Пространственная организация телевещания в контексте регионального развития

Скачать статью
Ершов Ю.М.

кандидат филологических наук, декан факультета журналистики Томского государственного университета, г. Томск, Россия

e-mail: ershov@newsman.tsu.ru

Раздел: Телевидение и радио

Автор рассматривает роль телевидения в конструировании регионов и иных воображаемых сообществ, предлагает новые типологические подходы к определению телеканалов. В статье анализируются существующие и возможные классификации медиа по охвату территории. Материал может быть интересен журналистам, исследователям федерального, регионального и местного телевещания.

Ключевые слова: телевидение, территория, вещатель, регион, типология

Анализ современного российского ТВ затруднен отсутствием четких и обоснованных критериев регионального и местного теле­видения. Считается a priori, что все, что не является общенацио­нальным (федеральным), и есть региональное (местное) телевиде­ние. Закон «О внесении изменений в ст. 14, 33, 36 ФЗ “О рекламе”» дает определение федерального канала: это «организация, осу­ществляющая эфирное телевещание на территории более пяти субъектов РФ». Но современное российское законодательство Российской Федерации не дает таких же четких определений мест­ного или регионального телевидения. При этом понятия «регио­нальное» и «местное» ТВ чаще всего используют как синонимич­ные без конкретизации. Это смешение разных типов вещания обусловлено историческими причинами, непрозрачностью российского бизнеса и анахроничным административно-территори­альным делением страны. Важно разобраться, какими принципами руководствовались советские организаторы телефикации страны, и какие критерии и принципы пространственной организации те­левещания применяются сегодня. Настоящая статья посвящена анализу роли эфирного телевидения в конструировании регионов, территориальным измерениям телевизионного охвата.

Экономическая география телевидения. История вопроса

Рассматривая различия советского и постсоветского телевиде­ния, обычно указывают на ликвидацию цензуры и появление ком­мерческих телеканалов с сериалами и рекламой. Это, возможно, не самые сущностные отличия. Кардинальным образом изменились принципы размещения и регулирования телевещания. Вместо примитивной дихотомии «ЦТ — местная студия» с дублированием функций, форматов и стилистики Центрального телевидения в местных программах ныне появилось подлинное многообразие ве­щателей.

Многообразие это создается международными (трансграничны­ми) телекомпаниями и иновещательными телеканалами («Euronews» и «Russia Today»), почти двумя десятками федеральных теле­каналов, национальными вещательными компаниями («Татарстан. Новый век», «Моя Удмуртия», «Саха») и общенациональными те­леканалами («Первый» и «Россия»), региональными (краевыми и окружными) вроде «Южный регион Дон», «Енисей-Регион» и др. Но наиболее заметное изменение пространственных характери­стик телевидения связано с проникновением современного ТВ в малые аудиторные группы на уровне муниципального образова­ния, городского района или даже квартала.

В советскую эпоху минимальным или последним статусом те­левизионного центра была область (край). И даже не во всех об­ластных центрах был комитет по телерадиовещанию. Как правило, в городах с населением менее миллиона жителей никакой телесту­дии не полагалось, как не полагалось «Вечерки», метро, театра оперы и балета и некоторых других благ цивилизации. В тех ма­леньких городах, где на свой страх и риск сооружали телецентр, начальство могли наказать за самодеятельность. Потому что совет­ский взгляд на телевидение предполагал миллионы зрителей. Только процессы регионализации 1990-х гг. вывели ТВ на ком­пактные аудиторные группы. Появились корпоративные, универ­ситетские и школьные вещательные центры. Между home video и профессиональным репортажем нет уже гигантских различий в ка­честве картинки. Технологические новации (постоянная миниа­тюризация и удешевление телевизионного оборудования) снизили порог охвата для локальных вещателей до уровня деревни, аула или улуса.

И все же в России ТВ всегда было и остается поныне городским медиа, очень слабо представленным в сельской местности. «По данным государственной статистики, около 1,5 млн человек, про­живающих примерно в 10 тыс. населенных пунктах Российской Фе­дерации, вообще не охвачены телевизионным вещанием, а 3,7 млн имеют возможность принимать лишь одну телевизионную программу»1. Телевещание охватывает территорию страны не сплош­ной волной, а, как дорожная и кровеносная сеть, капиллярами те­лепередатчиков, сосредоточенных в крупных городах. Поэтому географические особенности той или иной местности, характер поселений, коммуникативная связность территорий оказывают большое влияние на медиаландшафт.

В научной литературе, посвященной телевидению, до сих пор не ставился вопрос о закономерности и целесообразности распро­странения телевизионных технологий в тех или иных регионах страны в зависимости от человеческого капитала, накопленного данными территориями. Как это ни странно, вопрос об экономиче­ской целесообразности телевещания в отдаленных районах не ста­вился и государственными органами власти. Хотя установка Рос­сийскими телевизионными и радиовещательными сетями (РТРС) цифровых передатчиков и цифровых приемных систем на окраинах страны предполагает именно такую постановку вопроса. Каждый новый технологический прорыв обостряет вопрос цены внедрения и окупаемости затрат. Нужны ли мультиплексы в тех регионах, где и аналоговое телевидение не отличалось большим разнообразием и качеством контента?

Исторические предпосылки размещения первых телестудий в регионах

Распространение телевидения в регионах началось только в пер­вой половине 1950-х гг. На первых этапах решающую роль играл энтузиазм любителей радио и всяческой электронной техники. В раз­ных городах стихийно возникают любительские телестудии. Чаще всего они появляются в радиоклубах, при университетах и техноло­гических институтах. Власти не возражают против их деятельности, но помогают мало. В 1951 г. в Харькове появилась телевизионная станция, сконструированная руками радиолюбителей. Пока гото­вился телецентр, харьковчане мастерили самодельные телевизоры.

В Харьков приезжали делегации из Одессы и Риги, Омска и Владивостока познакомиться с техническими устройствами и пе­ренять опыт первых вещателей. В 1951 г. по инициативе директора Томского политехнического института профессора А.А. Воробьева после ознакомления с аппаратурой экспериментального телецентра в Харькове было принято решение построить в ТПИ свой люби­тельский телецентр, поскольку руководством страны, насколько можно было понять из правительственных постановлений, в бли­жайшую пятилетку строительство телецентра в Томске не плани­ровалось. Всего за полтора года томскими политехниками была создана передающая телевизионная аппаратура (Телевидение в Си­бири, 2011: 17).

Телевидение, как и другие электронные коммуникации, — это технология, которая не изобретается гением-одиночкой, но вби­рает в себя открытия многих инженеров, научных коллективов и конструкторских бюро. Территории, создавшие для новой комму­никационной технологии режим наибольшего благоприятствова­ния, получают затем отдачу от телевидения в виде роста человече­ского капитала. Так же, как ныне Интернет и мобильная телефония делают пользователей fast thinkers, полвека назад телевидение де­лало аудиторию умниками и умницами. Телевидение приближает население к культурным достижениям цивилизации и открывает новые перспективы в просветительстве и самообразовании. По крайней мере, так было на заре появления телевидения в обще­ственной жизни.

15 сентября 1955 г. Совет Министров СССР принял Постанов­ление № 1689 «О мерах по дальнейшему развитию телевизионного вещания в СССР». Начался этап бурного развития и распростра­нения технических средств телерадиовещания в регионах. Поста­новление обязывало правительство РСФСР и советы министров союзных республик построить в 1956—1958 гг. телевизионные цент­ры и ретрансляционные станции, изготовить, поставить и смонти­ровать аппаратуру радиорелейных линий к ретрансляционным станциям. Вместе с тем правительство не формулировало принци­пы размещения телецентров и вводило в эксплуатацию те центры, которые были построены методом «народной стройки» (за счет средств исполкома и бюджетов градообразующих предприятий).

Потом правительство будто бы спохватывалось и вносило кор­рективы в схему размещения телецентров. В 1965 г. вышло Поста­новление ЦК КПСС «О состоянии и мерах улучшения местных студий телевидения РСФСР», сущность которого сводилась к тре­бованию укрепления материально-технической базы телевидения и усиления идеологической направленности вещания. Руководство партии заявляло, что вводит в эксплуатацию десятки приемных станций спутниковой связи «Орбита» в районах Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Крайнего Севера. Это современное доро­гое оборудование, которое никогда не поставили бы за счет средств местного бюджета. Однако коммунистическая партия перестает закрывать глаза на ту «художественную самодеятельность», кото­рая царила на местных телестудиях с 1950-х гг. Партии было надо, чтобы телевидение наглядно демонстрировало преимущества со­ветского образа жизни. Иначе нечего и городить всю эту спутни­ковую систему.

В запале борьбы с «художественной самодеятельностью» на местных телестудиях руководство ЦТ даже поспособствовало за­крытию некоторых автономных вещательных центров. Так, напри­мер, из всего ряда телестудий, которые в конце 1950-х гг. возникли в Алтайском крае, к 1970 г. осталась одна — Барнаульская. То же и в Тюменской области — оставили только областной телецентр. За­крытие телестудий в Бийске, Рубцовске, Нижневартовске, Ханты-Мансийске и в других сибирских городах надо было чем-то оправ­дать. В качестве оправдания была выдвинута экономическая версия — нерентабельность малых студий и трудность их постоян­ной технической модернизации. Об этой причине пишет исследо­ватель ТВ Э. Багиров: «Всеобщее увлечение телевидением в 1960-е гг. вызвало стихийное строительство телецентров по местной инициа­тиве без учета общегосударственных возможностей их системати­ческой модернизации» (Багиров, 1985: 16).

Однако была другая причина, не называемая открыто, но пра­вильно понимаемая местными тележурналистами. Ряд местных телестудий, еще слабо осознавая свою роль и назначение как ин­формационно-публицистического филиала ЦТ на местах, продол­жали готовить передачи всеохватной тематики, обрекая себя на ненужное соперничество с общесоюзными программами. Из прин­ципа политической моноцентричности образуется Центральное телевидение, которое стало главным поставщиком информации для советских людей. А местные телестудии по принципу допол­нительности должны были готовить «Вести с полей» регионального масштаба. По мере роста мощи ЦТ местные студии низводились до уровня корпунктов. Можно сказать, что в территориальном раз­мещении телецентров Советское правительство стремилось упро­стить ситуацию и «не множить сущности сверх необходимого». Этим, к примеру, объясняется то, что республиканский комитет по телевидению и радиовещанию был в Вильнюсе, но его не было ни в Риге, ни в Таллинне.

Новые принципы территориального размещения телекомпаний

После путча 1991 г. начался «парад суверенитетов» бывших советских республик, и вместо общей телевизионной системы, создававшейся десятилетиями, за какие-то полгода появилось 15 независимых государственных телерадиокомплексов. Единое информационное пространство создавалось долго и трудно, а раз­рушилось едва ли не в один момент. В начале 1990-х гг. у многих журналистов и предпринимателей зрела идея независимого него­сударственного телевидения. Этот период по многим причинам был наиболее благоприятен для создания медийного бизнеса. Го­сударственное телевидение было предельно ослаблено и распада­лось по отдельным производственным единицам. Профессиональ­ные кадры государственных телерадиокомпаний искали более творческую и лучше оплачиваемую работу.

Государственной власти было не до телевидения. По умолчанию действовала разрешительная система на вещание. В общественном сознании не было понятия «пиратский фильм». На рынке не было никакой конкуренции, потому что и рынка как такового еще не было. Как раз в этот период кардинально изменились принципы территориального размещения телевещателей. Если в 1950-е гг. правительство из государственных соображений решало вопрос строительства телебашни, то в начале коммерциализации телеви­зионного пространства регионов только амбиции местных учреди­телей и стартовый капитал определяли начало вещания новой те­лестанции.

Очень быстро стало понятно, что начать вещание в том или ином населенном пункте легко, а вот конкурировать с другими ве­щателями, удерживая аудиторию, не так просто. Чтобы понять ло­гику образования государственных и негосударственных вещателей в провинции, необходимо рассмотреть триаду ключевых понятий «Центр — Регионы — Окраины». Между центром и регионами складываются такие же отношения зависимости, подчинения, как между регионом и его окраинами. Метрополия забирает из регио­нов налоговые платежи, конкурентоспособную продукцию и луч­ших специалистов, а взамен дает бюджетные субсидии, импортные товары и культурные образцы (включая и телепрограммы цент­ральных каналов). Эта колониальная, по сути, политика, но сегодня она себя маскирует в экономических и культурных формах. Чем дальше от столицы, тем меньше возможностей приема телепро­грамм, разнообразия телеканалов и качества телепродукции. Об­ластные и краевые центры так же ведут себя по отношению к райо­нам и городам областного подчинения, как столица по отношению к провинции.

Сегодня в России более 12 тысяч муниципальных образований. Наш анализ реестра лицензий на деятельность по телерадиовеща­нию, который держит Роскомнадзор2, дал нам 3753 лицензиатов в сфере телевидения (см. табл. 1). Не все из них что-то производят для эфира и выходят в эфир, что связано с экономическими при­чинами. По словам заместителя Министра связи и массовых ком­муникаций Российской Федерации А.В. Малинина, «число горо­дов, в которых федеральным каналам с экономической точки зрения интересно распространять свои программы с включением общероссийской и локальной рекламы, не более 120»3. Учитывая, что в России только 11 мегаполисов с населением, превышающим миллион жителей, ясно, что среди 120 «рентабельных для ТВ горо­дов» не все одинаково выгодны. Это хорошо видно по национальной выборке TNS Gallup Media: 29 крупных городов России, наиболее интересных с точки зрения развития локального телевизионного и рекламного рынка.

Значит ли это, что телевидение размещается в пространстве регионов-рынков и подчиняется рыночным законам выгоды? И да, и нет. Местные коммерческие телекомпании мало заинтересованы в распространении своих программ на территории районов обла­сти, потому что при этом необходимо оплачивать связистам РТРС распространение сигнала, но охват окраин не сулит таких реклам­ных доходов, какие можно получить от трансляции программ в об­ластном центре. Для областной администрации вопрос затрат и прибылей не является приоритетным, а вопрос политического влияния среди избирателей весьма актуален. Поэтому областные телевизионные каналы (сети) имеют чаще всего государственный правовой статус. Таким образом, негосударственные вещатели, дела­ющие ТВ как бизнес, сосредоточены в провинциальных центрах. Государственные вещатели, делающие ТВ как политический и со­циальный проект, стараются охватить всю территорию субъекта Российской Федерации.

Внутри коммерческого способа размещения телевещателей тоже есть своя специфика, связанная с тем, что основной бизнес в нашей стране связан с углеводородным сырьем. Допустим, в г. Ханты-Мансийске проживает 75 тысяч жителей. По такому количеству населения ему вроде бы и не положено иметь семь вузов, два театра, два государственных музея, две газеты и трижды «лучшую теле­компанию года» по версии НАТ. Еще в 2007 г. телеканал «Югра» начал вещание в цифровом стандарте DVB-T в формате MPEG-4. «Югра» — единственная региональная телерадиокомпания, зани­мающаяся производством игровых фильмов и сериалов на базе собственной студии «Югра-фильм».

Вспоминается, кстати, как в бразильском городке Манаус вре­мен каучуковой лихорадки в 1896 г. был построен самый большой в мире оперный театр, куда приглашали на гастроли теноров миро­вого уровня. «Югра» — единственная телекомпания, охватываю­щая своим вещанием областной центр, хотя в Тюмени ее рейтинги невысоки. «Югра» показывает, как телевидение может действовать поверх административно-территориальных границ. Самим фактом существования такой уникальной телекомпании утверждается по­нимание региона как корпорации. И все-таки ситуация с выходом за границы автономного округа одной телекомпании уникальная, а в чем-то и казусная. Обычно городские телекомпании замкнуты на своей городской аудитории, с которой и собирают рекламные контакты для финансирования вещания.

Системный подход к размещению местных вещателей как побочный эффект региональной политики государства

У государственных органов власти при размещении телевеща­телей своя логика, которая не совпадает ни с рыночной, ни с кор­поративной. И ее бывает трудно понять. Почему, к примеру, в Кудымкаре — районном центре Пермского края — есть ГТРК «Коми-Пермяцкая», хотя численность населения в этом городке достигает всего 31 тыс. человек. А в крупном промышленном центре Сибири г. Новокузнецке с численностью населения 563 тыс. человек ника­кой государственной телерадиокомпании нет? Нет государствен­ной телекомпании и в г. Тольятти с населением 703 тыс. жителей. А в Туре (стойбище эвенков в Красноярском крае) с населением 5 тыс. человек есть ГТРК «Хэглэн». Такие аудиторные диспропор­ции в государственном телевещании могут быть объяснены только высокими социальными задачами.

Но региональные власти мыслят в масштабах своей территории и не хотят брать на себя лишнюю ответственность за межрегио­нальные проекты. «Мышление в границах и границами блокирует проектную деятельность на макрорегиональном уровне уже пото­му, что любая идея кооперации между регионами или только их частями обычно отторгается в силу “естественного” ухода от из­лишней сложности»4. Были попытки построить горизонтальные связи на уровне «Сибирского соглашения», но дальше деклараций губернаторы 15 краев и областей не продвинулись. Позиция «пусть лучше маленькое и плохонькое, но свое» мешает и созданию межре­гиональных программ (телеканалов). В Сибири был опыт совмест­ного производства и обмена информационными сюжетами в рам­ках программ «Губернские новости» (ГТРК «Новосибирск», ГТРК «Томск», ГТРК «Алтай») и «Новости Сибири» (региональная сеть NTSC), но он был непродолжительным.

Основная проблема диспропорций в размещении телевизион­ных сил и связанного с этим информационного неравенства за­ключается в отсутствии у нас региональной политики. Есть Мини­стерство регионального развития, есть множество программных документов и деклараций, но политики как участия государства в делах регионов нет. «У России нет внятной региональной полити­ки. Сейчас курс взят на выравнивание доходов субъектов федера­ции. Этот курс рано или поздно приводит к тому, что сокращается число регионов-доноров, что мы и наблюдаем. Я считаю, что должна быть принята иная стратегия — ставка на базовые регионы роста, вокруг которых начинается опережающий экономический рост, и которые втянут в орбиту своего развития соседние территории»5.

Именно отсутствие в государстве последовательной и внятной региональной политики привело к тому, что муниципальные теле­компании, которые только стали появляться как тип вещателя, вынуждены то здесь, то там сворачивать свою деятельность. Ска­жем, в Красноярском крае 5 муниципальных телекомпаний стали проситься в состав краевой телекомпании «Енисей-Регион», потому что не считали для себя возможным прожить на рекламные зака­зы. Новая редакция Закона об основах местного самоуправления и соответствующие поправки в Бюджетном кодексе Российской Фе­дерации заморозили процесс частичной муниципализации управле­ния территориями. Теперь не только дотации и субвенции из регио­нальных фондов, но и федеральные субвенции на осуществление государственных полномочий могут поступить в муниципалитет не напрямую, а исключительно через субъект Российской Федерации. Никаких уроков из истории мы не выносим, хотя еще в XIX в. было заявлено: «Чем обширнее территория, тяготеющая к одному центру, тем остальное пространство обездоленнее и пустыннее в культурном и духовном отношениях. Единственное спасение окраин от опустошающего действия централизации заключается в учреждении областных дум с передачей им распоряжения местны­ми финансами» (Потанин, 1995: 98).

Управленческие провалы в попытках связать окружным ТВ коммуникативное пространство регионов

Было бы неправильно неудачи в создании новых телекомпаний в регионах относить только на счет жесткой вертикали власти или эгоизма «региональных баронов». Провал в создании окружных телекомпаний обусловлен более сложным комплексом управлен­ческих, профессиональных и финансовых причин. При создании в 2000 г. указом Президента РФ № 849 семи федеральных округов наиболее предприимчивые медиаменеджеры решили, что получили карт-бланш на создание межрегиональных телекомпаний. Девизом этих проектов стало «создание единого информационного простран­ства в регионах».

В 2001 г. при поддержке Министра печати М. Лесина и предсе­дателя ВГТРК О. Добродеева гендиректор ГТРК «Новосибирск» Я. Лондон на средства владельца компании «Базовый элемент» О. Дерипаски создал окружную телекомпанию «ТВ-Сибирь». Прав­да, в эфир телекомпания вышла с информационными выпусками только осенью 2002 г., а уже через полгода начались трудности с лицензированием и финансированием проекта. Летом 2003 г. боль­шинство сотрудников, которых переманивали высокими зарпла­тами в основном из кузбасских и алтайских телекомпаний, были выведены за штат без выходного пособия.

Несмотря на то что на Урале подобная окружная телекомпания «Ермак» существует уже около семи лет, эксперимент по созданию межрегиональной телекомпании на территории федеральных округов удачным назвать нельзя. Во-первых, создатели «Ермака» и «Сибири» не решили задачу охвата огромной территории (в СФО это 5114,8 тыс. кв. км, в Уральском округе — немногим меньше). На такой охват потребовалась бы огромная приемопередающая сеть, свободные частоты, вещательные лицензии и финансовые затраты, на которые никто, как выяснилось, не был готов. Видеть программы «ТВ-Сибирь» могли только в Новосибирске.

Во-вторых, на такой огромной территории, разделенной не­сколькими часовыми поясами, разные климатические и, самое главное, экономические условия. Оленевода-эвенка на Таймыре, рабочего агропромышленного холдинга на юге Омской области и, допустим, учителя из Иркутска на самом деле мало что связывает. Им неинтересно смотреть новости про далекие территории, кото­рые живут другой жизнью. Новосибирск никто из них не считает столицей края, а хроникальные сообщения из этого города вряд ли будут иметь статус общенациональных новостей, оправдывающий их распространение.

Проект Я. Лондона мог бы иметь успех только в том случае, если бы собранный им со всей Сибири профессиональный кол­лектив тележурналистов начал в режиме студии-продакшн гото­вить высококлассные программы для региональных телестудий. В 1950—1960-е гг. местные телестудии регулярно обменивались луч­шими программами, а потом практика программного обмена угас­ла. С 1992 по 1996 г. АНО «Интерньюс» вела программу «Время местное», сутью которой был обмен информационными сюжетами разных жанров (прежде всего, неоперативного характера) между десятками местных телекомпаний — участников программы.

Если бы «ТВ-Сибирь» стала такой площадкой для творческих экспериментов и обмена журналистским опытом, создала гори­зонтальные связи между региональными телекомпаниями, то про­ект удался бы. Но у Я. Лондона была задача, видимо, прежде всего, освоить 10 млн долларов, выделенных компанией «БАЗЭЛ» для создания окружного ТВ. Была и еще одна причина для провала проекта окружного ТВ — непрозрачность вопросов собственности и источников финансирования. За полтора года реализации про­екта Олег Дерипаска так и не смог понять, когда и в какой форме он будет получать дивиденды от инвестиций в окружное телевиде­ние. И, естественно, бизнесмен быстро потерял интерес к такому вложению денег.

Сценарии развития ТВ в регионах при переходе к цифровому вещанию

Очевидно, что при полном переходе на цифровые технологии телевещания картина регионального телевидения кардинально из­менится, и уже начала меняться. «Существует весьма серьезная опасность того, что в “эпоху цифры” региональные компании ока­жутся маргиналами. Уже сегодня стратегически мыслящие управ­ленцы региональных телекомпаний размышляют о том, как сохра­нить эти компании и то, что они производят, в будущем. Важно понять, что это не только проблема их бизнеса. Ведь региональные СМИ формируют гражданское общество в России и являются не­отъемлемой его частью. А значит, их сохранение и развитие — наше общее дело»6.

Действительно, концепция развития телерадиовещания в Рос­сийской Федерации на 2008—2015 гг., предусматривающая переход на цифровое вещание и принятая еще в 2007 г., не берет во внима­ние региональные телеканалы вовсе. Только в конце 2010 г. заме­ститель Министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации А.В. Малинин признал, что министерству «еще пред­стоит большая работа с точки зрения анализа регионального рын­ка». Но речь идет только о третьем мультиплексе, куда войдут те, кто не попал в первый и во второй. Для региональных вещателей, как нам представляется, существует несколько вариантов «миними­зации ущерба от перехода к «большой цифре». Во-первых, вошед­ший в мультиплекс региональный телеканал может предоставить свое эфирное пространство тем компаниям, которые не попадут в пакет программ, обязательных к распространению. Но для этого компании должны переквалифицироваться из вещательных в про­изводящие (по сути, в продакшн-студии).

Поскольку все местные телекомпании жестко конкурируют друг с другом за рекламодателя, входить в эфирное пространство на правах «младшего партнера» будет психологически тяжело. Есть второй способ вхождения в мультиплекс всему местному сообще­ству. Надо организовать новую телекомпанию путем объединения существующих вещателей. Если бы было разработано соответству­ющее законодательство, то местные вещатели могли бы создать общественную вещательную корпорацию. Но и в коммерческом варианте крупная компания с собственным программированием и 15-часовым эфиром может составить хотя бы в информационном вещании конкуренцию федеральным каналам и сетевым телеком­паниям. Вариант создания альянса вещателей должен учитывать амбиции медиа-менеджеров, которые, как и региональные губер­наторы, не горят желанием с кем-то объединяться в принципе.

Если объединение вещательных структур не получится ни на базе самой сильной местной компании, ни на основе новой теле­компании как ассоциации всех имеющихся в провинциальном центре вещателей и производителей программ, тогда у телекомпа­ний региона останется один выход: уйти в неэфирное простран­ство — в кабельные сети и в Интернет. Собственно и сегодня уже некоторые местные телекомпании, отчаявшись сражаться с «ве­тряными мельницами», договорились с операторами платных ка­бельных сетей о включении своей продукции в набор платных ка­налов. Безусловно, в неэфирном пространстве своя растущая конкуренция, но степень накала ее пока еще несравнима с тем ожесточением, которое царит в эфире регионов, поделенном теле­сетями и федеральными телеканалами.

Итак, с советской эпохи в стране осталась неэффективная про­странственная организация государственного телевещания в регио­нах, привязанная к устаревшему административно-территориаль­ному делению на республики, края и области. ВГТРК вынуждена поддерживать в малонаселенных округах избыточные структуры вещания, заполняющие эфир только на два-три часа в сутки. Эта архаика противится появлению горизонтальных связей между про­изводителями и распространителями программ, созданию регио­нальных сетей и каналов.

Появление негосударственных вещателей в 1990-е гг. и переход всех телекомпаний к коммерческому способу хозяйствования не ликвидировал диспропорции в региональном развитии. Они толь­ко взрыхлили рынок, на который пришел московский агрессив­ный капитал. Федеральные телеканалы вместе с телевизионными сетями выдавили из эфира местных вещателей и превратили их в «видеомагнитофоны». Отсутствие в телевизоре регионального кон­тента хотя бы в виде местных «окон-вставок» способствует потере региональной идентичности жителями провинции.

2011-4-79-86 (1).png
Важную роль в поддержке телекомпаний, отказавшихся от се­тевой работы и перешедших на собственное программирование, играет Национальный Телевизионный Синдикат. Но НТС начал поставлять пакеты программ местным телекомпаниям только с 2005 г., когда телевизионные сети уже прочно внедрились в регио­нальное пространство, и отвоевать утраченные позиции в эфире теперь уже трудно.

В регионах России необходимо трансграничное телевидение, которое поддержало бы коммуникационную связность распадаю­щихся и деградирующих ныне периферийных пространств. Теле­видение необходимо рассматривать как общественную службу и вложение инвестиций в человеческий капитал. Перед региональны­ми вещателями надо ставить реформаторские задачи по воспитанию, просвещению и стимулированию инновационного потенциала молодежи. Нужна федеральная целевая программа по поддержке муниципальных телекомпаний, которые в объединении с местными кабельными сетями могут стать тем самым «электронным прави­тельством», о котором так долго говорили чиновники в правитель­стве и администрациях.

В перенастройке функций ТВ есть задачи и у научного сообще­ства факультетов и отделений журналистики. Необходимо создать типологию телевизионных вещателей, учитывающую простран­ственные измерения охвата и привязку телекомпаний разных организационно-правовых форм к тем или иным территориям. Вслед за классификаторами следует разрабатывать вещательные концепции и стратегические сценарии развития тех новых компа­ний, которые еще не нашли свое место в региональном информа­ционном пространстве. Как говорили в прежние времена, помочь редакции СМИ найти свое лицо. То есть надо включаться с науч­ными исследованиями в реальный сектор медиаэкономики и вли­ять на медиаландшафт регионов.

Примечания 

1 Телевидение в России. Состояние, тенденции и перспективы развития. От­раслевой доклад. Роспечать, 2010. С. 22.

2 Сайт Федеральной службы по надзору в сфере связи информационных тех­нологий и массовых коммуникаций. Режим доступа: http://rsoc.ru/mass-communications/reestr/

3 Сайт Национальной Ассоциации телевещателей. Режим доступа: http://www.nat.ru/

4 Глазычев В., Щедровицкий П. Россия. Пространственное развитие. 2004. Режим доступа: http://www.archipelag.ru/agenda/povestka/evolution/development/doklad2004/ (дата обраще­ния 28.02.2011).

5 Хлопонин А. Северное слияние // Профиль. 08.03.2004. № 9 (376). С. 20.

6 Швыдкой М. Местное время // Российская газета. 24.02.10. № 5116. С. 1.

7 Общее число негосударственных телекомпаний в регионах РФ оценивается в 3114 (83%).

8 Общее число телекомпаний, имеющих действующую лицензию, оценивается в 3753.

Библиография

Багиров Э. Телевидение 70-х: некоторые особенности развития // Телевидение'84: вчера, сегодня, завтра: сб. ст. М., 1985.

Потанин Г.Н. Областная тенденция в Сибири // Отечество. Краевед­ческий альманах. Сибирский краеведческий выпуск. Вып. 6. М., 1995.

Телевидение в Сибири: монография / А.Е. Ярославцева, В.С. Байдина, Э.В. Блинова, О.А. Еременко, Ю.М. Ершов, О.Е. Макеева, Е.В. Халина. Томск, 2011.


Поступила в редакцию 01.03.2011

Библиография: