Исторические особенности развития аналитической журналистики в Испании: расцвет колонки на рубеже XX-XXI веков

Скачать статью
Соколова А.А.

аспирантка кафедры зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия

e-mail: osa.05@mail.ru

Раздел: Зарубежная журналистика

Статья посвящена становлению аналитических жанров журналистики в Испании и формированию разновидностей комментария, в частности авторской колонки, из литературной статьи. На основе обзора испанской публицистики XIX и ХХ веков и опыта американских колумнистов автор делает выводы о развитии колонки в Испании. Одним из основных выводов является мысль, что огромная популярность авторских колонок в Испании на современном этапе обусловлена тем, что этот жанр отвечает особенностям национальной журналистики, отличающейся политизированностью и субъективизмом и стремящейся к персонализации новостей и комментариев.

Ключевые слова: комментарий, колонка, Испания, аналитика

Становление испанской аналитической журналистики в XIX — начале ХХ вв.

Процесс разделения журналистики на информационную и ана­литическую большинство исследователей относят к XVIII в., когда в печати закладываются основы ключевых жанров (Abril Vargas, 2009: 32). Новостные жанры формируются в ежедневной прессе, а аналитические развиваются из печати еженедельной и ежемесяч­ной, имевшей полемическую или образовательно-литературную направленность. Примерами последней в Испании являются такие издания, как «Эль пенсадор» (1762), «Эль сенсор» (1781), «Эль дьярио де лос литератос де эспаньа» (1737). Возможности аналити­ческой журналистики, выросшей из полемических памфлетов и сатирических листков, сразу же были оценены политиками и представителями элиты общества, которые начали подкреплять свое влияние изданием газет и журналов.

Аналитические жанры находятся в области пересечения журна­листики и литературы, поэтому всегда было сложно их классифици­ровать и дать им точное определение. У истоков столь популярных в современных изданиях авторских колонок стоял литературно­публицистический жанр эссе. В Испании одним из отцов этого жанра был Марьяно Хосе де Ларра (1809—1837), которого испан­ский критик и литературовед Гильермо Диас-Плаха назвал «нашим первым журналистом» (Пашков, 2002: 79). За восемь лет творче­ства Ларра опубликовал около 200 статей, в которых ярко проявил­ся его сатирический гений, критиковавший общественную и по­литическую ситуацию.

«Смеяться над нелепостями — таков наш девиз; быть читаемы­ми — такова наша цель; говорить истину — таков наш метод» (Лар­ра, 1956: 48), — писал Ларра в предисловии к своему изданию «Эль побресито абладор» — «Простодушный болтун». В этом сати­рическом журнале, который Ларра начал издавать в 1832 г., публи­цист искренне выражал идею того, что с помощью веры в завтраш­ний день можно победить застарелый консерватизм общества, развеять иллюзию испанского патриотизма, который продолжал жить лишь достижениями прошлых веков. Ларра острее других воспринимал отсталость своей страны и сравнивал ее общественный дух со старухой, которая в 1829 г. педантично прочитывала газету от первой до последней полосы и делала критические выводы, не понимая, что в ее руках газета 1823 г. издания (Ларра, 1956: 59).

XIX век стал ключевым для развития политизированной журна­листики, которая играла главенствующую роль в странах англо­саксонского мира до середины столетия, а в Южной Европе, осо­бенно в Испании и Италии даже до середины века ХХ. Оккупация Испании наполеоновскими войсками (1807—1814) и сопутство­вавшая этому народная война дали толчок к росту гражданского самосознания. Для испанской истории XIX век был необыкновенно насыщен противоречивыми событиями: пять революций и пять реставраций монархического режима, соответственно пять либе­ральных конституций и столько же возвратов к подавлению свобо­ды мысли, времена власти учредительных собраний и военных диктатур.

1860—1880-е гг. для Испании стали важным периодом, на кото­рый пришлась Славная Революция 1868 г., непродолжительное установление республиканского правления, восстановление мо­нархии. В это время оформляются политические партии и разра­батываются их программы, определяются основные силы не только на политической, но и на социальной арене. Благодаря либераль­ному закону о печати 1883 г. испанская печать получила новый им­пульс развития, в результате чего, как отмечает исследователь Пьер Альбер, период до 1931 г. можно назвать золотой эпохой ис­панской журналистики (Albert, 1990: 199).

К этому периоду относится творчество писателей и журнали­стов так называемого «поколения ’98», воодушевленных идеями М.Х. Ларры. На глазах нового поколения публицистов в 1898 г. произошел окончательный крах Испанской империи, потерявшей в Испано-Американской войне свои колонии в Пуэрто-Рико, на Кубе и Филиппинах. Этот морально-политический кризис дал тол­чок к развитию публицистики таких представителей этого поколе­ния, как Мигель де Унамуно (1864—1936), Пио Бароха-и-Несси (1872—1956), Антонио Мачадо (1875—1939), Асорин (Хосе Аугусто Мартинес, 1873—1967). Проблема испанской нации, патриотизма, национализма испанских автономий, разделения Испании на две, настоящую убогую и прошлую великую, подняло национальную публицистику на новый уровень. Представители «поколения ’98» выражали свои идеи в таких журналах, как «Дон Кихот» (1892— 1902), «Вида Нуэва» (1898—1900), «Альма эспаньола» (1903—1905). Одним из базовых изданий для продолжателей традиций этого по­коления стал один из самых крупных испаноязычных журналов в сфере науки, культуры и литературы под названием «Ревиста де оксиденте». С 1923 по 1936 г. он выходил под руководством выдающе­гося публициста и философа Хосе Ортеги-и-Гассета (1883—1955).

Несмотря на активное развитие публицистики, стоит отметить, что в начале ХХ в. Испания была еще полностью погружена в предыдущее столетие и практически не затронута общеевропей­ским прогрессом. Большинство населения оставалось неграмот­ным, и лишь немногие могли читать газеты и журналы. Издания отражали только мнение своего учредителя и издателя в одном лице, который обычно и диктовал редакционную политику. Это не давало возможности демократическому развитию различных мне­ний и точек зрения, которые могли бы выражаться в авторских комментариях.

На рубеже веков испанская печать находилась в глубоком эко­номическом кризисе. Это привело к исчезновению таких изданий, как «Эль тьемпо», «Эль коррео». На плаву остались лишь крупные газеты, которые поддерживались различными политическими си­лами, например еженедельник «Эль сосиалиста», издававшийся социалистической рабочей партией с 1886 г.

Независимым изданиям сложно было выжить в таких условиях. Одним из исключений является газета «Ла Вангуардия», которая начала выходить в 1881 г. как орган либеральной партии Барселоны, но вскоре с 1888 г. стала самостоятельным изданием, в котором удачно применялись современные технологии. На страницах этой газеты активно выражали свою позицию авторы «поколения ‘98».

Многие из них публиковали свои колонки и в появившемся чуть позже (в 1903 г.) издании консервативного толка — газете «АБС».

Традиция авторской колонки пришла в Испанию из США, где печатные издания приобрели коммерческий характер уже в по­следней четверти XIX в, что повлекло за собой ряд изменений, в том числе и жанровых преобразований. По мнению американского ис­следователя Фрейзера Бонда, именно к этому времени относится зарождение колонки (Bond, 1974: 273). Считается, что писатель Юджин Филд стал первым, чья авторская подпись появилась под материалами такого жанра, — в 1890-е гг. в газете «Чикаго дэйли ньюз» Филд вел сатирическую колонку под названием «Остроты и тупости» («Sharps and Flats»).

Вплоть до 1870 г. американская газета была индивидуальным органом выражения, трибуной для своего издателя. Читатели ис­кали в газете мнения Бенжамина Франклина, издававшего «Пен­сильвания Газетт», или Уильяма Каллена Брайанта, поэта и редак­тора «Нью-Йорк Пост». И только к концу XIX в. американские СМИ отошли от персонального журнализма. Издание газет пре­вратилось в полноценное промышленное предприятие, ответствен­ность за которое необходимо было распределять между несколь­кими людьми. Это дало толчок развитию комментария, главным образом в форме редакционных статей, которые писались от лица всего издательства. Традиционное «я» сменилось новым издатель­ским «мы», — характеризует этот процесс Фрейзер Бонд (lbid: 273).

В то же время у персональной журналистики были и свои плю­сы, которые вскоре перешли и в издания нового типа. Психологи­чески читатель всегда предпочитал личное и подписанное мнение коллективно-анонимному. Поэтому в редакциях появилась необ­ходимость разделения различных голосов: позиция издателя выра­жалась в редакционной статье, мнения других значимых сотруд­ников — в авторских колонках.

На начальном этапе своего развития колонки зачастую подпи­сывались лишь инициалами. Так, например, в 1913 г. в издании «Нью-Йорк трибьюн» один из первых известных американских колумнистов Франклин Адамс (1881—1960) подписывал свою ко­лонку «Ходовая рубка» («The Conning Tower») лишь тремя буквами своего имени «F.P.A.». Его коллега Хейвуд Браун (1888—1939) в этой же газете публиковал авторские комментарии в колонке под названием «Мне кажется» («It seems to me»). Он стал одним из первых в США, кто, по мнению Фрейзера Бонда (lbid: 273), благодаря своему академическому образованию, уделял особое внимание культуре редактирования и стилю авторских колонок. Браун до конца отстаивал тот принцип, что колумнист имеет пра­во выражать свое собственное мнение, вне зависимости от того, совпадает ли оно или нет с мнением редакции. Его личная пози­ция зачастую не совпадала с тем, что писалось в передовицах, из-за чего Браун неоднократно вступал в конфликт с издателями.

Формирование колонки на основе литературной статьи

Американский опыт пришел в Испанию со значительным от­ставанием. Причины этого не только в технологическом несовер­шенстве основной массы испанских газет и журналов, но и в соци­ально-политической обстановке, которая характеризовала страну в первой половине ХХ в. Авторские колонки как символ демокра­тического мышления не могли свободно публиковаться в период гражданской войны (1936—1939) и в эпоху франкизма (1939—1975) Тем не менее предпосылки для развития этого аналитического жанра формировались именно в это время на фоне роста граждан­ского самосознания.

Отцом-основателем испанского колумнизма журналист Фран­сиско Умбраль (1932—2007) считал Сесара Гонсалеса Руано (1903— 1965), который сделал большой вклад в становление жанра «лите­ратурной статьи», как он сам называл его в то время. Выражением своего личного «я» он противостоял фашистскому подавлению индивидуальности. «На улицах его читали намного больше, чем всех остальных представителей его группы. Они шли к общему через общее, что и так было очевидно. Он же шел к общему через личное и конкретное, через то, что в итоге и интересовало людей <...> Его успех в том, что он давал жизнь, свою жизнь по порциям, в то время как другие предлагали историю и эрудицию» (Umbral, 1994: 253), — писал о Руано Умбраль.

Отражение реальности через призму собственной жизни и су­деб других людей — это одна из ключевых характеристик автор­ской колонки, особенно в журналистике Южной Европы. И Сесар Руано сумел угадать эту черту, которая десятилетия спустя будет отличать современный испанский колумнизм. Луиза Сантамария, автор книги «Журналистский комментарий», также выделяет эту способность Руано: «Неподкупная близость писателя — это один из самых верных способов для колумниста создать что-то попу­лярное и доступное для всех» (Santamaria, 1990: 120).

В годы франкизма как такового определения колонки еще не существовало. Сам Сесар Руано сформировал лишь определение литературной или журналистской статьи, в котором можно найти характеристики авторского комментария и, в частности, колонки. По мнению Руано, литературная статья представляет собой сме­шанный жанр, находящийся между жанрами литературными и информационными, а сам журналист (в современных терминах — колумнист) «почти никогда не комментирует актуальные проис­шествия, он комментирует актуальную обстановку, среду, что не одно и то же» (Gonzalez Ruano, 1996: 402).

Статья стала тем стволовым элементом, из которого сформиро­вались в дальнейшем многие другие аналитические жанры, в том числе и разновидности комментария. Первоначальные определе­ния статьи были довольно общими и обтекаемыми. Например, в 1916 г. Хосе Мария Салаверрия, характеризуя этот жанр, писал: «Статья должна заинтересовывать читателя с первого слова <...> Она должна быть легкой и быстрой, такой ее хочет видеть чита­тель» (Lopez Hidalgo, 1996: 46). Но именно эти качества в даль­нейшем будут характеризовать авторские колонки, которые, в от­личие от глубоких аналитических статей, могут иметь свободную структуру эссе и не обязательно должны заканчиваться выводом. Таким образом, можно заключить, что изначально определение статьи содержало в себе потенциальную возможность для дальней­шего развития из нее других аналитических жанров.

Постепенно произошло разделение различных видов коммен­тария на колонки редакционные и авторские. Некоторые дизай­нерские ходы, а также необходимость в кратком комментировании того или иного повода без выделения в отдельную статью или ко­лонку привели к появлению в испанской печати таких жанров, как «суэльто», или «глосса», которые представляют собой коммента­рий, располагающийся рядом с основным материалом на задан­ную тему.

Расцвет авторской колонки в испанской печати на рубеже XX-XXI вв.

Если эпоха франкизма препятствовала развитию аналитической журналистики в Испании и подрезала крылья жанру авторской колонки, то возвращение к демократическому режиму дало этому жанру новые крылья, а его авторам — свободу высказывать свое мне­ние. В конце ХХ в. утвердилась мода на колонки, и жанр вошел в период своего расцвета. Вплоть до того, что не только общенацио­нальные издания, но даже каждая провинциальная газета считала необходимым иметь своего собственного колумниста. Мария Касальс в статье о журналистских колонках отмечает: «Демократия позволила множеству людей представлять различные мнения и, кроме того, чтобы ориентировать нас (это делает редакционная статья), немного думать и чувствовать за нас, ободрять нас, выра­жая те идеи, которые есть у нас самих, но которые мы никогда не сможем выразить в такой форме и с таким чувством»1.

В конце ХХ в. авторские колонки в испанской печати стали примерно тем же, чем «ток-шоу» на телевизионных каналах — способом приблизить массовую аудиторию к обсуждаемым про­блемам посредством живой и непринужденной дискуссии, направ­ляемой одним человеком, задающим ей тон. В это время колонки сделались во многом литературным продуктом для масс — для ши­рокой публики, которая читает в спешке. Краткость и яркость — стали одними из ключевых характеристик такого рода колонок.

Стоит отметить, что четкого определения жанра колонки до сих пор не существует. Ее можно характеризовать с точки зрения по­ложения в издании или с точки зрения стиля. Наиболее общее определение таково: колонка — это материал с авторской подпи­сью, публикуемый регулярно и занимающий определенное место в издании, отличающийся свободой авторского стиля. Колонки могут быть написаны с разной степенью субъективности, могут быть привязаны к конкретной новости, а могут представлять со­бой эссе на свободную тему, лишь формально привязанную к акту­альным событиям.

Колонки, вводящие в контекст новости, пишутся обычно жур­налистами, специализирующимися в конкретных областях. Они объясняют читателю то, что нельзя дать в рамках одной новости, — связывают событие с рядом других явлений, комментируют исто­рический контекст, дают перспективу возможных решений. Тон таких колумнистов обычно довольно сух, а их успех — в ясном и тол­ковом представлении необходимой информации, которая должна помочь читателю войти в курс обсуждаемой проблемы и расши­рить тему основной новости. При этом, как и любая колонка, та­кой аналитический комментарий не является нейтральным и не избегает идеологической подачи информации (посредством подбо­ра тех или иных фактов и т.п.), но предоставляет читателю гораздо больше свободы для собственного выбора той или иной позиции.

В англо-американской журналистике подобные «строгие» ко­лонки и их авторы пользуются намного большей популярностью, чем в Испании, журналистика которой всегда была склонна к боль­шей субъективности и политизированности. Тем не менее, такие качественные издания, как «Эль паис» и «Ла вангуардия» придают большое значение этому виду колонок. Подобные комментарии необходимы при подаче новостей о внутренней и внешней поли­тике и экономике и располагаются на соответствующих полосах этих изданий.

Одним из заметных испанских колумнистов-аналитиков явля­ется заместитель директора газеты «Эль паис» Мигель Анхель Бастеньер, колонки которого выходят в разделе внешней политики.

В своих материалах (ограниченных по объему, как и каждая колон­ка) Бастеньеру удается умело сочетать анализ, информирование и выражение собственного мнения. К рассмотрению каждой про­блемы он подходит фундаментально, оперируя достаточным коли­чеством фактической информации, в том числе и статистики, ис­пользуя авторитетные ссылки и цитаты — и все это в доступной для подготовленного читателя форме.

Интересен, например, его анализ ситуации в Латинской Аме­рике, опубликованный в материале под названием «Декада Латин­ской Америки?»2. Колонка построена на контрасте официального доклада, который рисует оптимистическую перспективу развития региона, и реальных фактов, которые говорят об обратном. На этом сопоставлении Бастеньер умело строит анализ, охватывая си­туацию сразу в нескольких южноамериканских странах. Несмотря на краткость колонки, его заключения не кажутся поверхностны­ми, поскольку он смотрит в корень проблем и делает выводы в традиционной риторической форме: «Во всей Латинской Америке, за несколькими исключениями в южной части континента, не хва­тает института государства: общественной безопасности, надежных сил правопорядка, юридической системы, подкрепляемой соответ­ствующими нормами. Все это хорошо знает Карлос Кастресана, испанский юрист, который в этом году, как царь, сложил с себя полномочия в борьбе против беззакония в Гватемале, так и не по­лучив поддержки от почти незаметного, коррупционного и без­действующего гватемальского государства. Демократия — это в том числе и оккупация территории, монополия насилия, профессио­нальный государственный аппарат, — все то, чье упущение создает образ провального государства. Ни это, ни следующее десятилетие не сможет стать декадой Латинской Америки, если не будет заново воссоздано Государство. Личная инициатива улучшает положение вещей, а общественная делает их доступными всем»3.

Но при всем уважении к работе подобных колумнистов — «строгих» аналитиков, в Испании они почти никогда не становятся столь известными как те, кто пишет эмоционально окрашенные авторские колонки. И если учитывать американскую традицию, по которой колумнист — это тот, кто «больше информирует, чем представляет свое собственное мнение, тот, кто приобретает свой багаж знаний в библиотеке Конгресса, а также тщательно читая и анализируя специализированные издания», то для Испании нали­чие таких колумнистов так же сомнительно «как снег в тропиках», — считает Мария Касальс4.

Приоритеты испанской аудитории в большинстве своем отда­ются писателям или известным общественным деятелям, которые обладают литературным талантом, четкой идеологической пози­цией и выражают субъективные идеи, используя неповторимый авторский стиль. «Современный колумнист во многих случаях сам является протагонистом своих комментариев и отдает себе отчет в силе своей прозы. Иногда он сам является новостью и, пусть и непреднамеренно, но влияет на общественное сознание» (Lopez Hidalgo, 1996: 182), — таков один из выводов, которые делает Антонио Лопес Идальго, исследуя испанские авторские колонки.

Одним из таких колумнистов, которые сами иногда становятся главными героями новостей, является известный испанский жур­налист Федерико Хименес Лосантос. Его колонки выходили в га­зетах «АБС» и «Эль мундо», его блог размещен на аналитическом онлайн-ресурсе «Либертад дигиталь». Статья Лосантоса под назва­нием «Изъятие оружия» («Requisa de armas»), опубликованная в «Эль мундо» в 2007 г., вызвала массу откликов и долгий судебный процесс. В материале, посвященном левой республиканской пар­тии Каталонии (ERC), ее члены были названы пособниками тер­роризма, а полиции предлагалось инспектировать офис партии, в котором может находиться оружие5. Такое заключение колумнист вывел из факта ареста двух представителей молодежного крыла партии, которых задержали после отправления главе одной из ас­социаций, выступающей против каталанского национализма, его портрета с пулей во лбу. Суд посчитал мнение Лосантоса «оскор­бительным, поскольку оно приписывает преступные намерения или непосредственно преступления всей политической партии»6, что не может быть оправдано ни информационным контекстом, ни свободой слова.

Тематически Хименес Лосантос занимается тем же, что и другие колумнисты-аналитики, — комментирует внутреннюю политику. Но то, как он это делает, не позволяет причислить его к описанной выше группе. Прежде всего потому, что его манера аргументации, стиль его суждений и его тон — все работает на четко выраженную идеологию, в которую он хочет обратить своего читателя, а не пре­доставить ему площадку для собственного выбора. Все его ком­ментарии в большой степени авторитарны и служат для доказа­тельства единственно возможного мнения. Он не боится жестких оценок (помимо последней судимости за плечами Лосантоса еще четыре приговора о его вызывающих высказываниях7) и использует яркий и провокационный стиль: «У Хименеса Лосантоса длинный язык и легкая рука. Он рубит направо и налево, сверху и снизу, оставляя след везде, где проходит. Чтобы выжить, его стилю необ­ходимо окружение из группы верующих. Ему все по душе, судя по тому, как он улыбается на скамье подсудимых, на которой оказы­вается довольно часто, поскольку часто оскорбляет», — так оха­рактеризовала этого колумниста «Эль паис»8.

Примером вызывающего стиля Лосантоса может послужить ма­териал под названием «Порновыборы и клептомания в Катало­нии»9, где он провокационно характеризует прошедшие выборы и поведение некоторых кандидатов, не стесняясь используя всю палитру лексики из метафорически выбранной сферы «порно»: «...если мадридский сановник из левых республиканцев, некий Ридао, — который, уж не знаю, из «Присы» ли он или просто хищ­ник (игра слов: медиагруппа «Приса» и de presa — в переводе хищ­ный. — А.С.), — если он напивается с одной из журналисток <...> то ясно, что секс — это одна из двух побочных гражданских рели­гий Каталонии. Другая религия <...> — это воровство в счет нацио­нального строительства социально-клептократического каталонско­го государства, это клептомания как ритуал инициации в племени и привычка, в которой всегда обвиняют других»10. Этот провока­ционный стиль Лосантоса — один из самых ярких примеров персонально-аналитического колумнизма в Испании.

Но авторские колонки на то и являются авторскими, чтобы предоставлять право голоса самым различным людям. Совершен­но другой стиль колумнизма представлял один из самых популяр­ных и уважаемых испанских журналистов и писателей последнего времени — Франсиско Умбраль, скончавшийся в 2007 г. Формулу его успеха Мария Касальс увидела в соединении литературной эстетики, преобладании собственного «я», высказывании прово­кационных мнений и глубокой эрудиции11.

Умбраль начал сотрудничать с газетой «Эль мундо» в 1990 г. и не прекращал работать до самой смерти. Со слов главного редактора издания Педро Рамиреса, журналист умер, надиктовывая жене свою последнюю колонку12. Его материалы под общим названием «Дни и радости» («Los placeres y los dias») выходили в «Эль мундо» с понедельника по субботу. Именно Франсиско Умбраль «превра­тил колонку в литературный жанр и каждодневное произведение искусства»13. Обладая большой эрудицией, он умел широко рас­крывать каждую тему, находя самые различные новостные поводы, от кинопремий до юбилеев известных политиков. Например, в ко­лонке «Дон Рамон», посвященной столетию испанского деятеля Рамона Серрано Суньера (1901—2003), Умбраль всего в пяти не­больших абзацах умудряется «пробежаться» по всему ХХ в., ровес­ником которого был политик, и обозначить причины скрытых и явных конфликтов: «Франко, скорее военный, чем интеллектуал, выиграл свою маленькую войну, и его больше интересовало прод­лить собственную победу, чем вмешиваться в новую авантюру. С другой стороны, Франко, профессиональный военный, никогда слишком сильно не верил в победу Гитлера. И это стало сутью про­блемы: Серрано Суньер основывал свою идею европеизации Ис­пании на немецкой победе, в то время как Франко не верил в эту победу, ему достаточно было лишь защитить свои достижения. История показала, что прав был Франко, тем не менее дон Рамон продолжает утверждать, что союз с Гитлером повлек бы за собой европеизацию Испании»14.

Сугубо личный подход к написанию колонки — это то, что от­личает испанских колумнистов от основной массы их англо-аме­риканских коллег. Франсиско Умбраль объяснял эту особенность менталитетом и психологией типичного испанца, «анархиста, очень ценящего личное мнение и нуждающегося в ком-то, с кем можно было бы поспорить в тишине, дома, в кафе или где-нибудь еще» (цит. по: Lopez Hidalgo, 1996: 84).

Одним из таких «анархистов», ко мнению которых прислушива­ются тысячи испанцев, является Артуро Перес-Реверте, писатель и журналист, во многом задающий тон испанскому колумнизму. Свою колонку «Корсарский патент» («Patente de corso») в ежене­дельнике «XL Семаналь» Перес-Реверте превратил в настоящую трибуну, с которой он периодически выражает свою гражданскую позицию. Лицензия на корсарство в Средние века давала ее обла­дателю право свободно атаковать врагов. Так же свободно и ярко атакует со страниц «XL Семаналь» и Перес-Реверте, пользуясь клас­сическими риторическими приемами и не ослабляя силу своего слова даже перед членами правительства. Например, так начина­ется его колонка, критикующая уровень образования в стране и бездействие властей, названная «Позвольте обратиться к вам на «ты», глупцы»: «Банда проходимцев. Правые пуристические без­грамотные балагуры. Левые невежественные демагоги. Президент этого правительства. Бывший президент предыдущего. Глава стра­дальческой оппозиции. <...> Я не хочу, чтобы месяц закончился без упоминания вас — обращение на «ты» умышленно, мать вашу. И я имею ввиду мать всех тех, кто держал в своих скверных руках общественное образование в последние 20-30 лет. Тех, кто допу­стил, чтобы эта невзыскательная мерзостная страна стала еще дряннее. <...> Тех, кто из-за своей некомпетентности и бесстыд­ства виновен в том, что Испания стала одной из самых бескультурных стран Европы.»15. Сила слова Переса-Реверте делает его ко­лонку своеобразной маркой «XL Семаналь», ради которой многие покупают и читают это издание.

Но погоня за субъективностью и уход в мир личных пережива­ний не всегда идет на пользу развитию аналитического жанра. Тенденция ко все большей персонализации колонок привела к тому, что все чаще колумнисты отходят от новостного коммента­рия, предоставляют все меньше нужной и важной информации и сосредотачиваются лишь на своем внутреннем мире. Опора на слухи и моделирование различных ситуаций заменяют многим ав­торам обращение к авторитетным источникам. Все меньше колум­нисты прибегают к собственным расследованием и пополнению интеллектуального багажа.

Интернет дал жанру колонки новые возможности для развития. На виртуальных страницах изданий появились десятки блогов ко­лумнистов, которые выступают дополнением к основным анали­тическим разделам и представляют огромное количество субъек­тивных комментариев по всевозможным темам современной действительности. Чтобы разобраться в этом море авторских взглядов, читателю необходимы четкие ориентиры и механизмы систематизации такого обилия материалов. В то же время извест­ные имена колумнистов позволяют хоть как-то организовать постоянно растущие объемы информации и привлечь аудиторию не столько содержанием, сколько подписью, которая знакома чи­тателям.

Таким образом, можно сделать вывод, что авторские колонки в Испании стали одним из самых популярных жанров, который от­вечает особенностям национальной журналистики. С одной сто­роны, она отличается политизированностью и тяготеет к субъек­тивной подаче информации. С другой стороны, современные испанские СМИ уделяют много внимания персонализации ново­стей, подаче общего через личное, через истории обычных людей. Этим задачам как раз и соответствуют возможности жанра автор­ской колонки, который прошел долгий путь развития и выделения среди других аналитических жанров и вошел в эпоху своего рас­цвета на рубеже XX—XXI вв.

Примечания 

1 Casals Carro M.J. La columna periodistica: de esos embusteros dias del ego inmarchitable. Режим доступа: http://www.ucm.es/info/emp/Numer_06/6-3-Estu/6-3-03.htm

2 Bastenier M. A. (2010) ¿La década de América Latina? El Pais 8 December. Режим доступа: http://www.elpais.com/articulo/internacional/decada/America/Latina/elpepiint/20101208elpepiint_14/Te... 

3 Ibid

4 Casals Carro M.J. La columna periodistica: de esos embusteros dias del ego inmarchitable. Режим доступа: http://www.ucm.es/info/emp/Numer_06/6-3-Estu/6-3-03.htm

5 Federico Jimenez Losantos, condenado por injuriar a ERC (2009) El Mundo 15 December. Режим доступа: http://www.elmundo.es/elmundo/2009/12/15/comunicacion/1260894711.html

6 Ibid.

7 Nueva condena para Losantos, ahora por decir que en las sedes de ERC hay «armas» (2008) 20 minutos 14 November. Режим доступа: http://www.20minutos.es/noticia/428735/20/jimenez/losantos/condena/

8 Izquierdo J.M. (2010) Los jinetes del apocalipsis Federico Jimenez Losantos. El Pais 1 August. Режим доступа: http://www.elpais.com/articulo/reportajes/angel/animador/elpepusocdmg/20100801elpdmgrep_2/Tes

9 Losantos F.J. (2010) Pornoelecciones y cleptomania en Cataluna. Libertad Digital 20 November. Режим доступа: http://blogs.libertaddigital.com/blog-de-federico/porno-elecciones-y-cleptomania-en-cataluna-8557/

10 Ibid.

11 Casals Carro M.J. La columna periodistica: de esos embusteros dias del ego inmarchitable. Режим доступа: http://www.ucm.es/info/emp/Numer_06/6-3-Estu/6-3-03.htm

12 Pedro J.R. (2007) Paco ha muerto intentando escribir su ultima columna. El Mundo 29 August. Режим доступа: http://www.elmundo.es/elmundo/2007/08/29/cultura/1188353460.html

13  Pedro J.R. (2007) Era el mejor escritor de periodicos contemporaneo. El Mundo 28 August. Режим доступа: http://www.elmundo.es/elmundo/2007/08/28/cultura/1188277747.html

14 Umbral F. (2001) Don Ramon. El Mundo 11 September. Режим доступа: http://www.elmundo.es/elmundo/2003/09/01/espana/1062433996.html

15 Perez-Reverte A. (2007) Permitidme tutearos, imbeciles. XL-Semanal 23—29 December. Режим доступа: http://xlsemanal.finanzas.com/web/firma.php?id_firma=5150&amp;idedicion=2687

Библиография

Ларра М.Х. Сатирические очерки. М., 1956.

Пашков Г.Н. Журналистика Испании. М., 2002.

Abril Vargas N. (2009) Periodismo de opinion. Sintesis. (In Spanish)

Albert P. (1990) Historia de la Prensa. Madrid. (In Spanish)

Bond F. (1974) Introduccion al periodismo. Mexico: Ed. Limusa. (In Spanish)

Gonzalez Ruano С. (1996) El articulo periodistico. In Enciclopedia del Periodismo. Barcelona: Norguer. (In Spanish)

Lopez, Hidalgo A. (1996) Las columnas del periodico. Ediciones Libertarias. (In Spanish)

Santamaria L. (1990) El comentario periodistico. Los generos persuasivos. Madrid. (In Spanish)

Umbral F. (1994) Las palabras de la tribu. Barcelona: Editorial Planeta. (In Spanish)


Поступила в редакцию 17.01.2011

Библиография: