Медиаиндустрия России как внестатистический феномен

Скачать статью
Смирнов С.С.

кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: smimov_s@rambler.ru

Раздел: Экономика СМИ

Автор исследует проблемы отраслевой идентификации и статистического учета медиапредприятий России. Рассмотрен комплекс юридических нюансов, затрудняющих изучение медиаотрасли как единого целого, а также проблемы понятийно-категориального аппарата в данной сфере.

Ключевые слова: медианидустрия, медиапредприятие, СМИ, учет, систематизация, классификатор видов экономической деятельности

Медиаэкономические исследования в современной России по­стоянно сталкиваются с одной системной проблемой — нехваткой достоверных релевантных данных о состоянии национальной ме­диаиндустрии, и, в частности, индустрии СМИ. Речь идет прежде всего об отсутствии количественных показателей отрасли в целом, а также образующих ее секторов и многих предприятий. Безуслов­но, важной причиной тому является вполне сознательно и одновре­менно весьма стихийно поддерживаемая непрозрачность медиа­индустрии, что, в свою очередь, объясняется отсутствием традиции публичной отчетности и наличием неформальных экономических отношений. Но даже если бы проблема низкой транспарентности была бы полностью решена на уровне отдельно взятых предприя­тий, составить точную картину развития всей медиаиндустрии в цифрах оказалось бы весьма затруднительным по ряду уже только формальных причин.

Очевидно, что отраслевая статистика может успешно вестись в том случае, если существует сама отрасль. Но для любого учета также крайне важно, чтобы существование реальное соответствова­ло существованию номинальному (незарегистрированный субъект хозяйственной деятельности де-юре не является таковым). Для российской медиаиндустрии ключевой проблемой, конечно, явля­ется не нелегальность бизнеса, а путаница в отраслевой идентификации имеющихся экономических агентов. Под идентификацией мы подразумеваем систему четких единых административно-правовых критериев, по которым интересующую нас группу предприятий можно выделить в самостоятельную отграниченную общность.

Медиаиндустрия vs индустрия СМИ

Сегодня все существующие в России издатели, вещатели, распро­странители, интернет-компании, рекламные агентства, рекординговые, полиграфические и кинематографические фирмы образуют де-факто отрасль национальной экономики, как определенную совокупность предприятий, производящих и распространяющих однородный (конечно, условно) продукт на основании однородных (также условно) технологий. Часть этих организаций входят в от­раслевые гильдии и ассоциации: ГИПП, НАТ, АКТР, АРПП, АКАР и пр. Мы можем говорить об отрасли еще и потому, что Законом О средствах массовой информации (1991) был уточнен и наделен но­выми (по сравнению с существовавшими в СССР) характеристи­ками тип предприятий, обеспечивающих на хозяйственном уровне деятельность СМИ. Эти предприятия являются с того времени из­дателями (вещателями) всех типов СМИ. Сами средства массовой информации и их редакции субъектами экономической деятель­ности (как это трактовалось в союзном законе) не являются. Здесь особо важно подчеркнуть: с юридической точки зрения медиао­трасль национальной экономики образуют не средства массовой информации как таковые, а предприятия, имеющие либо прямое, либо опосредованное отношение к СМИ.

Таким образом, вся совокупность субъектов экономической де­ятельности в рамках медиаиндустрии России разделяется на две принципиально различные группы: предприятия, имеющие зареги­стрированные средства массовой информации, и предприятия, не имеющие зарегистрированные средства массовой информации. Это особенно очевидно в секторе телевидения и радиовещания. Его образуют не только предприятия-вещатели (теле- и радиокомпа­нии, компании-операторы кабельного и спутникового вещания), но и предприятия, производящие аудиовизуальный контент для вещателей (студии, продюсерские центры, рекламные агентства, дизайнерские бюро и пр.). Подобным предприятиям нет необхо­димости регистрировать средства массовой информации и полу­чать какие-либо лицензии, и, следовательно, под действие законо­дательства о средствах массовой информации они не подпадают. В таком же положении находятся и предприятия, издающие печат­ные СМИ тиражом менее 1000 экземпляров, а также, например, рекламные агентства, кинокомпании, дистрибьюторские, полигра­фические и рекординговые фирмы (двум последним требуются ли­цензии, но по санитарно-эпидемиологической линии). И в связи с этим возникает первая существенная проблема статистического учета — предприятия, не имеющие зарегистрированные СМИ, ни­как не числятся в реестрах Роскомнадзора Министерства связи и массовых коммуникаций, поскольку просто находятся вне его юрисдикции. (В данном случае мы даже не принимаем во внима­ние тот факт, что официальное число зарегистрированных СМИ и выданных лицензий на вещание не дает представления о реальном количестве изданий и программ.) Но совершенно очевиден тот факт, что деятельность таких предприятий имеет самое прямое от­ношение к медиаиндустрии, они являются ее полноценными участниками.

Во избежание неопределенности на данном этапе уточним, что к предприятиям медиаиндустрии мы относим государственные и коммерческие организации, занимающиеся генерацией, агрегацией, а также дистрибуцией медиапродуктов посредством традиционно сложившихся медианосителей и медиаканалов (или одновременно всем вышеперечисленным). Так, медиапредприятием является и издательство, и типография, и распространительская сеть. Но пока мы выносим за скобки ряд предприятий индустрии связи (напри­мер, операторов фиксированной и мобильной телефонии, пейджин­говой связи, сетевых провайдеров, курьерские службы, службы до­ставки и пр.), для которых работа с медиапродуктом как таковым (контентом для массовой аудитории) все же не считается профиль­ной и обеспечивающей основной доход. Конечно, индустрия связи является смежной по отношению к медианидустрии (достаточно оценить роль почты в распространении печатных изданий), а с тече­нием времени технологическое взаимопроникновение двух отраслей становится все более очевидным, но сейчас такое, безусловно, не­бесспорное разграничение поможет установить хоть какие-то рам­ки для интересующей нас реалии.

Классификация без систематизации

Итак, мы выяснили, что обращение к нормативам и институ­там, регулирующим деятельность средств массовой информации, не помогает решить задачу точной идентификации и учета пред­приятий медиаиндустрии. Не упрощает задачу и главный документ хозяйственной статистики страны — Общероссийский классифика­тор видов экономической деятельности (ОКВЭД). Здесь проблема заключается в том, что предприятия медиаиндустрии могут иметь шифры видов экономической деятельности, соответствующие сразу пяти совершенно разным разделам классификатора: Разделу

D. Обрабатывающие производства, Разделу I. Транспорт и связь, Разделу G. Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспорт­ных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования, Разделу К. Операции с недвижимым имуществом, арен­да и предоставление услуг и Разделу О. Предоставление прочих ком­мунальных, социальных и персональных услуг. Чтобы излишне де­тально не разбирать весьма разветвленное содержание каждого из пяти разделов ОКВЭД, ниже мы приведем сводный перечень шифров (см. табл. 1), которые имеют прямое или опосредованное отношение к медиабизнесу. В общей сложности предприятиям, ведущим деятельность в медиаиндустрии, могут соответствовать как минимум сорок различных шифров. Сейчас же важно в целом прояснить, как именно распложены и, соответственно, к чему фор­мально отнесены согласно классификатору все основные сектора медиаиндустрии.

Такие виды деятельности, как издание газет, издание журналов, книгоиздание, полиграфия и рекординг, расположены в ОКВЭД вместе и относительно компактно. Раздел D. — Обрабатывающие производства — содержит Подраздел DE Целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность. Этот подраздел содержит группировки видов экономической деятель­ности, объединенных шифрами 22.1 Издательская деятельность, 22.2 Полиграфическая деятельность и предоставление услуг в этой области и 22.3 Копирование записанных носителей информации. Нельзя не обратить внимания на тот факт, что издательская, поли­графическая и рекординговая деятельность согласно ОКВЭД отне­сены к обрабатывающим производствам. Но их прямое соседство с целлюлозно-бумажной отраслью, по крайней мере, обосновано производственной практикой.

Дистрибуция газет, журналов и книг, согласно ОКВЭД, отнесе­на к Разделу G. — Оптовая и розничная торговля; ремонт авто­транспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования. Распространение печатной продукции вхо­дит в Подразделы: 51.18 Деятельность агентов, специализирующих­ся на оптовой торговле отдельными видами товаров или группами товаров, не включенными в другие группировки, 51.47 Оптовая тор­говля прочими непродовольственными потребительскими товарами,

52.1 Розничная торговля в неспециализированных магазинах и 52.4 Про­чая розничная торговля в специализированных магазинах. Распростра­нение компакт-дисков, видео- аудиокассет и грампластинок вхо­дит в Подразделы 51.15 Деятельность агентов по оптовой торговле мебелью, бытовыми товарами, скобяными, ножевыми и прочими ме­таллическими изделиями, 51.43 Оптовая торговля бытовыми электро­товарами, радио- и телеаппаратурой и 52.45 Розничная торговля бытовыми электротоварами, радио- и телеаппаратурой. Но дея­тельность национальной почты, а именно распространение изда­ний по подписке, отнесено в классификаторе к разделу I — Транс­порт и связь.

Раздел I ОКВЭД — Транспорт и связь — также включает Под­раздел 64.2 Деятельность в области электросвязи. Он объединяет шифры предприятий, ведущих деятельность в сфере телевизион­ного вещания, радиовещания и интернета. Здесь важно заметить, что речь идет только о трансляции сигнала и обеспечении работы компьютерных сетей. Все, что связано с производством любого электронного контента, к Разделу I уже не относится.

Производство аудиовизуального контента и кинематография, согласно ОКВЭД, отнесены к Разделу О — Предоставление про­чих коммунальных, социальных и персональных услуг. Как ни странно, в этом обширном разделе классификатора также нахо­дятся шифры, которые, например, соответствуют политическим и религиозным организациям, спортивным учреждениям, бюро ри­туальных услуг, прачечным и парикмахерским. Интересующие нас предприятия относятся к Подразделам 92.1 Деятельность, связанная с производством, прокатом и показом фильмов и 92.2 Деятельность в области радиовещания и телевидения. Раздел О также содержит Подразделы 92.3 Прочая зрелищно-развлекательная деятельность и 92.4 Деятельность информационных агентств. В них объединены различные виды творчества (в том числе собственно журналист­ского), так или иначе связанные с медиаиндустрией.

Здесь, правда, нужно сделать принципиальную оговорку — шифры, содержащиеся в Подразделе 92.3 — Прочая зрелищно­развлекательная деятельность, — могут иметь и организации, не попадающие в категорию медиапредприятий (например, дома куль­туры и клубы). Что же касается рекламы, то она вообще отнесена к Разделу К. — Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг. — Подраздел 74.4. Рекламная деятельность. Кроме того, в Разделе К. находится Подраздел 72.6 — Прочая дея­тельность, связанная с использованием вычислительной техники и информационных технологий. И именно к нему, а не к Разделу О относится все, что связано с веб-дизайном и производством муль­тимедийного контента для интернет-ресурсов.

При этом вполне можно допустить, что ряд предприятий ме­диаиндустрии могут иметь и другие шифры, расположенные в многочисленных подразделах ОКВЭД, с расширительными наиме­нованиями “Прочая (прочие)...”. Все это в совокупности свиде­тельствует о том, что на сегодняшний день российская медиаин­дустрия не является статистически самостоятельной, формально она “растворена” в обрабатывающих производствах, оптовой и роз­
ничной торговле, транспорте и связи, операциях с недвижимым имуществом, аренде и предоставлении коммунальных, социальных и персональных услуг в самом широком смысле слова. Кстати, само слово “медиа” и даже словосочетание “средство массовой информации” в разделах и подразделах ОКВЭД просто не встре­чается.

elibrary_15545576_454813935.png

Учет неподсчитанного и подсчет неучтенного

Итак, мы можем констатировать, что сочетания очень разных видов деятельности в разделах ОКВЭД, а также слишком объемное содержание отдельных группировок классификатора крайне затруд­няет идентификацию интересующих нас предприятий. Запрос в Фе­деральную службу государственной статистики (Росстат) по всем вышеперечисленным разрозненным шифрам может дать инфор­мацию не о предприятиях, действительно имеющих реальное от­ношение к медиаиндустрии, а обо всех предприятиях, чья деятель­ность формально соответствует данным шифрам.

Существует еще одна принципиальная сложность — россий­ское законодательство допускает, что организация может иметь сразу несколько (до 15) шифров ОКВЭД. В связи с этим многие предприятия, образующие медиаиндустрию, располагают своим набором шифров, некоторые из которых зачастую не относятся к их реальной деятельности, что, естественно, создает статистический хаос. Тонкость же заключается в том, что главным видом экономиче­ской деятельности предприятия может являться только один (пер­вый) — его заявляют при регистрации как основной, его же затем указывают в налоговых декларациях и пр. А практика показывает, что, согласно регистрационным документам, главным видом эко­номической деятельности у медиапредприятия может числиться и непрофильный. Вот несколько ярких примеров: ООО “Яндекс” имеет в качестве основного шифр 73.10 — Научные исследования и разработки в области естественных и технических наук, ООО “Рамблер Интернет Холдинг” — 72.10 — Консультирование по ап­паратным средствам вычислительной техники, а ООО “Арнольд Прайз” — 71.34.4 — Аренда профессиональной радио- и телевизи­онной аппаратуры и аппаратуры связи2. Подобных случаев спорной самоидентификации в рамках ОКВЭД можно найти множество.

Другими словами, парадокс заключается в том, что объективно из­вестные организации, чья принадлежность к медиаиндустрии яв­ляется совершенно очевидной, по первому формальному признаку почти (или совсем) не имеют к ней отношения. Отдельная проблема существует при отраслевой идентификации холдинговых структур. Так, например, ОАО “РБК Информационные системы” имеет шифр

65.1 — Денежное посредничество. С одной стороны, это выглядит вполне логично, но, с другой стороны, по шифру ОКВЭД никак нельзя установить, что данная организация управляет именно ме­диаактивами.

В связи со всем вышеизложенным представляется невозмож­ным сформулировать параметры запроса и в Федеральную налого­вую службу (ФНС). При путанице с шифрами ОКВЭД помочь в поиске, конечно, могли бы официальные наименования всех об­разующих отрасль предприятий. Однако подобного перечня “имен собственных” медиаиндустрии просто физически не существует. Та­ким образом, обширные данные Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) и Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП) оказываются для нас технически бесполезными. Впрочем, нужно признать, что и наличие кодов ОГРН (ОГРНИП), ИНН, КПП, ОКПО, ОКФС, ОКОПФ, ОКОГУ, ОКАТО и даже банковских реквизитов и адресов некоего списка организаций все равно не решило бы проблему их точной отраслевой идентификации. Следовательно, сегодня мы не можем ответить даже на самый, казалось бы, простой вопрос — об ариф­метической численности медиапредприятий России.

При этом особо важно обратить внимание, что участники медианидустрии могут быть как институционализированными (в каче­стве ИП, ТП, ООО, ЗАО, ОАО, АНО, ГУП и пр.), так и не инсти­туционализированными. В частности, в сегменте производителей аудиовизуального контента (подрядчиков и субподрядчиков предприятий-вещателей) практикуется форма творческих групп — так называемых “свободных команд”, — представляющих собой про­сто неформальные объединения людей, имеющих общую профес­сиональную принадлежность (например, сценарист + оператор + режиссер). Состав таких творческих групп крайне непостоянен — при необходимости в команде могут легко появляться новые участники и также при необходимости безболезненно исчезать. Свою деятельность члены творческих групп осуществляют как фи­зические лица, заключая договоры об оказании услуг — производ­ство фильмов, программ, рекламных роликов, клипов, графических дизайнерских пакетов — либо непосредственно с заказчиками, либо через третьи юридические лица, либо вообще без надлежащего хозяйственно-правового оформления (в идеале все же уплачивая НДФЛ, чтобы избежать привлечения к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство).

Встречаются и производители-одиночки, предоставляющие свои частные услуги либо творческим группам, либо юридическим лицам. Регистрация в качестве хотя бы индивидуального предпри­нимателя не представляется таким производителям контента насущ­ной необходимостью (уплата НДФЛ все же предполагает меньшее количество делопроизводственных операций, чем уплата единого налога ИП, применяющего УСНО), а дальнейший прием на работу сотрудников — вообще непозволительной роскошью (из-за необ­ходимости уплаты социальных налогов и общего увеличения объема отчетности перед ФНС, ПФР и ФСС). Очевидно, что этот крайне стихийный неформализованный сегмент индустрии вообще не по­дается какому-либо количественному анализу. И здесь же объек­тивно возникает трудность методологического характера: можно ли рассматривать подобных экономических агентов медианидустрии в качестве таковых и вообще адекватна ли в данном контексте та­кая терминология?

Заключение

В области массмедиа и связанного с ним предпринимательства существует ряд застарелых проблем, связанных с конкретно-исто­рической практикой возникновения и функционирования медиа­индустрии в России. Ее современное состояние трудно поддается системному анализу с применением традиционной научной мето­дологии. Отрасль, с формальной точки зрения, крайне размыта, статистический учет медиапредприятий затруднен отсутствием четких юридических критериев их идентификации. Имеющиеся в различных источниках сведения о медианидустрии крайне разроз­ненны, а обобщить эти данные не удается в том числе из-за неустоявшегося понятийно-категориального аппарата.

Примечания

1 Общероссийский классификатор видов экономической деятельности ОК 029-2001 (КДЕС Ред. 1). Введен в действие постановлением Госстандарта РФ от 6 ноября 2001 г. № 454-ст.

2 Интегрум. Компании. Режим доступа: http://companies.integrum.ru

Поступила в редакцию 29.06.2010



Библиография: