Сравнительный анализ влияния глобализации на китайские и российские СМИ

Скачать статью
Цзя Лежун

канидат филологических наук, доцент колледжа телевидения и журналистики Коммуникационного университета Китая, г. Пекин, Китай

e-mail: jialerong@yandex.ru

Раздел: Зарубежная журналистика

В статье рассмотрена трансформация китайских и российских СМИ под влиянием глобализации, а также влияние глобализации на медиасистемы двух стран.

Ключевые слова: глобализация, медиасистемы, Китай, Россия, сравнительный анализ

Медиасистемы России и Китая, как и других стран мира, глу­боко вовлечены в процесс глобализации. В этом процессе, с одной стороны, национальные медиасистемы выступают как одна из движущих сил: именно с помощью СМИ глобализация стала воз­можной, с другой стороны — глобализация вносит фундаменталь­ные перемены в практику, структуру и содержание национальных СМИ (Прайс, 2004). Но на этом дело не останавливается. Сам про­цесс глобализации в дальнейшем протекает под влиянием сильных национальных факторов. Что касается СМИ, речь идет о вкладе национальных СМИ в глобальную медиасистему.

В данной статье мы попытаемся рассмотреть роль, которую играет глобализация в трансформации медиасистем Китая и России и какие результаты к настоящему времени достигнуты.

Конкретно мы будем сравнивать следующие аспекты:

— трансформацию китайских и российских СМИ под влиянием глобализации;

— влияние глобализации на медиасистемы двух стран.

1. Трансформация китайских и российских СМИ под влиянием глобализации

Китай и Россия были социалистическими странами (Китай до сих пор остается социалистической страной), в свое время они враждебно относились к Западу и выбрали изолированную позицию по отношению к западной культуре, одновременно пытаясь создать некоммерческую национальную культуру. Их национальные медиасистемы соответственно были изолированы от обмена с некоммунистическим Западом. Речь идет о медиасодержании, ком­муникационных технологиях и собственности.

Однако ситуация начала изменяться в 1970—1980-е гг. XX в. Тогда в двух странах начался процесс глобализации.

Что касается трансформации китайских и российских СМИ под влиянием глобализации, то в обеих странах она развивалась почти по одинаковой траектории:

— первый этап — начальный, тогда Китай и Россия (как неразви­тые страны по массмедиа без транснациональных медиакорпора­ций, медийного рынка и медиаиндустрии) в большей степени им­портировали зарубежные медиапродукты, а обратного потока почти не существовало;

— второй этап — по мере постоянного развития и накопления опыта характеризуется импортом зарубежных форматов и адапта­цией брендов при сохранении импорта медиапродуктов;

— третий этап — создание своих глобальных информационных каналов, включающих в себя спутниковое телевидение и сайты в Интернете.

По времени три этапа часто переплетаются.

Китай

С точки зрения истории глобализация в Китае прошла в не­сколько этапов.

На первой стадии процесса глобализации (1840—1949) китай­ское государство находилось в вассальной зависимости от запад­ных держав. Второй этап (1949—1978) был отмечен попытками Коммунистической партии Китая противопоставить процессу гло­бализации, доминирующему на Западе, социалистический путь развития по модели Советского Союза. Но хотя сопротивление глобализации гарантировало Китаю политическую независимость, оно в то же время затормозило его развитие в экономическом и культурном плане. Непосредственное участие в процессе глобали­зации во всех ее аспектах Китай принимает лишь на нынешней — третьей его стадии. (Яньсянь Янь, 2004: 45).

По мнению Чжао Юёчжи, нынешний этап глобализации в Ки­тае начался с 1972 г. В этом году Китай получил статус легитимного представителя в ООН и возобновил дипломатические отношения с США. Это значит, что Китай открыл дверь миру, по крайней мере, на дипломатическом уровне1.

Официальным началом процесса глобализации в Китае обычно считается 3-й пленум ЦК КПК 11-го созыва в 1978 г. На этом пле­нуме китайское правительство установило курс на открытость внешнему миру. В 1979 г. зарубежная реклама впервые появилась на китайских телеэкранах. И с 1980-х гг. XX в. Китай начал про­цесс информатизации и сделал ее стержнем стратегии государ­ственного развития и ключевым шагом для взаимодействия с транс­национальным капитализмом. А с начала XXI в. Китай ускорил переход медиаиндустрии к рыночным отношениям и представил это как новую точку роста экономики2. Символом этого стала на­чавшаяся с 2003 г. перестройка в сфере культуры.

Россия

Советские СМИ тоже прошли период изолированности от внеш­него мира.

Исследование Терхи Рантанен показывает, что советские СМИ преуспели в изоляции советских граждан от воздействия Запада и таким образом задержали проникновение глобализации, которая тогда уже охватывала многие страны мира (Рантанен, 2004: 135). Однако в последнюю четверть XX в., именно из-за неспособности советского партийно-государственного руководства своевременно модернизировать экономику и интегрировать в глобальный про­цесс произошло крушение Советского Союза. В определенной степени это тоже связано с глобальными коммуникациями.

Энтони Гидденс в “Ускользающем мире” пишет: «Правящие режимы СССР и восточноевропейских стран не могли помешать своим гражданам слушать западные радиостанции и смотреть те­лепередачи. Телевидение сыграло самую непосредственную роль в революциях 1989 г., с полным основанием получивших тогда на­звание первых “телевизионных революций”. Демонстрации про­теста, происходившие в одних странах, телезрители из других стран видели на своих экранах, после чего многие из них сами вы­ходили на улицу» (Гидденс, 2004: 31).

Исследование В.В. Копьёва также подтверждает это: “Многие медиааналитики пришли к мнению, что новости западных СМИ способствовали развалу СССР и падению коммунистических ре­жимов в Восточной Европе. Одним из решающих факторов разру­шения стало воздействие западных средств массовой информации, прежде всего международных радиослужб и телевидения. <...> Ре­портажи CNN, сообщавшие о политических перетрясках в Польше, Восточной Германии, Венгрии, Чехословакии, Болгарии и Румынии, смотрели люди во многих странах мира. Новостные медиа, безус­ловно, повлияли на процесс формирования новых государств” (Копьёв, 2005: 32–33).

Таким образом, глобализация началась в России перестройкой и гласностью. А после распада СССР этот процесс ускорился.

2. Влияние глобализации на китайские и российские СМИ

Что касается влияния глобализации на национальные массмедиа двух стран, то можно рассматривать его по следующим аспектам:

— медиасодержание;

— собственность;

— профессиональная культура;

— национальная медиаполитика.

Следует отметить, что такое выделение в основном заимствова­но из статьи Е.Л. Вартановой “Глобализация СМИ и массмедиа России”, но мы сделали некоторую поправку с учетом китайских особенностей.

2.1. Влияние глобализации на медиасодержание двух стран

Что касается влияния глобализации на медиасодержание, мы исследуем его по следующим направлениям:

— импортируемые медиапродукты;

— адаптация различных медиаформатов в национальных контекстах;

— создание глобальных телеканалов и интернет-сайтов.

По большинству исследований общий закон влияния глобали­зации на медиасодержание национальных медиасистем заключает­ся в том, что начальный этап глобализации обычно характеризуется импортом зарубежных медиапродуктов, а дальше для приспособ­ления к вкусам местного населения при сохранении импорта зару­бежных медиапродуктов начинается второй этап, когда речь идет об импорте форматов и творческой адаптации. Следующий же этап проявляется в продвижении своих медиапродуктов на гло­бальный информационный рынок.

2.1.1. Импортируемые медиапродукты

Китай

Несмотря на то что по сравнению с большинством стран мира китайское правительство более строго контролирует СМИ, однако в условиях глобализации импорт медиапродуктов и даже трансляция зарубежных СМИ на китайской территории все-таки осуществлены.

Импорт медиапродуктов в Китай начался с импорта японских мультфильмов и американских, латиноамериканских, гонконгских и тайваньских телесериалов в 1980-е гг. XX в.

Сегодня при сохранении импорта зарубежных медиапродуктов зарубежные телеканалы тоже вещают на китайской территории. К концу 2001 г. китайское правительство разрешило спутниковым каналам китайского языка, принадлежащим “Ньюс корпорейшн”, “Виаком”, “Тайм Уорнер”, проводить вещание в кабельных систе­мах провинции Гуандун. С тех пор уже более 30 зарубежных теле­каналов получили право вещать на определенной части китайской территории.

Следует отметить, что в Китае влияние глобализации даже на первом этапе не ограничивалось американизацией или вестерниза­цией. В последние годы корейские телевизионные сериалы, филь­мы и музыка тоже активно вошли на китайский рынок. Например, корейский спутниковый канал “Альлан” уже вещает в Китае.

Россия

Глобализация в советских СМИ началась еще до крушения СССР

После событий 19 августа 1991 г. радиостанция “Свободная Ев­ропа” начала работать на территории России, а с октября 1991 г. BBC тоже открыл свое вещание.

После крушения Советского Союза благодаря исчезновению по­литических преград, мешавших импорту иностранных программ, этот процесс ускорился. Тогда на телевидении было много иностран­ных программ. Можно говорить, что телевидение превратилось в основное средство глобализации. Как пишет Терхи Рантанен, им­порт иностранных программ — важный аспект глобализации, ко­торый кардинально изменил национальный характер системы российских СМИ (Рантанен, 2004: 42).

Терхи Рантанен пишет: “В первой половине 1990-х гг. постсо­ветская Россия пережила прилив глобализации, которая в элек­тронной культуре выражалась преимущественно вестернизацией, скорее даже американизацией” (там же: 93). Причем на этом этапе “глобализация в России стала улицей с односторонним дви­жением” (там же: 110), обратного процесса почти не было.

Стало меняться соотношение между российскими и зарубежны­ми сериалами. Как пишет Елена Дегтерева в статье “Российское ТВ через призму глобализации”: «Большую часть эфирного времени в 1990-е гг. заполняли телесериалы, значительный их процент при­ходился на зарубежные “мыльные оперы” из Латинской Америки, Европы и США. Однако начиная с 1997 г. они стали вытесняться отечественными сериалами из криминальной жизни. В 2002 г. ка­нал “Россия” убрал из эфира “Санта-Барбару”, чтобы заменить на отечественный продукт. Постепенно зарубежные сериалы ушли из прайм-тайма ведущих общественных каналов, перекочевав в сетки вещателей поменьше или в глубокую ночь, а их место заняли сериалы и “мыльные оперы” российского производства» (Дегтерева, 2007).

Постепенно посткоммунистическая Россия выходит из зависи­мости от импортной медиапродукции.

2.1.2. Адаптация различных медиаформатов в национальных контекстах

Большое количество исследований показывает, что благодаря языку и близости культуры национальное медиасодержание более привлекательно для локального населения. Тем не менее глобализаторов (экспортеров), как правило, заботит то, как проникнуть на локальные рынки и быстро получить прибыль. Поэтому в практи­ке локализация выступает основной стратегией, взятой на воору­жение транснациональными компаниями для достижения этой цели. Итак, по времени импорт медиапродуктов сохраняется, но начинают активно развиваться стратегии адаптации форматов.

Китай

Сегодня на китайских телеэкранах некоторые из наиболее по­пулярных западных программ, такие, как “Американский культ”, “Миллионер”, также нашли свои аналоги, это — “Суперголос девуш­ки” и “Веселый словарь”. После заимствования подобных программ их формы претерпели некоторые изменения для приспособления под вкусы местного населения. Например, “Веселый словарь” как аналог “Миллионера” тоже использует задания в форме ответов на вопросы, но заданные вопросы в основном касаются китайской темы, а огромная сумма денег заменена премией, идущей на удо­влетворение потребностей китайской официальной идеологии.

В Китае еще существует ряд китайских версий зарубежных газет и журналов, к примеру китайские версии “The Wall Street Journal” и “Times”. Они отличаются от материнской версии в основном со­держанием о Китае и снижением критичности к Китаю для предот­вращения возможных конфликтов с правительством. Кроме того, опыт китайского журнального рынка, прежде всего сегмента глян­цевых изданий и новостных еженедельников лучше всего демонст­рирует проявление локализации.

Р. Мэрдок тоже уделяет большое внимание локализации медиа­содержания. На телеканале “Синкон”, который он контролирует, все сотрудники — китайцы и почти все телепрограммы производятся в Китае. Кроме того, контролируемый Мэрдоком другой телеканал “Фэньхуань” (Phoenix) также свидетельствует об успехах адаптации. Большинство его сотрудников китайского происхождения, а поли­тика вещания ориентируется на китайцев во всем мире. Кроме того, телеканал заимствовал много западных форм трансляции программ, что увеличило его привлекательность для целевой аудитории.

Россия

В конце 1990-х гг. формат глобализации в России преобразил­ся — начался процесс заимствования и адаптации форматов. Это в основном проявляется в адаптированных к национальным услови­ям глобальных форматах ток-шоу и реалити-шоу. Как пишет Еле­на Дегтерева в статье “Российское ТВ через призму глобализа­ции”, «на российском ТВ большим успехом пользуются реалити- и игровые шоу; в последние годы появилось много международных форматов производящих компаний Endemol, Strix и т.д.: “За стек­лом” (российская версия реалити “Большой брат”), “Кто хочет стать миллионером”, “Фабрика звезд”, причем нередко форматы местного производства по качеству не уступают, а порой даже пре­восходят оригинал и остальные национальные версии, например программа “Последний герой” (российская версия Survivor). На модификациях международных и оригинальных реалити-форма­тов специализируется телесеть ТНТ» (там же).

В.В. Копьёв считает, что благодаря заимствованию форматов и адаптации брендов появилась определенная близость в структур­но-содержательном плане как зарубежной, так и отечественной телепродукции (Копьёв, 2005: 55). Иначе говоря, глобальные тенденции сохраняются, но уже проявляются в программных стра­тегиях и информационной политике ведущих медиаканалов.

Кроме того, примеры в сфере музыкального радио и журналь­ного рынка тоже демонстрируют, что именно творческая адапта­ция обеспечивает успехи. По мнению В.В. Копьёва, в целом со­держание коммерческих СМК в России мало чем отличается от аналогов в других странах (там же). Он пишет, что передачи стано­вятся все более предсказуемыми в жанровом отношении, проис­ходит дублирование однотипных программ. При этом практика расширения количества каналов коммерческого телевидения зачас­тую означает возможность смотреть в большинстве своем одно­типные программы — развлекательные шоу, посредственные сериа­лы, старые передачи “в новой упаковке”. Рыночная конкуренция зачастую порождает своеобразную рыночную “цензуру”, связан­ную с тем, что коммерческие СМК оказываются не заинтересо­ванными в нерыночных взглядах и нерыночных формах отноше­ний в обществе (там же).

В этом смысле проявления рыночных механизмов в области медиа имеют глобальный характер (там же).

2.1.3. Создание глобальных телеканалов и интернет-сайтов

Как реакция на глобализацию Китай и Россия начали активно принимать участие в глобальном информационном обмене. Речь идет о создании своих глобальных информационных каналов.

Китай

В настоящее время круглосуточный англоязычный канал CCTV-9 вещает в более чем 90 странах мира. Одновременно CCTV старается расширять территорию покрытия по языкам. Кроме CCTV-4, который ориентируется на всех китайцев в мире, в 2008 г. были выпущены CCTV-F по-французски и CCTV-E по-испански, в 2009 г. начал работать CCTV-R по-русски.

В ближайшее время CCTV планирует выпустить еще арабский канал. А агентство Синьхуа с 1-го января 2010 г. открывает кругло­суточный новостной канал на китайском языке, и сейчас еще в планах — круглосуточный новостной англоязычный канал типа “Аль-Джазира”. Кроме того, информационная служба Синьхуа и газета “Женьминьжибао” стали выпускать сайты на пяти языках.

Россия

До своего крушения СССР экспортировал свои медиапродукты в восточноевропейские страны, а международная Московская ра­диостанция вещала на 70 языках. В настоящее время “Голос Рос­сии” вещает только на 38 языках, и российские периодические из­дания распространяются только в странах СНГ. В общем, “после исчезновения СССР с геополитической карты мира объем инфор­мации о России и из России значительно уменьшился” (Митрофа­нов, 2007).

В 2005 г. с появлением круглосуточного англоязычного телека­нала Russia Today Россия начала активно восстанавливать свое иностранное пространство. Миссия Russia Today — “отражать рос­сийскую позицию по главным вопросам международной полити­ки” и “информировать аудиторию о событиях и явлениях россий­ской жизни” (там же). Россия планирует еще создать телеканал на арабском языке.

2.2. Влияние глобализации на собственность СМИ двух стран

Приход глобальных медиакорпораций вызвал изменение струк­туры собственности медиасистем двух стран.

Китай

Несмотря на то что в Китае существуют строгие ограничения по медиасодержанию и китайское правительство все время кон­тролировало и контролирует зарубежные инвестиции в медиасфе­ру, благодаря быстрому экономическому росту и стабильному по­литическому климату глобальные медиакорпорации, к примеру “Ньюс корпорейшн”, “Виаком”, “Тайм Уорнер” и “Бертельманн” разными способами все-таки проникли на китайский медиарынок.

Начиная с 2002 г., после вступления Китая в ВТО, некоторые производственные звенья, например распространение периодиче­ских изданий и реклама, уже открыты иностранным игрокам. Кроме того, еще существует немалое количество периодических изданий и сайтов, в которые были вложены зарубежные инвестиции.

В августе 2005 г. китайское правительство опубликовало акт “Некоторые мнения о вложении иностранных инвестиций в куль­турную область”, где устанавливается, что иностранному капиталу запрещено создавать и управлять журналистской организацией, радиостанцией, телестанцией и трансляционными сетями радио- и телевещания, а также принимать участие в компании по произ­водству программ и вещании. Это значит, что в условиях глобали­зации и вступления в ВТО китайское правительство все еще вни­мательно контролирует объем и степень зарубежных инвестиций в медиаиндустрию.

Из-за строгого ограничения в настоящее время иностранные инвестиции на китайском медиарынке присутствуют только в не­существенных сегментах, это привело к убыткам телеканал “Синкон” и к тому, что многие зарубежные медиакорпорации работают только на периферии китайской медиаиндустрии, что экономиче­ски невыгодно. Причем в ближайшее время тенденции к ослабле­нию ограничений не наблюдается.

Россия

В России по сравнению с Китаем ограничение относительно иностранных инвестиций не так строго. Существующее ограниче­ние только устанавливается в Законе о СМИ.

В России иностранный гражданин не вправе выступать учреди­телем средства массовой информации, но для иностранной компа­нии это не запрещено (ст. 7 Закона о СМИ “Учредитель”). В 2001 г. в Закон о СМИ были внесены изменения, установившие запрет на учреждение телепрограмм и для иностранных юридических лиц (ст. 19.1). В соответствии с ними “иностранцы, лица без граждан­ства и граждане России, имеющие также другое гражданство, ино­странные юридические лица, а равно российские организации с иностранным участием (доля которого в уставном капитале со­ставляет 50% и более) не вправе также учреждать телерадиоорга­низации, если зона уверенного приема их передач охватывает по­ловину и более половины субъектов Российской Федерации либо территорию, на которой проживает половина и более населения страны” (Рихтер, 2009: 111).

Однако из-за нестабильного политического климата до 2000 г. глобальные медиаконцерны очень осторожно относились к Рос­сии, только после 2000 г. активность зарубежного медиабизнеса начала усиливаться. До сих пор “больших игроков” глобального медиарынка в России пока нет (Вартанова, 2005). Однако в насто­ящее время в прессе, радио-, телевещании и онлайновых СМИ уже присутствуют иностранные инвестиции. Кроме того, зарубеж­ные медиакорпорации вошли в российский медиарынок еще по­средством покупки медиаактивов и другими способами.

2.3. Влияние глобализации на профессиональную культуру двух стран

Глобализация, приход зарубежных медиакорпораций на нацио­нальные рынки не только принесли зарубежные медиапродукты и капиталы, но и международный опыт управления, стандарты про­фессиональной культуры. Действительно, сегодня в китайских и российских массмедиа уже налицо характерные проявления про­фессиональных стандартов западной журналистики. Это разделе­ние мнений и фактов, объективизация, перевернутая пирамида и западный стиль текста. Речь идет об адаптации западных стандар­тов журналистской культуры.

Китай

Что касается проявлений западной профессиональной культуры в китайских массмедиа, то ярче всего это демонстрируют глянцевые журналы. Такие всемирно известные глянцевые журналы, как “Marie Claire”, “Vogue”, “Elle”, “Cosmopolitan” и т.д. давно уже выпустили китайские версии или сотрудничают с китайскими партнерами. Их качество печати, верстка и способы использования иллюстра­ций приближаются к их материнским версиям. Кроме того, путем тренинга китайских редакторов также распространяется западная профессиональная культура.

Некоторые китайские новостные еженедельники приближают­ся к западным аналогам. Например, “Еженедельник Синьминь”, как считают профессионалы, кроме языка, очень похож на “News­week” — бумага, печатное качество, верстка и иллюстрации.

В беседе с автором заместитель главного редактора китайского новостного еженедельника “Южные фигуры” признал, что китай­ские новостные журналы подвержены прямому влиянию Запада. Это проявляется в стандартах отбора событий, использовании кар­тинок, графиков и т.д. Он считает это реакцией на происходящее на рынке, подстройкой под всеобщие законы.

Несмотря на то что по сравнению с журналами из-за более строгого ограничения китайские газеты меньше подпадают под влияние западной профессиональной культуры, в новосоздаваемых газетах, например в “Восточной утренней газете” и “Новом Пеки­не” все-таки проявилась очевидная тенденция, близкая к запад­ным профессиональным стандартам. К примеру, “Новый Пекин” проводит принцип разделения “новостей” и “мнений”, стремясь к объективизации. Кроме того, газета разделяет полосы по темати­ческим группам A, B, C, D и выпускает полосу некрологов. Все это совсем не китайская газетная традиция.

Существует еще другой феномен, т.е. некоторые недавно создан­ные экономические газеты печатаются на бумаге розового цвета. Это характерная черта финансовых газет англо-американской жур­налистики.

Кроме того, стиль новостей тоже находится под влиянием за­падной традиции. Например, репортажи для зарубежных подпис­чиков, выпускаемые агентством Синьхуа, в основном построены по форме “перевернутой пирамиды”.

Следует отметить, что по уровню профессиональной культуы в Китае существуют территориальные различия. Например, в про­винции Гуандун, где более развита рыночная экономика, западная профессиональная культура по сравнению с другими регионами, например Пекином, более ощутима.

Россия

По сравнению с Китаем влияние западной профессиональной культуры в российских СМИ более очевидно.

В России принятие западного стиля новостей началось со вре­мен перестройки. Тогда советские журналисты впервые узнали о жестких критериях отбора событий, о требованиях к источникам, о модели “перевернутой пирамиды” и правиле “5 W” (Лукина, 2006: 166). Сначала частные и иностранные агентства, а потом уже ТАСС были вынуждены последовать примеру остальных и вводить стандарты зарубежной профессиональной культуры в отношении написания новостей (Рантанен, 2004: 85).

В настоящее же время «зарубежный опыт преподавания журна­листики стали осваивать и в российских вузах. “Западная” новост­ная модель постепенно стала прививаться на российской почве, сначала в информационных агентствах, затем в газетах и на теле­каналах. Одними из первых ее стали применять газеты “Коммерсанть”, “Сегодня” и одноименная информационная телепрограмма “Сегодня” на НТВ» (Лукина, 2006: 166). Сейчас этими универ­сальными профессиональными приемами пользуются практиче­ски все российские каналы и СМИ (там же).

2.4. Влияние глобализации на медиаполитику двух стран

Благодаря быстрому развитию информационно-коммуника­ционных технологий одной из особенностей информационной глобализации стала потеря государствами или любыми другими локальными структурами национально-информационной незави­симости, которая в традиционных национальных государствах была частью политического суверенитета (Вартанова, 2005).

Таким образом, в информационной области, как указывает Мон­ро, “глобализация по сути ведет к тому, что государство постепенно утрачивает возможность контролировать направление и содержание информационных потоков. Дело в том, что глобализация лишает власти возможности препятствовать проникновению в страну и рас­пространению нежелательной информации” (Прайс, 2004: 39).

Однако в связи с тем что культурные продукты всегда считают­ся носителями идеологии, мироощущения и ценностей, многие страны разработали свою национальную медиаполитику. В общем виде она проявляется в двух направлениях: во-первых, ограниче­ние зарубежных медиапродуктов и зарубежных инвестиций, во-вторых, повышение конкурентоспособности отечественной медиа­индустрии.

Китай

Что касается китайской медиаполитики в области глобализа­ции, то ее можно охарактеризовать как “управляемую глобализа­цию”, т.е. китайское правительство, с одной стороны, активно продвигало и продвигает углубление интеграции с мировой эконо­микой, с другой стороны — стремилось и стремится управлять этим процессом по собственным правилам, для того чтобы извлечь максимальную прибыль и до минимума сократить свою уязви­мость (Яньсянь Янь, 2004: 47). Однако по мере постепенной ин­теграции с миром и общим ослаблением идеологического давле­ния строгие и прямые ограничительные меры стали мягкими, но ограничения все-таки сохраняются.

В отношении ограничений зарубежных медиакорпораций можно привести пример спутниковых каналов китайского языка, принадле­жащих “Тайм Уорнер” и “Ньюс корпорейшн”. Несмотря на то что каналы, принадлежащие “Тайм Уорнер” и “Ньюс корпорейшн”, уже вещают на территории провинции Гуандун, однако они должны соблюдать три принципа, одним из которых является то, что ка­бельная телевизионная сеть провинции Гуандун имеет право блоки­ровать неприятную информацию. Недаром сам Мэрдок говорил, что когда он имел дело с китайским правительством, он заметил, что его контролирующая способность намного ниже ожидаемой.

Как уже отмечалось, по акту “Некоторые мнения о вложении иностранных инвестиций в культурную область” китайское прави­тельство контролирует зарубежные инвестиции и запрещает зару­бежным компаниям создавать и управлять массмедиа, а также принимать участие в создании трансляционных сетей. При огра­ничении зарубежных инвестиций китайское правительство в це­лях развития отечественной медиаиндустрии ослабило ограниче­ние для отечественного частного капитала. В августе 2005 г. был опубликован документ “Некоторые решения о входе негосударст­венного капитала в культурную индустрию”, в котором был ослаб­лен барьер для входа отечественного негосударственного капитала в медиасферу. Можно рассматривать это явление как изменение политики китайского правительства относительно прихода зару­бежных транснациональных медиакорпораций на китайский ме­диарынок. Ведь до этого китайскому частному капиталу инвести­ровать в медиасферу было запрещено. В апреле 2009 г. был опубликован новый акт “Указательные мнения о дальнейшем про­движении перестройки механизма по журналистике и печати”. В нем установлено, что правительство поощряет вхождение част­ного капитала в медиасферу и одновременно способствует превра­щению китайских медиапредприятий в экономически мощные медиакорпорации.

В общем, можно констатировать, что в условиях глобализации китайское правительство выбрало курс открытия медиарынка и дерегулирования. И в настоящее время китайская медиаиндустрия уже встала на путь коммерциализации и индустриализации, не­смотря на то что ограничения все-таки существуют. Особенность китайской медиаполитики заключается в том, что процесс глоба­лизации должен проводиться под руководством правительства и постепенно.

Россия

В России, объявленной демократической страной, не существует многих административных ограничений относительно медиасфе­ры. Что касается российской медиаполитики, то она проявляется в “Доктрине информационной безопасности”, которая была утверж­дена Указом Президента РФ от 9 сентября 2000 г.

Как пишет А. Рихтер, “хотя доктрина не является нормативным правовым актом, обязательным к непосредственному исполнению государством, гражданами или организациями, в ней представлена совокупность официальных взглядов на цели, задачи, принципы и основные направления обеспечения информационной безопасно­сти Российской Федерации как части национальной безопасности страны. Доктрина служит основой для формирования национальной политики, подготовки предложений по совершенствованию пра­вового, методического, научно-технического и организационного обеспечения информационной безопасности государства, а также разработки целевых программ ее обеспечения” (Рихтер, 2009: 95).

Поэтому мы рассматриваем доктрину как российскую медиа­политику. Немало места в тексте Доктрины занимают положения, которые говорят об информационной угрозе России со стороны зарубежных государств. Это свидетельствует об озабоченности рос­сийского правительства относительно отечественной информацион­ной сферы в условиях глобализации. Именно поэтому российское правительство пытается ограничивать иностранные инвестиции в медиасферу для защиты государственной безопасности от зару­бежного влияния.

Но А.Г. Рихтер считает, что “в этой связи обсуждавшиеся и при­нятые во исполнение Доктрины документы привели к внедрению правовых и технических мер по усилению контроля государства над информацией, прежде всего массовой. Однако меры по испол­нению Доктрины натолкнулись на определенные трудности, вызван­ные, во-первых, неприятием ограничительных мер обществом и международными организациями, а во-вторых, сложностью при­менения слишком размытых норм и предписаний. В силу этого сама по себе Доктрина информационной безопасности оказалась малоэффективным средством как для защиты государственных интересов, так и для воздействия на политику СМИ” (там же: 98). Поэтому можно констатировать, что российская медиаполитика достаточно размыта.

3. Итоги

С 1970— 1980-х гг. XX в. и Китай, и Россия отошли от позиции изоляции и активно открылись внешнему миру, вступили в про­цесс глобализации. С одной стороны, их медиасистемы подверга­лись влиянию глобализации, с другой стороны — после этапов им­порта медиапродуктов и их адаптации в настоящее время все они создали свои информационные каналы и активно продвигаются на глобальный информационный рынок.

Подводя итоги, мы считаем:

— во-первых, в сфере контента импорт зарубежных медиапро­дуктов, заимствование форматов и адаптация брендов имеют ме­сто в обеих странах. Разница заключается в том, что в Китае из-за ограничений правительства импортируемые программы никогда не занимали тот объем, который у них был на российском теле­видении в 90-е гг. XX в. Соответственно уровень усредненности и коммерциализации в китайских СМИ тоже не так высок, как в российских СМИ. Впрочем, несмотря на то что и в Китае, и в Рос­сии уже созданы свои глобальные телеканалы, на информацион­ном рынке все их медиапродукты пока недостаточно конкуренто­способны;

— во-вторых, в сфере собственности на медиарынки обеих стран уже вошли зарубежные медиакорпорации и по-разному изменили структуры собственности их СМИ. Правда, в Китае из-за строгого регулирования зарубежным медиакорпорациям запрещено участ­вовать в важнейших секторах, и их деятельность ограничена несу­щественным экономическим вкладом. А в России ограничения не так строги, и поэтому степень проникновения зарубежных медиа­корпораций глубже, чем в Китае. Однако благодаря высокой по­литизации в области переодики и телевидения и нестабильного политического климата пока “больших игроков” глобального ме­диарынка в России нет;

— в-третьих, в сфере профессиональной культуры китайские и российские СМИ находятся под влиянием западной журналист­ской традиции. Однако в Китае распространение западной профессиональной культуры ограничивается на поверхностном уров­не, например в тексте, жанрах, стилях языка, форматах и т.д., причем западная профессиональная культура пока не распростра­няется на все виды СМИ. А в России этими универсальными про­фессиональными приемами пользуются практически все каналы и СМИ;

— в-четвертых, что касается медиаполитики, то здесь разница между двумя странами более существенна. Китайская медиаполи­тика — строгая и конкретная, а российскую “Доктрину информа­ционной безопасности” следует считать гораздо более размытой и не такой эффективной.

Сходства в медиаполитике двух стран заключаются в том, что обе страны уделяют внимание влиянию глобализации и пытаются предпринимать меры в этой сфере. Китайская стратегия более ак­тивная. А в России, несмотря на длительную политическую тради­цию авторитаризма, провозглашенная при переходе к демократии свобода слова в определенной степени ослабила излишние ограни­чения относительно регулирования деятельности СМИ. Несмотря на то что ограничения и регулирование имеют место, но они в боль­шей степени проявляются в отношениях между СМИ и властями.

Подводя итоги, мы полагаем, что медиасистемы двух стран на­ходятся под сильным влиянием глобализации, однако в связи с культурными и медийными традициями различия все еще суще­ствуют. Они проявляются в форматах медиапродуктов, степени участия в глобализации и воздействии правительственной политики на этот процесс.

Библиография

Вартанова Е.Л. Глобализация СМИ и массмедиа России // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2005. № 4.

Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. М.: Весь мир, 2004.

Дегтерева Е. Российское ТВ через призму глобализации // Меди@льманах. 2007. № 1.

Копьёв В.В. Средства массовой коммуникации в контексте глобализа­ции мировой экономики и развитие информационного пространства России. М.: Научная книга, 2005.

Лукина М.М. Старые заповеди и новые мантры: российский взгляд на эволюцию журналистики. Журналистика на перепутье: опыт России и США / под ред. Е.Л. Вартановой. М.: МедиаМир, 2006.

Митрофанов А. Концепция вещания Russia Today // Меди@льманах. 2007. № 4.

Прайс М.Э. Массмедиа и государственный суверенитет. М.: Институт проблем информационного права, 2004.

Рантанен Т. Глобальное и национальное. Массмедиа и коммуникации в посткоммунистической России. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004.

Рихтер А.Г. Правовые основы журналистики. М.: ВК, 2009.

Яньсянь Янь. Управляемая глобализация. Государственная власть и из­менения в культуре Китая. Многоликая глобализация. Культурное разно­образие в современном мире. М., 2004.


Поступила в редакцию. 13.01.2010

Библиография: