens du voyage. Разумеется, это во многом связано с исторической традицией французов, в соответствии с которой этничности не су­ществует. В стране прав человека запрещено вести статистику пре­ступлений на почве межнациональной вражды и ненависти или помещать в газетах объявления вроде «сдам французской семье».

Результаты сравнительного анализа

Тематика публикаций газет сильно различается почти по всем пунктам. Можно констатировать, что французы гораздо чаще и больше обсуждают официальные документы и заявления полити­ков и чиновников. Это связано с журналистской традицией и осо­бенностями французской повестки дня.

Напротив, их российские коллеги сосредоточивают свое внима­ние на темах, больше всего, по их мнению, интересующих россий­скую публику: отношения с местным населением, трудоустройство мигрантов (34%), а также совершаемые ими преступления и быто­вые конфликты, в которых они были виноваты (33%). Однако ока­залось, что и «местные» нападают на мигрантов: об этом было две статьи (6,9%). Ни о преступности, ни о конфликтах, связанных с приезжими, французская газета не пишет, потому что придержи­вается принципов профессиональной этики.

Мы видим, что среди субъектов публикации французская газе­та очень часто упоминает политиков (в три раза чаще), экспертов, НКО (в восемь раз чаще), а также «государство как актора». Упо­минание НКО связано с развитостью гражданского общества в стране, т.е. акции организаций или их заявления являются для французских журналистов информационным поводом. Большое количество упоминаний других стран связано с общеевропейским пространством и количеством публикаций о других странах.

В то же время российскую версию газеты гораздо больше инте­ресуют сами мигранты, правоохранительные органы и обычные граждане.

Мы исходим из того, что профессионализм журналистов на­прямую связан с тем, все ли возможные точки зрения на проблему представлены в статье и присутствует ли мнение независимого эксперта. Во французской версии мнение экспертов приводится в 2,3 раза чаще, чем в российской. То есть в российской «Метро» только в каждой четвертой статье есть хоть какая-то альтернатив­ная позиция.

Что касается типа публикаций, в российской версии есть, кроме заметок, авторские колонки, но в три раза меньше репортажей и отсутствует такой жанр, как интервью с вопросами, которые были заданы читателями. В одном таком интервью в «Метро» один из французских имамов очень доступно объясняет позицию местных мусульман, т.е. отвечает на реально интересующие людей вопросы. Такие материалы привлекают читателей не меньше, чем отече­ственная дешевая сенсационность.

2012-6-24-27 (!).png

Наша основная, но при этом и самая спорная категория — это оценочность публикации, поскольку наличие или отсутствие признака определяет автор исследования исходя из собственного мне­ния. В результате анализа выяснилось, что условно «позитивных» статей по отношению к мигрантам во французской «Метро» в 2,7 раза больше, а негативных — меньше в 8,5 раза (!) При этом условная критика действий политиков и чиновников во Франции встречается в 6,5 раза чаще. Мы склонны относить это к беспри­страстности и качеству работы акул пера.

Юмора или сарказма в обеих газетах примерно одинаковое ко­личество: 15—17%. Газета «Метро» любит заигрывать с читателем, использовать фразеологизмы. При этом российская версия дает гораздо больше материалов «от первого лица», где, конечно, без иронии не обойтись.

О локализации сюжета можно сказать следующее. В обоих слу­чаях большинство публикаций касаются страны, где выходит изда­ние. При этом французская газета также пишет о других (44% слу­чаев), так как очень много новостей в исследуемый период было связано с осуждением международным сообществом происходя­щего во Франции. Поэтому получалось, что сюжет относился од­новременно и к местным событиям, и к международным.

Выводы

Благодаря проведенному анализу можно прийти к нескольким интересным выводам. Во-первых, бесплатная пресса Франции чаще и больше пишет о миграции, чем российская.

Тематика миграции во Франции больше интересует журнали­стов, а значит, и аудиторию. И дело здесь вовсе не только в том, что тема переселения цыган в течение двух месяцев не сходила с полос всех французских СМИ. Дело в том, что в целом эту тему обсуждают открыто и многосторонне.

Во французской версии газеты «Метро» в три раза больше ре­портажей. Это говорит о том, что непосредственные манифеста­ции или рейды, связанные с миграцией, вызывают у журналистов относительно большой интерес.

В целом более терпимое отношение населения к иммигрантам и соответствующее этому более лояльное освещение данных вопро­сов в прессе связаны с большей зрелостью гражданского общества и государственных институтов Франции, профессионализмом и чувством ответственности журналистов.

Рекомендации экспертов

«Время, когда журналисты могли повлиять на общественное мнение, давно закончилось. Главное для нас — дать информацию, которую было бы интересно читать, чтобы человек не уснул на первой строчке», — говорит Михаил Нешевец, редактор раздела «Россия» газеты «Метро». В идеале СМИ — это площадка для от­крытой общественной дискуссии. Но для того, чтобы журналисты могли задавать вопросы и решать проблемы, необходимо, чтобы была общественная потребность, считает Марина Королева, веду­щая «Эха Москвы». «Если такой потребности нет, нужно менять сложившиеся отношения между журналистом и обществом».

Откуда же берутся антимигрантские настроения некоторых от­ечественных СМИ? Исследователи склонны винить не только журналистов-ксенофобов, но и «мобилизационный» политический фон страны, желание политиков канализировать возмущение об­щества действиями властей против мигрантов.

«Необходимо, чтобы власти подчеркивали, что миграция пози­тивна для страны, и не только в смысле приезда бывших соотече­ственников», — настаивает Анн де Танги, профессор университета Sciences Ро в Париже. Тогда журналисты, по ее мнению, не будут дезориентированы.

Все опрошенные нами эксперты сходятся во мнении, что журна­листы привыкли концентрироваться только на негативных ново­стях, редко анализируя тенденции и феномены. Здесь стоить отме­тить, что слово «мигрант» приобрело негативную окраску только в 2005 году. «Мигрант», или «иногородний», сейчас не только вос­принимается как «чужак», но однозначно ассоциируется с «нерус­ским». Александр Верховский, директор центра «Сова», говорит, что идея «от мигрантов все зло» настолько общая, что ее никто и не стесняется, это мейнстрим, а не маргинальное высказывание.

Понятно, что аудитория может с недоверием относиться к мате­риалам, которые в корне расходятся с личным опытом и внутрен­ними установками человека. Но «если мы постоянно преподносим информацию под определенным углом, безусловно, это может из­менить представления читателей», — считает Анн Коллан, редак­тор раздела «Общество» веб-сайта журнала “Le Nouvel Observateur”. По мнению Марины Королевой, СМИ только приобретет рейтинг, если пойдет против негативных стереотипных установок, потому что публику всегда привлекает конфликт и мнение несогласного.

Жанна Зайончковская, заведующая лабораторией анализа и про­гнозирования миграции ИНП РАН, считает, СМИ очень редко, практически никогда не напоминают о российской исторической традиции, которая заключается в том, что Россия всегда была мультикультурным государством, пристанищем для всякого рода бе­женцев. «Вовсе неверно, что позитивные статьи о мигрантах будут претить отечественному читателю, потому что сочувствие свой­ственно русскому человеку. Наш народ лучше, чем думают о нем СМИ». И сейчас было бы очень важно показывать людям, почему мигранты необходимы. Особенно молодежной аудитории, добав­ляет эксперт.

Большинство опрошенных нами журналистов считают, что их коллеги освещают вопросы иммиграции в полном объеме. Экс­перты не согласны, они склонны указывать на поверхностность большинства материалов, потому что на разработку сложных сю­жетов нет ни времени, ни желания. Кроме того, материалы о жиз­ненной истории отдельно взятого человека редко публикуют.

Отечественные акулы пера, разумеется, предпочитают не брать на себя ответственность за ухудшение межнациональных отноше­ний в стране. При этом исследователи обвиняют журналистов в усу­гублении стереотипов, цитировании ксенофобных высказываний без размежевания позиции спикера и автора статьи или издания и в вольной трактовке цифр и комментариев.

На основании нашего исследования можно дать некоторые до­полнительные рекомендации журналистам:

— меньше писать о преступности и проблемах миграции, выров­нять уровень освещения плохого и хорошего, с ними связанного;

— аккуратнее работать с данными и цифрами, более активно при­влекать мнения экспертов;

— способствовать развитию в стране гражданского общества за счет поддержки инициатив некоммерческих организаций;

— привлекать к профессии журналистов разных национально­стей;

— высвободиться от самоцензуры, осознать роль «приезжих» в обществе;

— инициировать открытый диалог в обществе, дать возмож­ность высказаться всем участникам споров (кроме, конечно, экс­тремистов).

Желание общества

Конечно, французские журналисты, институты гражданского об­щества и политики неидеальны. При этом мы видим, что СМИ пред­почитают отдавать себе отчет в ответственности перед обществом. Французы стараются дать слово всем заинтересованным сторонам, в том числе экспертам из числа исследователей и представителей НКО. В результате анализа статей, исследования французской журналистики и опроса экспертов выяснилось, что в целом они освещают вопросы миграции более качественно, объективно и не­предвзято, во многом благодаря врожденной политкорректности.

В идеале СМИ дорожат своей репутацией и обеспечивают про­фессиональный, интеллигентный диалог между различными об­щественными силами, а не разжигают конфликты.

Что касается политиков, они сейчас черпают информацию из тех же СМИ. И порой, при отсутствии понятного посыла от власть имущих, ретранслируют неверные цифры и оценки. Получается, что искаженная информация ходит по кругу с тенденцией усугуб­ления.

К сожалению, уровень толерантности большинства журнали­стов отражает уровень толерантности в обществе. «В стране царят абсолютная инертность населения и конформизм. Серьезно никто проблемы не обсуждает», — считает Михаил Нешевец. Но журна­лист с гражданской позицией все-таки должен быть выше обыва­тельских представлений о мигрантах.

Известно, что интегрировать столь ненавистных многим ми­грантов может только само общество. Для этого оно сначала должно захотеть их интегрировать. Разбудить в людях желание узнать правду о мигрантах и просто по-человечески к ним относиться, раз уж они нам необходимы, — в этом и заключается роль журна­листов, которым не безразлично, как наше слово отзовется и по­влияет на жизнь.

Примечания

См.: Тишков В.А. СМИ и ксенофобия // Этножурнал. 2005. 14 янв. Режим доступа: http://www.ethnonet.ru/lib/1612-04.html (дата обращения: 05.05.2011).


Поступила в редакцию 18.05.2012


Библиография: