СМИ среди средств социальной коммуникации

Скачать статью
Фомичёва И.Д.

доктор филологических наук, профессор кафедры социологии журналистики факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: fomicliira@gmail.com

Раздел: Теория журналистики и СМИ

В статье рассматриваются проблемы употребления основных понятий дисциплин, связанных с изучением журналистики/массовой коммуникации/медиа/СМИ. Привлечен ряд американских и западно-европейских источников, где рассматриваются определения и проблемы развития данных социальных явлений. Показаны сущностные особенности средств массовой информации и их положение в круге социальных коммуникаций как особой части массовых коммуникаций. Приведены примеры определения объекта и предмета ряда научных и учебных дисциплин.

Ключевые слова: коммуникация, массовая коммуникация, медиа, новые медиа, СМИ

Данная статья написана в русле дискуссий, идущих на нашем факультете по поводу того, чем мы занимаемся: каковы объекты и предмет наших специальных дисциплин. Автор обращается к практике употребления ключевых терминов, обозначающих со­циальные коммуникации и их виды, в ряде наиболее известных ра­бот на английском языке.

Разработка теории коммуникации, определение специфики ее видов подталкивается не только научными нуждами, но и сугубо практическими потребностями. Те, кто занимается продвижением идей и товаров, фигур и услуг, ежедневно решают, какими путями достигнуть нужную аудиторию (публику, потенциальных потреби­телей). К созданию единой теории коммуникации побуждает и появ­ление Интернета, который, будучи безграничной медийной средой, объединяет расширяющийся круг коммуникаций, изменчивых и часто перетекающих из одного вида в другой, и все это — «в одном ящике». Различать их — вопрос не досужий уже хотя бы потому, что этого требует разработка норм правового регулирования в этой среде. Не хотелось бы, чтобы, с одной стороны, оказалась ущем­ленной свобода, а с другой — размыта гражданская, профессиональная, юридическая ответственность участников информацион­ного обмена. Вид и мера ответственности прямо связаны с различением всевозможных видов коммуникации (ресурсы, отно­сящиеся к СМИ, и сайты типа «Одноклассники» не могут подчи­няться одним и тем же нормам).

В отечественном употреблении есть множество имен для ме­дийных объектов: периодика, пресса, коммуникация, массовая коммуникация, социальная коммуникация, массовые средства коммуникации, средства массовой коммуникации, средства мас­совой информации (СМИ), журнализм, журналистика, медиа, массмедиа, медиасфера, медийное пространство. Обратимся к основным: массовая коммуникация, медиа, СМИ, журналистика.

Массовая коммуникация

Относительно этого, казалось бы, давно употребляемого поня­тия, вопросов множество, начиная с того — единственное или множественное число применять к нему (и ко всему кругу соци­альных коммуникаций)? К ряду основополагающих трудов по об­щей теории коммуникации отнесу знаменитую работу середины прошлого века Г. Лассуэлла, которую зачастую цитируют как от­носящуюся только к массовой коммуникации. На самом же деле он предложил универсальную модель строения и формулу функций всех видов коммуникации. Заголовок его статьи включал термин “communication” (в единственном числе), а вся книга-хрестоматия, как и многие включенные в нее статьи, — “mass communications” (во множественном числе) (Mass Communications, 1960).

Обратимся к современной практике употребления термина. Учебник американского автора A. Бергера оперирует словосочета­нием “mass communication” (Berger, 2000). Его европейские коллеги также предпочитают употреблять единственное число — “mediated communication”, “media and communication” (A Handbook of Media and Communication Research, 2004). Это обязательно, когда речь идет о процессе обмена информацией. Но тем не менее широко употребляется и множественное число — «массовые коммуникации», когда речь идет о различных видах/типах/формах такого обмена.

Большинство западных авторов используют одну и ту же клас­сификацию видов коммуникации (интраперсональная, межлич­ностная, в малой группе, на уровне организации, массовая). Но точных определений и перечней видов этих коммуникаций обна­ружить не удается. Так, оксфордский словарь не дает определения для “mass communication”, отсылая к статьям “communication” и “mass media”. А среди видов/уровней коммуникации выделяет интраперсональный, интерперсональный, групповой, массовый и даже особый — экстраперсональный: с машинами, компьютерами. О массовой коммуникации сказано, что она включает сообщения, отправленные из массовых источников массовыми способами мас­совой аудитории1 (здесь можно поставить не один вопрос. — И.Ф.).

Л.М. Землянова обобщает выделенные в работах западных коммуникативистов особенности массовой коммуникации: массовость, демографическая (и социальная также! — И.Ф.) и рецептивная го­могенность аудитории; использование высокоскоростных и ре­продукционных средств связи и информации; быстрое распро­странение сообщений; относительно небольшая потребительская стоимость получаемой информации (Землянова, 2004: 194). К этому кругу коммуникаций нельзя относить только лишь те, что мы называем СМИ (печать, телевидение, радио и соответствующие ресурсы в Интернете). Придется добавить и иные разновидности массовой коммуникации: производство фильмов с их прокатом, создание и выпуск тиражированных продуктов поп-музыки, так называемую массовую литературу и др.

Есть нерешенные принципиальные вопросы с включением ви­дов коммуникации в массовые. Какой из признаков оказывается решающим: рассредоточенность аудитории? Дистанцированность ее от коммуникатора? Анонимность? Открытость канала, контен­та и границ аудитории? Распространение информации из единого центра? Чаще всего исходят из понимания массовой коммуника­ции как процесса распространения информации с применением технических средств из единого центра на численно большие рас­средоточенные аудитории. Но при этом включают, например, кино, не оговаривая, что там возможна и другая ситуация: когда аудитория не рассредоточена (кинотеатр). А театр, продающий би­леты анонимным покупателям, тоже в этом ряду?

Русско-английский словарь С. А. Кравченко вовсе стирает раз­ницу даже между основными видами коммуникации (массовой и межличностной): «коммуникация массовая — распространение информации с помощью технических средств»2. А как же межлич­ностная, например по телефону или в Интернете? Значит, дело не только в использовании технических средств?

Думается, что, выделяя разные виды коммуникации, в том чис­ле массовую, придется обратиться к совокупности признаков.

Медиа

Судя по зарубежной литературе, складывается тенденция упо­треблять во все более близком, едва ли не синонимичном термину «масовая коммуникация», значении понятие «медиа».

Круг явлений, относящихся к этому родовому понятию, есте­ственно, расширяется. Еще в 1994 г. американский учебник рас­сматривал как массмедиа газеты, журналы, радио, телевидение, тем самым сужая этот круг до того, что в русском языке принято назы­вать СМИ (Mass Media Research, 1994). А в 2010 г. в разделе “The Rise of Mass Меdia” («Становление массмедиа») фундаментального труда Д. Маквейла рассмотрены следующие явления: книга и биб­лиотека, печатные средства: газеты и то, что дала печатная пресса (пьесы, песни, трактаты, сериальные истории, поэмы, памфлеты, комиксы, отчеты, проспекты, карты, плакаты, листовки, стенные газеты и «многое другое»), а также кино (с разделением на фильмы и кинопрокат, многие виды распространения: по ТВ эфирному и кабельному, видео, ДВД в продаже и прокате, спутниковое ТВ и теперь через Интернет), вещание (радио и телевидение), Интернет. Здесь отмечено, что теперь в силу умножения вариантов для рас­пространения различных форм медиа через различные каналы стало еще труднее различать медиа. Происходит технологическая кон­вергенция (например, газеты стали доступны через Интернет), глобализация, интеграция различных национальных и глобальных медиа в одних издающих организациях. Автор считает, что сегодня нам уже не хватает привычного словаря (McQuail, 2010).

Оксфордский словарь, не раскрывая понятия “media”, отсылает к статье “mass media”3. O последних сообщается, что это средства коммуникации, “такие, как печать, радио и телевидение”. Далее отмечено появление со 2-й половины XIX в. целого ряда массмедиа: фотографии, кино, кабельного, потом беспроводного телегра­фа, фонографа, телефона, радио, телевидения. Массмедиа здесь определяются как большие организации, которые используют одну или множество технологий для коммуникации с большим ко­личеством людей (массовая коммуникация)4. То есть медиа пони­маются и как институты, и как технические средства/технологии (так же как, впрочем, и на русском языке).

Существует и куда более широкий объем понятия «медиа». К. Йенсен отмечает, что современные обществоведы, прежде всего Э. Гидденс, относят средства общения к фундаментальным состав­ляющим социальной системы наряду с человеческой деятельно­стью и социальной структурой. В таких широких теоретических рамках в круг медиа попадает и вербальный язык, и язык тела (A Handbook of Media and Communication Research, 2004: 3—4).

А. Бергер называет в кругу медиа газеты, журналы, книги, плака­ты, радио, ТВ, компьютеры,CD-ROMы, фотографию, кино, видео. А среди массмедиа называет радио, телевидение, кино, музыкаль­ное видео и «другие медиа» (Berger, 2000: 15, 276).

Судя по практике словоупотребления на том языке, где образо­вались интересующие нас понятия, ряд явлений, относящихся к медиа, шире ряда массмедиа, а ряд массмедиа шире, чем то, что мы называем СМИ. Поэтому, когда мы употребляем во всяческих сочетаниях корень «медиа» (медиаисследования, медиапрофессиона­лы, медиасфера, медиапсихология, медиасоциология и т.п.), необхо­димо уточнять, о каких конкретно средствах идет речь.

Как уже отмечено, слово «медиа» часто заменяет понятие комму­никации. Так, Д. Маккуэйл, озаглавливая вот уже шестое издание своего фундаментального труда как “Mass communication theory” (McQuail, 2010), в большинстве разделов оперирует понятием «ме­диа», говоря о становлении массмедиа, о теории медиа, о медиа­экономике, медиаорганизации и т.п. Понятия «массовые коммуни­кации» и «медиа» в этих контекстах употребляются как синонимы. Вместе с тем, характеризуя объекты рассмотрения, Д. Маккуэйл пишет, что понятие «массмедиа» относится к тем средствам орга­низации коммуникации, которые характеризуются открытостью, дистанцированностью общения (а значит, по необходимости, — привлечением технических средств), предназначены для многих и с передачей в один и тот же отрезок времени.

Новые медиа

Компьютеры, считает К. Йенсен, объединили все предшеству­ющие медийные технологии в единое метасредство (A Handbook of Media and Communication Research, 2004: 3). Тем сложнее стало разбираться в интересующих нас понятиях.

Л.М. Землянова обращает внимание на то, что в западных ис­следованиях есть попытки рассматривать массовую коммуникацию как процесс, связанный лишь с традиционными медиа, отделяя эти ситуации от тех, что возникают при появлении новых медиа. И именно в таком «классическом» виде коммуникаций предпола­гается участие профессионального коммуникатора (журналиста) (Землянова, 1999: 119).

В работе Д. Маккуэйла перечислены как ранние (к началу XX в.) следующие средства: газеты, журналы, звукозапись, кино и радио. Эти виды коммуникации необходимо, по Д. Маккуэйлу, отличать от новых. Старые — теперь уже не единственные средства, дей­ствующие на уровне общества, имеющие однонаправленный ха­рактер течения информации и несущие публичный, т.е. не только открытый, но и представляющий общезначимый интерес, контент (McQuail, 2010: 4—5), а значит, скажем мы, массовые коммуни­кации есть не только на основе старых медиа. В этом подходе нет смыкания типа коммуникации и вида технологии. Сами по себе медиа не определяют однозначно тип коммуникации. Например, телефон является техническим посредником и в межличностной, и в групповой (селекторное общение), и в массовой (рассылка ре­кламы) коммуникации.

Термин «новые медиа», считает Д. Маккуэйл, появляется с 1960-х годов в применении к расширяющемуся кругу коммуникативных технологий. В фундаментальной и также не раз переизданной обобщающей работе по новым медиа ни ее редакторы, ни авторы отдельных глав, увы, не дают конечного перечня видов медиа, от­носящихся к новым, предпочитая обобщающие понятия типа «компьютерно-опосредованные коммуникации» или «информа­ционно-коммуникативные технологии» и подчеркивая прежде всего всем им свойственную компьютерную основу, сетевую архи­тектуру, не однонаправленное течение информации, а также неза­висимость от пространственных связей (The Handbook of New Media, 2007).

Обращая внимание на отсутствие общих определений, Д. Маккуэйл считает, что многие из описываемых особенностей новых медиа присущи и старым и что новые медиа включают и массовые коммуникации также. Это значит, должны мы сделать такой вы­вод, что нужно искать общие для старых и новых медиа основания для их классификации. К тому же стоит обратить внимание, что кроме основанных на компьютере технологий, о которых говорят чаще всего, есть и другие инновации, меняющие традиционные мас­совые коммуникации: видеозаписывающие устройства, CD-ROM, компакт-диски, DVD, iPod (добавим сегодня уже и iPad, и iPhon — И.Ф.), новые средства передачи — кабельные, спутниковые (McQuail, 2010).

СМИ

Следующий шаг в наших размышлениях — выделение в круге коммуникаций того, что в русском, но не в английском языке при­нято обозначать понятием «СМИ».

Вообще «СМИ», «средства массовой информации» видятся как центральное для наших дисциплин понятие, поскольку именно так называется у нас и объект, регулируемый законодательством, и от­расль, и институты, занятые производством и распространением массовой информации, и особый вид социальных коммуникаций.

По-моему, нет сомнений в том, что к СМИ относится периоди­ческая печать, телевидение и радио, а также (что не столь очевид­но) часть ресурсов Интернета (кстати, до сих пор не изжито пред­ставление, что весь Интернет — СМИ). Я разделяю понимание СМИ как институтов, действующих через каналы массовой комму­никации и обладающих при этом рядом специфических свойств, выделяющих их из других видов массовой коммуникации.

Важнейшая методологическая задача в этом контексте — найти универсальный инструмент для описания существенных черт раз­ных видов коммуникации (и тем самым — разных медиа), будь они старые или новые, и выделить среди них интересующие нас — СМИ.

При всем многообразии оснований для классификации средств/видов/типов коммуникации (Соколов, 2001) подходящим инструментом остается формула «5W», предложенная уже упомя­нутым Г. Лассуэллом. Не отражая всей сложности объекта, тем бо­лее в динамике и во всем богатстве социальных условий и факто­ров (за что не раз ее критиковали), она все же способна помочь сравнению разных видов коммуникации по единым основаниям.

Напомню, описание коммуникации по Г. Лассуэллу требует от­вета на следующие вопросы: Кто говорит? Что говорит? По какому каналу? Кому говорит? С каким эффектом? (так называемая фор­мула «пять дабл ю»). Употребляя эту формулу, опишем специфику пяти элементов структуры применительно к СМИ.

1. Коммуникатор («Кто говорит?»). В этом случае (в СМИ) он институционализированный, т.е. чаще всего — это зарегистрирован­ная или самоидентифицирующая себя как СМИ организация, имеющая вытекающие из данного статуса права и обязанности, льготы и полномочия. Коммуникатор чаще всего — корпоратив­ный, а не индивидуальный, профессионально занятый специализи­рованной деятельностью по сбору, обработке, передаче информа­ции, с внутренним разделением труда в соответствующем типе организации (холдинг, редакция и др.).

2. Контент («Что говорит?»). Здесь контент относится к типу массовой информации, то есть рассчитан на массу (см. ниже), об­щезначимый, универсальный по тематике, по интенциям/функциям (пропаганда, просвещение, сообщение, инструктирование, раз­влечение, реклама и др.) — а значит, универсальный и по жанрово­видовому признаку; по сфере порождения (сами СМИ, быт и семья, производство товаров и услуг, деятельность государственных орга­нов, наука и др.); актуальный — связанный с потребностями мас­совой аудитории, с проблемами, переживаемыми ею в данный пе­риод; посвящен жизни социума (а не организации, производящей контент); доступен неспециалистам в той сфере, которую отражает. «Сердцевина», наибольшая часть такого контента — информация о текущих событиях.

3. Канал («По какому каналу?»). Здесь в точном смысле слова и идет речь о СМИ как медиа. Необходимо иметь в виду не только техническую, но и социальную стороны организации коммуника­тивной деятельности. В случае со СМИ изначально коммуникация организуется по модели «от одного ко многим» — как вещание из центра на анонимную и рассредоточенную аудиторию с примене­нием технических средств распространения на большие расстояния. Будучи однонаправленными (one-way, в терминах Г. Лассуэлла), с отсутствием синхронной обратной связи, такие каналы при раз­витии соответствующих социальных практик и технологических возможностей включают — но все же только в зависимости от воли коммуникатора — лишь отдельные элементы двусторонней (two-way) коммуникации. Разумеется, такое явление, как письмо в редак­цию, известно с ранних этапов существования печатных изданий. Интернет изменяет пришедшие туда каналы СМИ, но не револю­ционно: их устройство, предоставление пользователям интерак­тивных возможностей все равно определяется коммуникатором.

Безграничные возможности тиражирования или широкого веща­ния делают такие коммуникации приспособленными для потреб­ления информации множеством людей с доставкой ее «на дом» или в иные удобные для потребителя места (что социально важно, де­лает возможной индивидуализацию отношений со СМИ). Каналы СМИ действуют на регулярной основе, т.е. имеют фиксированную периодичность (сроки выхода издания, положение передач радио и ТВ в сетке вещания) и достаточно стабильно существующие ко­ординаты, чем отличаются от других каналов массовой коммуни­кации (выпуска музыкальной продукции, распространения анек­дотов, кинопроката и т.п.). Это, во-первых, делает возможным развитие форм/элементов двусторонней коммуникации (письма и иные, умножающиеся, формы обращения в редакцию). Это, во-вторых, дает потенции для формирования достаточно устойчивых аудиторий, порождающих, в свою очередь, различные виды массо­вых общностей, в том числе переходящих в иные типы сообществ (например, клубы при редакции или виртуальные комьюнити). Данные каналы распространяют информацию в режиме сеансов — рассчитаны на синхронную или близкую к ней доставку информа­ции и относительно одновременное внимание множества людей (выход выпусков печатных изданий в заранее декларированные сроки, расписание теле- и радиовещания). Такой режим деятель­ности позволяет СМИ выполнять функцию формирования по­вестки дня. Организация вещания в Интернете существенно меняет этот режим: выпуск сообщений может идти непрерывно, а время захода на сайты выбирает пользователь. Однако единая повестка дня поддерживается также за счет дублирования, за счет выноса на глав­ные страницы поисковиков (а они в большинстве случаев — ворота для входа в пространство Сети) заголовков основных новостей.

Эти каналы открыты для любого желающего, фильтруют потре­бителей только через механизм платности (или, как теперь в Ин­тернете, — через авторизацию).

4. Аудитория («Кому говорит?»). Это важнейший элемент для различения видов коммуникации, так как вид коммуникации определяется прежде всего тем, в какой общности она функцио­нирует. В случае со СМИ — это масса. Дело не только и не столько в том, что масса — это большое множество, но в том, что это осо­бый класс социальных общностей, характерных для современного общества, с их разными сферами порождения и активности, раз­личной степенью сплоченности (Грушин, 1987). Все эти сообще­ства роднит то, что они формируются благодаря индивидуальной активности людей, на основе добровольного и открытого для всех включения в один из видов совместной деятельности (в случае с массовой коммуникацией это чаще всего потребление, но времена­ми — и производство, и распространение массовой информации). Эта общность гетерогенная по социальному составу; вероятностная по величине, поскольку имеет открытые границы; анонимная для коммуникатора и друг для друга; рассредоточенная в пространстве.

Широко обсуждаемый процесс фрагментации (демассификации, демассовизации) не меняет сути вещей: дробясь, массовые аудитории не теряют своей структурно-качественной природы и только на этом основании не становятся группой и тем более не переходят на индивидуальный уровень. Главное для массы — спо­соб ее формирования, который задает ее имманентные качества.

5. Эффекты («С каким эффектом?»). При разнообразии контен­та и способа формирования аудитории, а также способности к включению элементов двусторонней коммуникации СМИ могут добиваться разнообразных результатов (эффектов): немедленных и отложенных; на индивидуальном, групповом, социетальном уровнях; связанных с сознанием или поведением. При регулярном режиме функционирования СМИ эффекты, накапливаясь, фор­мируют реальные социальные функции этих институтов. СМИ, по­вторимся, отличаются от других видов медиа как раз тем, что, функционируя регулярно, накапливают эффекты и тем самым реа­лизуют различные социальные функции (Фомичева, 2007).

Указанные особенности СМИ позволяют выделить их не только из круга средств социальной коммуникации в целом, но и из более узкого — массовых коммуникаций. Всякий раз, когда мы имеем дело с описанным выше способом формирования общности и, со­ответственно, ее составом, мы должны признать, что речь идет о случае массовой коммуникации. Но учитывая характер комму­никатора и организации канала, можем сказать, относится ли он к СМИ или к более широкому кругу массовых коммуникаций. Срав­ним форум на сайте газеты и блоги: оба случая — массовые комму­никации. Но первый — особый: это СМИ. Еще пример: слухи и радиовещание: первый случай — массовая коммуникация, где масса участвует в производстве и распространении информации. Второй — тоже массовая коммуникация, но здесь участие массы в коммуникации организуется институционализированным, регу­лярно действующим и (в принципе) социально ответственным профессиональным коммуникатором, что характерно для СМИ.

Вывод: Массовые коммуникации — один из типов социальной коммуникации. СМИ — один из видов массовой коммуникации. 

Журналистика

Д. Маккуэйл ставит в общий ряд все виды теорий в рассматри­ваемой области, выделяя:

— обществоведческую (природа, действие и эффекты МК, вклю­чая социологический, психологический, политологический под­ходы);

— культурологическую (оценка, анализ артефактов в свете опре­деленных критериев);

— нормативную (анализ того, как медиа должны действовать). Направление идет от социальной философии и идеологии опреде­ленного общества; играет роль как средство легатимации медиа­институтов, определяет ожидания от медиа со стороны других со­циальных агентов и аудитории;

— операциональные (относятся к медиапрактике: например, как отбирать новости, как угодить аудитории, эффективно подавать рекламу и т.п.);

— здравого смысла (расхожие представления на основе житей­ского опыта).

У Д. Маккуэйла обозначены и три традиции исследований мас­совой коммуникации:

— структуралистская (от социологии; с включением историче­ского, политического, юридического и экономического подходов; социоцентристская);

— бихевиористская (от психологии и социальной психологии; включает социологический подход, в том числе анализ социального поведения в данной сфере; социоцентристская);

— культурологическая (корни в гуманитарных науках, антропо­логии, лингвистике; медиацентристская, включает широкий круг теорий — феминизм, семиотику, психоанализ; теорию кино и ли­тературы). Ее представителей более всего занимает глубокий ана­лиз отдельных ситуаций нежели обобщения (McQuail, 2010).

В работе Д. Маккуэйла речь о журнализме (то есть журналистике) идет в нескольких главах. Здесь рассматриваются следующие темы: свобода медиа, медийное равенство; медийное разнообразие; объективность в отражении действительности; социальный поря­док и солидарность, культурный порядок; роль, отношения, рамки ответственности; медиа как поле взаимодействия социальных сил, отношения медиа с обществом, группами интересов и давления, владельцами и клиентами, с аудиторией. В предметном указателе автор дает термин “journalism” в связке с понятиями «кодексы по­ведения и этики», «свобода», «рыночная модель», «роли», «типы журналистики», «ценности», «профессионализм». Как видим, про­блематика вокруг данного ключевого понятия как бы стянута к одному полюсу — профессиональной деятельности.

В главе «Нормативная теория медиа и общество» рассматрива­ется ровно то, что нам привычно связывать с теорией журналисти­ки, а именно: как возникает долг журналистов перед внешними контрагентами, перед тем, что называется «общественный инте­рес»; каковы принципы демократической журналистики; пресса как четвертая власть; как организуются и поддерживаются гаран­тии свободы прессы; каковы основные теории прессы; обществен­ное служение в журналистике; журналистика по отношению к гражданскому обществу и публичной сфере. Такая проблематика традиционна для развивавшихся в течение не одного века и свя­занных с гуманитарными науками исследований журналистики. Лишь в середине прошлого века они столкнулись с энергичными, молодыми, позитивистски ориентированными социальными и социально-психологическими подходами к изучению печати, те­левидения и радио, развитыми прежде всего американскими ис­следователями.

В западной литературе различают медиацентристский и социально-центристский подходы к исследованию интересующих нас в данном случае объектов. Рассмотрение нашего объекта как журналистики/журнализма — это медиацентристский взгляд. Он фокусируется на социальной природе, содержании, данного вида де­ятельности, ее продуктах.

Сегодня в русле интегрирующихся дисциплин, в становящемся единым теоретическом поле все-таки различим ряд относительно самостоятельных дисциплин со своими подходами к СМИ. Напри­мер, у А. Бергера это: семиотический, эстетический, психоанали­тический, социологический, политический, антропологический, литературный, философский, исторический и компаративный.

Рассматривая качественные исследования в этой сфере, А. Бергер выделяет такие подходы, как популярная культура, философия коммуникации, анализ контекста коммуникации, анализ массово­го коммуникатора, мифологические и идеологические исследова­ния (Berger, 2000).

Основываясь на предложенных подходах, можно очертить специ­фику объектов некоторых дисциплин учебного плана (см. таблицу).

Новый точечный рисунок.png

Сегодня, когда мы радикально меняем учебный план, переходя к двух ступенчатой системе образования, особенно актуально уточнить и унифицировать употребление ключевых понятий и за­фиксировать объекты и содержание смежных учебных курсов.

Примечания 

1 See: Scott J., Marshall G. (eds.) (2005) Oxford dictionary of sociology. Oxford University press. Р. 391, 91.

2 Кравченко С.А. Социологический энциклопедический русско-английский словарь. М.: Астрель.АСТ, Транзиткнига, 2004. С. 168.

3 Scott J., Marshall G. (eds.) (2005) Oxford dictionary of sociology. Oxford University press. P. 400.

4 Ibid. P. 391.

Библиография

Грушин Б.А. Массовое сознание. М., 1987.

Землянова Л.М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии ин­формационного общества. Толковый словарь терминов и концепций. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999.

Землянова Л.М. Коммуникативистика и средства информации. М., 2004.

Соколов А.В. Метатеория социальных коммуникаций. СПб., 2001

Фомичева И.Д. Социология СМИ: Учеб. пособие. М.: Аспект-Пресс, 2012.   Гл. 1.

Berger A. (2000) Media and Communication Research Methods. Sage Publication, Inc.

Jensen K. (ed.) (2004) A Handbook of Media and Communication Research. Routledge.

Lievrouw L.A., Livingstone S. (eds.) (2007) The Handbook of New Media. Up­dated Student Edition. Sage Publications.

McQuail D. (2010) McQuail’s Mass Communication Theory. 6th edition. Sage.

Shramm W. (ed.) (1960) Mass Communications. Urbana: University of Illinois Press.

Wimmer R. D., Do­minic J. R. (eds.) (1994) Mass Media Research. An Introduction 4th edition. Belmont, California: Wadsworth Publ. Company.


Поступила в редакцию 07.09.2011

Библиография: