К вопросу о классификации теорий СМИ

Скачать статью
Дунас Д.В.

соискатель, научный сотрудник кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: dunas.denis@smi.msu.ru

Раздел: Теория журналистики и СМИ

Автор статьи предлагает выделить два основных способа классификации теорий СМИ — по взаимодействию со сферой общественной/частной жизни или по объекту рассмотрения звена массово-коммуникационного процесса. Также в статье рассматривается возможность универсального способа классификации теорий.

Ключевые слова: теория СМИ, теория журналистики, классификация теорий СМИ

В настоящее время в России отсутствует классификация основ­ных теоретических направлений в исследованиях СМИ. С одной стороны, мы можем наблюдать терминологическую путаницу в объектах теоретизирования: что считать коммуникацией, медиа­коммуникацией, массовой коммуникацией, медиа, ИКТ, СМК, СМИ, массмедиа, журналистикой, журналистским/медиатекстом. Не оформлен единый терминологический аппарат. Исследователи дают одним и тем же явлениям и сущностям разные дефиниции, а порою используют одни и те же определения, говоря о диаметраль­но противоположных понятиях. С другой стороны, присутствует непонимание того, что называть теориями, концепциями, подхо­дами, традициями анализа, школами и исследованиями, принци­пами, научными направлениями и течениями, парадигмами, мето­дологиями, методиками и пр.

Очевиден и скепсис в возможности определить теорию для таких профессионально-практических областей деятельности человека, как журналистика и СМИ. Если журналистика и СМИ — это про­фессии, а не наука, то можем ли мы говорить о науке о журнали­стике и СМИ? И как тогда она будет называться?

Целый ряд исследователей указывают на невозможность вы­строить общую классификационную систему имеющихся теорети­ческих исследований СМИ. Так, Г.П. Бакулев считает, что «пред­ставить даже в самом общем виде наиболее значительные теории массовой коммуникации и предложить способ их классификации и корреляции друг с другом сложно из-за того, что диапазон функ­ций медиа велик, разброс возможных точек зрения широк» (Баку­лев, 2010: 14) и соглашается со словами Д. МакКуэйла, что «мно­гие из существующих теорий просто несовместимы, незавершенны и неадекватны» (там же). М.М. Назаров отмечает, что «разнообра­зием концептуальных подходов» (Назаров, 2003: 11) отличаются основные направления изучения массовой коммуникации, «под­ходы не являются жестко изолированными и зачастую существуют в той или иной степени пересечения» (там же: 12). И.В. Кирия говорит о «многих “пограничных” дисциплинах и направлениях научных исследований, относящихся в том числе к лингвистике, психологии, политэкономии, политике, философии и пр.» (Кирия, 2004: 18), которые можно отнести к научным течениям в области СМИ. А. Черных обращает внимание на «теоретический синкре­тизм» в этом исследовательском поле, «где сосуществуют, допол­няя друг друга, как старые, проверенные временем подходы, так и новые» (Черных, 2007: 43). И.Д. Фомичева указывает, что «ха­рактеризовать любую коммуникацию необходимо многомерно, по разным критериям. Это в полной мере относится и к особо инте­ресующим нас средствам массовой информации» (Фомичева, 2007: 17). Н.Н. Богомолова принимает во внимание, что теоретические исследования СМИ «как правило, идентифицируются с основными господствующими в то или иное время теоретическими ориента­циями» (Богомолова, 2008: 37). Л.М. Землянова выделяет широ­ту «многопрофильных исследований возможностей и последствий влияния новых информационных технологий на общество, куль­туру и судьбы журналистики» (Землянова, 2004: 70).

Тем не менее многие исследователи — Г.П. Бакулев, М.М. Наза­ров, И.В. Кирия, А. Черных, И.М. Дзялошинский, Е.Л. Вартанова, И.Д. Фомичева и др. — в своих учебных пособиях и монографиях все же предлагают свою классификацию теорий СМИ. Это выра­жается, прежде всего, в способе структурирования их научных ра­бот. Важно понимать, что в большинстве случаев предлагаемые классификации делаются с ориентацией на западных исследовате­лей и предложенные ими способы классификации. Однако рос­сийский научный контекст и авторский взгляд ученых накладывают свой особый «российский» отпечаток, и говорить об абсолютном заимствовании неверно.

Другие исследования проводятся в рамках определенной науч­ной школы, традиции. В таких работах не всегда рассматриваются другие возможные направления в теориях СМИ: Е.П. Прохоров, С.Г. Корконосенко, С.М. Гуревич, Л.Г. Свитич, Г.В. Лазутина, Л.Л. Реснянская, И.И. Засурский и др.

Способ классификации исследований СМИ № 1

Основаниями для существования относительно универсальной классификационной системы теорий СМИ являются социологиче­ские теории первого и среднего уровней: теория сфер общественной жизни, институциональная теория, теория социальных систем, тео­рия полей. Имеющиеся на сегодняшний день теории, связанные со СМИ, зиждутся на представлении о СМИ в рамках этих теорий.

Общим для большинства исследователей СМИ является пред­ставление о СМИ как социальном институте, (социальной) системе, как о сфере, сосуществующей с другими сферами общественной жизни: социальной сферой, политикой, экономикой, культурой и сферой частной жизни — собственно человеком. В результате ра­циональным представляется выделить следующие группы теорий СМИ: социальную, политологическую, экономическую, культуро­логическую и антропологическую.

2011-4-27-41 (1).png

Рассмотрим, как коррелируют с указанным выше методом клас­сификации теорий другие способы классификации некоторых ис­следователей. Е.Л. Вартанова считает важным рассматривать СМИ прежде всего через призму тех эффектов, которые они производят — или не производят — в социуме и на уровне отдельного человека. И связано это с тем, что журналистика и СМИ призваны удовлетво­рять одновременно и индивидуальные, и групповые, и социальные потребности в информации (Вартанова, 2010: 15). Е.Л. Вартанова предлагает выделить четыре основные группы потребностей обще­ства и эффектов СМИ на общество. Соответственно реализовы­вать теоретическое изучение журналистики следует согласно этим четырем категориям.

2011-4-27-41 (2).png

Кроме четырех выше обозначенных категорий дихотомии «по­требности — эффекты» Е.Л. Вартанова также выделяет эффект влияния СМИ на современного человека, позволяющий обозна­чить его как «человека медийного, поскольку и процесс принятия решений большинством людей, и само существование их в значи­тельной степени определяется СМИ» (Вартанова, 2009: 15).

Исследователь А. Черных считает возможным выделить три го­сподствующих подхода в коммуникативистике и общей социоло­гической теории массовой коммуникации современного этапа — с начала 1990-х гг. и по сей день.

2011-4-27-41 (3).png

А. Черных считает, что исследования теории практик, относя­щиеся к началу 1980-х гг., в настоящее время приобрели наиболь­ший удельный вес в мире. Тогда как первые два подхода, бывшие на пике исследовательской популярности в 90-е гг. и продолжаю­щие использоваться до сих пор, на самом деле составляют мейн­стрим социологической теории массмедиа 60—70-х гг. XX в.

Вполне референтен и двум предыдущим исследователям способ классификации теорий СМИ И.М. Дзялошинского.

2011-4-27-41 (4).png

Классифицировать теории СМИ согласно взаимодействию с четырьмя сферами общественной жизни и одной — частной сфе­рой является, как показывает компаративный анализ различных исследовательских классификаций, достаточно очевидным и вполне общепринятым способом анализа СМИ. Правда, далеко не все исследователи отдают себе отчет в способе рассмотрения ими СМИ в привязке к общественной/личной сфере. Из всех исследо­вателей наиболее внятно и четко эту «привязку» аргументирует профессор Е.Л. Вартанова (см. табл. 2). Ее классификация четырех основных групп «потребностей — эффектов» наилучшим образом ложится на концепцию четырех сфер.

Не очевидно у большинства исследователей и стремление к мно­гоаспектному рассмотрению СМИ. Как правило, представители науки о СМИ тяготеют к определенной традиции или школе ана­лиза, таким образом пролонгируя конкретную теоретическую па­радигму и, как следствие, теорию и концепции, разрабатываемые в ее рамках. Кроме того, приверженность к той или иной теоретиче­ской парадигме, как правило, также является следствием традиции.

Традиция российских исследований СМИ

На протяжении столетий за СМИ в России закрепился статус особого института государственной важности — политического. Петр I, создавший первую русскую печатную газету «Ведомости», сформулировал ее главные задачи: извещать о заграничных и внут­ренних происшествиях. Удовлетворением же информационных потребностей российского народа Петр I всегда предпочитал за­ниматься собственноручно — сам отбирал тексты для публикаций, корректировал их и следил за расположением материалов на поло­сах. Так была продемонстрирована и успешно внедрена формула активного политического участия в деятельности средств массо­вой информации.

СМИ и политика идут рука об руку и по сей день. Неудивитель­но, что значительный пласт исследований в области массовой коммуникации в России посвящен именно изучению взаимоотно­шений политического института и института СМИ.

Разновидностью политического мировоззрения в рассмотрении СМИ можно назвать и социальную теорию медиа. Социальная, или нормативная, теория медиа, изначально основанная на практиках общественных СМИ, при совершенном их отсутствии в России пользуется большой популярностью. Приписывание средствам массовой информации определенных социальных обязательств прекрасно адаптировалось к политическим и экономическим усло­виям. «Нормативность» стала не просто принципом, а теорией, вне которой рассмотрение СМИ для некоторых исследователей просто невозможно. После появления в 1998 г. русского перевода книги Петерсона, Сиберта и Шрамма «Четыре теории прессы» у представителей российской науки о СМИ сложилось стойкое по­нимание того, что теория СМИ = модель СМИ. И любые попытки впоследствии инициировать теоретические исследования СМИ сводились к рассмотрению моделей СМИ, медиасистем и медиа­структур, но не теории. Стоит ли говорить, что теория — совокуп­ность концепций и понятий, разрабатываемых в рамках опреде­ленной научной парадигмы, которые описывают реальность и помогают ее объяснить. Соответственно теория СМИ в России — это совокупность медиаконцепций и медиапонятий, разработан­ных и разрабатываемых в рамках российской исследовательской научной парадигмы, которые описывают и объясняют механизмы процесса функционирования СМИ — от отправителя сообщения до влияния на аудиторию. Тогда как модель СМИ — это способ описания практического функционирования СМИ в рамках поли­тического и экономического контекста. Поэтому и сами названия моделей СМИ больше относятся не к СМИ, а к формам полити­ческого устройства: авторитарные, либертарианские, социальной ответственности и др.

Безусловно, социальная теория Д. МакКуэйла в ситуации от­сутствия BBC и «публичная сфера» Ю. Хабермаса, когда слабо раз­вито гражданское общество и плюрализм мнений, приобретают свое аутентичное звучание в российской действительности, не всегда узнаваемое на Западе.

Второй значительный пласт исследований посвящен изучению института СМИ как индустрии, отрасли, т.е. законам экономиче­ского функционирования СМИ. Любопытно, что российские ме­диаэкономисты достаточно быстро осознали «неприменимость» идеальных западных концепций медиаэкономики к реалиям рос­сийской жизни и от описания идеальных «бизнес-моделей» медиа­предприятий перешли к трактовке экономики СМИ как «нефор­мальной» (Кирия, 2009: 31—46). Все же попытки называть собственников СМИ «менеджерами», а редакцию СМИ — медиа­предприятием тем не менее вполне успешны. И хотя очевидная взаимосвязь власти и бизнеса так и не позволила исследователям полноценно заняться изучением «чистой» экономики средств массовой информации, первая медиаэкономическая научная школа России под руководством профессора Е.Л. Вартановой сумела адаптиро­вать западные концепции медиаэкономики под реалии россий­ского общества и выработать собственный методологический и понятийный аппарат.

Если для представителей социальной теории СМИ на вопрос «что представляют собой СМИ?» ответом будет являться «соци­альный институт», то для медиаэкономистов — «индустрия». Можно с уверенностью сказать, что в основании научной парадигмы со­временных исследований СМИ в России лежат две аксиомы — СМИ как социальный институт и СМИ как индустрия.

2011-4-27-41 (5).png

«Теории мейнстрима» и «актуальная теория» представлены ши­роко. Между тем, удивляет лакуна, образовавшаяся в области аль­тернативных научных теорий и отсутствие альтернативных доми­нирующих научных парадигм. Вопросы социально-политического и экономического благополучия, глубоко проникшие в умы иссле­дователей СМИ, совершенно лишили научно-исследовательские школы культурологического и антропологического аспекта изуче­ния массмедиа, если не доминирующих, то параллельно сосущест­вующих с иными господствующими парадигмами в работах запад­ных исследователей. Складывается впечатление, что рассматривать СМИ иначе, как в качестве политического, экономического или социального института — несерьезно. Работы многих исследовате­лей далеки от представления о массмедиа как противоречивой символической структуре, влияющей на человека не столько и не только формируя его политические пристрастия и заставляя «по­треблять», сколько оказывая более целостное и глубинное воздей­ствие на его интеллектуальную и духовную жизнь.

Ошибкой будет заявить о полном отсутствии элементов культуро­логической и антропологической теории СМИ в практиках россий­ских ученых. Междисциплинарность является одним из осознанно продвигаемых научных методов. Элементы внеэкономических и внеполитических концепций, безусловно, присутствуют даже в су­губо экономических и политических работах. Отсутствует целост­ность этих концепций, разрабатываемых в рамках иной, альтерна­тивной парадигмальной научной плоскости.

Тем не менее западный академический опыт доказывает, что культурологические и антропологические исследования массмедиа могут быть вполне самодостаточными научными теориями, основанными на самодостаточных научных парадигмах. Продол­жать же анализировать СМИ исключительно в качестве субъекта политического и экономического влияния — проявление консер­ватизма и научной узости. Необходимо понимать, что культуроло­гические и антропологические подходы вряд ли способны быть широко и целостно представлены в условиях сложившейся тради­ционности российских научных школ по исследованию массовой коммуникации. Вероятно, их следует инициировать. В противном случае есть вероятность надолго отстать от динамики научных ме­диапарадигм западных коллег.

Способ классификации исследований СМИ № 2 и универсальный способ классификации

В качестве основания для второго способа классификации тео­рий СМИ выступает общее представление о массовой коммуника­ции как процессе, состоящем из нескольких звеньев. Наиболее четко и лаконично эти звенья обозначил Г. Лассуэлл. В дальней­шем многие исследователи массовой коммуникации, в частности Д. МакКуэйл, структурировали свои учебные пособия, ставя в центр научного внимания каждое из звеньев отдельно. Не всегда «звенья» первого исследователя абсолютно соотносимы с «объек­тами» второго исследователя. Но определенная «симметричность» все же очевидна.

2011-4-27-41 (6).png

Ряд исследователей считает важным комбинировать как пер­вый, так и второй способы классификации теорий СМИ и пред­принимают попытки рассматривать различные этапы массовой коммуникации, учитывая возможность взаимодействия с четырьмя сферами общественной жизни.

2011-4-27-41 (7).png

Предлагаемая исследователем классификация по объекту иссле­дования СМИ соответствует всей цепочке элементов функциониро­вания СМИ — от отправителя до влияния на получателя сообще­ний. Следует ли структурный анализ СМИ, который И.В. Кирия выделяет наряду с объектами коммуникационной цепи, рассматри­вать при иных основаниях для дифференциации классификацион­ной системы — ведь структурный анализ является комплексным анализом СМИ как системы, а не столько детальным анализом элементов реализации коммуникационного процесса посредством СМИ? При рассмотрении же СМИ как системы исследователь не­избежно будет работать в рамках определенной теории — скорее всего экономической или политологической. И это будет уже отсыл­ка к анализу по сфере общественной жизни, а не по звену коммуни­кационной цепи. Попытки соотнести этапы массово-коммуника­ционного процесса с экономическими и политическими реалиями очевидны.

Возможна ли полноценная схема анализа СМИ, объединяющая оба способа классификаций теорий СМИ как по сферам, так и по звеньям? Попробуем ее представить (табл. 8).

Предложенная схема позволяет обозначить координаты прак­тически любого научного исследования в области СМИ. Первый способ классификации является междисциплинарным и тяготеет к сближению с такими дисциплинами, как политология, социоло­гия, экономика, культурология, антропология. Второй способ яв­ляется внутридисциплинарным и концентрируется на объекте из­учения, присущему только науке о СМИ. Объединив оба способа схематично (см. табл. 8), мы можем убедиться в сложной природе и структуре теорий СМИ. Вероятно, именно по этой причине тео­рия окончательно не оформилась и до настоящего момента. Не все исследователи единогласно проводят демаркационную линию между теорией журналистики и теорией СМИ. Оно и понятно — понятия «журналистика» и «СМИ» до сих пор ряд российских ис­следователей считают синонимами или, что еще более странно, что «СМИ» входят в «журналистику». По этой причине в заключе­ние хотелось бы сформулировать ряд концептуальных положений, заявляющих о необходимости создания именно теории СМИ, а не журналистики:

• СМИ стали отдельным сектором индустрии, тесно связан­ным с потребительским капитализмом, рынком потребления, об­служиванием свободного времени. Формирование индустрии СМИ тесно связано с формированием современных медиасистем, функционирующих весьма скоординированно и слаженно в ответ на комплексный запрос рекламодателей на доступ одновременно к массовой и сегментированной аудиториям.

2011-4-27-41 (8).png

 2011-4-27-41 (9).png
•  Индустриальное производство содержания, выражающееся как в процессе унификации носителей, так и в качестве стандар­тизации журналистских текстов (в таких жанрах, как новости, ре­портаж, интервью, экспертный комментарий). Роль индустриаль­ных требований к отбору новостей (концепция информационных привратников).

• В центре многих медиасистем встало ТВ, которое сегодня зна­чительно шире журналистских текстов, при этом оно превратилось в технологически зависимую отрасль, а развитие Интернета как части медиасистемы усилило технологическую зависимость инду­стрии от ИКТ.

• В основе системы СМИ находится редакция, однако она яв­ляется не только журналистским коллективом, а организацией различных специалистов, нацеленных на механический выпуск массы продукции.

• В рыночных развитых демократиях формируется особое на­правление — медиаполитика, сформированная комплексом обще­ственных сил и нацеленная на выполнение всем комплексом СМИ определенных целей перед обществом.

Таким образом, целый ряд происходящих в индустрии СМИ процессов заставляет исследователей сформулировать новую тео­рию и новые концепции, которые смогли бы позволить описать, систематизировать, установить логические связи в имеющемся эмпирическом материале, а также смоделировать, умозреть пред­стоящие средствам массовой информации процессы развития.

Библиография

Бакулев Г.П. Массовая коммуникация: Западные теории и концепции. М.: Аспект Пресс, 2010.

Богомолова Н.Н. Социальная психология массовой коммуникации. М.: Аспект Пресс, 2008.

Вартанова Е.Л. О современном понимании СМИ и журналистики // Экономика и менеджмент СМИ. Ежегодник 2009. М.: МедиаМир, 2010.

Вартанова Е.Л. От человека социального — к человеку медийному // От книги до Интернета. М.: МедиаМир, 2009.

Дзялошинский И.М. СМИ и общественные институты: перспективы взаимодействия. М., 2010.

Землянова Л.М. Коммуникативистика и средства информации: Англо­русский толковый словарь концепций и терминов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004.

Кирия И.В. Неформальная медиаэкономика: к постановке вопроса // Экономика и менеджмент СМИ. Ежегодник 2008. М.: МедиаМир, 2009.

Кирия И.В. Методика научных исследований СМИ. Методическая раз­работка по курсу для студентов V курса. М.: Факультет журналистики МГУ, 2004.

Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методо­логия анализа и практика исследований. М.: УРСС, 2003.

Фомичева И.Д. Социология СМИ. М.: Аспект Пресс, 2007.

Черных А. Мир современных медиа. М.: Изд. дом «Территория будуще­го», 2007.

Lasswell H. (1948) Structure and Function of Communication in Society. In J. Bryson (ed.) The Communication of Ideas. New York

McQuail D. (2010) McQuail’s Mass Communication Theory. London.


Поступила в редакцию 07.03.2011



Библиография: