Потребление новостной информации в Интернете студентами МГУ имени М. В. Ломоносова

Скачать статью
Толоконникова А.В.

кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: a.tolokonnikova@mail.ru
Черевко Т.С.

кандидат филологических наук, старший научный сотрудник кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: сherevkot@gmail.com

Раздел: Новые медиа

Настоящая статья посвящена изучению особенностей потребления новостей в Интернете молодыми и активными жителями Москвы — студентами факультета журналистики МГУ. Авторы анализируют поведение пользователей в сети Интернет, главным образом их интерес к различным новостным ресурсам и ссылкам на публикации СМИ, представленным в социальных сетях. Данное исследование позволяет выявить некоторые закономерности новостного потребления будущих журналистов и обозначить наиболее значимые для них каналы распространения новостного контента.

Ключевые слова: новостные ресурсы, потребление новостей, медиапо¬требление в Интернете, социальные сети, интернет-СМИ

Введение

Уровень проникновения Интернета в России сегодня составляет 61%. Данный показатель занимает второе место среди стран СНГ, уступая только Армении (79%). Однако он значительно ниже, чем в среднем по Европе (73%) или по Северной Америке (88%), поэтому потенциал для роста еще достаточно велик1. Вместе с тем уже более половины россиян используют сетевые ресурсы постоянно. По дан­ным фонда «Общественное мнение» (ФОМ), в 2015 г. 76 млн жите­лей нашей страны (65% совершеннолетнего населения) обращались к Интернету хотя бы раз в месяц, а почти 61,5 миллионов человек (53%) выходили в сеть ежедневно2.

Интернет становится для россиян и мощным каналом комму­никации, и поставщиком новостей, лишая традиционные СМИ монопольного права на производство и распространение инфор­мационных сообщений. Меняя правила игры, все больший вес приобретает гражданская журналистика, а простые пользователи глобальной сети имеют все шансы стать такими же популярными, как и профессиональные журналисты.

Контент непрофессионалов в Интернете не раз оказывался бо­лее успешным, нежели продукт, выпущенный крупной медиаком­панией с целью привлечения сетевой аудитории. Так, десятку наи­более популярных видеороликов «Ютьюб» (YouTube) в 2015 году возглавил танец группы девочек под песню американского хип-хоп музыканта «Сайленто» (Silento) (официальная версия клипа также вошла в хит-парад, но заняла при этом лишь десятое место), второе - реклама игры для мобильных устройств, в главной роли которой снялся популярный актер Лиам Ниссон, а третье - люби­тельское видео: трехминутная история о том, как глава семьи ре­шил сделать сюрприз супруге и детям, заполнив весь дом пласти­ковыми шарами. Последний ролик собрал более 56 млн просмотров и 700 тыс. «лайков» - трудно достижимый показатель даже для производителей профессионального видео, созданного для распространения в сети3.

Очевидно, что хитами просмотра в Интернете становятся вовсе не те новости, что распространяют традиционные СМИ. Однако многие вопросы, связанные с особенностями потребления инфор­мации в глобальной сети, на сегодняшний день остаются без ответа.

На каких ресурсах пользователи узнают новости? Как они взаи­модействуют с контентом и перемещаются в новостных потоках? Все это пока мало изучено научным сообществом.

Авторы поставили перед собой задачу выявить особенности се­тевого медиапотребления в среде студентов Московского универ­ситета, поскольку именно для молодой аудитории всемирная сеть сегодня является главным источником новостей. В настоящей ста­тье представлены результаты зондажного исследования, целью ко­торого была постановка гипотезы и определение направлений для дальнейших изысканий.

Теоретическая база исследования

Изучение медиапотребления в глобальной сети и главным образом потребление новостного контента молодыми активными пользователями Интернета представляется целесообразным про­водить в двух направлениях.

Во-первых, это современные практики медиапотребления. За основу авторами взяты труды М. Маклюэна (2011) и более позд­ние рассуждения исследователей о том, что в современном комму­никационном пространстве постепенно нивелируются границы между медиумом и сообщением, а потребление информационного контента нередко равно потреблению его производителя. Данный феномен Ж. Бодрийяр описывает так: «Повсюду массовая комму­никация определяется систематизацией на уровне технического медиума и кода, систематическим производством посланий, исхо­дящих не от мира, а от самого медиума» (Бодрийяр, 2006). Для оп­ределения понятия медиапотребления и конкретизации его сущ­ностных характеристик авторы исследования опираются в том числе и на социологические теории П. Бурдье (2001) и Э. Гидденса (2005).

Во-вторых, это изучение непосредственно новостного контента в сети Интернет. Точкой отсчета для работы в этом направлении стало традиционное представление о новостных жанрах, сформу­лированное в работах А.А. Тертычного (2014) применительно к пе­чатной прессе. Данная теоретическая база позволила проследить трансформацию понятия «новость» с развитием СМИ в Интерне­те и сопоставить используемые ранее подходы с характеристиками новостного продукта электронных медиа.

Авторы выделили такие базовые характеристики интернет-но­вости, как гипертекстуальность (Лукина, 2010), которая отражает взаимосвязь новостного контента с другими текстами в глобаль­ной сети; мультимедийность (Кульчицкая, 2014) как представле­ние новостного контента с помощью различных медийных плат­форм; интерактивность (Вартанова, 2011) как возможность вовлечения пользователей в потребление новостных материалов; территориальная и временная трансграничность коммуникации новостного сообщения (там же).

Исходя из данной теоретической базы, авторы предприняли по­пытку ответить на вопрос, как люди находят в Интернете интере­сные для них темы, и попросили студентов факультета журналисти­ки МГУ им. М.В. Ломоносова в течение двух недель фиксировать детали своего медиапотребления в Интернете. Безусловно, аудито­рия будущих журналистов является специфичной и ее поведение несколько отлично от среднестатистического пользователя. В то же время зарождающийся профессиональный интерес, на наш взгляд, заставляет студентов журфака относиться к новостной информации с большим вниманием и потреблять ее в большем количестве, не­жели это происходит у учащихся других специальностей. Все это делает данную группу весьма любопытной для анализа.

Описание исследования

Исследование проводилось в начале 2015 г. Студенты фиксиро­вали свое медиапотребление в специальном дневнике, куда вноси­лись названия всех посещенных с целью получения актуальной информации интернет-ресурсов, время их просмотра, а также за­головки и темы прочитанных новостей. Кроме того, респонденты отмечали, как часто они переходят с одного сайта на другой, пыта­ясь получить полное представление о событии, и последователь­ность этих переходов.

Помимо анкет, каждый из опрошенных представил эссе-отчет, в котором описал, где и как он обычно потребляет информацию, какие источники новостей являются для него наиболее актуаль­ными и авторитетными, а также то, как он находит необходимую информацию.

При этом в ходе исследования фиксировалось и подвергалось анализу потребление информации, которую можно было бы отне­сти к категории «новость», исходя из критериев актуальности, близости аудитории, конфликтности, связи с «человеческим инте­ресом», масштабности происшествий (Шостак, 1998). Были изуче­ны материалы СМИ, ленты информационных агентств, посты из­вестных блоггеров и прочее. Такие виды досуга, как покупки в интернет-магазинах, просмотр видеофильмов в сети или онлайн-игры, не рассматривались. Исключение составляли лишь случаи, когда на таких ресурсах опрошенные потребляли информацию, которую можно было бы отнести к разряду «новостей».

Для исследования была выбрана группа студентов в возрасте 17­19 лет. В данной статье представлены результаты не столько стати­стического, сколько качественного анализа 10 наиболее добросо­вестно заполненных дневников и эссе-отчетов, поскольку главной целью исследования на данном этапе было выявление основных трендов в медиапотреблении студенческой аудитории и проработка инструментария для дальнейших более масштабных опросов.

Выбор такой группы респондентов, на наш взгляд, оправданн и показателен по целому ряду факторов (возрастному, регионально­му и др.). Сегодня около половины российских интернет-пользо­вателей - это люди в возрасте до 35 лет4. Обращаясь к более узко­му возрастному диапазону, можно отметить, что сейчас глобальной сетью пользуются 98% россиян от 12 до 24 лет5. При­том молодые люди 12-17 лет являются группой, которая проводит в сети максимальное, в сравнении со всеми пользователя­ми России, количество времени - 2 часа 33 мин. ежедневно (153 мин.), а группа 18-24 лет занимает вторую позицию - 2 часа 15 мин. ежедневно (135 мин.)6. В категориях, объединенных по роду занятий, «учащиеся» также абсолютные лидеры с точки зре­ния времени, проводимого ими в Интернете: на него они тратят 1 часа 27 мин. (147 мин.) ежедневно7.

Все опрошенные студенты (на момент проведения исследова­ния) проживали в Москве или в Московской области. По данным Фонда «Общественное мнение» за 2015 г., Москва доминировала среди всех российских регионов с точки зрения проникновения Интернета: этот показатель составлял здесь более 75%8. А, согла­сно TNS WEB Index, каждый месяц Интернетом пользуется три четверти жителей столицы - 8,4 млн человек (79%). Близкие пока­затели только у Санкт-Петербурга (78% населения, но 3,6 млн чел), тогда как в других регионах эта цифра значительно ниже9.

Исследование проводилось в течение 2-х недель: с 24 февраля по 9 марта 2015 года включительно. Выбор этих дат обусловлен прежде всего тем, что в аналогичные сроки опрашивались студенты других вузов - в частности, студенты Бирмингемского университета Вели­кобритании, Темпльского университета США, а также Пермского государственного университета. Сопоставление данных опросов в последующих исследованиях позволит нам получить более точную картину того, как пользователи взаимодействуют с информацион­ными интернет-ресурсами в разных странах и, возможно, позволит выявить особенности национального медиапотребления.

Вместе с тем данный временной отрезок нельзя считать абсо­лютно типичным для России, поскольку в это время в стране ши­роко отмечаются сразу два праздника: День защитника Отечества (23 февраля) и Международный женский день (8 марта). Этим объясняется то, что исследование началось во вторник, 24 февра­ля, поскольку он являлся первым рабочим днем после удлинен­ных выходных. Кроме того, на эти даты пришелся один дополни­тельный выходной: 9 марта в 2015 г. был объявлен нерабочим в связи с тем, что праздник 8 марта попал на воскресенье. Таким образом, выбранный период позволил нам лучше понять, равный ли интерес к новостям испытывают студенты в выходные и празд­ничные дни по сравнению с буднями.

Отдельное внимание стоит также обратить на внезапное траги­ческое событие, произошедшее в исследуемый период: вечером 27 февраля в центре Москвы был застрелен известный политик Борис Немцов. Ниже мы рассмотрим, как данное происшествие повлияло на медиапотребление респондентов, а именно: как начинающие журналисты использовали информационные ресурсы в ситуации «горячих» новостей и какие источники информации были для них приоритетны.

Активность пользователей: временные и количественные показатели

Проведенное исследование показало, что для всех опрошенных Интернет является чрезвычайно значимым и повсеместно исполь­зуемым источником информации (см. табл. 1). За две недели ре­спондентами было просмотрено 672 информационных сетевых ре­сурса — 377 в первую и 295 — во вторую. Разрыв между тем, как часто опрошенные черпали информацию с новостных сайтов и из социальных сетей, нельзя назвать драматичным, хотя социальные сети все же доминировали в этом вопросе. Из социальных медиа студенты узнали 388 новостей, 58% от общего числа, в то время как непосредственно на сайтах или в их мобильных приложениях они прочитали почти на сто единиц контента меньше — 284 ново­сти (42%).

vest-04-16-142-162 (1).png
* Учитывались только специальные мобильные приложения информаци­онных ресурсов — такие, как «Вести», «Медуза» и т.п.

Респонденты читали новости постоянно в течение дня — с мо­мента пробуждения и до отхода ко сну, вне зависимости от того, были то рабочие, праздничные или выходные дни. Ситуацию, ког­да студент выпадал из информационного пространства на целый день, можно считать исключительной (см. рис. 1).

vest-04-16-142-162 (2).png

Потребление информации с новостных сайтов выглядит доста­точно стабильным: группа опрошенных ежедневно читала от 14 до 26   материалов, в то время как в социальных сетях оно менялось волнообразно: за двухнедельный период количество ежедневных просмотров новостей здесь колебалось в диапазоне от 15 до 46.

Своего пика медиапотребление в соцсетях достигло 27 февраля (см. табл. 2). Несмотря на то, что именно в этот день произошло убийство Бориса Немцова, связать это потрясшее россиян собы­тие с возросшим интересом к социальным медиа вряд ли возмож­но. Политик был застрелен в центре Москвы в 23:30 и, как пока­зывает тематика просматриваемых респондентами материалов, информация об этом стала появляться в Интернете где-то спустя полчаса, т.е. уже 28 февраля — день, в который показатели соци­альных медиа у наших респондентов, напротив, находились в ми­нимуме. Данный всплеск потребления новостного контента в со­циальных сетях 27 февраля (в пятницу) четко коррелируется с результатами многочисленных исследований, где пятницу называ­ют днем возрастающей активности в социальных медиа.

vest-04-16-142-162 (3).png

Можно выделить и другие точки, когда опрошенные уделяли соц­сетям значительно меньше внимания, чем обычно. Так, крайне низ­кие показатели были 7 и 9 марта. Примыкающие к празднику выход­ные дни вовсе не способствовали повышенному интересу к социальным медиа. На этом фоне несколько выделяется 8 марта: в этот день респонденты значительное время провели за поздравлени­ем знакомых в социальных сетях и параллельно читали новости в ленте. Хотя в сам Международный женский день эти показатели были невысоки: студенты прочитали 22 новости, в то время как сред­ний показатель за две недели составил 24. Как показывают эссе, сни­жение интереса к социальным сетям в выходные и праздничные дни (7—9 марта) связано с тем, что опрошенные старались больше време­ни уделять живому общению и меньше отвлекаться на виртуальное. Это вполне подтверждают представленные в дневниках данные.

В табл. 3 мы обобщили медиапотребление студентов в течение одной, относительно типичной для России рабочей недели, вклю­чающей пять будних дней и два выходных (в данном случае один праздничный, поскольку на воскресенье попадает Международ­ный женский день).

vest-04-16-142-162 (4).png

В среднем диапазон просмотра новостей соцсетей в рабочие дни за этот период был значительно выше и составил от 20 до 33 просмо­тров, в то время как в выходные — от 10 до 17. Аналогичным образом ситуация складывалась и с информационными сайтами: от 16 до 27 новостей было прочитано в будние дни и 17-18 — в выходные.

Потребление новостей в социальных сетях

Результаты исследования показывают, что потребление ново­стей непосредственно с информационных сайтов в данной группе уступает чтению новостей по всем социальным сетям (270 против 388 соответственно). А наиболее востребованной социальной се­тью является «ВКонтакте».

Сегодня «ВКонтакте» — самая крупная социальная сеть Рос­сии, месячная аудитория которой составляет 50 млн человек10.

Кроме того, это самая популярная социальная сеть среди молоде­жи: «ВКонтакте» пользуется 90% российских подростков11. Согла­сно исследованию Роскомнадзора, молодежная аудитория на этом ресурсе в два раза превышает показатели взрослых.

«ВКонтакте» стабильно занимает первое место и среди всех посе­щаемых подростками интернет-сайтов, серьезно опережая поиско­вые ресурсы: на ее долю приходится 76%, в то время как главную страницу «Яндекса» посещают 60%, и 46% обращаются к почтовому сервису «Мэйл.ру» (Mail.Ru)12. Все это логичным образом подтвер­ждает востребованность «ВКонтакте» в студенческих кругах. За две недели респонденты прочитали в «Вконтакте» 266 информационных сообщений, что составляет 40% от всех потребленных ими новостей. Это более чем в два раза больше, чем в других социальных медиа.

Показательно, что вторая по популярности социальная сеть Рос­сии — «Одноклассники», месячная аудитория которой составляет 34 млн человек13, вообще ни разу не была упомянута нашими ре­спондентами. Это также отражает тенденцию к сегментации ауди­тории по различным социальным медиа: сегодня «Одноклассники» объединили вокруг себя возрастную и региональную аудиторию. Данные «Бренд Аналитикс» (BrandAnalytics) свидетельствуют о том, что Москва даже не попадает в Т0П-10 регионов с точки зрения ге­ографии распространения этой сети, а доля авторов в возрасте от 18 до 24 лет здесь не превышает 8%, при этом их количество в возраст­ной структуре сети сокращается14.

Иная ситуация сложилась с одной из крупнейших международ­ных сетей — «Фейсбук», которая занимает в России третье по попу­лярности место (ее месячная аудитория составляет 21 млн пользователей)15. Хотя доля авторов в возрасте 18—24 лет здесь такая же, как и в «Одноклассниках», т.е. не превышает 8%, а ядро аудитории (70%) находится в диапазоне 25—44 лет16, Москва — это основной регион распространения данной сети: число активных авторов «Фейсбука» в столице более чем в два раза превышает ее аналогичные показатели по всем остальным регионам Т0П-10 вместе взятым17. Результаты ис­следования коррелируются с данными статистики — «Фейсбук» все же входит в список информационных источников московских сту­дентов, хотя доля его чрезвычайно мала в силу низкой востребован­ности у представленной возрастной группы.

Значительно большее влияние на опрошенных оказывает ми­кроблог «Твиттер»: за две недели студенты прочитали здесь 109 но­востей, что составило треть от всей новостной информации, полу­ченной ими в социальных сетях.

Роль «Инстаграм» (Instagram) как источника новостей крайне мала: несмотря на то, что число подписчиков сети весьма внуши­тельное, эссе студентов показывают, что на их ленте преобладают публикации, носящие личный, а не новостной характер (см. табл. 4).

vest-04-16-142-162 (5).png

Стоит отметить, что привычка пользоваться теми или иными социальными сетями у опрошенных была достаточно устоявшей­ся: «ВКонтакте» все респонденты просматривали практически ежедневно, а то и несколько раз в день, но многие также парал­лельно обращались к «Твиттеру» или «Фейсбуку» и заходили в эти сети неоднократно в течение исследуемого периода.

Информационные приоритеты

Опрос, проведенный в марте 2015 г. в США, показал: несмотря на то, что количество обращений пользователей к «Фейсбуку» и «Твиттеру» одинаково, цели, которые они перед собой ставят, раз­нятся. Так, к «Твиттеру» пользователи почти в два раза чаще обра­щались для того, чтобы следить за «горячими» новостями: 59% против 31% у «Фейсбука». Зато сторонники последнего были бо­лее вовлечены в политический контент, нежели пользователи «Твиттера»: 32% и 25% соответственно18.

Опрос выявил роль «Твиттера» как самого оперативного источ­ника информации и своего рода регулятора повестки дня, кото­рую могут контролировать пользователи. Возможность напрямую подписаться на корреспондентов или компании по производству новостей, позволяет простым людям следить за событиями он­лайн: 67% пользователей «Твиттера» были в курсе каждой второй из последних новостных тем. Это на 10% больше, чем среди поль­зователей «Фейсбука», который в партнерстве с крупнейшими ми­ровыми медиа сегодня делает ставку на интеграцию профессио­нального медийного контента в пользовательские ленты19.

Конкретно в России складывается несколько иная ситуация. Как было упомянуто выше, лидирующей по числу пользователей в стране является социальная сеть «ВКонтакте», что и позволяет именно ей быть главным информатором, хотя в этом вопросе нельзя недооце­нивать и роль «Твиттера». В период нашего исследования главным новостным поводом стало убийство Бориса Немцова. О том, как сильно оно затронуло респондентов, говорит их поведение в Интер­нете. Непосредственно после того, как опрошенные узнавали о про­исшествии, будь то поздний вечер (27 февраля 2015) или раннее утро (28 февраля 2015), практически все они тут же начинали искать на различных ресурсах дополнительную информацию о случившемся. При этом ни одна другая тема не вызывала такой активности пользо­вателей в ночные и утренние часы. Кроме того, студенты интересова­лись развитием событий в последующие дни, о чем свидетельствует глубина новостного потребления (несколько ресурсов за сессию).

Несмотря на то, что большинство респондентов узнавали эту новость именно из социальных сетей (в группе опрошенных до­минировали «Твиттер» и «ВКонтакте»), практически сразу после этого, пытаясь получить более подробную информацию, они пе­реходили непосредственно на новостные ресурсы (табл. 5).

vest-04-16-142-162 (6).png

Наибольший интерес сразу же после происшествия вызывали материалы информационных агентств «Интерфакс», «РИА Ново­сти», ТАСС, а также портала LifeNews, размещавшие на тот момент наиболее оперативную информацию. Поскольку Борис Немцов имел оппозиционные политические взгляды, особое внимание было привлечено и к таким интернет-ресурсам, как «Медуза», «Йод», «Эхо Москвы», телеканал «Дождь», то есть тем СМИ, чья повестка дня традиционно отлична от официальной.

Утром следующего дня студенты также сосредоточили свое вни­мание на посещении сайтов СМИ. В основном они читали анали­тические статьи «Коммерсанта», «Известий», портала «Лента.ру». После такого смещения в сторону официальных СМИ интерес к информации, размещенной в социальных сетях закономерно сни­зился: 28 февраля студенты прочли здесь 18 новостей, что на 25% ниже среднего показателя за этот период (см. табл. 5). Зато посеща­емость сайтов в этот день достигла своего пика: опрошенные про­читали на них 25 материалов (см. табл. 2). Аналогичную активность мы могли наблюдать лишь в понедельник 2 марта — первый рабо­чий день после выходных.

Популярные новостные ресурсы Рунета

При всем интересе к социальным сетям, пользователи вовсе не отказываются от потребления новостей непосредственно с информационных ресурсов. За две недели респонденты прочита­ли 270 новостей на сайтах, куда они зашли напрямую, минуя со­циальные сети. Статистика посещаемости ресурсов (см. табл. 6) и тематика прочтенных текстов показывают, что в большинстве случаев пользователи просматривали серьезные и авторитетные медиаресурсы, куда заходили в поисках качественного журна­листского контента.

В списке наиболее популярных сайтов фигурируют интернет-СМИ (Lenta.ru, Газета.ру, Meduza и др.), электронные ресурсы пе­чатных изданий («Известия», «Коммерсант», «Русский репортер» и др.), сайты информационных агентств («РИА Новости», «Ин­терфакс», Newsru.com). Последние явно привлекали опрошенных как источники наиболее оперативной информации. В первую де­сятку вошли и сайты телеканалов (LifeNews, RT, «Дождь»), на ко­торых респонденты просматривали видеоматериалы.

vest-04-16-142-162 (7).png

Пользователи отдавали очевидное предпочтение профессио­нальному медиаконтенту, и, как и в случае с социальными сетями, многие из них посещали одни и те же ресурсы постоянно и именно по ним отслеживали последние события.

При этом в списке сайтов, на которые пользователи переходи­ли по ссылкам из социальных сетей, позиции многих игроков ме­нялись (см. табл. 7). Так, «Коммерсант» сместился ближе к концу рейтинга, а «Газета.ру», напротив, заняла первую позицию. Среди информационных агентств лидером по переходам из социальных сетей стало «РИА Новости», в то время как все остальные вообще не вызывали интереса у респондентов в социальных медиа. Веро­ятно, это можно объяснить низкой активностью данных инфор­мационных агентств в социальных сетях. Стабильны позиции «Медузы»: у опрошенных пользовался популярностью как сам ресурс, так и ссылки на него в соцсетях. Хорошо видно, что мате­риалы СМИ с альтернативным контентом вызывали больший ин­терес у опрошенных, когда они видели ссылки на них в социаль­ных сетях.

vest-04-16-142-162 (8).png

Глубина новостного потребления

Потребляя информацию в Интернете, пользователи часто не ограничивались посещением одного сайта, а продолжали свою на­вигацию по другим ресурсам. В одних случаях участники опроса желали видеть развитие той же темы, в других, заинтересовавшись заголовком, — уходили к принципиально новому материалу В процессе исследования мы решили отследить, какую роль в этом вопросе играют гиперссылки и как часто ими пользуются ре­спонденты. Этот процесс мы обозначили как глубину новостного потребления.

Анализ полученных данных показывает, что каждая вторая прочитанная новость (53%) побуждает пользователя продолжать потреблять информацию в Интернете (см. табл. 8). Наиболее ак­тивно они переходят на другие ресурсы по ссылкам в социальных сетях. Такие переходы мы наблюдаем в 70% случаев. Среди тех, кто перешел непосредственно на новостной ресурс, 21% продол­жают потреблять информацию и переходят на следующий матери­ал, и только четверть оставшихся кликает по четвертой ссылке. Та­ким образом, всего 4% просмотренных в социальных сетях новостей побуждают пользователей прочитать хотя бы три мате­риала на сторонних ресурсах, в то время как большинство, изучив лишь одну, заинтересовавшую статью, вновь возвращается в соци­альные сети.

vest-04-16-142-162 (9).png

* Учитывались только новостные информационные приложения, такие как «Вести», «Медуза» и т.п.

С сайтами ситуация выглядит схожим образом. Прочитав инте­ресующую статью на новостном ресурсе, треть пользователей (33%) переходят по ссылкам, которые видят, к следующему мате­риалу. Затем каждый второй из оставшихся идет дальше, доходя до третьего материала, и потом только треть из них совершает чет­вертый переход — это не более 5% от читавших исходную новость.

Таким образом, наши респонденты имели интерес не столько к конкретным информационным ресурсам, формируемой ими по­вестке дня или взглядам журналистов, сколько к определенному событию, материалу или заголовку. Изучив текст, пользователи вовсе не были готовы активно потреблять другой контент того же

СМИ, смотреть дополнительную информацию или последова­тельно изучать сторонние ресурсы, переходя по предложенным ссылкам. Напротив, они закрывали для себя начатую тему и либо сами формировали новый информационный запрос, либо возвра­щались в социальные сети, либо приостанавливали медиапотре­бление.

Данное явление, безусловно, требует более глубокого осмысле­ния, и результаты исследования этого направлении будут отраже­ны в следующих работах авторов. Однако уже сейчас очевидно, что информационная повестка лент социальных сетей привлекает внимание респондентов и довольно часто способствует глубокому новостному потреблению.

Заключение

Обобщая результаты проведенного разведовательного исследо­вания, мы можем сделать ряд выводов, необходимых для поста­новки гипотезы, подтверждения или опровержения которой авто­ры планируют искать в ходе дальнейших, более масштабных исследований:

1. Потребление новостной информации в Интернете у опро­шенных студентов происходило практически постоянно, лишь с небольшими перерывами на время сна. Незначительное снижение этого показателя можно было наблюдать в выходные и празднич­ные дни. Это ставит перед новыми медиа непростую задачу: чтобы отвечать на запросы современной аудитории, им необходимо по­ставлять контент в том же режиме — 24 часа в сутки и 7 дней в не­делю.

2. Современные студенты активно используют социальные сети в качестве новостных ресурсов. В период исследования ре­спонденты прочитали на них больше информационных сообще­ний, нежели напрямую с сайтов СМИ. «ВКонтакте» является ос­новным поставщиком новостей для анализируемой аудитории, со значительным отставанием от лидера идет «Твиттер». Роль других социальных медиа в общем объеме потребления новостей, несмо­тря на их востребованность у российского потребителя, невысока.

3. Наиболее популярными новостными ресурсами в Интерне­те для будущих журналистов стали сайты профессиональных СМИ — таких, как «Коммерсант», «Газета.ру», «Медуза» и др. Это заметно и по количеству обращений к ним напрямую, и по числу переходов на них из соцсетей. Таким образом, интерес данной аудитории к пользовательскому контенту в Интернете пока что не замещает их потребности в качественной информации, клю­чевыми характеристиками которой в новой среде являются своевременность, достоверность, а, нередко, и разъяснение про­изошедшего.

4. Потребители новостной информации в Интернете занима­ют активную позицию: они самостоятельно определяют траекто­рию своего движения в информационном потоке и весьма нео­хотно отклоняются от выбранного маршрута. Прочитанный материал побуждал пользователей «кликнуть» не более чем еще по двум ссылкам. До четвертой публикации доходили буквально единицы.

5. Социальные сети позволяют студентам потреблять новости в фоновом режиме и за счет этого постоянно курировать повестку дня. Пользователи достаточно активно переходят из соцсетей на новостные ресурсы, чтобы прочитать заинтересовавший их мате­риал, но затем вновь возвращаются на свои страницы, продолжая именно по ним «мониторить» информационную ленту. Аналогич­ного интереса к сайтам СМИ, напротив, не удалось выявить: даже самые популярные ресурсы пользователи посещали не чаще, чем 2—3 раза в день, и в большинстве случаев переходили на них не столько ради того, чтобы оценить общую картину дня, сколько для чтения конкретного материала.

Примечания

1 Internet World Stats. Internet Usage Statistics. The Internet Big Picture. World In­ternet Users and 2015 Population Stats. 2015. December. Available at: http://www.mter-networldstats.com/stats.htm

2 Интернет в России: динамика проникновения. Лето 2015 // Фонд «Общест­венное мнение». 2015. 30 октября. Режим доступа: http://fom.ru/SMI-i-internet/12369

3 Кузнецов Д. YouTube назвал самые популярные ролики 2015 года // Россий­ская газета. 2015. 10 декабря. Режим доступа: http://www.rg.ru/2015/12/10/hitparad-site.html

Количество пользователей Интернета внутри половозрастных групп. Май - июль 2015 г., Monthly Reach% и тыс. чел., 12+ лет // TNS WEB Index. Аудитория Интернета в целом. Россия 100 000+, Москва, С.-Петербург. Результаты устано­вочного исследования. — Май-июль 2015.

Даны усредненные показатели по мужским и женским группам возраста 12—17   и 18-24 лет. Количество пользователей Интернета внутри половозрастных групп май - июль 2015 г., Monthly Reach% и тыс. чел., 12+ лет // TNS WEB Index. Указ. ист.

Длительность пребывания в Интернете социально-демографических групп. Июль 2015 г., минут в день, 12-64 лет // TNS WEB Index. Аудитория Интернета в целом. Россия 100 000+, Москва, С.-Петербург. Результаты установочного иссле­дования. - Май-июль 2015.

7 Там же.

8 Яндекс. Исследования. Развитие Интернета в регионах России. 2015. Весна. Режим доступа: https://yandex.ru/company/researches/2015/ya_internet_regions_2015

Количество пользователей Интернета внутри половозрастных групп. Май - июль 2015 г., Monthly Reach% и тыс. чел., 12+ лет // TNS WEB Index. Указ. ист.

10 Топ-20 интернет-проектов. Июль 2015, Россия 0+, 12-64 лет // TNS Web Index: Аудитория интернет-проектов. Результаты исследования: июль 2015. Рос­сия 0 +.

11 Соцсетью «ВКонтакте» пользуются 90% подростков и только 42% взрослых // digit.ru. 2013. 25 ноября. Режим доступа: http://digit.ru/internet/20131125/408583059.html

12 Там же.

13 Топ-20 интернет-проектов. Указ. ист.

14 Социальные сети в России, весна 2015. Цифры, тренды, прогнозы // Блог Brand Analytics. 2015. 6 июня. Режим доступа: http://br-analytics.ru/blog/socialnye-seti-v-rossii-vesna-2015-cifry-trendy-prognozy/

15 Топ-20 интернет-проектов. Указ. ист.

16 Социальные сети в России, весна 2015. Указ. ист.

17 Там же.

18 Lichterman J. New Pew data: More Americans are getting news on Facebook and Twitter // NeimanLab. 2015. July, 14. Available at: http://www.niemanlab.org/2015/07/new-pew-data-more-americans-are-getting-news-on-facebook-and-twitte...

19 Там же.

Библиография

Бодрийяр Ж. Общество потребления. М., 2006.

Бурдье П. Практический смысл. СПб, 2001.

Вартанова Е.Л. Человек и цифровая революция в СМИ: вызовы и проблемы // Человек как объект и субъект медиапсихологии. М., 2011.

Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории структурации. М., 2005.

Кульчицкая Д.Ю. Конвергенция и мультимедийность: точки пересече­ния и отличия // Медиаальманах. 2014. № 6. С. 12-16.

Лукина М.М. Интернет-СМИ: Теория и практика. М., 2010.

Маклюэн М. Понимание медиа: Внешние расширения человека. М., 2011.

Тертычный А.А. Жанры периодической печати. М., 2014.

Шостак М.И. Журналист и его произведение: Практическое пособие. М.: ТОО «Гендальф», 1998.


Поступила в редакцию 18.03.2016