Общественное достояние и стратегия развития информационного общества

Скачать статью
Засурский И.И.

заведующий кафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: zassoursky@gmail.com

Раздел: Теория журналистики и СМИ

Статья содержит новые методы оценки богатства информационного общества, посвящена вопросам законодательного регулирования режима об­щественного достояния, внедрению лицензий Creative Commons в России и со­держит конкретные идеи и предложения по выработке практических шагов и стратегии содействия развитию информационного общества в контексте реальной ситуации в России в 2012 году с использованием предлагаемой ме­тодологии.

Ключевые слова: информационное общество, лицензии «Криэйтив коммонс», общественное достояние, знание

«Наши рынки, наша демократия, наши тради­ции свободы слова и все наше искусство опирают­ся на общественное достояние, состоящее из про­изведений в свободном доступе, в гораздо большей степени, чем на защищенные правами собствен­ности работы. Общественное достояние — это не какие-то крохи, остающиеся после того, как все хорошее подпадает под действие прав собственности. Общественное достояние — то место, где до­бываются кирпичи, из которых построена наша культура. В действительности оно представляет со­бой большую часть нашей культуры».

Джеймс Бойл (Boyle, 2008)

Таким эпиграфом открывается манифест «Общественное досто­яние» Пиратской партии1 — документ, в котором дается не только определение этого термина (которое можно найти в оплоте ОД — Википедии), однако если в статье описывается реальное положе­ние дел, то в манифесте расставляются акценты в плане ценностей.

Тема ОД является одной из самых «горячих» среди интернет-экспертов сегодня, но по-прежнему мало обсуждается среди зако­нодателей и чиновников. Редким исключением среди них является Дмитрий Медведев, который своим поручением после встречи с ин­тернетчиками весной 2011 года инициировал введение поправок в законы РФ (процесс обсуждения которых увяз в администрации). 

Важнейшими на сегодняшний день исследованиями являются обзорное исследование по авторскому праву и смежным правам и общественному достоянию, подготовленное Северин Дюсолье2, профессором Намюрского университета под эгидой комиссии по развитию и интеллектуальной собственности ВОИС, а также российское исследование, подготовленное Ассоциацией интернет-издателей и специалистами факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова «Авторские права и общественное достояние: экономические модели и баланс интересов в интернете»3, опубли­кованное в 2011 году. Есть и другая литература по теме (Кобляков, Мартьянова, 2001; Иванов, 2005; Кондрушенко, 2007), однако в данной статье я хотел бы сделать шаг в сторону и посмотреть на проблему по-новому, в практическом ключе, в контексте стра­тегии развития информационного общества в России. 

Богатство информационного общества: что это?

В обществознании редко используются формулы. Язык матема­тики, дающий иллюзию точного знания, часто применяется в экомике и социологии, позволяя технократам из числа управляющих социальными системами демонстрировать, что их расчеты базиру­ются на точных выкладках. Между тем значительная часть формул — это иллюстрация тезисов, гипотез и дискуссий. Сторонники про­грессивных идей в таких спорах часто выглядят оторванными от Земли мечтателями, в то время как экономисты, предлагающие раздать сотни миллиардов банкам, — реалисты. Поэтому для ил­люстрации своего главного тезиса я выбираю формулу, которую не считаю аксиомой (она открыта для дискуссий и обсуждений, ее несложно оспорить), но она хотя бы позволяет выразить некото­рую гипотезу в доступной многим форме и проследить, к каким выводам она нас приведет. Выводы вы найдете в конце статьи, причем выводы простые и полезные при выработке государствен­ной политики. 

Итак, я предлагаю формулу богатства информационного обще­ства, которая пока что свободна от расчетов, которые делаются, например, по ВНП и ВВП, свидетельствующих о развитии инду­стриального общества и исключающих из картины деградацию среды обитания и цену утилизации отходов, влияние на климат и общие ресурсы (вода, воздух, земля). ВНП и ВВП исключают скры­тую стоимость «экономики производителей», но тем не менее поль­зуются доверием правительств в России и в мире. Впрочем, эта фор­мула уже проверена на десятке конференций, где умнейшие люди России не стали подвергать ее сомнению (но только теперь вво­дится в научный оборот). Вот она: 

Богатство информационного общества равно сумме знаний (под которыми понимается информация во всех ее формах, включая на­учные и художественные произведения, образы и метафоры), помно­женной на доступ в квадрате, или $i = Knowledge х Speed х Access.

Примечательно, что в результате влияния технологий социаль­ных сетей польза от всей этой информации растет в геометриче­ской прогрессии в зависимости от того, какое количество людей может ею пользоваться. Ведь люди также могут коллективно рабо­тать над уточнением и развитием доступного знания, что с успехом продемонстрировала Википедия и другие современные интернет-ресурсы. Одним из важнейших параметров доступа является ско­рость обращения, или циркуляции, знания, которая зависит от его внутренней связности (интеграции в другие источники и контек­сты). Поэтому в дальнейших расчетах доступ через интерактивные системы (вроде Интернета и тех же социальных сетей) следует счи­тать более качественным, чем доступ к носителям информации (дискам и книжкам). 

Другим определяющим параметром является уровень развития информационной экономики (инфраструктуры публикации и по­требления информации). Третьим определяющим параметром яв­ляется то, насколько легок доступ к информации, в том числе — правовой режим, в котором находятся эти знания (в идеале «общественное достояние»). Плюс уже упомянутые выше техноло­гии «шэринга» (от английского share — делиться), которые позво­ляют мгновенно распространять информацию по соцсетям. 

Что это значит на практике? 

Богатство в информационном обществе — это инфраструктура знания и сила личности, имеющей возможность легкого доступа к информации и способной в полной мере ее использовать. Когда говорят об участии государства в развитии сети Интернет и его вкладе в развитие общества знания, обычно имеют в виду техническую инфраструктуру сети, расширение каналов доступа, в то время как по отношению к правовой составляющей (порой — справедли­во) господствуют негативные ожидания. 

Мы все еще слабо представляем себе, как функционирует ин­формационное общество и каким будет общество знания, не мо­жем в полной мере описать его ни как систему рынков, ни как экосистему. Все это нуждается в подробном и детализированном исследовании, ориентированном на увеличение общественного блага (и в этом тоже — роль государства). Нам трудно представить себе, как именно будет работать коллективное сознание человече­ства в новых условиях, но оно уже здесь. Сегодня у национальных государств есть шанс сделать решительный вклад в его формирова­ние. Ведь на уровне стран для развития общества знания можно сделать очень и очень многое, и уже понятно, с чего следует начать.

Программы развития информационного общества 

Подобно тому, как большая часть индустриальных грантов должна идти на повышение эффективности и снижение экологи­ческого вреда производств, программа по развитию информаци­онного общества должна быть четко сфокусирована на умножении информационного богатства общества, которое создаст платформу для дальнейшего, пока не вполне предсказуемого, развития нашей цивилизации под влиянием информационно-коммуникационной революции. Это, к примеру, позволит заложить фундамент для но­вой волны экономического роста и социального развития, не со­пряженной с увеличением количества потребляемых природных ресурсов, — чего стоит снижение потребности в транспорте и бу­маге и связанное с этим повышение производительности.
По мере увеличения объема сферы общественного достояния парадоксальным образом станет более жизнеспособной и эконо­мика коммерческого сектора, потому что потребность в узкой спе­циализированной информации из платных источников может воз­никнуть только в контексте большой и «богатой» информационной системы с открытым доступом к знанию. Мало кто готов платить за информацию общего характера, но трудно отрицать, что полу­чение отдельных, специализированных информационных объек­тов мотивирует к их покупке по хорошей цене. 

По мере роста знания, доступного обществу без ограничений и оплаты, потребность в «пиратском» получении информации будет снижаться, а запросы людей будут становиться все более точными, специальными, — и люди будут с большей готовностью платить. Причем в новой экономике авторы будут получать больше — за счет снижения роли посредников. 

Развитие общества знания открывает многие, подчас неожи­данные возможности и в области международного сотрудничества. В частности, выкуп полных прав на переводы произведений тех или иных авторов на национальных языках с последующей публи­кацией авторизованных произведений в открытом доступе. При этом речь идет как о научных, популярных и публицистических, так и обо всех прочих типах произведений, которые могут обретать «свободу» при переходе в другой язык, — ведь в большей части случаев можно найти схему, при которой это будет происходить не в ущерб законным правообладателям, а пойдет в плюс.

Расширяя пространство знания за счет внедрения режима об­щественного достояния и поощрения перемещения в него класси­ческих, востребованных, «потерянных», спорных и исторически значимых произведений можно сделать решительный вклад в ста­новление и благосостояние информационного общества. Это позво­лит радикально увеличить количество знания, доступного людям бесплатно, убрать препятствия на пути доступа к информации и радикально снизить цифровое неравенство. Этого можно добиться, в частности, через развитие открытых цифровых библиотек в на­циональном и международном масштабе. 

Развитие сферы общественного достояния

Существует масса способов увеличения суммы доступных об­ществу знаний и скорости их обращения. К ним относятся под­держка научной работы и междисциплинарных исследований, поддержка научных электронных журналов, выкуп с передачей в общественное достояние прав на важнейшие произведения из не­давнего культурного наследия, инвестиции в создание националь­ных электронных библиотек и цифровых архивов. Важно подчерк­нуть, однако, что не следует ограничиваться созданием новых отдельных ресурсов — баз знаний и энциклопедий. Открытость культурной и научной информации должна вовлекать в сотрудни­чество уже существующие интерактивные информационные систе­мы, которые работают в правовом режиме общественного достояния, например ту же Википедию. В данном случае противопоставление «государственного» и «общественного» может пойти только во вред. Роль государства здесь — создать прилив, который поднимет все лодки. 

У нашей страны особая судьба. Согласно официальной идеоло­гии СССР искусство принадлежало народу, — и по сей день многие произведения находятся в государственной собственности, хотя формально правами на них распоряжаются те или иные организа­ции. Передача в общественное достояние значительной части куль­турного наследия советской эпохи может стать огромным вкладом в развитие не только российского, но и мирового информацион­ного пространства. Разумеется, важным условием успеха подобной программы является выкуп авторских прав у авторов советской эпохи — с тем, чтобы они не чувствовали себя обманутыми и сами могли почувствовать плюсы от тех шагов, которые государство де­лает для развития общества знания. 

Разумеется, ситуация с советским культурным наследием уни­кальна. Делая его общественным достоянием, мы возвращаем его не только гражданам России, но всем бывшим гражданам СССР. Россия является правопреемником Советского Союза, и в этом смысле мы восстанавливаем справедливость: это наше общее насле­дие, пусть оно и дальше служит сближению и дружбе наших наро­дов. Однако вместе с тем мы делаем его доступным и всем людям нашей планеты. Не без умысла: мы хотели бы дать пример другим в надежде, что он окажется заразительным и другие страны также смогут сделать акцент на развитии сферы общественного достоя­ния, не ущемляя при этом права авторов. Говорят, что информа­ция хочет быть свободной, — пусть так и будет, и в этом отчасти состоит роль государства в XXI веке. 

Готовность и результативность участия в поддержании темати­ческих баз знания в открытом доступе (в том числе международ­ных — таких, как Википедия), должна стать главным из новых ин­дикаторов оценки эффективности Высшей школы, в первую очередь — исследовательских университетов, МГУ, СПбГУ, науч­ной и образовательной системы в целом. Это реальный шанс на модернизацию не только системы знания, но и самих учебных учреждений: в конце концов, какой критерий может быть более объективным для оценки работы ученого, чем вклад в повышение информированности и образованности общества, уточнения и проверки доступной людям информации и знаний. Как легче «втя­нуть» студента или аспиранта в мир науки, если не через ясное представление результата научной деятельности и осознания мис­сии — нести знания людям! 

Важнейшим условием облегчения доступа к знанию является рост уровня образования в обществе, достигаемый через введение в широкий общественный оборот знаний из разработок и лекцион­ных курсов преподавателей лучших ВУЗов страны (в первую оче­редь государственных), и собственно доступность знания. Послед­нее не банальность, а необходимость разработки и повсеместного внедрения новых технологий образования, которые позволяют де­лать обычные аудитории «умными» классами, в которых возможно внедрение новых технологий работы с информацией. Ведь скоро­сти передачи и обработки информации в наше время становятся все выше, а в аудиториях порой кажется, что время остановилось, как будто на дворе даже не двадцатый, а XIX век. 

Образовательные программы 

Одной из наиболее перспективных и политически, даже страте­гически обязательных мер по расширению доступа к знанию сле­дует считать раздачу мультимедийных «читалок», или айпадов, во всех школах и государственных вузах (поэтапно, начиная со стар­шеклассников). На момент выдачи учащимся они должны содер­жать максимальный объем необходимой учебной литературы и полную библиотеку книг из образовательной программы, а также давать доступ ко всему знанию, которое является общественным достоянием, ведь в XXI век. «Войну и мир» Толстого не нужно печа­тать, чтобы прочитать. А фильмы, снятые в СССР, не обязательно искать в интернете, чтобы посмотреть... 

Понятно, что сопротивление монополистов с рынка образова­тельной литературы будет яростным и безапелляционным, но они не смогут остановить прогресс, только задержат развитие нашей страны. В сфере знаний роль монополий так же деструктивна, как и в любой другой, — они так же тянут одеяло на себя. Государство не должно принимать их сторону, если политической задачей яв­ляется модернизация. 

Однако развитие общества знания в XXI веке не является уже исключительно прерогативой только системы образования. Эффект «информационной сверхпроводимости», достигнутый благодаря развитию современных технологий и информационной индустрии, делает соучастниками этого процесса всех и каждого. Поэтому для нас сегодня так важно не упустить шанс и придать реальное уско­рение этому процессу за счет тех сил и ресурсов, которые сосредо­точены в руках государства. 

Практические рекомендации

Очевидно, что огромное информационное пространство никогда нельзя будет взять под контроль или загнать в жесткие рамки. 

Сегодня часто говорят о таком способе влияния на происходя­щие процессы, как продвижение глобальных и локальных площа­док и сервисов и соответственно владение техническими рычагами (условно — Твиттер и Фейсбук все равно американские). Понятно, что они могут быть инструментами «цветных революций» за пре­делами США, но они также угрожают статус-кво и в Штатах. 

В то же время есть авторитетная вненациональная Википедия
и, скажем, российская Библиотека Мошкова, что только подтверж­дает относительность такого «технического» влияния страны про­исхождения. Ведь особенности функционирования новой инфор­мационной сети делают ее в целом не вполне управляемой, непредсказуемой, но могут способствовать большей прозрачности всех процессов. 

Любой запрет в Интернете приводит к появлению свободных (альтернативных/протестных/пиратскихи т.п.) площадок, восполняю­щих этот запрет. В полной мере избавиться от таких «черных зон» Интернета, как порнография, экстремизм и интеллектуальное пи­ратство, не представляется возможным в силу конфликта между различными юрисдикциями, которыми может жонглировать лю­бой интернет-издатель. 

Поэтому решением проблемы может быть только замещение, т.е. расширение «чистой» зоны знаний за счет максимального от­крытия доступа к культурной, научной, в целом просветительской информации из «чистых источников», по возможности бесплатно (это снижает влияние криминала). Польза от такой информации растет в геометрической прогрессии в зависимости от того, сколько людей имеет к ней доступ, так как каждый из них не только ее по­требитель, но и посредник, помогающий ей попасть в правильный контекст (в этом суть социальных медиа), т.е. расширяющий доступ и т.д. 

Если совсем упрощать — в информационном пространстве нужно повысить процент культурного и образовательного содер­жания, качественной информации, т.е. знаний, уменьшая тем са­мым концентрацию и востребованность того, что вызывает опасе­ния у глав государств, юристов и родителей. Для этого необходимо стимулировать производство и публикацию качественной инфор­мации и среди прочего вернуть здравый смысл в баланс интересов пользователей и правообладателей, чтобы снизить роль крими­нальных и силовых структур в новой среде. 

А это как раз задача, решаемая сегодня именно на уровне госу­дарства (государств). Что для этого нужно? 

Решение правовых вопросов: 

1. Модернизация национального и международного законода­тельства в сфере авторских прав — таким образом, чтобы макси­мально облегчить доступ к культурным ценностям. Любой автор будет готов получать меньше, но с большей гарантией, особенно если государство берется компенсировать (выкупить) права, вкла­дываться в распространение его произведений.
2. Выкуп государством прав на произведения искусства совет­ского периода и обеспечение максимально широкого бесплатного доступа к ним — это долг России как правопреемника СССР по от­ношению ко всем бывшим гражданам СССР во всех бывших рес­публиках.
3. Финансируемое за госсчет в сети должно быть бесплатно. Иначе зачем государство вкладывает деньги? 

Создание инфраструктуры 

1. Организация международного сотрудничества по переводу научных и культурных произведений на другие языки во всем мире, схемы выкупа прав у авторов для издания на национальных язы­ках, разработка механизмов компенсации стоимости перевода, создание издательских серий по учебной и научной литературе, культурным ценностям во всех видах, в том числе — бесплатных для потребителя.
2. Развитие открытых цифровых библиотек в национальном и международном масштабе со снятием всех барьеров на пути доступа к информации для преодоления цифрового неравенства как между социальными слоями, так и между различными регионами страны.
3. Грантовая поддержка культурных и научных проектов на микро- и макроуровне по модели Евросоюза: те, кто думает о революции, должны ее делать не на улицах, а в аудиториях и лабораториях — в науке и искусстве, добиваясь реальных результатов и способствуя поднятию страны на новый образовательный и культурный уро­вень. 

Примечания 

1 Манифест Пиратской партии «Общественное достояние». Режим доступа: http://wiki.pirate-party.ru/Манифест_%22Общественное_достояние%22

2 Дюсолье С. Обзорное исследование по авторскому праву и смежным правам и общественному достоянию, подготовлено Северин Дюсолье. Режим доступа: http://radocs.exdat.com/docs/index-218620.html 

3 Авторские права и общественное достояние: экономические модели и баланс интересов в Интернете. АИИ, ФЖ МГУ, Википедия, 2011. 

Библиография

Иванов Н. Общественное достояние как специальный правовой режим использования произведений // Интеллектуальная собственность. Автор­ское право и смежные права. 2005. № 2. 

Кобляков Н., Мартьянова Т. Общественное достояние как особый пра­вовой режим объектов авторского права // Интеллектуальная собствен­ность. Авторское право и смежные права. 2001. № 4. 

Кондрушенко А. Общественное достояние и свободное программное обеспечение // Патенты и лицензии. 2007. № 9. 

Boyle J. (2008) The Public Domain: Enclosing the Commons of the Mind. Yale Uni­versity Press. 

Поступила в редакцию 10.11.2011


Библиография: