Теоретик массмедиа — Маршалл Маклюэн

Скачать статью
Овчаренко Е.Ф.

кандидат филологических наук, преподаватель кафедры зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: felicella@inbox.ra

Раздел: Критика и библиография

---

Ключевые слова: Маклюэн, массмедиа, теория

В год столетнего юбилея выдающийся канадский теоретик ком­муникации Герберт Маршалл Маклюэн (1911—1980) вновь стано­вится, как и когда-то на пике своей популярности в 1960—1970-е гг., «медийной персоной». На сей раз — в России. Мыслитель, изучав­ший массовую культуру, активно преподносится ее потребителям в самых невероятных «упаковках», с учетом отечественных реалий. Например, взяв в руки столичную газету, можно обнаружить такой пассаж: шеф КГБ Андропов спрашивает знаменитого «возвращен­ного» нелегала Рудольфа Абеля:

— Ты Маршалла Маклюэна, пока сидел, случайно не прочел, а? Он хоть и антисоветчик, а верно сообразил: сила и власть ТВ так велика, что за считанные месяцы всю страну, от Калининграда до Кушки, можно превратить в один большой колхоз.1

Но, по счастью, к этой дате приурочены и серьезные работы, например монография «Маршалл Маклюэн» отечественной ис­следовательницы из Нижнего Новгорода, профессора, доктора филологических наук Ирины Борисовны Архангельской, которая не один год занимается изучением его научного наследия. В анно­тации к изданию книга названа первой в России монографией, рассматривающей эволюцию научных интересов канадского уче­ного, что, может быть, не совсем точно: в 2007 г. в издательстве Московского университета увидел свет труд того же автора «Гер­берт Маршалл Маклюэн: от исследования литературы к теории массмедиа», однако он в значительной мере посвящен литератур­ным аспектам наследия Маклюэна. В новой монографии И. Б. Ар­хангельская, используя хронологический принцип изложения ма­териала, последовательно показывает путь ученого от профессора английской литературы до «медиагуру» с мировым именем.

В первой главе «Литературная критика Г.М. Маклюэна 1930— 1950-х гг.» кроме биографических сведений рассказывается о на­чальном этапе научных изысканий ученого, казалось бы, весьма далеких от принесшей ему известность теории медиа: докторская диссертация Маклюэна «Классический тривиум: место Томаса Нэша в системе знаний своего времени» была посвящена малоиз­вестному драматургу, прозаику и памфлетисту елизаветинской эпохи и защищена в Кембридже; затем он переезжает в США и ра­ботает в Университете Сент-Луиса (штат Миссури), где сближается с писателями и критиками американского Юга.

Вторая глава «Г.М. Маклюэн и литература модернизма» рассмат­ривает формирование круга литературных предпочтений Маклюэна, ставшего профессором Университета Торонто, в котором он про­работал до 1979 г. Сильнейшее влияние на будущего теоретика коммуникации оказали Э. Паунд, Т. Элиот и Дж. Джойс. Автор мо­нографии подчеркивает, что Маклюэн не только внес значитель­ный вклад как литературный критик в изучение их творчества, но и постоянно обращался к их наследию в своих теоретических ис­следованиях, которые в этот период уже ведутся им на стыке лите­ратуры и медиа.

В третьей главе монографии «Маршалл Маклюэн — автор тео­рии медиа» И.Б. Архангельская подробно останавливается на двух основополагающих трудах канадского теоретика коммуникации — книге «Галактика Гутенберга: Сотворение человека печатной куль­туры» (1962) и на самой популярной его работе — «Понимание средств коммуникации: Продолжение человека» (1964), а также рассматривает «маклюэнизм», который в самом широком значении можно определить как попытки последователей Маклюэна пере­осмыслить и развить его основные теоретические положения в раз­личных областях гуманитарного знания применительно к новым информационным условиям. И, конечно, учитывая противоречи­вый характер отношений Маршалла Маклюэна с современной ему академической средой, не желавшей видеть междисциплинарный характер его трудов и доходившей до отрицания научной значимо­сти его работ («канонические антитексты», по язвительному замеча­нию Дж. Мейровица), отдельный параграф автор посвящает месту теории медиа М. Маклюэна в ряду других западных теорий комму­никации.

В заключение следует подчеркнуть, что, несмотря на давнюю известность имени Маршалла Маклюэна в отечественных акаде­мических кругах (а первый глубокий анализ его наследия был представлен нашей коллегой, доктором филологических наук Л.М. Земляновой в работе «Современная американская коммуникативиститка», 1995 г.), его самые значительные работы были пол­ностью переведены на русский язык лишь в начале XXI столетия. Судя по все возрастающему интересу представителей различных отраслей гуманитарного знания к трудам Герберта Маршалла Маклюэна и их постоянному переизданию на русском языке2, мы вправе ожидать новых отечественных исследований научного на­следия «пророка из Торонто», и не только в юбилейном году.

Примечания 

1 Гурский Лев. После обмена. Рассказ о том, как Рудольф Абель чуть не стал звездой советского Ти-Ви // НГ-Ex Libris. 2011. 19 мая. С. 4.

2 В 2011 г.вышло уже третье русское издание книги “Understanding Media” (М.: Кучково поле, 2011, 464 с.).


Библиография: