Советская и современная театральная рецензия как отражение стилистики своего времени

Скачать статью
Груздева М.М.

преподаватель кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: mar-gruzdeva@yandex.ru

Раздел: Язык СМИ

При анализе состояния языка современных СМИ актуально сравнить стилистические особенности рецензий (советского периода 1960-х — 1980-х гг. и современных) на спектакли, поставленные на единой литературной основе. Театроведы отмечают, что театр как культурное явление в 1960-х — 1980-х гг. обрел особую значимость для духовной жизни советского общества, поэтому и театральная критика этого периода представляет особый интерес. В ходе сравнительного анализа выделяются факторы, определяющие стиль рецензии, в том числе влияние самого спектакля на язык рецензии, а также связь стиля рецензии с идеологическим фактором в советскую эпоху и с рекламным — в современных СМИ. Основной задачей советской рецензии было выполнение культуроформирующей функции, а не развлекательной и не рекламной. В статье рассматриваются такие вопросы, как жанровая контаминация и основные тенденции в стилистике театрального дискурса российских СМИ. Анализ показывает, что стилистика театральной рецензии связана с общими тенденциями в журналистике, с состоянием культуры, а также с запросами аудитории.

Ключевые слова: театральный дискурс, театральная рецензия советского периода и современная, стилистические особенности

Введение. Теория и литература

Жанр театральной рецензии за прошедшие годы претерпел раз­личные трансформации, — в связи с этим, анализируя язык совре­менных СМИ, представляется актуальным сравнить стилистиче­ские особенности театральной критики (советского периода 1960—1980-х гг. и современной) на спектакли, поставленные по единой литературной основе. По мнению многих театроведов, в 1960— 1980-х гг. театр как культурное явление обрел особую значи­мость для духовной жизни советского общества, поэтому и теа­тральная критика этого периода представляет особый интерес. В данной статье мы рассмотрим такие вопросы, как жанровая контаминация, исторический, эстетический и этический аспекты, взаимодействие СМИ и рекламы, а также основные тенденции в стилистике театрального дискурса.

Объектом рассмотрения стали рецензии на постановки произ­ведений классической литературы («Гамлет» У. Шекспира, «Иди­от» Ф.М. Достоевского, «Вишневый сад» А.П. Чехова, «Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова), а также популярных советских пьес («Таня», «Мой бедный Марат» А.Н. Арбузова, «Варшавская ме­лодия» Л.Г. Зорина), которые входят и в репертуар современных театров. Выбор рецензий на постановки именно этих пьес и рома­нов обусловлен значимостью данных произведений в истории театрального искусства, а также их тематической и жанровой раз­ноплановостью. Спектакли по этим произведениям привлекали внимание критиков и вызывали противоречивые оценки как в со­ветское время, так и в современный период, поэтому мы можем сравнить большое количество рецензий, опубликованных в раз­ные годы. В статье сравнивается язык театральной критики в изда­ниях для массовой читательской аудитории и в специализирован­ных изданиях (журналы «Театр», «Театральная жизнь»). Уровень знаний аудитории о театральном искусстве определяет отличия критики в специальных изданиях и в СМИ, ориентированных на широкий круг читателей, однако тем интереснее проследить об­щие тенденции, касающиеся особенностей стиля публикаций.

Для сопоставительного анализа используются материалы, опуб­ликованные в изданиях различного типа: в газетах (как централь­ных, так и региональных) и журналах, освещающих широкий спектр тем; в современных тематических изданиях, посвященных досугу; в специализированных изданиях о театре. Взяты публика­ции советского периода (1960— 1980-х гг.) и современные материалы (преимущественно 2009-2016 гг.). При анализе публикаций совет­ского периода были использованы материалы РГБИ (Российской государственной библиотеки искусств), в том числе архивного фон­да газетных вырезок.

Тема театрального дискурса в СМИ вызывает большой исследо­вательский интерес. Значительная часть опубликованных по этому вопросу работ посвящена истории театральной критики. В настоя­щее время особую актуальность приобретает проблема функциони­рования жанра рецензии, ее истории, трансформации и стилисти­ческих особенностей, отражающих языковые тенденции в целом. Важными для рассмотрения являются труды Н.С. Гараниной (1970, 1981), посвященные стилю русской театральной критики. Также большой интерес представляют работы театроведов, касающиеся истории, социологии театра, его эволюции и основных принципов театральной критики («Театральная критика и театроведение» Н.А. Таршис (2011); монография В.Н. Дмитриевского (2013) «Театр и зрители. Отечественный театр в системе отношений сцены и пуб­лики. Ч. 2.: Советский театр 1917-1991 гг»). Так как изменения, происходящие с жанром рецензии, связаны с основными тенденци­ями в журналистике и системе масс-медиа, то актуальной для статьи работой является монография Е.Л. Вартановой (2013) «Пост­советские трансформации российских СМИ и журналистики». В связи с осмыслением языковых особенностей рецензии использу­ются идеи, выдвинутые в монографии И.В. Анненковой «Медиа­дискурс XXI века. Лингвофилософский аспект языка СМИ» (2011), а также в статье И.Б. Александровой и В.В. Славкина (2015) «Диа­логичность как категориальная характеристика речи современного общества».

Театральная критика рассматривает искусство в непосредствен­ной связи с жизнью, историческим контекстом, состоянием обще­ства, поэтому очевидна зависимость стиля рецензий от разных фак­торов, в том числе от специфики культуры в конкретный исторический период, от основных тенденций в искусстве, нако­нец, от содержания и формы конкретной постановки, о которой идет речь. Так, Н.А. Таршис в работе «Театральная критика и теат­роведение» пишет, что в узком, непосредственном смысле обновле­ние театрально-критической мысли стимулируется движением жи­вого театра. Сама эстетическая база фактически находится в непрерывном становлении (Таршис, 2011: 161). Что касается спек­таклей советского и досоветского периода, то именно благодаря те­атральной критике, анализирующей и воссоздающей восприятие постановок, удалось сохранить память о них. Таким образом, теа­тральные рецензии прошлых эпох имеют огромное культурно-исто­рическое значение и представляют большой интерес для сравнения с современными текстами рецензий и выявления их отличительных особенностей.

Театральное искусство зависит от эпохи в целом: от вкусов и предпочтений аудитории, общественных настроений, явлений со­циальной жизни, исторических, политических событий. Л.Г. Кайда пишет о новом поле исследования проблемы «читатель - авторский подтекст»: надо вычитать не только эстетическую оценку рецензи­руемого журналистом спектакля, но и понять принципы восприя­тия его в контексте времени (Кайда, 2013: 123). Интересно просле­дить взаимосвязь стиля рецензии с языком эпохи и с содержанием, формой самого объекта - театральной постановки. С помощью сравнительного подхода и анализа можно выявить особенности функционирования языка СМИ под влиянием экстралингвистических факторов (социального, политического, культурного и дру­гих). При таком рассмотрении вопроса очевидна взаимосвязь куль­туры и языка, соответственно, явлений искусства и языковых средств, выбираемых для оценки и описания, в частности, театраль­ной постановки. Театральное искусство является показателем сме­ны ценностных и эстетических ориентиров, а театральная рецензия является своеобразным отражением состояния культуры, так как вбирает в себя воссоздание, анализ и оценку всего происходящего в театральной сфере, составляющей значимую часть культурной жиз­ни общества. Лексическое наполнение, различные способы выражения оценочности, стилистические средства - все это оказывается связано с непосредственными функциями театральной критики. Причем функции могут меняться в зависимости от эпохи.

Так, в советских рецензиях зачастую большое значение имела идеологическая составляющая. Советская критика нередко высту­пала рупором официальной идеологии, выполняла функцию госу­дарственной пропаганды, формировала определенные этические и эстетические идеалы, что не могло не отражаться на содержании и определенной стилистике текстов. В работах Н.С. Гараниной про­водится идея, что искусство должно оцениваться с позиций комму­нистического идеала. Она подчеркивает, что, разбирая и оценивая современное искусство с позиций идейно-эстетического идеала своего времени — коммунистического идеала, советская литератур­но-художественная критика выполняет задачу идейно-эстетиче­ского воспитания народа (Гаранина, 1981: 174). По мнению Гара­ниной, идеологическая составляющая должна быть максимально выражена наиболее яркими лингвистическими средствами. Высо­коидейный, партийный анализ сценических произведений журна­лист должен воплотить в выразительную, публицистически страст­ную, общедоступную форму (Гаранина, 1970: 3).

Следует отметить, что рассматриваемый в данной статье совет­ский период 1960—1980-х гг. — это уже время после «оттепели».

В.Н. Дмитриевский в работе «Театр и зрители. Отечественный те­атр в системе отношений сцены и публики. Ч. 2.: Советский театр 1917—1991 гг.» утверждает, что вехой, наметившей рубеж в измене­нии сложившейся в 1930—1950-е гг. государственной культурной политики, стала редакционная статья в газете «Правда» 27 ноября 1953 г. «Право и долг театра», опубликованная спустя полгода по­сле смерти Сталина. Здесь впервые за много лет санкционирова­лась возможность неоднозначного взгляда на искусство (Дмитри­евский, 2013: 651—652). В это время в искусстве на первый план выходили общечеловеческие ценности, вопросы морали и совес­ти, проблемы личности. Дмитриевский пишет также, что театр в этих условиях вышел за рамки иллюстратора жизни, выступил как интерпретатор происходящих в обществе событий, взял на себя важные социально-ролевые функции, стал активным интег­ратором общественных настроений, стимулируя социальные пре­образования. По мнению исследователя, театральность в 1960— 1980-х гг. обрела мощную энергетику, стала категорией социаль­ного мышления, способной через интеллектуальное и духовно­эмоциональное потрясение, художественное обобщение раскрыть и объяснить суть и смысл отношений человека и общества (Дмит­риевский, 2013: 695).

Однако в 1990-е гг. XX в. в жизни России, включая культуру, и в частности театр, произошли кардинальные перемены. Это повлек­ло за собой существенную трансформацию театральной критики, которая, по мнению многих специалистов, в настоящее время пе­реживает кризис, заметно снижаются эстетические критерии и са­мих спектаклей, и театральных рецензий. Современный театр все чаще напоминает шоу, что отражается и на выборе лексических средств в рецензиях. Во-первых, многие постановки характеризу­ются именно как «шоу», а во-вторых, рецензенты зачастую специ­ально стремятся выбрать провокативную, эпатажную лексику, соответствующую формату «шоу», используют приемы языко­вой игры для выполнения аттрактивной или же развлекательной функции.

Для российского театра характерно сосуществование разных стилевых систем - реалистической, модернистской и постмодер­нистской. Явление постмодернизма оказало огромное влияние не только на сами спектакли, но и на весь театральный дискурс, в том числе на язык критики. Одной из определяющих культуру постмодернизма принято считать идею деконструкции. Ж. Дерри­да расширил сферу применения деконструкции до области пост­модернистской эстетики и философии в целом. Идея деконструк­ции предполагает интерпретационный тип мышления, при котором изменяется статус традиционных ценностей и идеалов. Как известно, главными категориями классической эстетики яв­ляются понятия прекрасного, возвышенного, трагического, тогда как современное искусство все чаще акцентирует внимание на безобразном, низменном, ироничном. Современный театр зача­стую провозглашает крах традиционных эстетических категорий, изменяются цели и функции искусства. Этот процесс влияет и на язык рецензий.

Одной из преобладающих становится гедонистическая функция (искусство как наслаждение). В современном искусстве гедонисти­ческая функция приближается к развлекательной. Категории пре­красного, возвышенного и трагического часто разрушаются, что подтверждают примеры эпатажных трансформаций на сцене в спектаклях классических литературных произведений. В таких постановках целенаправленно «убивается» авторская эстетика, устраняется категория возвышенного, принципиально важная для многих классических произведений литературы. Постмодернист­ская свобода выражения позволяет режиссерам использовать в та­ких спектаклях нецензурную лексику (отсутствующую в литератур­ном источнике), вольно трактовать и переделывать сюжет, акцентировать уродливое и безобразное, превращать трагедию в фарс и клоунаду. Подобные постановки могут провоцировать кри­тиков на очень резкие оценки с использованием грубой, разговор­ной лексики в соответствующем ключе, а также даже в случае поло­жительной или нейтральной оценки способствуют переходу на сниженную, сленговую лексику в соответствии с задачей воссозда­ния увиденного на сцене и выражения субъективных эмоций.

Театральная критика советского периода не допускала возмож­ности использования грубой, разговорной лексики, сленга, жарго­низмов (впрочем, в то время и нельзя было представить на сцене скандальные трактовки классики, подобные современным). Глав­ное же отличие языка советских и современных рецензий связано с изменением их задач и с разными условиями функционирования СМИ. Е.Л. Вартанова в работе «Постсоветские трансформации рос­сийских СМИ и журналистики» отмечает: «Сенсации и скандаль­ные разоблачения, ориентация на вкусы массовой аудитории, про­фессиональная необходимость завоевывать и удерживать внимание и доверие читателей и зрителей, характерные для нацеленных на прибыль зарубежных медиакомпаний, практически отсутствовали в советских массмедиа. Выполняя свою роль в качестве просвети­тельского и культурного института, советская журналистика часто вступала в противоречие с информационными и социальными за­просами аудитории, что в условиях плановой экономики не могло корректироваться механизмами рынка» (Вартанова, 2013: 53).

Действительно, культуроформирующая функция изначально была основополагающей для театральной критики. Это обстоя­тельство подчеркивает Н.А. Таршис, говоря о том, что театрально­му критику полагается быть во всеоружии не только истории и те­ории театра, но и культуры в широком охвате. В связи с этим Таршис пишет: «Исторически всегда так и было: значительными критиками становились люди культуры с большим кругозором, за­интересованные проблемами развития искусства. Тогда и возника­ет содержательное, всякий раз индивидуальное соотношение сце­нической "эмпирики" и "генерализации", описания сценической фактуры и анализа структуры в тексте театрально-критической статьи. Здесь и рецепт от избыточной "оценочности", рецензент­ской грубости» (Таршис, 2011: 162).

Однако в настоящее время культуроформирующую функцию все больше замещает развлекательная, не только на сцене, но и во всем театральном дискурсе СМИ. И.В. Анненкова отмечает, что сегодня фактор развлечения очень часто перевешивает фактор ин­формативности при выборе адресатом того или иного издания (Анненкова, 2011: 191). В связи с этим она рассматривает такое яв­ление, как «гедонистический текст», задача которого - вызвать эмоции, доставить удовольствие, развлечь, испугать или шокиро­вать. Основными чертами гедонистического текста являются ин­дивидуализм, глумливость и десакрализация. «Еще один способ "зацепить" читателя - прибегнуть к глумливости, к унижению вы­сокого, к издевке над чем-то незыблемым и вечным в сознании людей. И здесь можно говорить о пересечении стратегии гедониз­ма со стратегией секуляризации, или десакрализации» (Анненко­ва, 2011: 197).

Важный фактор, способствующий трансформации жанра теат­ральной рецензии и влияющий на стилистику современных текс­тов о театре, - это рекламная функция многих материалов, заме­нившая идеологическую составляющую советских рецензий. Вы­бор спектаклей для освещения в СМИ связан не только с автори­тетом театров и качеством постановки, многое зависит и от активной работы пиар-отделов, которые есть сейчас в большинст­ве театров.

Стилистические особенности советской и современной театральной рецензии

Целям убеждающего воздействия в критике подчинена вся сис­тема разбора произведения, однако в основе жанра театральной рецензии - анализ и оценка. В различные исторические периоды искусство приобретает определенные особенности, в связи с чем способы выражения оценочности не могут быть одинаковыми.

Так, например, в рецензиях советского периода обязательно указываются государственные звания заслуженных, народных ар­тистов, деятелей искусства. Это связано с официозной составляю­щей публицистических текстов и с определенными нормами эти­кета, сложившимися в то время в области искусства.

...Так начинается спектакль, поставленный по хорошо известной ленинградцам пьесе Л. Зорина заслуженным деятелем искусств РСФСР П. Монастырским (рецензия на спектакль «Варшавская мелодия», Вечерний Ленинград, 13.08.1970).

...И заслуженная артистка РСФСР Алиса Фрейндлих тонко и не­навязчиво раскрывает сущность своей героини (рецензия на спек­такль «Таня», Комсомолец (г. Ростов-на-Дону), 1.07.1967).

В современных рецензиях обычно указываются полное имя и фамилия актера без перечисления государственных званий, зато часто можно встретить такие эпитеты, как «звезда», «медийный актер», «кумир молодежи» и т. п., что также является показателем успеха актера, но безотносительно к государственным наградам и званиям: Поколение Next представлено группой хамоватых лиц и ин­фантильным Лопахиным (Лопахина играет 25-летний кумир сегод­няшней молодежи и звезда «Стиляг» Антон Шагин) (рецензия на спектакль «Вишневый сад», URL: http://os.colta.ru/theatre/events/details/10806/).

Идеологическая составляющая советских рецензий является одним из основополагающих факторов, влияющих на содержание и стилистику: Но общее, как известно, проявляется в единичном, а чувства всегда историчны и социальны (рецензия на спектакль «Варшавская мелодия», Советская Киргизия (г. Фрунзе), 14.07.1970).

Даже в такой лирической истории категория чувств оказывает­ся связанной не с индивидуальным началом, а с историей и значе­нием для общества в целом. Интересно отметить, что в рецензиях на современную постановку «Варшавской мелодии» критики про­водят различные политические аналогии, которые сложно было бы представить в советской прессе. Таким образом, сам ход исто­рии меняет угол рассмотрения одних и тех же тем и определяет выбор лексических средств.

Но еще сильнее, чем акцент, действует взгляд актрисы, даже в самые захватывающие минуты отстраненный, сохраняющий ди­станцию. И — как Европа для России — тем сильнее она влечет к себе Виктора... Чем дальше — тем желаннее (Независимая газета, 30.11.2009).

Идеологический подход очень сильно влиял на язык и стиль советских рецензий, на трактовку содержания, а также на лекси­ческое наполнение, синтаксис, стиль, патетику речи, часто напоминающей выступление на партийном собрании. Впрочем стоит отметить наряду с идеологической составляющей возможность проявления искренних патриотических чувств, выражаемых авто­рами в текстах рецензий.

Советские люди взрастили прекрасный сад социализма, они стро­ят новое коммунистическое общество. <...> Мы приветствуем кол­лектив Московского Художественного театра, мы благодарны ему за все хорошее, что он сделал для Родины (рецензия на спектакль «Вишневый сад», Горьковская правда (Горький), 5.07.1960).

И когда опускается занавес, зритель уверен, что придут люди, ко­торые будут достойны всей красоты родной земли. Они очистят, иску­пят все ее прошлое и превратят всю Родину в волшебный сад (рецензия на спектакль «Вишневый сад», Красный Север (Вологда), 16.11.1960).

Важный для рассмотрения аспект — способы выражения кри­тической оценки в советских рецензиях, когда должны были со­блюдаться нормы литературной речи (что свойственно языку со­ветских СМИ в целом), не допускалась сниженная, разговорная лексика, сленг. В данном случае мы не рассматриваем примеры совсем разгромных рецензий, которые часто были связаны с идео­логическими моментами. К тому же с учетом цензуры того време­ни и малой вероятности постановок, глобально противоречащих государственной идеологии, разгромные материалы подобного типа не были распространены. Проводился определенный прин­цип уважительного отношения к деятелям искусства, замечания критиков строились на нейтральной лексике, давались в основном в уважительной форме к деятелям искусства. Н.С. Гаранина пишет по этому поводу следующее: «Чуткое, благожелательное отноше­ние к деятелям искусства — к этому призывают критику партия и правительство — не исключает требовательности к художникам, но предписывает такие стилистические формы высказываний, ко­торые не ущемляют их достоинства» (Гаранина,1981: 197—198).

Приведем примеры подобных критических замечаний:

Таков суровый и горький финал этого лирического спектакля. Спектакля, в котором, к сожалению, есть и недостатки. В первую очередь — не очень удачное исполнение роли Виктора артистом В. Никитиным (рецензия на спектакль «Варшавская мелодия», Вечерний Ленинград, 13.08. 1970).

Что же касается спектакля «Мастер и Маргарита», то, на наш взгляд, блестящая режиссура в нем опять-таки значительно прео­бладает над уровнем исполнения (рецензия на спектакль «Мастер и Маргарита», Заря Востока (Тбилиси), 30.09.1979).

Интересно рассмотреть известную разгромную рецензию на спектакль «Мастер и Маргарита» Театра на Таганке, опубликован­ную под заголовком «Сеанс черной магии на Таганке» в газете «Правда» от 29 мая 1977 г., в которой критик дает негативную оценку спектаклю, уверенно аргументирует свою позицию, вы­полняет убеждающую функцию, воздействуя на аудиторию. Лек­сическое наполнение разнообразно, есть элементы и официально­делового стиля, и публицистического. Образность, метафо­ричность, патетика речи соединяются с логичными и аргументи­рованными рассуждениями автора. На первый план, конечно, вы­ходит идеологическая составляющая рецензии.

...То, что не без оснований воспринимается как «ограниченность взгляда» применительно к довоенным десятилетиям, никак, разуме­ется, не может послужить безотказным камертоном мировосприя­тия, надежной прицельной оптикой для участия в битве идей сейчас, в год 60-летия Октября.

...Но и в этом представлении, где так много магических «чудес» и превращений и не присутствует дух конкретного историзма, увы, не удается срастить, уравнять на правах большой правды то, что ро­ждено страстью, болью сердца и искренностью художника, с сует­ной и мелкой, словно подачка на зрительскую бедность, игрой в «остроту». Режиссерская магия тут бессильна.

Интересно заметить, что и в этой рецензии, особенно в ее фи­нальной части, автор прибегает к иронии как к одному из распро­страненных способов выражения критической оценки.

В современных рецензиях ирония становится еще более рас­пространенной, более язвительной, оценка может даваться в фор­ме сарказма и стеба. Особенно часто рецензент в ироничном стиле подводит итоги.

Если в советских рецензиях достаточно строго соблюдались нор­мы речи, то в современных демократизация публицистического сти­ля привела к тому, что оценка все чаще выражается с помощью разго­ворной, сленговой лексики. Эта тенденция касается и выражения негативной оценки, и лексического наполнения текстов в целом, даже когда автор дает положительную оценку современному спекта­клю. Активное использование жаргонизмов и сленговых элементов во многих случаях может быть связано и с развлекательной фун­кцией, особенно в тех случаях, когда материал ориентирован на чита­тельскую аудиторию, не готовую к серьезному и вдумчивому анализу.

Картина, открывшаяся сразу же после «поднятия» проекционного красного занавеса, была весьма крутой. <...> Отдельный и, пожалуй, главный респект авторам режиссерской концепции Ирине Афанасье­вой и Софье Сираканян за адекватный подход к тексту Булгакова. <...> Звуковая каша вредит индивидуальности замечательных арти­стов и придает в целом очень качественному шоу характер «елки в Лужниках» (рецензия на спектакль «Мастер и Маргарита», Мос­ковский комсомолец, 4.03.2015).

Помимо общих изменений стилистики современной медиаре­чи, на язык рецензии, как уже говорилось, влияет сам объект (теа­тральная постановка). Стилистика театральной рецензии зависит от самого объекта внимания, от жанра и специфики постановки, а также от запросов и общего культурного уровня аудитории (как зрителей театра, так и читателей конкретных изданий). В совет­ское время не было постмодернистских трактовок классики, эпа­тажных спектаклей, где с самой сцены звучала бы сниженная, а зачастую и нецензурная лексика. И вряд ли советские постановки Булгакова можно было бы охарактеризовать как шоу.

В рецензиях разных периодов на постановки одного и того же произведения могут быть акцентированы принципиально разные эстетические категории:

Но в спектакле во всех его моментах в разных формах витает Красота.

Красота — неотъемлемая часть жизни и искусства. Даже победа справедливости, не осененная красотой, не полноценна (рецензия на спектакль «Мастер и Маргарита». Театр, 1988. № 5. С.42-51).

Находясь в режиссерской страшилке как в предлагаемых обстоя­тельствах, хорошие актеры по мере сил стараются сделать исто­рию более глубокой и многогранной (рецензия на спектакль «Мастер и Маргарита», URL: http://izvestia.ru/news/499828).

Советская рецензия (как и постановка) привлекает традицион­ную идею красоты и прекрасного, а автор рецензии на современ­ный спектакль, оценивая увиденное, сравнивает постановку со «страшилкой», используя разговорную лексику с иронической окраской.

В современной журналистике выходит много материалов о скандальных постановках, которые вызывают ажиотаж и повы­шенный интерес у публики. В то же время в современных рецен­зиях авторы зачастую акцентируют и то, что постановка не скан­дальная и не эпатажная, подчеркивается уважение к автору и к авторскому замыслу.

Самый главный и неожиданный плюс — «Гамлет» Саркисова — его абсолютная традиционность (URL: https://www.vashdosug.ru/msk/theatre/performance/533913/tab-reviews/review72010/).

Говоря о влиянии объекта на язык, приведем пример критики на театральные постановки «Идиота» Ф.М. Достоевского. Боль­шое значение для истории театрального искусства имел спектакль «Идиот» БДТ 1957 г., который, по словам А. Смелянского, сразу стал легендой: «В критике замелькали непривычные слова совсем не из театрального ряда: "чудо", "паломничество", "откровение"» (Смелянский, 1999: 25).

Однако, если объект рецензии — современный провокационный спектакль, по мнению рецензента, искажающий классику, то оцен­ка критики может быть очень резкой в выражениях и в выборе лек­сических средств. Яркий пример — рецензия Александра Минкина на спектакль К. Богомолова «Князь». Приведем некоторые отрывки из этой рецензии: Текст, звучащий со сцены, не Достоевского. Такое могла бы смастерить волшебная сказочная крыса (смертельный враг геройского Буратино). Она разгрызла роман, притащила куски на сце­ну, кое-как слепила. <...> Количество грязи портит качество жизни. <...> Похабщина на сцене «Ленкома» — тупая, бездарная, холодная, выученная и отрепетированная — это не смешно, а грязно. И артисты это понимают (Московский комсомолец, 18 апреля 2016 года).

Конечно, сложно представить подобную лексику в отношении классической постановки советской эпохи. Важно отметить ис­пользование простой бытовой лексики для создания ярких, на­полненных образов, причем чаще всего автор использует повтор лексем «грязь», «грязно», «похабщина».

В то же время критика — это всегда субъективная оценка, поэ­тому интересно сравнить мнение разных журналистов об одном и том же провокационном спектакле, рассмотреть под разными углами зрения разные лексические, стилистические средства. Пример — рецензия Марины Шимадиной в журнале «Театрал»:

...Эти слова действуют на моралистов как красная тряпка. Но их крики выдают несколько пещерное представление об искусстве <...> Для театральных критиков спектакль Богомолова — просто кладезь, о нем можно писать километры текстов, находить все но­вые повороты и аллюзии <. > В мире, изображенном режиссером, нет ни бога, ни дьявола, есть только онтологическая тоска, отчая­ние и пустота («Театрал». № 6(139), июнь 2016. С. 18-19).

В рецензии используется философская терминология, указание на просвещенность и автора, и современного зрителя.

Выражение авторской оценки в тексте возможно и с помощью синтаксиса. Структура предложения способствует выполнению не только информативной, но и воздействующей функции театраль­ной рецензии. Здесь в советских и современных рецензиях доста­точно много общего.

Для жанра театральной рецензии большое значение имеет ав­торское «я».

Могу уверить, что это не служебная привычка во что бы то ни стало определить каждому Гамлету свой инвентарный номер (Волжский Комсомолец (Куйбышев) 14.06.1967).

Ильинский в жизни моего поколения — спутник наш, неотрывный и скромно необходимый (рецензия на спектакль «Вишневый сад», Советская Россия (Москва) 3.03.1982).

Структура предложения во многих случаях воссоздает комму­никацию «автор-читатель». Часто используются местоимения первого лица множественного числа (с целью подчеркнуть, что точка зрения близка аудитории).

Гимнастерка?Да, она, та самая. Нам, сверстникам солдата, это сразу видно (рецензия на спектакль «Мой бедный Марат», Литера­турная газета, 8.05.1965).

Надо было видеть восторженные лица зрителей, чтобы понять, до чего же мы все истосковались по нормальным человеческим взаи­моотношениям! (рецензия на спектакль «Варшавская мелодия», Российская газета, 1.12.2009).

Таким способом автор может устанавливать неформальный, дружеский тон общения. Диалогичность вообще становится осо­бенно актуальной в современных текстах. В статье И.Б. Александ­ровой, В.В. Славкина «Диалогичность как категориальная харак­теристика речи современного общества» говорится, что характерной чертой современной медиаречи можно признать кон­струирование автором диалога с потенциальным читателем. «Та­ким образом журналист повышает коммуникативный статус ауди­тории, воспринимает ее как равноправного участника диалога (даже если таковой и не состоится). В этом и проявляется фено­мен диалогического в массовой коммуникации: медиаречь всегда потенциально диалогична» (Александрова, Славкин, 2015, URL: http://www.mediascope.ru/node/2029).

Журналисты используют для придания тексту диалогизированной формы особые долженствовательные синтаксические кон­струкции, а также вопросительные предложения - своеобразные реплики в беседе автора и читателя.

Если вы ждете почтения к классике, вам не в «Ленком» (URL: http://www.vashdosug.ru/yaroslavl/theatre/article/50981/).

Впрочем, если вам хочется получить чувство омерзения за деньги, то, наоборот, вам очень надо пойти в «Ленком» на Богомолова (Мо­сковский комсомолец, 18.04.2016).

Но как быть?Мы же имеем дело не с одноразовой акцией, а с яв­лением (Московский комсомолец, 18.04.2016).

Подобные обращения, побудительные предложения могут вы­полнять воздействующую функцию с разной целью. Если приве­денные выше примеры косвенно выражали негативное отноше­ние критика к постановке, то в других случаях категорические суждения, формы повелительного наклонения, обращения часто используются авторами для призыва посмотреть спектакль, что может быть связано и с реализацией рекламной функции мате­риала.

Если только посчастливится туда попасть — никогда не забуде­те (URL: http://www.rg.ru/2014/03/27/lopahin.html).

В общем, фанаты жанра, не пропустите (URL: https://www.vashdosug.ru/msk/theatre/perfomance/608531/tab-reviews/review75161/).

В настоящее время специфика текстов театральных рецензий часто заключается в том, что на первый план выходит реализация аттрактивной, а не аналитической функции. Поэтому в тексты те­атральной критики проникает все больше характерной рекламной лексики (хит, шоу, уникальный, суперуспешный, суперзвезда, тренд, бренд, эксклюзивный и т. п.).

Главный петербургский хит — мюзикл по роману «Мастер и Мар­гарита» — стартовал в Москве. В этом шоу, как и в суперуспешном мюзикле «Призрак Оперы» главную роль исполняет Иван Ожогин, ар­тист с мощной харизмой и голосом уникального диапазона (URL: https://www.vashdosug.ru/msk/theatre/perfomance/608531/tab-reviews/review75161/).

Благодаря упоминанию имен популярных актеров, акцентации их медийности, перечислению киноролей также выполняется ат­трактивная, рекламная функция. Особенно это характерно для массовых изданий, рассчитанных на самую широкую аудиторию.

Однако, несмотря на распространенность рекламной функции, культурологическая, просветительская функции также сохраняют­ся в театральных рецензиях. Для постмодернистского искусства характерна интертекстуальность, что отражается и на языке теа­тральной критики. Для авторской оценки широко распространено цитирование. Отметим, что некоторые отсылки (например, рели­гиозные) было бы сложно представить в рецензиях советского пе­риода:

Сергей Голомазов поставил мрачный спектакль. Горький, траги­ческий, эпиграфом к которому могли бы стать строки из Евангелия: «В любви нет страха. Боящийся несовершенен в любви» (рецензия на спектакль «Варшавская мелодия», URL: https://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/66541/).

Однако философская составляющая была распространена и в рецензиях советского периода: Пролог спектакля невольно отсыла­ет нашу память к словам молодого Михаила Булгакова: «Звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле» (рецензия на спектакль «Мастер и Маргарита», Правда, 29.05.1977).

Выводы

Результаты сравнения показывают, что современная театральная рецензия в результате жанровой динамики зачастую теряет анали­тическую основу, становясь частью рекламного и развлекательного дискурса. В ходе сравнительного анализа можно выделить следую­щие факторы, определяющие стиль рецензии: влияние самого спектакля как объекта постановки (контент, жанр, режиссура) на язык рецензии; связь языка рецензии с идеологией в советскую эпоху и с рекламными установками — в современных СМИ. Основ­ной задачей советской рецензии было выполнение культуроформи­рующей, просветительской функции, а не развлекательной. В со­ветской и современной критике различны способы выражения оценки (как положительной, так и отрицательной). Демократиза­ция публицистического стиля привела к распространению снижен­ной лексики в современных рецензиях, во многих случаях происхо­дит сознательный отход от литературно-языковой нормы. Совре­менные рецензии, приближенные к языку массовой аудитории, ча­сто наполнены сленгом, в то время как советские рецензии характе­ризует уважительное отношение к языковым нормам.

И в советский период, и в настоящее время театральная крити­ка рассматривает искусство в непосредственной связи с жизнью, историческим контекстом, состоянием общества. На жизнь совре­менного театра оказали влияние постмодернистские концепции, в том числе изменился язык критики, в котором произошли жанро­вое и стилевое смешения. Театральное искусство предлагает обще­ству своеобразную «дорожную карту», намечая ценностные и эсте­тические ориентиры, а театральная критика становится отражением этих процессов, поэтому очевидна не только взаимос­вязь стиля рецензии и основных языковых тенденций времени, но и параллель между эстетикой, стилистикой постановок и стили­стическими особенностями рецензий на них.

Библиография

Александрова И.Б., Славкин В.В. Диалогичность как категориальная характеристика речи современного общества // Медиаскоп. 2015. Вып. 4. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2029.

Анненкова И.В. Медиадискурс XXI века. Лингвофилософский аспект языка СМИ. М.: Изд-во Моск. ун-та; Фак. журн. МГУ, 2011.

Вартанова Е.Л. Постсоветские трансформации российских СМИ и журналистики. М.: МедиаМир, 2013.

Гаранина Н.С. Стиль русской театральной критики (XIX-XX веков): Учеб.-метод. пособие к спецсеминару для студентов-заочников фак. жур­налистики гос. ун-тов / под ред. проф. А.В. Западова. 2-е изд., перераб. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1970.

Гаранина Н.С. О стиле литературно-художественной критики // Сти­листика газетных жанров / под ред. Д.Э. Розенталя. М.: Изд-во Моск. ун­та, 1981. С. 173-204.

Дмитриевский В.Н. Театр и зрители. Отечественный театр в системе отношений сцены и публики. Ч. 2.: Советский театр 1917-1991 гг. М.: Государственный институт искусствознания, «Канон+», РООИ «Реабилитация», 2013.

Кайда Л.Г. Интермедиальное пространство композиции. М.: Флинта, 2013.

Смелянский А.М. Предлагаемые обстоятельства. Из жизни русского те­атра второй половины XX века. М.: Артист. Режиссер. Театр, 1999.

Таршис Н.А. Театральная критика и театроведение // Введение в теа­троведение: учеб. пособие / сост. и отв. ред. Ю.М. Барбой. СПб: Изд-во СПбГАТИ, 2011. С. 161-170.


Поступила в редакцию 21.07.2017