Социально-психологический аспект исследования социальных сетей в Интернете

Скачать статью
Данина М.М.

старший преподаватель кафедры новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: mdanina@yandex.ru
Шаляпин А.А.

аспирант кафедры новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: alex@delenfer.com

Раздел: Новые медиа

Статья представляет собой обзор актуальных тенденций исследования онлайн социальных сетей в социологии, психологии и других гуманитарных дисциплинах. Освещаются основные подходы к типологии пользователей и сетевых структур. Отдельно показаны психологические аспекты использования социальных сетей. Приводятся исследования поведения человека и групп людей в контексте информационного пространства сети. Рассматриваются вопросы раскрытия персональной информации, распространения информации среди пользователей.

Ключевые слова: онлайн социальные сети, коммуникация в Интернете, поведение пользователей

Социальные сети — словосочетание, имеющее в современном мире множественное значение. Этим понятием обозначают, с одной стороны, объект исследования социологии, социальной психоло­гии, философии и некоторых разделов математики, с другой — но­вый феномен, возникший в Интернете и оказавший сильное влия­ние на жизнь человечества, включенного в процесс развития информационных технологий. Социальная сеть в научной литера­туре чаще всего определяется как структура социальных единиц (узлы сети, акторы), связанных с другими социальными единица­ми через различные типы отношений.

В современных исследованиях социальные сети условно под­разделяются на два класса: оффлайн (не опосредованные исполь­зованием Интернета, иногда называются также автономными) и онлайн (опосредованные использованием Интернета).

Свойства автономных социальных сетей были хорошо изучены социологами в прошлом. Первым исследованием данного фено­мена можно назвать эксперимент, проведенный Дж. Траверс и С. Милграмом (Travers, Milgram, 1969), в котором случайно выбран­ным людям из Бостона и Омахи было дано задание — направить письмо одному конкретному человеку из Бостона. Средняя длина цепи писем, которые в конечном счете достигали цели, была равна приблизительно шести пересылкам. Этот эксперимент показал, что даже в крупной социальной сети существуют короткие пути — связи между людьми (феномен «малого мира») (Watts, 1999; Вагаbasi, 2002; Buchanan, 2002).

В последние годы популярность социальных сетей в Интернете (онлайн социальных сетей, далее — ОСС) резко возросла, они не только облегчают прямую связь между пользователями, но и по­зволяют пользователям размещать контент в рамках их личных профилей, создавая таким образом собственного интернет-персонажа, как правило, схожего с их реальными личностями в жизни.

На особенности виртуальных личностей в сети указывает Н.В. Гордеев (Гордеев, 2009): 

а) компонент телесного самоощуще­ния в виртуальном пространстве ослаблен; 

б) имеются существен­ные ограничения в сознательно-перцептивной сфере, увеличивается значение письменной речи как инструмента общения; в) сфера предпочтений может получать выражение в анкетной презентации;

г) оценочно-мотивационная сфера может получать частичное вы­ражение в таких разделах личных данных, как «любимые цитаты»;

д) социальный компонент личности в виртуальной среде получает выражение в виде информации о социальном статусе: семейном положении, работе, образовании, однако может реализовываться через друзей индивида и его участие в виртуальных сообществах;

е) одной из самых ярких черт виртуальной коммуникации можно признать ослабление компонента контроля, виртуальная реальность предоставляет анонимность. Виртуальная личность может пред­ставлять собой реализацию «идеального Я».

Кроме создания собственной виртуальной личности ОСС прово­цируют пользователей вступать в социальные контакты, позволяя им просматривать профили других пользователей, искать общих друзей или интересный контент. Исследователи выделяют мотива­цию к созданию, поддержанию, разрушению и восстановлению социальных сетей. Отдельно рассматривается такой мотив, как «го­мофилия» (интерес к себе подобным), стремление к близости и социальной поддержке (Monge, Contractor, 2003, Brass, 1995).

Таким образом, ОСС можно рассматривать как своего рода ин­формационную среду, подразумевающую процессы передачи и вос­приятия информации и влияющую на поведение участников сети.

«Социальная сеть де факто — сама суть медиа. Это посредник в коммуникации между несколькими людьми, упрощающий взаимо­действие участников сети, находящихся, например, на расстоянии многих сотен километров. Внимание пользователя ограниченно: в среднем на одного пользователя социальных сетей приходится всего десяток-два социальных связей, зафиксированных сетью» (Журналистика и конвергенция: почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные, 2010).

Первые исследования ОСС позволили выделить информацион­ные (informative) и коммуникативные (collaborative) виртуальные сети (Wellman et al., 1996; Haythomthwaite, Wellman, 1998; Butler, 2001).

Информационные ОСС связаны с обменом информацией и знаниями в сети (Dodds et al., 2003). Основой таких ресурсов можно назвать темы для обсуждения (discussion topics), а также обновления ин­формации, выложенные в хронологическом порядке. Члены инфор­мационных ОСС регулярно посещают данный ресурс и обращаются к наиболее значимой для них информации. Хотя дискуссии и взаи­модействия имеют место среди пользователей, главная их цель — получение информации и знаний. Исследования показывают, что члены таких социальных сетей предпочитают иметь прочные со­циальные связи и функционировать в социальных сетях реального мира (Matel, Ball-Rokeach, 2001). Таким образом, Интернет стано­вится для них всего лишь дополнением к обычной физической жизни (Haythomthwaite, 2002).

Коммуникативные ОСС (иначе говоря, ОСС для общения) вы­строены вокруг профайла пользователя и различных приложений для обеспечения общения между пользователями. Именно такой тип социальной сети обычно рассматривается как подлинный и являет собой модель отношений, складывающихся между людьми.

Некоторые исследователи обнаружили, что с появлением но­вых сетевых инструментов отдельные люди все чаще используют Интернет как место для создания новых отношений. Такие отно­шения могут быть как личными, так и профессиональными (Mesch, Talmud, 2006). Понятие совместной социальной сети используется, таким образом, для объяснения высокой степени интерактивности пользователей в пределах ресурса. Целью их посещения является именно установление контактов, поиска знакомых и т.д. Показа­но, что социальные связи, основанные на отношениях реальной жизни, гораздо более прочные, чем связи, образованные на веб­платформе ОСС. Для последних требуется гораздо больше време­ни, усилий и приверженности участников, чтобы сохранить сеть и заставить ее развиваться.

Поведение людей в ОСС обусловлено особенностями ее струк­турной организации в сочетании с их базовыми социальными по­ требностями. Д. Брасс (Brass, 1995) выделяет следующие свойства акторов и связей между ними (см. таблицу 1).

2012-3-9-17 (1).png

В данной таблице указаны как параметры анализа структурной организации социальной сети, так и ролевые позиции акторов, ко­торые в свою очередь также организуют данную структуру. Вместе с тем даже самая подробная характеристика акторов ОСС, вклю­ченных в социальные отношения, недостаточно раскрывает пси­хологические аспекты их поведения в рамках веб-платформы.

Для решения этой проблемы аналитики компании «Форрестер» (Forrester) (Лебедев, Петухова, 2010) предложили использовать социально-технографическую сегментацию (social technographics) пользователей ОСС. В рамках данной сегментации люди форми­руют группы, исходя из своих действий в Интернете. Всего ими были выделены шесть типов пользователей ОСС: «создатели», «критики», «собиратели», «общественники», «потребители» и «не­активные».

«Создатели» (Creators). Главной характеристикой является дея­тельность, направленная на создание и публикацию контента. 1. Ве­дут интернет-дневник (блог). 2. Пишут и выкладывают в сеть статьи, обзоры, рецензии. 3. Выкладывают в сеть свое видео. 4. Выклады­вают в сеть музыку или аудио своего сочинения.

«Критики» (Critics). Отличительной характеристикой является деятельность, направленная на выражение своего отношения к уже созданному и опубликованному в сети. 1. Пользуются форумами. 2. Высказывают свое мнение на специальных тематических пло­щадках для обсуждения: на веб-страницах, в интернет-дневниках, на страницах социальной сети других пользователей, на сайтах, форумах компаний, магазинов, фирм производителей и т.п. 3. Соз­дают/редактируют статьи в Wiki.

«Собиратели» (Collectors). Представители данной группы раз­личными способами классифицируют и организовывают контент в Интернете. 1. Добавляют метки (теги). 2. Участвуют в составлении рейтингов сайтов. 3. Используют RSS-потоки.

«Общественники» (Joiners). В этой группе объединяются поль­зователи сайтов социальных сетей. 1. Посещают сайты социальных сетей 2. Пользуются интернет-дневниками (блогами).

«Потребители» (Spectators). Отличительной характеристикой данной группы является потребление контента. 1. Скачивают, про­слушивают аудио. 2. Скачивают, просматривают видео. 3. Читают форумы. 4. Посещают сайты рекомендаций.

«Неактивные» (Inactives). Представители этой группы не вклю­чены ни в одну из рассматриваемых групп и не делают ничего из перечисленного.

Кроме характеристик самих акторов и их ролевых позиций зна­чимым для анализа и понимания функционирования ОСС является понятие связи. Сами связи, как и собственно участники сети, имеют свои свойства и особенности. Наиболее полный список, характе­ризующий взаимодействие акторов социальной сети, представлен в работе Д. Брасс (Brass, 1995) (см. табл. 2).

Воспроизведение реальных отношений в интернет-среде — важ­ное положение, говорящее о неспецифичности связей социальной сети для того информационного пространства, где она организо­вана. На наш взгляд, в перспективе группа людей в виртуальном пространстве социальных сетей так же, как и в жизни, проходит все стадии своего развития от аудитории к сообществу.

2012-3-9-17 (2).png

Отдельным направлением изучения социальных сетей можно назвать исследование психологических аспектов их использова­ния. Речь идет об изучении поведения человека и групп людей в контексте информационного пространства ОСС. Обобщая публи­кации и презентации по соответствующим вопросам, мы конста­тируем, что социальные сети, которые сейчас являются лидерами среди веб-сервисов, удовлетворяют:

— потребность в самопрезентации (профиль, блог);

— потребность в коммуникации (внутренняя почта, коммента­рии, подписки);

— потребность в кооперации (групповой блог, вики);

— потребность в социализации (возможность добавлять друзей и иные формы контактов).

Раскрытие информации

Рассматривая ОСС как специфическую информационную сре­ду, в которой существует личность, обладающая определенными потребностями и стремлениями, исследователи не смогли пройти мимо вопроса о том, почему пользователи социальной сети актив­но обнародуют персональную информацию и каковы факторы, влияющие на такое самопрезентационное поведение. Как пишут авторы статьи «Онлайновые социальные сети: почему мы раскры­ваем информацию» (Krasnova et al., 2010), такие факторы сгруппи­рованы в две категории — это выгоды, которые пользователь при­обретает в результате самораскрытия, и те риски, которые оценивает как последствия такого поведения. Остановимся на них подробнее.

Ожидаемая награда за раскрытие информации в ОСС:

1. Удобство поддержания отношений. Самое большое преимуще­ство в использовании социальных сетей, по мнению респонден­тов, — это удобство поддержания отношений с людьми. Кроме того, ОСС обеспечивают расширенные возможности для поддер­жания отношений без необходимости прикладывать к этому зна­чительные усилия. Хай и соавторы (Hui et al., 2006) утверждают, что экономия ресурсов как критерий удобства может мотивиро­вать пользователя к разглашению персональной информации. Ханн и соавторы (Hann et al., 2003) подтвердили эту гипотезу, по­казав, что пользователи охотно готовы предоставить часть инфор­мации о себе для получения большего удобства в виде персонали­зации или возрастания возможностей.

2. Построение отношений. Принято считать, что ОСС обеспечи­вают взаимодействие людей, знакомых в обычной жизни. Вместе с тем результаты фокус-группы, проведенной авторами указанной выше статьи, показали, что пользователи сильно мотивированы на установление и поддержание новых отношений. Будучи связанны­ми с большим числом людей, пользователи имеют возможность аккумулировать социальный капитал, поскольку новые контакты могут обеспечить полезной информацией или перспективами (Ellison et al., 2007). Эллисон и соавторы обнаруживают, что интен­сивность использования социальной сети Facebook положительно коррелирует с созданием таких слабых связей (о роли слабых свя­зей в социальной сети см. Granovetter, 1973). Согласно интерпер­сональным теориям, интенция расширять круг контактов тесно связана с самораскрытием (Gibbs et al., 2006). Когда пользователь открывает информацию о себе, он облегчает поиск для других, создает среду для привлечения потенциальных друзей.

3. Самопрезентация. Дана Бойд (Boyd, 2007) рассматривает самопрезентацию как центральный элемент участия в ОСС. Кроме того, поскольку в ОСС существует акцент на вербальной инфор­мации (снижена роль невербального аспекта коммуникации), пользователь имеет возможность представлять только желательную информацию о себе, что редко получается в общении тет-а-тет в реальной жизни (Ellison et al., 2007).

4. Удовольствие. Муниц и О’Гуинн (Muniz, O'Guinn, 2005) пока­зали, что пользователи получают удовольствие от разговоров в интернет-сообществах. Хай и соавторы (там же) обнаруживают, что мотивы удовольствия могут быть использованы поставщиками 22 услуг для повышения готовности людей раскрывать персональную информацию. Розен и Шерман (Sherman, Rosen, 2006) рассматри­вают ОСС как чисто гедоническую платформу, говоря о том, что удовольствие является гораздо более сильным предсказательным критерием участия пользователей в ОСС, чем польза.

Ожидаемая плата за раскрытие информации в ОСС

Мальотра и соавторы (Malhotra et al., 2004) говорят о том, что мысли о безопасности персональной информации у пользователей тесно связаны с установками личности относительно собственной безопасности и готовности к риску. Помимо информационных ри­сков, типично рассматриваемых в электронной коммерции, ОСС включают в себя также риски, связанные с публичной оценкой и злоумышленным использованием. Дополнительные факторы, про­воцирующие повышенное внимание к безопасности персональных данных, связаны с освещением негативных последствий саморас­крытия в СМИ и личным негативным опытом.

Фактором, снижающим оценку негативных последствий рас­крытия информации, можно назвать доверие к ОСС и их членам. МакНайт и соавторы (MeKnight et al., 2004) говорят о том, что в ситуации, когда пользователи решают раскрыть персональную ин­формацию ОСС, они больше озабочены ее доброжелательностью, нежели компетентностью. Отсутствие уверенности пользователя в последствиях своей активности в рамках ОСС связано, как счита­ют авторы, с отсутствием наблюдаемого физического контакта. Также фактором повышения доверия к пользователю «по ту сторо­ну экрана» является его способность к поддержанию беседы на за­данную тему (Ridings et al., 2002).

Даже несмотря на то, что доверие — важный фактор в субъек­тивном уменьшении риска, оно не заставляет людей в действи­тельности контролировать поведение других (Grabner-Krauter, Каluscha, 2003). Исследования показали, что многие пользователи, как это ни парадоксально, рассматривают настройки приватности как недостаточные или, наоборот, пренебрегают ими из-за их слож­ности (Strater, Richter, 2007).

Формирование связей в социальной сети

В тезисах Хариса Мемича «Дружеские структурные микросилы в онлайновых социальных сетях», включенных в сборник между­народной конференции по социальным сетям ASNA 2010, описы­вается ряд сил, участвующих в формировании активных связей в онлайн социальных сетях. Данные силы были исследованы путем моделирования микропроцессов в специально созданных экспе­риментальных ОСС. К таким силам автор относит: 1. Взаимность (сильнейший из факторов образования дружеских связей в сети); 2. Транзитивность (второй по силе фактор); 3. Цикличность (фак­тор, значимо отрицательно влияющий на образование связей);

1. Закрытие (лишь в тенденции влияет на формирование связи). Незначимым оказался фактор структурного сходства пользователей.

Стоит особо отметить, что большинство исследований сфоку­сировано на одной конкретной фазе в жизненном цикле отноше­ний между акторами ОСС, а именно: поддержание существующих связей. В свою очередь целесообразно учитывать все 4 фазы жизни пользователя: 1. Создание новых онлайн связей; 2. Поддержание существующих онлайн связей; 3. Отказ от существующих связей; 4. Повторное образование связей (Mergel, 2005). Исследователь выделяет личностные, интеракционные (диадические) и структур­ные факторы, которые влияют на различные фазы существования связей между акторами социальной сети.

1. Создание новых связей

К личностным факторам относятся уровень экстраверсии, воз­раст и ступень социального развития: 1) Экстраверты являются более активными в инициации установления новых связей, интро­верты часто выступают как лица, принимающие приглашение к установлению связей. 2) Склонность к образованию новых связей варьирует в различных возрастных группах. Чем больше разница в возрасте между акторами, тем меньше вероятность образования между ними новой связи. 3) Склонность к образованию новых связей с акторами на той же стадии социального развития больше, чем с акторами на другой стадии социального развития. Зрелость негативно сказывается на стремлении к образованию новых связей.

Интеракционные факторы также влияют на склонность к созда­нию новых связей: например, знакомство с человеком вне Интер­нета, схожие интересы и взгляды на события двух пользователей.

Влияние структурных факторов можно описать следующим образом: легкость в установлении новых связей зависит от просто­ты доступа к сети и доступности образования такой связи; рост формализации ОСС уменьшает частоту образования новых связей между пользователями, особенно случайными; чем больше поль­зователь вовлечен в свою социальную сеть, тем меньше он будет инициировать образование новых связей. Более вероятно, что та­кой пользователь будет отвечать на запросы по образованию нового контакта от других пользователей.

2. Поддержание контакта между пользователями

Согласно Мергель (ibid), следующие личностные факторы влияют на поддержание связи между пользователями: 1. Экстравертивные пользователи чаще поддерживают связи в сети, чем интровертивные. 2. Связи между интровертивными пользователями поддержи­ваются более длительное время, чем между экстравертивными.

3. Возраст отрицательно коррелирует со стремлением поддержи­вать связи в сети. 4. Разница в возрасте отрицательно связана со стремлением пользователей поддерживать контакт. 5. Зрелость пользователей в сети положительно связана со стремлением к под­держанию связей.

К интеракционным факторам можно отнести те же факторы, которые влияют на стремление к образованию новых связей.

К структурным факторам следует отнести следующие: уровень простоты доступа к другим пользователям в сети (повышает стрем­ление к поддержанию связей), сложность сети (уменьшает стрем­ление к поддержанию связей), степень вовлеченности в социаль­ную сеть.

3. Разрушение контакта

Личностные факторы. 1. Экстраверты перегружены контактами в социальной сети, поэтому легче их разрушают по сравнению с интровертами. 2. Чем более молод и менее вовлечен в социальную сеть пользователь, тем в большей степени он способен к разруше­нию установленной связи. 3. Зрелость пользователя отрицательно связана с его стремлением разрушить связь.

К структурным факторам следует отнести следующие: уровень простоты доступа к другим пользователям в сети (уменьшает стрем­ление к разрушению связей), уровень формализации (уменьшает стремление к разрушению связей), степень вовлеченности (сильно вовлеченные в социальную сеть пользователи более часто склонны к разрушению связей).

4. Возобновление связей

Личностные факторы, способствующие возобновлению соци­альных связей в сети: 1. Экстравертивность пользователей увеличи­вает частоту инициированного ими возобновления связей. 2. Чем более интровертирован пользователь, тем легче он отвечает на за­прос о возобновлении связи. 3. Чем старше и чем более зрелый чело­век, тем более охотно он готов восстановить разрушенную связь.

Интеракционные факторы аналогичны тем, что заставляют поль­зователя поддерживать связи.

Структурные факторы работают следующим образом: 1. Чем про­ще доступ в сеть, тем больше вероятности восстановления пользо­вателем разрушенных связей. 2. Чем более формализована работа в социальной сети, тем с меньшей готовностью пользователь вос­станавливает разрушенные связи. 3. Чем более пользователь во­влечен в социальную сеть, тем с меньшей готовностью он будет восстанавливать разрушенные связи.

Отдельно выделяются исследования, обнародовавшие террито­риальную природу сильных связей в социальных сетях. Например, Либен-Новелл и соавторы (Liben-Nowell et al., 2005) изучали интернет-сообщества в Живом журнале и показали тесную связь между «дружбой» и географией в социальных сетях.

Распространение информации в социальных сетях

Еще одним направлением изучения ОСС стал анализ распро­странения и влияния информации на поведение людей в рамках веб-ресурса.

Процесс распространения идей и практик в популяции на про­тяжении длительного времени был одним из серьезных интересов социологии (Wasserman, Faust, 1994). Его систематическое иссле­дование началось в середине XX века в области социологии, из­вестной как диффузия инноваций (diffusion of innovations) (Rogers, 2003). Данная теория изучала эффекты передачи устной информа­ции и роль социальных сетей в плане их влияния на распростране­ние идей и поведения. Модели диффузии инноваций отражены во множестве дисциплин, включая математическую социологию, ма­тематическую эпидемиологию, маркетинг и теорию игр.

Согласно Рогеру (ibid), каждый член социальной системы оказы­вается перед необходимостью принять решение об использовании нововведения. Так, П. Сингл и М. Ричардсон изучали феномен выбора бренда на сервисе «Фликр» (Flickr) в течение двух лет на зна­чительной выборке. Их исследование показало, что у двух друзей выше вероятность использования одного бренда, чем у двух слу­чайных пользователей, что говорит о существовании эффекта социального влияния. В работе Ча и соавторов исследовалось рас­пространение популярности фотографии в «Фликр» путем монито­ринга механизма предпочтения. Данные показывают, что распро­страняемая информация ограничена людьми, которые находятся в непосредственной близости к загружающим фотографии пользо­вателям, что свидетельствует о наличии социального влияния на уровне прямых контактов.

Характеризуя отношения между поведением индивидов и их со­циальным окружением, исследователи обнаруживают каскадные эффекты в поведении людей — участников социальной сети (James, Fowler, 2010, Nicholas, Christakis, 2007). В онлайне Сингл и Ричардсон (ibid) обратили внимание на общение посредством не­медленных сообщений (Instant Messenger) и попытались охаракте­ризовать отношения между поведением социальной группы, к ко­торой принадлежит человек, и его собственным поведением. Они определили данные отношения через свойства взаимодействия, например время общения одного пользователя с другим (ibid). Было показано, как социальное взаимодействие влияет на личные инте­ресы и предпочтения. Схожий подход был реализован в работе Й. Лесковеч и соавторов (Leskovec et al., 2007), где исследовалась диффузия рекомендаций в ОСС путем контроля значения, опреде­ляющего, будет ли пользователь передавать далее эту рекомендацию.

В исследовании М. Папагелис и соавторов (Papagelis et al., 2009) была показана роль окружающих людей в индивидуальном пове­дении пользователей социальной сети. Наблюдались две формы поведения пользователей — частота использования гео-тэгов и точность в размещении изображения на карту. Авторы обращают внимание на то, что первая форма поведения относится к количе­ственным характеристикам поведения, вторая — к качественным. Было показано, что первая форма поведения имеет значительный потенциал для распространения поведения в социальной сети. С дру­гой стороны, было обнаружено, что доверие пользователей имеет малое влияние на процесс распространения поведения. Авторы делают вывод о том, что механизм информирования пользовате­лей о действиях членов их окружения способствует увеличению активности в использовании новых функциональных возможно­стей сети, развивает уровень владения технологиями и способствует увеличению социальной значимости пользователей.

Недавние исследования показали еще один интересный фено­мен ОСС. 22 июля в онлайн-версии авторитетного научного изда­ния «Физикл ревью Е» (Physical Review Е) Американского Физи­ческого общества (APS) была опубликована статья «Достижение социального консенсуса под влиянием убежденного меньшинства», в которой доказывается, что критической массой для распростра­нения идеи является 10% участников сообщества. Как сообщает руководитель проекта Болеслав Шимански, чтобы распространить идею, в которой заинтересовано менее 10% сообщества, потребу­ется столько времени, сколько существует Вселенная. Если же это число начинает превышать заветную отметку 10%, идея начинает распространяться с головокружительной скоростью и остановить ее распространение на данном этапе практически невозможно.

Кроме полезных функций социальных сетей, которые априори рассматриваются в большинстве исследовательских работ, также выделяются негативные аспекты их использования. Европейское агентство сетевой и информационной безопасности (European Network and Information Security Agency), (Hathi, 2008, Hong et al., 2008; Perkins, 2008; Violino, 2008) обобщают следующие факторы риска в использовании ОСС:

— ОСС тормозят социальную активность и связаны с развити­ем аддиктивного (зависимого) поведения. Без соответствующего управления это может стать причиной снижения трудовой продук­тивности;

— ОСС связаны с персональной информацией и как следствие провоцируют риск ее утечки или использования в целях мошенни­чества;

— с помощью ОСС можно собрать вторичные данные, которые являются косвенной информацией о ресурсе;

—   ОСС могут привести к возникновению сетевого спама, то есть распространению нежелательных сообщений;

— ОСС содержат риск корпоративного шпионажа, вследствие чего компании могут потерять свою интеллектуальную собствен­ность или другую конфиденциальную информацию с последующим негативным результатом;

—   ОСС могут привнести вредоносные программы и вирусы в информационную инфраструктуру организации;

— ОСС расходуют пропускную способность и память информа­ционных устройств: множество пользователей делятся картинка­ми, музыкой, видео высокого разрешения и другими большими по объему файлами.

Социологический опрос, проведенный А. Феррейра и Т. дю Плесси (Ferreira, Du Plessis, 2009), показал следующее. Респондентам было предложено высказать свое мнение о том, каким образом ОСС поощряют обмен знаниями и опытом между отдельными лицами. Как и было указано выше, респонденты подтвердили (45,8%) или полностью согласились (24,1%) с утверждением о том, что ОСС поощряют людей делиться знаниями и опытом. На вопрос о том, полагают ли респонденты, что ОСС снижают производительность сотрудников на рабочем месте, 33,7% людей ответили отрицатель­но, в то время как тот же процент людей ответили утвердительно. Авторы исследования не комментируют эти результаты однознач­ным образом и предполагают, что на ответы мог повлиять рас­пространенный стереотип о вреде социальных сетей для работы. Респонденты исследования либо подтвердили (37,3%), либо пол­ностью согласились (19,3%) с тем, что ОСС вызывают привыка­ние. Однако 48,2% не согласились и 15,7% категорически не со­гласились с тем, что доступ к ОСС должен быть заблокирован от­делом информационной безопасности компании. Делается вывод о том, что социальные сети должны быть правильно встроены в структуру информационной политики организации, а сотрудни­кам — оказана помощь в управлении своим временем, проведен­ным в социальной сети.

Вместе с тем довольно большое распространение получили ра­боты, в которых исследуются негативные последствия от исполь­зования социальных сетей, которые касаются психологического здоровья и благополучия его пользователей (Karaiskos et al., 2010). В них участие в сетевой активности онлайн видится новым клини­ческим расстройством, вызывающим эффекты прокрастинации, низкой самооценки, депрессии и отсутствия социальных навыков.

Еще одним негативным аспектом использования ОСС видится опасность утечки анонимных и конфиденциальных данных, их не­целевое использование. С. Чен и М.-А. Вильямс выделяют поло­жения, которые важны для обеспечения максимальной конфиден­циальности данных пользователя в рамках ОСС. Эти положения авторы считают своего рода рекомендациями для разработчиков со­циальных сетей, желающих нивелировать информационные риски.

1. Отношения между людьми в обычной жизни намного более сложные, чем просто дружеские. Поэтому социальные сети долж­ны учитывать множественность типов отношений между людьми, чтобы контролировать уровень доступа различных групп пользо­вателей к персональной информации.

2. Взаимодействие на разных уровнях абстрактности (пользова­тель-пользователь, пользователь—группа, группа—группа) позво­лит также избежать детализации информации в тех отношениях, в которых это не требуется. Однако это требует понимания модели иерархических отношений, чтобы управлять ей для обеспечения конфиденциальности информации.

3. Ассиметричность отношений между пользователями также требует особого подхода к управлению конфиденциальностью ин­формации.

4. Математические модели, используемые в разработке ОСС, нуждаются в большем, чем описание структуры графов или отно­шений. Характеристики отношений между людьми и их социаль­ные ожидания должны быть также включены в такую модель.

Выводы

Онлайн социальные сети как средство коммуникации пред­ставляют реальный научный интерес. В статье была показана раз­ница между типами социальных сетей в Интернете и в оффлайне, выделены их свойства. Важной частью настоящего анализа явля­ется изучение особенностей виртуальных личностей. Данные, по­лученные в исследованиях социологов и психологов, позволяют выделить мотивацию к созданию, поддержанию, разрушению и восстановлению социальных связей.

В результате анализа источников выделены информационный тип социальных сетей, связанный с обменом информацией, и ком­муникационный тип онлайн ресурсов, выстроенный вокруг про­филя пользователя и нацеленный на общение между участниками соцсети.

Рассмотрены свойства акторов и связей между ними для анализа поведения людей в ОСС. Поведенческие паттерны пользователей, показанные в статье, предполагают разделение пользователей на 6 типов на основе социально-технографической сегментации.

Отдельно показаны психологические аспекты использования социальных сетей, изучение поведения человека и групп людей в контексте информационного пространства сети.

Рассматривая ОСС как специфическую информационную среду, в статье подробно исследован вопрос, касающийся добровольного обнародования пользователями ОСС персональной информации, указаны факторы, влияющие на самопрезентационное поведение.

Немаловажный научный интерес в сфере изучения фаз жизнен­ных циклов акторов онлайн социальных сетей представляют фак­торы, способствующие созданию новых связей, поддержанию су­ществующих, отказу и повторному образованию связей.

Было показано, как по-разному исследователи подходят к изуче­нию ОСС. Были продемонстрированы позитивные, нейтральные и негативные аспекты данного коммуникативного и информаци­онного феномена, что свидетельствует о его значимости в совре­менной культурной и общественной жизни. Из вышеизложенного ясно, что к настоящему моменту основные исследования ОСС осуществляются за рубежом, и вместе с тем отсутствует единая ме­тодология интерпретации и обобщения данных.

Благодаря ОСС социология получила мощный инструмент по­знания общественных процессов, психология имеет возможность наблюдать за поведением человека в новой реальности, филология имеет доступ к значительному количеству текстов и может наблю­дать за их трансформацией в сети, однако пока эти ресурсы ис­пользуются недостаточно.

Библиография

Гордеев Н. В. Презентация виртуальной личности в разных коммуникационных средах сети интернет // Методологія досліджень та сучасні соціальні, економічні і психологічні проблеми розвитку суспільства збірник. 

Журналистика и конвергенция: почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные / под ред. А. Г. Качкаевой. М., 2010.

Лебедев П.А., Петухова С.И. Социальные медиа: показатель развития информационного общества? //Мониторингобщественного мнения. 2010. № 5.

Barabasi A.-L. (2002) Linked: The New Science of Networks. Cambridge: Perseus Publishing.

Boyd D. (2007) Why Youth Heart Social Network Sites: The Role of Networked Publics in Teenage Social Life. In MacArthur Foundation Series on Digital Learning Youth, Identity, and Digital Media Volume Vol. Pp. 1—26.

Brass D.J. (1995) A Social Network Perspective on Human Resources Management. Research in Personnel and Human Resources Management 12.

Buchanan M. (2002) Nexus: Small Worlds And The Groundbreaking Science of Networks. Cambridge: Perseus Publishing.

Butler В. S. (2001) Membership Size, Communication Activity, And Sustainability: A Resource-based Model of Online Social Structures. Information Systems Research 12 (4).

Dodds P., Sheridan М., Roby Watts D.J. (2003) An Experimental Study of Search in Global Social Networks. Science 301(5634).

Ellison N., Steinfield C., Lampe C. (2007) The Benefits of Facebook “Friends”: Ex­ploring the Relationship Between College Students’ Use of Online Social Net­works And Social Capital. Journal of Computer-Mediated Communication 12 (3).

Ferreira A., Du Plessis F. (2009) Effect of Online Social Networking on Employee Productivity. Interword communication 11 (1).

Gibbs J., Ellison N., Heino R. (2006) Self-presentation in Online Personals: The Role of Anticipated Future Interaction, Self-disclosure, And Perceived Success in In­ternet Dating.  Communication Research 33.

Grabner-Krauter S., Kaluscha E. (2003) Engendering Consumer Trust in E-commerce: Conceptual Clarification And Empirical Findings. In Trust in the Network Econo­my. Wien, New York: Springer: .

Granovetter M. (1973) The Strength ofWeak Ties. American Journal of Sociology 78 (6).

Hann I.L., Hui K.L., Lee F.S., Png I.P.L. (2003) The Value of Online Information Privacy: An Empirical Investigation. AEI-Brookings Joint Center for Regulatory Studies.

Hathi S. (2008) Billions Lost from Social Networking. Strategic Communication Management 12 (2).

Haythomthwaite C., Wellman B. (1998) Work, Friendship, And Media Use for In­formation Exchange in a Networked Organization. Journal of the American Society for Information Science 49 (12).

Haythomthwaite C. (2002) Strong, Weak, And Latent Ties And The Impact of New Media. The Information Society 18 (5).

Hong J., Kianto A., Kyldheiko K. (2008) Movingcultures And The Creation of New Knowledge And Dynamic Capabilities in Emerging Markets. Knowledge and Process Management 15 (3).

Hui K.L., Bernard С. Y., Tan Goh C. Y. (2006) Online Information Disclosure: Moti­vators and Measurements. ACM Transactions on Internet Technology 6, 4.

James N.A.C., Fowler H. (2010) Cooperative Behavior Cascades in Human Social Networks. PNAS 107 (12).

Karaiskos D., Tzavellas E., Balta G., Paparrigopoulos T. (2010) Social Network Ad­diction: A New Clinical Disorder? European Psychiatry 25.

Krasnova II., Spiekermann S., Koroleva K., Hildebrand T. (2010) Online Social Net­works: Why We Disclose. JIT 25 (2).

Leskovec J., Adamic L.A., Huberman B.A. (2007) The Dynamics of Viral Marketing. ACM Trans. Web 1 (1).

Liben-Nowell I., Novak J., Kumar R., Raghavan P., Tomkins A. (2005) Geographic Routing in Social Networks. Proc. of the National Academy of Sciences.

Malhotra K.N., Kim S.S., Agarwal J. (2004) Internet Users’ Information Privacy Concerns (IUIPC): The Construct, the Scale, And a Causal Model. Informa­tion Systems Research 15 (4).

MateI S., Ball-Rokeach S.J. (2001) Real And Virtual Social Ties: Connections in the Everyday Lives of Seven Ethnic Neighborhoods. The American Behavioral Scientist 45 (3).

McKnight D.H., Kacmar C.J., Choudhury V. (2004) Dispositional Trust And Distrust Distinctions in Predicting High-and Low-risk Internet Expert Advice Site Per­ceptions. e-Service Journal 3, 2.

MergeI I. (2005) The Influence of Multiplex Network Ties on the Adoption of E-learning Practices: A Social Network Analysis. St. Gallen: University of St. Gallen.

Mesch G., Talmud I. (2006) The Quality of Online and Offline Relationships: The Role of Multiplexity And Duration of Social Relationships. The Information Society 22 (3).

Monge P., Contractor N. (2003) Theories of Communication Networks. New York: Ox­ford University Press.

Nicholas H.F., Christakis A. (2007) The Spread of Obesity in a Large Social Network Over 32 Years. N Engl. J Med 357 (4).

O’Guinn T.C., Muniz A. (2005) Communal Consumption and the Brand. In Ratneshwar S., Mick D.G. (eds.) Inside Consumption: Consumer Motives, Goals, and Desires. London: Routledge, 2005.  

Papagelis М., Bansal N., Koudas N. (2009) Information Cascades in the Blogosphere: A Look Behind the Curtain. ICWSM.

Perkins B. (2008) The Pitfalls of Social Networking. Computerworld 42 (7).

Ridings C.M., Gefenb D., Arinzec B. (2002) Some Antecedents and Effects of Trust in Virtual Communities. Journal of Strategic Information Systems 11.

Rogers E.M. (2003) Diffusion of Innovations. Free Press.

Rosen P.A., Sherman P. (2006) Hedonic Information Systems: Acceptance of Social Networking Websites. In Proceedings of the 12th Americas Conference on Infor­mation Systems.

Strater K., Richter H. (2007) Examining Privacy and Disclosure in a Social Net­working Community. In Symposium on Usable Privacy and Security (SOUPS): Proceedings of the 3rd Symposium on Usable privacy and security. Pittsburgh.

Travers J., Milgram S. (1969) An Experimental Study of the Small World Problem. Sociometry 32 (4).

Violino B. (1994) Social networking. AIIM E — Doc Magazine 22 (4). 

Wasserman S., Faust K. (1994) Social Network Analysis: Methods and Applications. Cambridge: University Press.

Watts D. (1999) Networks, Dynamics, and the Small World Phenomenon. American Journal of Sociology 105 (2).

Wellman B., Salaff J., Dimitrova D., Garton L., Gulia М., Haythornthwaite C.  (1996) Computer Networks as Social Networks: Collaborative Work, Telework, and Virtual Community. Annual Review of Sociology 22.


Поступила в редакцию 10.01.2012

Библиография: