И. А. Бунин в газете "Общее дело" (1920-1922)

Скачать статью
Бакунцев А.В.

кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и методики редактирования факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: auctor@list.ru

Раздел: История журналистики

Статья посвящена теме сотрудничества И. А. Бунина в одном из наиболее заметных периодических изданий русского зарубежья — в газете В. Л. Бурцева «Общее дело» (Париж, 1918—1922). Актуальность исследования, предпринятого для написания статьи, обусловлена сравнительно малой изученностью не только конкретно названной, но и более широкой темы участия писателя в деятельности русской до- и пореволюционной, а также иностранной прессы. Научная новизна исследования обеспечивается двумя факторами: 1) статья является, по существу, первой исследовательской работой, рассматривающей характер бунинского сотрудничества в «Общем деле»; 2) в статье использован малоизвестный документальный материал — в том числе из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Отдела рукописей Института мировой литературы им. А. М. Горького Российской академии наук (ОР ИМЛИ), Русского архива в Лидсе (РАЛ, Великобритания). С методологической точки зрения исследование опирается преимущественно на принципы историзма и объективности.

Ключевые слова: И. А. Бунин, В. Л. Бурцев, «Общее дело»/«La Cause commune», русское зарубежье, эмигрантская печать
DOI: 10.30547/vestnik.journ.4.2019.94113

Введение

Имя И. А. Бунина принадлежит не только истории литературы как таковой, но и истории журналистики. Периодические печатные издания, в которых Бунин опубликовал хотя бы одно произведение - стихотворное, прозаическое, публицистическое, - исчисляются десятками (если не сотнями). Тем не менее факт его весьма активного сотрудничества как в до-, так и в пореволюционной русской (и не только русской) прессе до сих пор остается на периферии научного интереса к творческой биографии писателя. Исключения из этого правила лишь подтверждают его. К такого рода исключениям можно отнести изданные в 1970-2000-х гг. сборники бунинской публицистики, которые являют собой результат кропотливой исследовательской работы2, и ряд серьезных буниноведческих статей и монографий, так или иначе - большей частью в общем историко-литературном и/или историко-биографическом контексте - затрагивающих тему бунинского участия в тех или иных газетах и журналах (см.: Бабореко, 2004; Бакунцев, 2011; Бакунцев, 2014; Бакунцев, 2016; Бакунцев, 2018; Коростелев, 1998; Кржесалкова, Ржегакова, 2011; Крыжицкий, 1972; Мальцев, 1994; Морозов, 2011; Морозов, 2017 и др.)3.

В гигантском массиве существующей ныне буниноведческой литературы4 эти публикации занимают сравнительно небольшое, хотя и очень важное место. Что же касается работ, целиком посвященных указанной теме, то они и вовсе единичны (см.: Бакунцев, 2009а; Бакунцев, 2009б; Бакунцев, 2017; Блюм, 1970; Гордиенко, 2005; Зленко, 1995; Кравченко, 2017; Кондратенко, 2000; Риникер, 2010; Коростелев, Шруба, 2012)6. При этом речь в них идет о сотрудничестве Бунина лишь в 6 изданиях: в газетах «Орловский вестник» (Орел, 1876—1916), «Южное обозрение» (Одесса, 1896— 1906), «Южное слово» (Одесса, 1919—1920), «Сегодня» (Рига, 1919–1940), в журналах «Современные записки» (Париж, 1920— 1940) и «Новый журнал» (Нью-Йорк, 1942 — настоящее время). 

Таким образом, налицо огромное, по-настоящему еще далеко не освоенное научное поле, содержащее богатый материал о самых разных аспектах бунинского участия в деятельности русской до- и пореволюционной, а также иностранной печати. Необходимость и актуальность изучения этого материала, как нам представляется, несомненны: результаты такого изучения — в том числе в виде соответствующих научных работ — могут быть использованы при составлении научно-справочного аппарата, которым будет снабжено первое академическое «Полное собрание сочинений» Бунина. Проект этого издания в настоящее время готовится специальной Рабочей группой, созданной на базе Института мировой литературы имени А. М. Горького РАН (ИМЛИ).

Данная статья преследует цель оказаться в числе подобных исследований. В ней рассматривается характер бунинского сотрудничества в газете «Общее дело», сыгравшей заметную роль в общественно-политической и литературной жизни русского зарубежья. Издателем и редактором «Общего дела» был видный революционер и публицист, знаменитый разоблачитель провокаторов и шпионов В. Л. Бурцев (1862—1942), с которым Бунина связывали не только личные и деловые отношения, но также общность политических взглядов5.

За помощь, оказанную при подготовке данной статьи, автор благодарит сотрудников ГАРФ, ОР ИМЛИ, Российской государственной библиотеки, Библиотеки Дома русского зарубежья имени А. Солженицына, а также лично Р. Дэвиса (РАЛ), С. Н. Морозова (ИМЛИ), Д. С. Московскую (ИМЛИ).

«Оздоровить русскую жизнь...»

К изданию газеты под заглавием «Общее дело» Бурцев приступал по меньшей мере четырежды: в 1909—1910, 1917, 1918—1922 и 1928—1940 гг. Конечно, можно считать, что это было одно и то же издание, которое в силу разных — личных, политических, финансовых — причин, как птица Феникс, то сгорала дотла, то вновь возрождалась из пепла. Но в действительности Бурцев каждый раз начинал издавать совершенно новую газету, оставляя неизменным только заглавие, которое, по всей видимости, наилучшим образом выражало его главную идею, главный смысловой посыл. Впрочем, столь же неизменными были и два основных свойства, которые определяли политическое лицо всех бурцевских «Общих дел», — оппозиционность и надпартийность.

Самое первое «Общее дело», выходившее в Париже в пору первой, дореволюционной эмиграции Бурцева, было оппозиционно по отношению к царизму. Второе «Общее дело», которое Бурцев выпускал в Петрограде в сентябре — октябре 1917 г., жестко критиковало внутреннюю и внешнюю политику Временного правительства, за что и было в конце концов закрыто в самый канун большевистского переворота. Третье «Общее дело», издававшееся (как и первое, а затем и четвертое) в Париже, вело, как сейчас говорят, информационную войну с советской властью, стремясь в то же время противостоять тенденциям политического размежевания, исходившим как от правого, так и от левого крыла эмиграции. Наконец, четвертое «Общее дело» враждовало уже со всеми, кто не разделял политические, эстетические и иные воззрения Бурцева7.

Столь же последовательно в этих изданиях проводился принцип надпартийности.

Так, в первом номере петроградской версии «Общего дела» Бурцев объявил, что газета «будет вести горячую защиту всего, что может оздоровить русскую жизнь и что может ее спасти». При этом Бурцев подчеркивал: «За мной <...> не стоит никакой определенной политической партии. У меня нет никаких заданий и целей, чуждых идейной борьбы за свободу и право». Бурцев приглашал к сотрудничеству в газете всех, «кто будет разделять ее взгляды и кто пожелает активно помочь ей». Этот призыв был обращен в первую очередь «ко всем здоровым силам страны, ко всем партиям, ко всем группам, к отдельным лицам», способным посмотреть на издание бурцевской газеты именно как на общее дело8.

Само по себе это словосочетание обладало для Бурцева почти сакральным смыслом, было чем-то вроде символа веры, поэтому нет ничего удивительного в том, что в эмиграции газета возродилась под тем же заглавием и на прежней идеологической платформе. Обе позднейшие парижские версии «Общего дела» сохранили свой надпартийный статус, стремясь сплотить вокруг себя здоровые, прогрессивные течения эмиграции, стоящие на государственной почве, с целью создания единого антибольшевистского фронта. В той версии газеты, что выходила в 1918-1922 гг., сотрудничали представители самых разных политических партий и течений, от народных социалистов до либеральных консерваторов и умеренных монархистов. Не было в ней места только левым и правым радикалам.

В 1918-1919 гг. это было единое русско-французское издание с двуязычным заглавием «Общее дело» / La Cause commune и со сквозной нумерацией выпусков9. Выходила газета нерегулярно, порой - с большими перерывами между номерами. В начале 1920 г. произошло разделение сиамских близнецов: «Общее дело» стало выходить по пятницам, La Cause commune - по субботам. Французский аналог «Общего дела» был адресован европейской аудитории: посредством La Cause commune Бурцев пытался повлиять на общественное мнение Запада. Первое время после разделения бурцевские газеты продолжали в значительной степени дублировать друг друга, но с середины октября 1920 г., когда у редакции появилась возможность выпускать «Общее дело» ежедневно, это дублирование стало минимальным.

Именно в этом русско-французском издании В. Л. Бурцева и печатался И. А. Бунин.

«Творческие силы страны»

До эмиграции Бунин и Бурцев знакомы не были. Тем не менее о существовании друг друга эти двое, несомненно, знали. В начале октября 1917 г. Бунин отправил Бурцеву в подарок сдвоенный экземпляр пятого и шестого томов своего «Полного собрания сочинений» (Пг., 1915), которое выпустило «Товарищество А. Ф. Маркс» в виде приложения к еженедельному литературно-художественному журналу «Нива»10.

Поводом для этого жеста, скорее всего, стали бурцевские публикации в петроградском «Общем деле», резко осуждавшие действия Временного правительства в отношении мятежного генерала Л. Г. Корнилова и предупреждавшие об опасности, которую таил в себе большевизм. Так, в связи с делом Корнилова Бурцев в своих статьях открыто, бескомпромиссно выдвигал А. Ф. Керенскому и его министрам два требования: во-первых, освободить и реабилитировать в глазах общественности генерала, чье место, «в момент, когда родина гибнет», было на фронте; во-вторых, обратить внимание на большевиков как на главную угрозу и для революции, и для государства. «Большевики — самая страшная язва современной русской жизни», — не уставал повторять Бурцев и призывал «бороться с ними не на жизнь, а насмерть, как с самыми опасными врагами русского народа»11. Судя по бунинским дневниковым записям за сентябрь—октябрь 1917 г., их автор целиком разделял точку зрения Бурцева12.

Писатель, принадлежавший, как и Бурцев, к демократическому внепартийному антибольшевистскому крылу русской интеллигенции, теоретически уже в 1917 г. мог бы стать сотрудником «Общего дела». Но даже если у Бунина и возникала подобная мысль, такое сотрудничество оказалось бы недолгим: 21 октября 1917 г. на № 23 газета была закрыта — по всей видимости, из-за заметки Бурцева «Граждане! Спасайте Россию!», в которой военный министр генерал А. И. Верховский обвинялся в «измене России»: на совместном заседании комиссий по обороне и иностранным делам Временного совета Российской Республики (Предпарламента) генерал «предложил заключить мир с немцами тайно от союзников»13. И хотя эти сведения были чистой правдой, на следующий день Временный совет печатно опроверг их, назвав «инсинуацией Бурцева»14.

С третьей версией «Общего дела» Бунин поначалу познакомился тоже только как читатель: из дневниковых записей В. Н. Муромцевой за вторую половину 1919 г. видно, что бурцевская газета доставлялась в занятую Добровольческой армией Одессу15. И наоборот — события в белой Одессе довольно скоро становились достоянием эмигрантской общественности. Например, в № 63 «Общего дела» за 25 декабря 1919 г. были перепечатаны из одесской газеты «Южное слово» суждения ряда общественных и литературных деятелей — в том числе Бунина — о Добровольческой армии16. В каком-то смысле эта бунинская реплика стала дебютом (правда, случайным) на страницах бурцевского издания. Полноценная же встреча писателя с газетой произошла значительно позже.

«“Общее дело” — наше, как и Ваше дело...»

В Париж Бунин прибыл в конце марта 1920 г. К этому времени политическое единомыслие писателя и редактора-издателя «Общего дела» стало еще более очевидным. На многое Бурцев и Бунин смотрели совершенно одинаково. Так, оба люто ненавидели большевиков — и в то же время благоговели перед вождями Белого движения: Л. Г. Корниловым, А. В. Колчаком, А. И. Деникиным, П. Н. Врангелем, А. В. Кутеповым. Оба (по крайней мере, Бунин — до середины 1920-х гг.) считали Керенского главным ответчиком за крах российской государственности (Бурцев даже обвинял бывшего главу Временного правительства в предательском сговоре с Лениным и его кликой). Наконец, оба глубоко презирали М. Горького, у обоих были к нему особые — не только политические, но и личные — счеты.

Тем не менее Бунин далеко не сразу пошел на сближение с Бурцевым: первые публикации писателя в «Общем деле» и La Cause commune датированы сентябрем 1920 г. Их появлению предшествовала довольно интенсивная общественная и организационная деятельность Бунина на новом месте. Уже 12 мая 1920 г. писатель выступил в парижском Salle de Societe Savante: судя по отчету в «Последних новостях», он прочел ряд рассказов и некий усеченный вариант одесской лекции «Великий дурман» (1919)17. 10 июля 1920 г. был учрежден Союз русских литераторов и журналистов в Париже, Бунин стал его первым председателем. В этом качестве он начал участвовать в работе Комитета помощи литераторам и ученым во Франции. В те же дни Бунин возглавил парижский Цех поэтов, который, впрочем, просуществовал недолго.

По мнению Д. Д. Николаева, Бунин не торопился связывать себя «обязательствами ни с одним из русских эмигрантских периодических изданий» потому, что хотел «разобраться в их редакционной политике». «В Париже, — утверждает исследователь, — приходилось выбирать между двумя газетами — “Последними новостями” и “Общим делом”»18. Однако, если редакционная политика «Последних новостей», которыми в то время руководил М. Л. Гольдштейн, и впрямь могла показаться Бунину не вполне четкой, то позиция бурцевской газеты, как уже отмечалось, была ему хорошо известна и близка еще с 1917 г. В противоположность «умеренному и аккуратному» либеральничанью «Последних новостей» домилюковского периода19, «Общее дело» без обиняков заявляло о своей непримиримости по отношению к большевикам и призывало бороться с ними всеми возможными способами. Думается, именно этот дух непримиримости и привлек Бунина в издание Бурцева20.

Их сотрудничество - весьма, впрочем, неровное, нерегулярное - продолжалось около полутора лет. Все это время Бунин неустанно искал в многоликой периодике русского зарубежья свое издание, т. е. такой печатный орган (газету или журнал), который устраивал бы его и в политическом, и в финансовом отношении. «Общее дело» отвечало этому условию лишь отчасти. Можно смело утверждать, что за все годы пребывания на чужбине политически абсолютно своим писатель чувствовал себя только в двух изданиях: в «Общем деле» и в «Возрождении» (при П. Б. Струве). Однако в плане финансовом Бунин вряд ли был доволен газетой Бурцева. Имеются сведения, что деньги на издание «Общего дела» Бурцев получал от А. И. Деникина и П. Н. Врангеля (см.: Будницкий, 1992: 111); в 1920-1922 гг. редакции из фондов Русской армии было перечислено 392 тыс. франков21. Тем не менее газета периодически оказывалась на мели и поневоле задерживала - иногда очень надолго - выплату авторам гонораров. Поэтому, печатаясь в «Общем деле», Бунин довольно часто отдавал свои произведения и в другие эмигрантские издания: в газеты «Руль» (Берлин), «Сегодня» (Рига), «Свободные мысли» (Париж), «Утро» (Нью-Йорк), «Новая русская жизнь» (Гельсингфорс), «Огни» (Прага), «Слово» (Париж), в журналы «Русская мысль» (София), «Зеленая палочка» (Париж).

В Бунине - сотруднике «Общего дела» Бурцев, безусловно, хотел видеть не столько писателя как такового, сколько писателя политического, т. е. публициста22. В пользу этого утверждения говорят по меньшей мере два факта. До 1920 г. «Общее дело» было исключительно общественно-политическим изданием. Лишь с приходом в газету Бунина и его коллег по цеху: З. Н. Гиппиус, А. И. Куприна, Д. С. Мережковского, Е. Н. Чирикова, А. А. Яблоновского и других - в ней, наряду с материалами на злобу дня, стали печататься стихи, проза, литературная критика, библиография, хроника литературной и художественной жизни. Эти нововведения заметно освежили суровую бурцевскую газету, внесли разнообразие в ее содержание и тон. И все же публицистика до самого конца оставалась в «Общем деле» царицей жанров: даже перечисленные выше литераторы (за исключением Бунина), как правило, выступали на страницах «Общего дела» именно в качестве публицистов. Бунину, вероятно, удалось добиться для себя поблажек - иначе трудно объяснить то количество художественных текстов, которые он опубликовал у Бурцева. Впрочем, это были большей частью либо перепечатки старых (т. е. некогда уже обнародованных) произведений, либо их обновленные версии. Гораздо выше Бурцев-редактор ценил бунинские статьи и заметки — главным образом за их остроту и неизменную непримиримость ко всему, что он сам, Бурцев, ненавидел.

Всего же с сентября 1920 по апрель 1922 г. писатель поместил в «Общем деле» 17 публицистических, 3 прозаических и 20 стихотворных произведений23. В La Cause commune у Бунина также были публикации — до нас дошли только две: заметка «Стомиллионное брюхо» (Les “cent millions de ventres”)24, напечатанная 18 сентября 1920 г. и ставшая для Бунина самым первым опытом сотрудничества в изданиях Бурцева (ее оригинал — заметка «О Горьком» — увидел свет в «Общем деле» только через 6 дней), и статья «По поводу человеческих пальцев, найденных в супе» (A propos de doigts humains trouves dans une soupe), которая была опубликована 9 октября 1920 г. и представляла собой перевод статьи «Суп из человеческих пальцев», обнародованной в газете «Свободные мысли» 27 сентября 1920 г. 25

«Пишем там изредка только для души...»

С сентября по декабрь 1920 г. Бунин опубликовал в газетах Бурцева ровно столько же своих произведений, сколько с января 1921 г. по начало апреля 1922 г. Такая, совсем не случайная неравномерность объясняется просто. Взаимоотношения Бунина и Бурцева строились не только на основе политики — в них была и своя экономика. Пока финансовое положение «Общего дела» и La Cause commune было сравнительно благополучным и стабильным, Бунин охотно в них печатался. Но как только возникли денежные затруднения, вынудившие издателя-редактора временно прекратить выплату гонораров нештатным сотрудникам, Бунин постепенно свел к минимуму свое участие в бурцевских газетах. В августе 1921 г. он жаловался своему давнему приятелю — одесскому литератору А. М. Федорову, который после бегства от большевиков обосновался в Софии: «”Общее дело” уже давно едва влачит существование — по копейкам платит только тем, что сидят в редакции, а нам всем никому не платят уже с января, все пишем там изредка только для души» (Цит. по: Бабореко, 1994: 71).

Свое недовольство Бунин высказывал и напрямую Бурцеву. Так, в письме от 17/30 сентября 1921 г.26 писатель настоятельно просил, почти требовал выплачивать ему гонорар «хотя бы по малым частям, хотя бы по 200, по 100 франков в месяц». «Такая сумма, — отмечал Бунин, — при том большом денежном обороте, который имеет всякая газета не только в месяц, но и в сутки, — совершенный грош — почти 3 франка в день. Ведь как-никак, а газета все же существует и все же кое-что платит прочим сотрудникам, даже и тем, которые не на жалованье — напр<имер>, <А.А.> Яблоновский, Куприн, — а я почему-то в такой немилости, что мне даже отказали в печатании моего объявления о моей книге, каковое я просил ставить в счет уплаты долга мне: поставили раз — и конец27, меж тем как в газете идут буквально круглый год, буквально каждый день большие бесплатные объявления даже тех, кто совсем чужой газете.»28.

В письме от 29 ноября 1921 г. Бурцев пытался объяснить причины вынужденной немилости к Бунину и в то же время обнадежить его: «Вы лучше, чем кто-нибудь другой, знаете, в каком возмутительном положении мы были все время, когда пред нами ежедневно стоял один вопрос: сможем или не сможем выпустить следующий номер “О<бщего> д<ела>”. / В настоящее время у нас есть перспективы, и тогда мы сможем начать выплачивать Ваш гонорар. / Буду очень рад, если Вы найдете возможным, в виду этих будущих благ, теперь же поделиться с “О<бщим> д<елом>” своими статьями. / “Общее дело” — наше, как и Ваше дело»29.

Однако писатель не торопился выполнять эту просьбу. Очевидно, он больше не верил Бурцеву на слово и не хотел работать только для души. Кроме того, вне всяких сомнений, Бунин был обижен (а то и оскорблен) бурцевским отказом поместить в «Общем деле» его заметку «Музыка», написанную в конце августа — начале сентября 1921 г. в связи с кончиной А. А. Блока (см.: Бакунцев, 2015).

В конечном счете Бунин все же поделился с «Общим делом» — но не статьями, а стихотворением «Свет незакатный» («Там, в полях, на погосте.»), которое было помещено в газете 25 декабря 1921 г.

Спустя четыре дня, 29 декабря, Бурцев снова просил Бунина: «Мы очень хотели бы иметь для новогоднего номера “О<бщего> д<ела>” от Вас какую-нибудь статью или хотя бы несколько строк о настоящем положении политических дел в России или Ваши пожелания на Новый год.»30.

В ответ писатель прислал художественно-публицистический этюд под заглавием «С новым годом», который был напечатан в «Общем деле» 1 января 1922 г., а впоследствии частично вошел в текст «Окаянных дней» (см. запись от 22 апреля 1919 г.).

Затем Бунин опубликовал в «Общем деле» еще 2 публицистических произведения: статью «Горький о большевиках» (12 января 1922 г.) и некролог «Великая потеря» (7 апреля 1922 г.), посвященный В. Д. Набокову, который по трагической случайности погиб от руки фанатика-монархиста (убившая Набокова пуля предназначалась Милюкову).

Это были последние бунинские публикации в газете Бурцева.

Выводы

Таким образом, мы выяснили, что в истории газеты «Общее дело» было 4 этапа, однако это было не одно и то же издание, выходившее с рваной, пунктирной периодичностью, а 4 разные газеты с одинаковым заглавием и фирменными чертами - оппозиционностью и надпартийностью. Бунин сотрудничал в одной из этих газет - третьей по счету, причем в ее как русской, так и франкоязычной версиях, и опубликовал в них в общей сложности не менее 42 произведений (стихи, прозу, публицистику). Одной из главных причин прекращения бунинского участия в «Общем деле» стали финансовые трудности, с которыми газета сталкивалась регулярно и которые в конечном счете стали роковыми для нее самой: в июне 1922 г. субсидирование бурцевского издания прекратилось.

Приложение

Здесь мы приводим полный список публикаций Бунина в газете «Общее дело» (ОД) / La Cause commune (CC) в хронологическом порядке:

Les “cent millions de ventres” (1920) CC, 18 Sept.

О Горьком // ОД. 1920. Сент., 24. № 89. С. 1.

A propos de doigts humains trouves dans une soupe (1920) CC, 9 Oct.

Старуха // ОД. 1920. Окт., 16. № 93. С. 2.

Мой перстень («Рубины мрачные цвели, чернели в нем...») // ОД.1920. Окт., 19. № 96. С. 2.

Листопад: 1. «Как в апреле по ночам в аллее.»; 2. «Этой краткой жизни вечным измененьем...» // ОД. 1920. Окт., 23. № 100. С. 2.

Красный гимн // ОД. 1920. Окт., 24. № 101. С. 2.

Пресловутая свинья // ОД. 1920. Окт., 30. № 107. С. 2.

Многогранность // ОД. 1920. Ноябрь, 5. № 113. С. 2.

К 3-летию большевизма: Наша анкета // ОД. 1920. Ноябрь, 7. № 115. С. 3.

Несколько слов английскому писателю // ОД. 1920. Ноябрь, 24. № 132. С. 2; Ноябрь, 25. № 133. С. 2.

Записная книжка [о калмыках] // ОД. 1920. Ноябрь, 27. № 135. С. 2.

Записная книжка [о «Современных записках»] // ОД. 1920. Дек., 5. № 143. С. 2.

Летние стихи: 1. «Огонь, качаемый волной...»; 2. «В дачном кресле, ночью, на балконе...»; 3. «И цветы, и шмели, и трава, и колосья...» // Там же.

Русь: 1. Укоры («Море с голой степью говорило...»); 2. Потерянный рай («У райской запретной стены...») // ОД. 1920. Дек., 19. № 157. С. 2. Чехи и эсеры // ОД. 1920. Дек., 24. № 162. С. 2.

Портрет Штейна: Глава повести // ОД. 1920. Дек., 27. № 165. С. 2. Далекое: Рассказ // ОД. 1921. Янв., 7. № 176. С. 2.

Итальянские строки: 1. «На Альпы к сумеркам нисходят облака.»;

«Вот знакомый погост у цветной Средиземной волны.»; 3. «Роняя снег, проходят тучи.»; 4. «Белые круглятся облака.»; 5. «Дул теплый ветер, точно сея.»; 6. «Вид на залив из сада над таверной.»; 7. «Гор сиреневых кручи встают.»; 8. «На вилле тихо, ночь темна.» // ОД. 1921. Февр., 3. № 203. С. 2.

Его вечной памяти // ОД. 1921. Февр., 7. № 207. С. 2.

Из записной книжки [об И. М. Василевском (Не-Букве)] // ОД. 1921. Апр., 4. № 263. С. 2.

Заметки: 1. Канарейка («Канарейку из-за моря...»); 2. На севере («К вечеру море шумней и мутней...»); 3. Одиночество («Худая компаньонка, иностранка...») // ОД. 1921. Май, 16. № 304. С. 2.

Записная книжка [о Горьком] // ОД. 1921. Июнь, 20. № 339. С. 2. Дым без отечества // ОД. 1921. Июнь, 27. № 346. С. 2.

Об Эйфелевой башне // ОД. 1921. Июль, 21. № 369. С. 2.

Свет незакатный (Там, в полях, на погосте...») // ОД. 1921. Дек., 25. № 525. С. 2.

С новым годом // ОД. 1922. Янв., 1. № 531. С. 2.

Горький о большевиках // ОД. 1922. Янв., 12. № 538. С. 2.

Великая потеря // ОД. 1922. Апр., 7. № 563. С. 1.

Примечания

1 Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РФФИ (проект № 19012-00289).

2 Бунин И. А. Под серпом и молотом / вступит. ст., сост., подгот. текста и примеч. С. П. Крыжицкого. Лондон (Канада): Заря, 1975; 2-е изд. — 1982; Бунин И. А. Окаянные дни. Воспоминания. Статьи / сост., вступит. ст., примеч. А. К. Бабореко. М.: Моск. рабочий, 1990; Бунин И. А. Великий дурман / сост., вступит. ст., примеч. О. Б. Василевской. М.: Совершенно секретно, 1997; Бунин И. А. Публицистика 1918—1953 годов / под общ. ред. О. Н. Михайлова; вступ. ст. О. Н. Михайлова; коммент. С. Н. Морозова, Д. Д. Николаева, Е. М. Трубиловой. М.: ИМЛИ РАН; Наследие, 1998; 2-е изд. — 2000; Бунин И. А. Сочинения: «Ночь отречения» / вступит. ст., сост., подгот. текста и коммент. Д. Д. Николаева. М.: Лаком-книга, 2001 и др.

3 См. также: Бабореко А. К. Глагол времен // Бунин И. А. Собр. соч.: В 8 т. / предисл., сост., подгот. текста, коммент. А. К. Бабореко. М.: Моск. рабочий, 2000. Т. 8. С. 5—24; Василевская О. Отверженная Россия // Бунин И. А. Великий дурман. С. 3—30; Крыжицкий С. Замолчанный Бунин // Бунин И. А. Под серпом и молотом. С. 7—17; Мальцев Ю. В. Забытые публикации Бунина // Континент. 1983. № 37. С. 337—359; Николаев Д. Д. Миссия русского писателя (Творчество И. А. Бунина 1920—1923 гг.) // Бунин И. А. Сочинения: «Ночь отречения». С. 5—60. и др.

4 Далеко не полный свод выявленной на сегодня исследовательской и критической литературы о писателе представлен в сборнике «И. А. Бунин: pro et contra» (см.: Двинятина, Лапидус (сост.), 2001), а также на сайте: www.ivbunin.ru

5 См. также: Блюм А. Бунин и «Южное обозрение» // Дружба народов. 1968.No 7. С. 283–284; Бунин в «Южном слове» / вступит. ст., подгот. текста и примеч.Б. Липина // Звезда. 1993. No 9. С. 125–141.

6 Собственно, эта общность и сделала возможным бунинское участие не только в«Общем деле», но и в других проектах Бурцева – например, в организации и работе инициированного Бурцевым съезда Русского национального объединения (1921), а затем и в деятельности созданного съездом Русского национального комитета (РНК, 1921–1940). Правда, Бунин относился к своему членству в РНК не так серьезно, как тот же Бурцев. Первое время писатель честно ходил на заседания Комитета, но затем начал систематически манкировать ими. Так, судя по сохранившимся протоколам заседаний РНК, за период с 23 июля 1921 г. по 9 марта 1923 г. Бунин посетил лишь одно заседание, которое состоялось 7 октября 1921 г. (ГАРФ. Ф. Р-6096. Оп. 1. Д. 1. Л. 89–91).

7 Эта, четвертая, версия «Общего дела» выходила пунктирно, отдельными номерами и, как правило, с большими (иногда – продолжительностью до года и даже более) временными промежутками. Бурцев, выпускавший ее, по сути, в одиночку, в глазах эмигрантской общественности был уже не лидером, как в начале 1920-х гг., а маргиналом, изгоем.

8 См.: Бурцев Вл. На старом пути // Общее дело (Пг.). 1917. Сент., 26.

9 Некоторые современники, недоброжелательно настроенные по отношению к Бурцеву и его газете (в частности, И. Ф. Наживин), иронически называли ее «Козой коммуны» (игра слов: cause [koz] – коза и commune [общая] – коммуна).

10 См. запись в бунинском дневнике от 6 октября 1917 г.: «Послал книгу Бурцеву (всем одно – 5–6 томы “Нивы”)» (Бунин И. А. Собр. соч. Т. 8. С. 46).

11 Бурцев Вл. Горький в Каноссе // Общее дело. 1917. Окт., 19.

12 См.: Бунин И. А. Собр. соч. Т. 8. С. 38–46.

13 Бурцев Вл. Граждане! Спасайте Россию! // Общее дело. 1917. Окт., 21.

14 См.: Скобелев М., Знаменский Ф. Инсинуация Бурцева // Новая жизнь (Пг.) 1917. Окт., 22 (Нояб., 4). Недовольство властей (точнее, лично Керенского) могла вызвать и анонимная заметка «Нелады во Временном правительстве», также напечатанная в No 23 «Общего дела»: ее автор прозрачно намекал на желательностьухода министра-председателя (См.: <Б. п.> Нелады во Временном правительстве //Общее дело. 1917. Окт., 21). Бурцев пытался возобновить свою газету – под слегка измененным заглавием: «Наше общее дело», – но ему удалось выпустить лишь одинединственный ее номер. Целиком посвященный большевистской угрозе, он(прямо по иронии судьбы) увидел свет 25 октября 1917 г. В тот же день по личному приказу Л. Д. Троцкого весь тираж «Нашего общего дела» был конфискован, а его издатель препровожден в Петропавловскую крепость. Таким образом, Бурцев оказался первым, кого новая власть отправила за решетку.

15 См., например, запись от 15 (28) декабря 1919 г.: «Письмо от Назарова из Константинополя и бурцевская газета, где определенно говорится, что Петлюра – немецкий агент» (Устами Буниных: Дневники И. А. и В. Н. Буниных и другие архивные материалы: В 2 т. / под ред. М.Э. Грин; вступит. ст. Ю. В. Мальцева. М.: Посев, 2004. Т. 1. С. 267).

16 См.: Русские писатели о Добровольческой армии // Общее дело (Париж). 1919. Дек., 25. Источник перепечатки: Анкета «Южного слова» о Добровольческой армии // Южное слово (Одесса). 1919. Сент., 22 (окт., 5).

17 См.: <Б. п.> Лекция И. А. Бунина // Последние новости (Париж). 1920. Май, 14.

18 Николаев Д. Д. Миссия русского писателя (Творчество И. А. Бунина 1920– 1923 гг.). С. 10.

19 Милюков стал редактором «Последних новостей» с 1 марта 1921 г.

20 Впрочем, то же самое можно сказать о З. Н. Гиппиус, Д. С. Мережковском,А. И. Куприне, Е. Н. Чирикове, А. В. Амфитеатрове, А. А. Яблоновском (Снадзском), С. В. Яблоновском (Потресове), А. Ветлугине (В. И. Рындзюне), Д. С. Пасманике и других ярчайших писателях и публицистах, имена которых до эмиграции невозможно было увидеть на одной газетной полосе.

21 Николаев Д. Д. Миссия русского писателя (Творчество И. А. Бунина 1920– 1923 гг.). С. 12.

22 Бурцеву вообще был свойствен такой социологический подход к литературе и литераторам. Даже классическую русскую литературу он оценивал исключительно с точки зрения ее общественной значимости (пользы). Так, в «Путешествии из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева Бурцев превыше всего ставил обличительный пафос этого произведения, а в личной и творческой биографии А. С. Грибоедова и А. С. Пушкина его интересовал главным образом факт близости обоих писателей к декабристам и т. д.

23 Эта статистика, выявленная в результате сплошного просмотра de visu подшивок «Общего дела» за 1920–1922 гг., категорически опровергает утверждение А. М. Зверева (2000: 273), что Бунин не печатал в газете Бурцева «своих художественных текстов, за исключением трех стихов в No 304». См. также Приложение к данной статье.

24 Заголовок франкоязычного варианта бунинской заметки представляет собой цитату из речи Горького, произнесенной в ноябре 1914 г. в московском Юридическом обществе: «Я боюсь, боюсь, что Россия навалится стомиллионным брюхом на Европу!» (Цит. по: Бунин И. А. Публицистика 1918–1953 годов. С. 64). На французский язык эта фраза была переведена следующим образом: Je crains, je crains que les cent millions de ventres russes ne d valent sur l`Europe! (Bounine I. (1920) Les “cent millions de ventres”. La Cause commune. 18 Septembre).

25 Газетные вырезки с этими публикациями хранятся в бунинском фонде Отдела рукописей ИМЛИ (Ф. 3. Оп. 4. Ед. хр. 3. Л. 1; Ед. хр. 6. Л. 1–1 об.). Пять вырезок со статьей о человеческих пальцах, найденных в супе, имеются также в бунинской коллекции РАЛ (MS. 1066/1176–1180). Кроме того, в личном фонде Бурцева в ГАРФ отложилась вырезка с оригинальным текстом этой статьи, содержащая следы авторской правки, с припиской (рукой Бунина): Ivan Bounine, de l`Académie National de Russie (ГАРФ. Ф. Р-5802. Оп. 1. Д. 151. Л. 9).

26 В первой публикации этого письма, осуществленной О. В. Будницким (1992: 116), допущен ряд досадных искажений текста.

27 Вероятно, Бунин имел в виду объявление о сборнике «Господин из Сан-Франциско», который был выпущен парижским издательством «Русская земля» в конце 1920или начале 1921 г. Это объявление было напечатано в «Общем деле» 21 июня 1921 г.

28 Переписка И. А. Бунина и В. Л. Бурцева: 1920–1933 / публ., подгот. текста, примеч. и пер. А. В. Бакунцева // Новый журнал (Нью-Йорк). 2015. Кн. 280. С. 178–179.

29 Там же. С. 180.

30 Там же.

Библиография

Бабореко А. К. Бунин: Жизнеописание. М.: Молодая гвардия, 2004.

Бакунцев А. В. (а) «Почему я вообще мало печатаюсь у Вас?..» К истории сотрудничества И. А. Бунина в рижской газете «Сегодня» (1921—1933) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2009. № 3. С. 145—155.

Бакунцев А. В. (б) «Такие факты не забываются и не проходят бесследно.» И. А. Бунин и рижская газета «Сегодня» в 1933—1938 гг. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2009. № 5. С. 212—224.

Бакунцев А. В. Лекция И. А. Бунина «Великий дурман» и ее роль в личной и творческой судьбе писателя // Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2011 / отв. ред. Н. Ф. Гриценко. М.: Дом русского зарубежья им. А. Солженицына, 2011. С. 17—44.

Бакунцев А. В. И.А. Бунин на страницах одесской печати в годы Гражданской войны // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2014. № 5. С. 55—71.

Бакунцев А. В. «В газетах — Блок, Блок, Блок.»: Отклик И. А. Бунина на смерть А. А. Блока // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2015. № 3. С. 100—114.

Бакунцев А. В. Иван Бунин — несостоявшийся редактор газеты «Южное обозрение» // Литературный факт. 2017. № 4. С. 124—142. DOI: 10.22455/ 2541-8297-2017-4-124-142 УДК 821.161.1

Бакунцев А. В. Публицистические выступления И. А. Бунина во франкоязычной прессе 1920—40-х гг. // И. А. Бунин: от века XX к веку XXI: Материалы юбилейной всероссийской (с международным участием) научной конференции (20—21 сентября 2018 г.). Елец: Елецкий гос. ун-т им. И. А. Бунина, 2018. С. 15—21.

Блюм А. В. Цензура о раннем Бунине // Рус. лит. 1970. № 3. С. 131—133.

И. А. Бунин. Литература о жизни и творчестве. Материалы к библиографии (1892—1999) / сост. Т. М. Двинятина, А. Я. Лапидус // И. А. Бунин: pro et contra / сост. Б. В. Аверина, Д. Риникера, К. В. Степанова; коммент. Б. В. Аверина, М. Н. Виролайнен, Д. Риникера; библиогр. Т. М. Двинятиной, А. Я. Лапидус. СПб: Рус. Христ. гуманит. ин-т, 2001. С. 847—1011.

Владимир Бурцев и его корреспонденты / сост., вступ. ст. О. В. Будницкого // Отечественная история. 1992. № 6. С. 110—122.

Гордиенко Т. В. И. А. Бунин — автор «Нового журнала» // Русская словесность. 2005. № 5. С. 26—29.

«Грустны твои вести.»: Письма И. А. Бунина к А. М. Федорову / публ., подгот. текстов, вступит. ст., коммент. А. К. Бабореко // Наше наследие. 1994. № 32. С. 68—79.

«Если хотите меня печатать, терпите»: И. А. Бунин / публ. и примеч. О. А. Коростелева и М. Шрубы; вступит. ст. О. А. Коростелева // «Современные записки» (Париж, 1920—1940): Из архива редакции: В 4 т. / под ред. О. Коростелева и М. Шрубы. М.: НЛО, 2012. Т. 2. С. 697—932.

Зверев А. М. «Общее дело» // Литературная энциклопедия русского зарубежья. 1918—1940: В 4 т. М.: РОССПЭН, 2000. Т. 2: Периодика и литературные центры. С. 271—277.

«Знаем, что на подъем Вы не очень легки.»: Письма П. Н. Милюкова к И. А. Бунину, 1921—1937 гг. / публ., подгот. текста, вступит. ст. и коммент. А. В. Бакунцева // Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2016 / отв. ред. Н. Ф. Гриценко. М.: Дом русского зарубежья имени А. Солженицына, 2016. С. 376—405.

Иван Алексеевич Бунин. Библиография первых изданий в газетах, журналах, литературно-художественных альманахах и сборниках (1887— 1987) / сост. Й. Кржесалкова, сост. указателей М. Ржегакова. Прага: Нац. библиотека Чешской Республики; Славянская библиотека, 2011.

Из творчества И. А. Бунина эпохи гражданской войны / вступ. ст. и публ. Г. Д. Зленко // Филологические записки (Воронеж). 1995. Вып. 4. С. 22—33.

Кондратенко А. Бунин — сотрудник «Орловского вестника» // И. А. Бунин и мировой литературный процесс: Материалы международной науч. конференции, посвященной 130-летию со дня рождения писателя, 20—22 сентября 2000 г. Орел, 2000. С. 106—112.

Кравченко А. А. Журнал «Современные записки» в творческой судьбе Ивана Бунина // Филоlogos. 2017. № 33. С. 28—35.

Крыжицкий С. Жизнь и творчество И. А. Бунина в эмиграции // Русская литература в эмиграции: сб. ст. / под ред. Н. П. Полторацкого. Питтсбург: Отд. слав. языков и литератур Питтсбургского ун-та, 1972. С. 107—120.

Летопись жизни и творчества И. А. Бунина / сост. С. Н. Морозов. М.: ИМЛИ, 2011. Т. 1 (1870—1909).

Летопись жизни и творчества И. А. Бунина / сост. С. Н. Морозов. М.: ИМЛИ, 2017. Т. 2 (1910—1919).

Мальцев Ю. В. Бунин. Франкфурт-на-Майне; М.: Посев, 1994.

«.Наша культура, отраженная в капле.»: Письма И. Бунина, Д. Мережковского, З. Гиппиус и Г. Адамовича к редакторам парижского «Звена» (1923—1928) / публ. О. А. Коростелева // Минувшее: Ист. альманах. СПб: Atheneum; Феникс, 1998. Вып. 24. С. 123—165.

Петрова Т. Г. «Последние новости» // Литературная энциклопедия Русского зарубежья. 1918—1940: В 4 т. М.: РОССПЭН, 2000. Т. 2: Периодика и литературные центры. С. 319—329.

Риникер Д. «Простить вас, ’’доведших страну до Учредительного собрания”, никак не могу»: Иван Бунин и журнал «Современные записки» // Вокруг редакционного архива «Современных записок» (Париж, 1920—1940): сб. ст. и материалов / под ред. О. Коростелева, М. Шрубы. М.: НЛО, 2010. С. 120—128.



Поступила в редакцию 26.02.2019